| | vivaspb.com | finntalk.com

Настоятельница Богоявленско-Анастасииного женского монастыря игумения Мария (Давыдова; 1822 - 1889)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

01Игумения Мария (Давыдова), при крещении София, родилась в семье московских дворян. Получив прекрасное образование и воспитание в духе христианского благочестия, она, оставив высшее общество, с матерью уехала в Сергиев Посад, где стала духовной дочерью наместника Троице-Сергиевой Лавры преподобного Антония (Медведева; 1792-1877). Здесь, в Лавре преподобного Сергия, у нее возникло желание встать на путь иночества. В 1847 году по благословению святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского, она поступила послушницей в костромской Крестовоздвиженский Анастасиин девичий монастырь[1]. В 1858 году приняла постриг с именем Мария, а в 1863 году, после ухода на покой игумении Платониды, 3 февраля 1863 года была посвящена епископом Костромским и Галичским Платоном (Фивейским; 1809 – 1877) в сан игумении, и поставлена в управление обителью.

В начале 1860-х годов Анастасиин монастырь переживал сложный период своей жизни. Несмотря на то, что жизнь монастыря, построенная на киновийных началах способствовала духовному росту сестер, здания монастыря ветшали, к тому же, были тесны для находившихся в них сестер. В 1863 году, кроме настоятельницы, в обители находилось 38 монахинь и 137 послушниц. Вышеупомянутые обстоятельства, побудили игумению Марию последовать рекомендации епископа Платона и ходатайствовать о передаче в ее управление разоренный стихийным бедствием Богоявленский монастырь.

02В 1863 году монастырь, разрушенный вследствие пожара 1847 года и лежавший в запустении, по ходатайству игумении Марии (Давыдовой) указом Святейшего Синода был объединен с Крестовоздвиженско-Анастасииным женским монастырем и, преобразованный из мужского в женский, стал именоваться Богоявленско-Анастасииным.

На ходатайстве, составленном игуменией Марией и отправленном в Синод епископ Платон написал: «К исполнению этого важного и трудного дела игумению Марию нахожу весьма способной по ее неутомимой ревности и деятельности, по отличному образованию, по опытному знанию нужд и потребностей монастырских и по тому уважению, каким она пользуется в Костромской епархии».

Четверть века игумения Мария отдала Богоявленско-Анастасииной обители. Внешнее благоустройство монастыря отнимало у нее много сил. Но не только заботилась она о возрождении монастырских зданий и стен - неустанно пеклась она и о внутренней жизни обители, не оставляла заботы о духовно-нравственном состоянии вверенных ее попечению сестер.

03Священник Богоявленско-Анастасиина монастыря Александр Красовский[2] вспоминал: «Для назидания сестер она часто читала извлечения из св. отец в церкви, и в трапезе. Она требовала, чтобы богослужение совершалось неспешно, благолепно и назидательно, - чтобы церковное чтение было ясное и вразумительное, пение было истовое и умилительное. В управлении она была строга, взыскательна, но и милостива, если видела в виновных искреннее раскаяние и исправление жизни. По отношению к себе она была весьма строга и чрезвычайно деятельна. Весьма часто за делами своих монастырей она проводила целые ночи и к утрене шла в церковь. Поистине она была для вверенной обители образ словом, житием, любовью, духом, верою и чистотою»[3].

Знавшие ее, и видевшие труды матушки Марии по возрождению монастыря современники свидетельствовали - истощая свои силы в служении Богу и ближним, матушка настоятельница не заботилась ни о чем для себя личном.

04Под руководством игумении Марии древняя обитель восстанавливалась и благоукрашалась. К Богоявленскому собору было пристроено обширное здание «нового собора» из красного кирпича; величественный соборный храм, в котором собору XVI века отводилась роль алтаря, стал именоваться также Богоявленско-Анастасииным – в честь Богоявления и во имя преподобномученицы Анастасии Римляныни, небесной покровительницы Анастасииного монастыря. В 1867 году в усыпальнице собора был устроен небольшой храм, посвященный преподобному Сергию Радонежскому и святому великомученику Никите (небесному покровителю основателя Богоявленской обители). В шестидесятые-восьмидесятые годы XIX века строения монастыря были полностью восстановлены или отстроены заново. К началу ХХ века Богоявленско-Анастасиин женский монастырь стал центром церковного социального служения: здесь действовали училище для девиц из бедных семей, курсы сестер милосердия Красного Креста и первая в России монастырская лечебница для сельского населения. Кроме келий для инокинь, в обители были устроены иконописная, золотошвейная и иные мастерские.

05

Священник Александр Красовский ставший свидетелем ее жизни и трудов вспоминает: «Для души, горевшей любовью к Богу и ближним, созерцательная монашеская жизнь казалась (ей) недостаточною: она устремилась к общественной благотворительности. Для сего она учреждает училище для девиц преимущественно из духовного звания. Раскрыть и образовать силы души, дать им направление в духе христианского благочестия, - вот к чему стремилась почившая в деле воспитания детей. Мало сказать, что она была для многих из своих питомиц матерью: она была для них больше, чем мать. Матери этих детей не могли и не сумели бы сделать то, что она делала для них. Какою любовью она окружала всех воспитывающихся под ее руководством, с каким вниманием относилась и к внешнему и к внутреннему нравственному их состоянию. Как заботливо следила за развитием их сил и характеров! Счастье питомиц ее было заботой ее сердца и тогда, когда они оставляли училище и выходили на поприще жизни. Как, бывало, радовалась она, получая утешительные сведения о бывших своих воспитанницах, и как глубоко огорчалась, если жизнь которой-нибудь из них складывалась не особенно удачно! При этом она употребляла с все зависящие от себя средства, чтобы устранить эти неудачи»

06Пожар, произошедший в 1887 году в Богоявленско-Анастасиином монастыре и практически в одночасье уничтоживший то, что создавалось многолетними трудами, нанес казалось бы, непоправимый ущерб монастырю, после которого он снова вряд ли возродится. Однако, матушка довольно быстро сумела найти благотворителей и начать ремонт обоих монастырских комплексов – Крестовоздвиженского (где располагалось значительная часть благотворительных заведений) и Богоявленско-Анастасиина. И вновь монастырь был возрожден! Как уже говорилось, матушка могла сочетать великую гармонию делах как хозяйственных, так и духовных. Хлопоты по устроению монастырской жизни и возрождению монастырей подорвали ее здоровье.

07Передаем слово священнику Александру Красовскому: «Наконец – кто исчислит все дела ее тайного милосердия! Сироты, нищие, больные, страждущие, обиженные – все в ней находили матерь, благодетельницу, защитницу и покровительницу; для всех знающих ее, она была мудрая советница и руководительница жизни … В постоянных трудах, неуклонном исполнении своего долга она встретила и запад своей жизни. Да воздаст же тебе Господь, верная раба Его по слову Своему: «иже сотворит и научит, сей велий наречется в царствии небесном (Мф. 5:19). Ей, глаголет Дух: да почиют от трудов своих; дела бо их ходят в след с ними» (Откр. 14:15).

Едва оправившись от одной тяжелой болезни, она – в конце августа 1888 года – заболела вновь. С середины декабря она слегла и больше уже не вставала.

Приготовление игумении к кончине, как пишут очевидцы, было не менее поучительно для сестер монастыря, чем вся ее долгая жизнь.

Священник Александр Красовский так описывает предсмертные приготовления матушки: «Игумения привела в порядок все свои монастырские дела и затем стала приготовляться к смерти, как истинная христианка».

Незадолго до смерти игумения Мария приняла благословение от новоназначенного епископа Костромского и Галичского Августина (Гуляницкого), который впоследствии говорил: «Свидание это навсегда пребудет незабвенным для меня и полным глубокого смысла и назидания».

В последние недели болезни она причащалась Св. Таин почти ежедневно и была соборована. 22 января выслушала канон на исход души от тела, простилась со священнослужителями монастырей, благословила сестер обителей, многим из них преподала свое наставление, простилась со многими своими знакомыми, просила у всех молитв о себе.

28 января, в 9 часов вечера после чтения канона на исход души она заснула глубоким, тихим и безмятежным сном, во время которого мирно, без страданий почила.

«Воистину, братие, - восклицает о. Александр Красовский, - эта кончина – кончина праведницы! Дай Бог и каждому из нас умереть так, как умерла она. Блаженни мертвии, умирающие о Господе!»

Погребли игумению Марию в усыпальнице восстановленного ею Богоявленско-Анастасииного собора. Над местом ее погребения устроена сень, и нынешние сестры монастыря благоговейно чтят память матушки настоятельницы.

Имеются свидетельства чудесной помощи, приходившей после обращения к молитвенному ее посредничеству перед Богом.

 


[1]   Крестовоздвиженский женский монастырь г. Костромы. Основание обители относится к концу XIV в. Монастырь упоминается в 1417 г. и называется Ризоположенским-Анастасьиным. В 1764 г. упразднен, но снова открыт в 1775 г. под названием Крестовоздвиженского-Анастасиина. В 1864 г. монахини переведены в Богоявленский монастырь. В монастыре осталось несколько монахинь, но монастырь был в управлении у Богоявленского. Храмов два (постр. в конце XVII в.): 1) в честь Ризоположения Пресвятой Богородицы, с приделами: правым в честь Входа Господня в Иерусалим, левым - в честь Феодоровской иконы Божией Матери и Архистратига Михаила; 2) Сретенский, с приделом во имя Василия Великого. Ближайшие церкви: Христорождественская на Суле и Петропавловская. Храмы монастыря разрушены в середине 1930-х.

[2] Член Духовной Консистории – протоиерей Костромского Богоявленского Анастасьинского женского монастыря кафедрального собора Александр Иоаннович Красовский. Он же состоял товарищем председателя Костромского Александровского православного братства. Член духовной консистории, член Костромского комитета православного миссионерского общества.

[3] Свящ. Александр Красовский. Настоятельница Костромского Богоявленско-Анастасиина девичьего монастыря, Игумения Мария (Давыдова). (Некролог). Костромские Епархиальные Ведомости.1889. №5.С 5-12.

 

Храмы и монастыри

Светильник Костромского Заволжья

С 1932 года в городскую черту Костромы входит село Селище, расположенное на правом берегу Волги. С XVI века оно называлось Новоселки, затем – Мошениной слободой. Неизвестно, принадлежало ли Селище до середины ХVI века какому-либо владельцу, или его жители относились к числу «черных» (государственных) крестьян, но во второй половине ХVI века – предположительно в 70-е годы – Селище и прилегающие к нему деревни были пожалованы царем Иваном Грозным в вотчину князю и боярину Ивану Михайловичу Глинскому.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священник Флоренский Павел Александрович (1882-1937)

Священник Павел Флоренский. Которого современники называют «русским Леонардо да Винчи»

- русский философ, богослов, искусствовед, литературовед, математик и физик.

Подробнее...

Статьи

Кострома и Костромская область

История создания герба Костромской области

Город Кострома относится к старинным городам России. По некоторым данным, он был основан князем Юрием Долгоруким еще в 1152 году, хотя в летописях он впервые упоминается в 1213 году. С середины XIII века до третьей четверти XIV века (1362 г.) существует самостоятельное Костромское удельное княжество, вошедшее затем в состав Великого княжества Московского. Позднее Кострома становится крупным торговым и ремесленным центром России. Среди московских приказов первой половины XVII века существовал приказ под названием Костромская четь, осуществлявший руководство Костромским уездом.

Подробнее...