Священномученик Федор (Поздеевский), архиепископ Волокламский (1876-1937)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

1Память 10/23 октября

Архиепи́скоп Фео́дор (в миру Александр Васильевич Поздеевский); родился 21 марта 1876 года в селе Макарьевское, Ветлужского уезда, Костромской губернии, в многодетно йсемье священника (всего в семье было 9 детей). Окончил Макарьевское духовное училище, Костромскую духовную семинарию (1896), Казанскую духовную академию (1900) со степенью кандидата богословия. В 1900—1901 гг.— профессорский стипендиат по кафедре патрологии. В 1903 году получил учёную степень магистра богословия за сочинение: «Аскетические воззрения преподобного Иоанна Кассиана Римлянина» (удостоена Макарьевской премии). В 1900 году пострижен в монашество, возведён в сан иеродиакона, с 24 июля 1900 — иеромонах. С 17 октября 1901 года — преподаватель Калужской духовной семинарии. С 3 июля 1902 году — инспектор Казанской духовной семинарии.

С 4 февраля 1904 году — ректор Тамбовской духовной семинарии в сане архимандрита. Активно боролся с революционным движением, основал и возглавил тамбовский отдел Союза русских людей — одну из наиболее значительных в то время провинциальных монархических структур.

2
Сидят: в центре епископ Феодор (Поздеевский), слева архимандрит Врлаам (Ряшенцев), справа архимандрит Симеон (Холмоговров), стоят слева направо: иеромонах Гурий (Степанов), иеромонах Филип (Гумилевский), иеромонах Герман (Ряшенцев). Московская духовная академия, 1909-1910 гг.

2 мая 1906 года на него было совершено неудачное покушение одним из семинаристов. Политическая деятельность архимандрита Феодора вызывала противоречивое отношение со стороны клира — часть священников его поддержали, тогда как пастырский съезд епархии запретил проведение мероприятий Союза в Серафимовском училище, считая, что церковь должна быть вне политики.

С августа 1906 года — ректор Московской духовной семинарии. С августа 1909 года — ректор Московской духовной академии (до 1917). Был профессором аскетики по кафедре пастырского богословия. Строгий монах-аскет, он проявил себя убеждённым консерватором, стал инициатором увольнения ряда либеральных преподавателей (в том числе И. М. Громогласова и Василия Виноградова). В своей кадровой политике оказывал явное предпочтение монашеской братии и священнослужителям. После Февральской революции уволен с поста ректора по требованию либеральных педагогов и значительной части студенчества.

14 сентября 1909 года в московском Храме Христа Спасителя сонмом архиереев во главе с Московским митрополитом Владимиром (Богоявленским) хиротонисан в епископа Волоколамского, викарий Московской епархии.

С 1 мая 1917 года — настоятель Свято-Данилова монастыря в Москве. До середины 1919 года сохранял титул «епископа Волоколамского». В Даниловом монастыре в период его настоятельства жил на покое его друг архимандрит Симеон (в миру Михаил Холмогоров), который был тяжело ранен революционером в 1907 и с тех пор парализован. Существовала легенда, что он закрыл собой будущего архиепископа Феодора во время нападения на последнего (на самом деле, речь идёт о двух разных покушениях). Владыка Феодор каждый день посещал больного и исполнял малейшее его пожелание.

В 1918 году, после гибели архиепископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского), назначен Патриархом Тихоном на Пермскую кафедру; назначения не принял, оставшись в Москве. Руководил деятельностью существовавшей явочным порядком Высшей богословской школы в Свято-Даниловом монастыре, преподавал в ней аскетику.

В ночь с 27 на 28 июня 1920 года арестован за «антисоветскую агитацию». Поводом к аресту и обвинению стало то, что при обыске в Свято-Даниловом монастыре 11 июня 1920 года собралась толпа верующих. Был приговорён к заключению в концлагерь до конца гражданской войны. 25 октября 1920 года срок приговора сокращён по амнистии до пяти лет. Находился в заключении во внутренней тюрьме ВЧК на Лубянке, в Бутырской, затем в Таганской тюрьмах. Освобождён 18 марта 1922 года. 14 марта 1923 года снова арестован и заключен в тюрьму, освобождён 20 июня 1923 под подписку о невыезде.

32 ноября 1923 года распоряжением Патриарха Тихона возведён в сан архиепископа «во внимание к его выдающейся деятельности на пользу Православной Церкви» и назначен управляющим Петроградской епархией (которой с сентября 1923 года временно управлял епископ Мануил (Лемешевский)). Назначение не принял и был оставлен управляющим Даниловым монастырём в сане архиепископа.

Выступал против любых компромиссов с обновленческим движением, вместе с другими консервативными архиереями сыграл значительную роль в том, что церковное руководство заняло однозначно негативную позицию по отношению к обновленцам и отказалось от попыток соглашения с ними. В апреле-октябре 1924 находился под арестом. 9 декабря 1924 вновь арестован, и приговорён к трём годам ссылки. В 1925—1927 гг. находился в ссылке в Казахстане.

Возглавлял консервативную «даниловскую» (по названию Данилова монастыря, настоятелем которого он оставался) оппозицию Патриарху Тихону, а затем и митрополиту Сергию (Страгородскому): с группой единомысленных епископов полагал, что те недостаточно жёстко противостоят большевистскому режиму и обновленцам.

Осуждая действия Заместителя Местоблюстителя, архиепископ Феодор предлагал своим единомышленникам не спешить с окончательным разрывом с митрополитом Сергием в надежде на изменение его позиции, и до 1931 г. окончательно не порывал с ним канонического общения.

В 1931 году архиепископ Феодор и остальные даниловцы были запрещены в служении Синодом митрополитом Сергия. После этого архиепископ Феодор окончательно разорвал общение с Синодом митрополита Сергия.

В 1928 году был на поселении в городе Тургае в Казахстане, затем в городе Орске Оренбургской области. В 1929 году снова арестован и приговорён к трём годам заключения в Свирлаге. После освобождения из ссылки жил в городе Владимире. В январе 1933 был арестован в городе Зарайске по делу «Партии Возрождения России». 26 июля 1933 осуждён к пяти годам ссылки, которую отбывал в Казахстане, а с 1935 в городе Сыктывкаре.

В 1937 году арестован в Сыктывкаре по делу «Даниловского братства». Этапирован в Ивановскую тюрьму. По некоторым сведениям во время допроса в НКВД заявил о своей и своих единомышленников общей симпатии к фашизму.

«Мы в то же время очень внимательно следим за все возрождающей деятельностью фашистов на Западе, к которой мы относимся сочувственно. К фашизму мы признательно относимся как к силе, борющейся за уничтожении враждебной нам коммунистической идеологии во всем мире. Практика и деятельность фашизма дает нам уверенность, что коммунизм победить можно … Говоря о фашизме и его распростраении на Западе, мы рассматривали его деятельность как положительную сторону для Русской Церкви, в особенности, поскольку фашизм является такой силой, которая может противопоставить себя коммунизму. Создает ему серьезную угрозу. В этом смысле мы стоим за борьбу фашизма против коммунистической идеологии, отсюда и против советской власти».

422 октября 1937 года был приговорён к расстрелу и на следующий день расстрелян. Существует версия, что незадолго до гибели принял в тюрьме схиму с именем преп. Даниила Московского.

Собором Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) в 1981 году был канонизирован как священномученик и исповедник.

В 1990-е годы стоял вопрос о его канонизации Московским Патриархатом, за что выступали монашествующие возрождённого Свято-Данилова монастыря; однако решения принято не было.

1 В 1981 году решением Архиерейского Собора Русской православной церкви заграницей канонизирован в лике священномученика со включением Собор новомучеников и исповедников Российских с установлением памяти 10/23 октября.

 

Храмы и монастыри

Церковь во имя святителя Николая в с. Саметь, Костромского р-на

Саметь — одно из древнейших сёл Костромского уезда. Впервые погост упоминается в 1581 г., когда Царь Иван Грозный пожаловал его Московскому Чудову монастырю, в чьём владении Саметь оставалась до 1764 года. После секуляризации монастырских земель в 1764 г. село стало государственным.

Подробнее...

Святые и Святыни

Епископ Гурий (Степанов, 1880-1937), священномученик

День памяти: Празднование Собора новомучеников и исповедников установлено определением Архиерейского Собора в 1992 году. Эта дата – переходящая, Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской празднуют в воскресный день, если он выпадает на 7 февраля, или в ближайшее к этой дате воскресенье.

Подробнее...

Статьи

Репрессии Советской власти против Истинно-Православной Церкви как повод для уничтожения церковной организации в Костромской епархии.

«К свободе призваны вы братия» (Гал. 5, 13)

Истинно-Православная Церковь, название которой закрепилось в начале ХХ веке за теми, кто вначале противопоставлял себя живоцерковникам и раскольникам[1], затем перешло на последователей митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых), объединяло разных людей, основной идеологической платформой которых было неприятие политики государства направленной на разрушение Церкви, насилие над свободой человека исповедующего религию, и на тенденцию подчинения Церкви безбожному государству. Как утверждает М. В. Шкаровский, «именно владыка Иосиф ввел термин «Истинно-Православная Церковь», употребив его в 1928 г. в одном из своих писем[2], отметив, что такое название имеет Церковь свободная от государственного насилия. Идеологической основой движения «иосифлян», ставших затем называться приверженцами ИПЦ, было неприятие курса митрополита Сергия, который выступая за легализацию отношений с государством, по мнению некоторых архиереев, священства и мирян, «допустил вмешательство гражданских властей» в дела и прямое порабощение Церкви[3]. Временный Священный Синод, возглавляемый заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием указом от 6 августа 1929 года фактически приравнивал последователей ИПЦ к обновленцам и григорианам, объявляя недействительными совершенные ими таинства и указывая принимать вернувшихся через Миропомазание[4]. Как указывает Шкаровский, сами иосифляне себя раскольниками не считали и действительно ими не были, т.к. не пытались создать параллельную Церковь, считали главой Русской Православной Церкви Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского) и не создавали особенных обрядов. Главной их, стратегической целью было привлечение большего количества сторонников в Высшее церковное управление, и возглавление его[5]. По мнению митрополита Иоанна (Снычева), который свидетельствовал о массовости иосифлянского движения «непоминающих» «многие их тех пастырей, которые в годы борьбы с обновленчеством показали себя стойкими борцами за чистоту православия, выступили против митрополита Сергия». По мнению владыки Иоанна, митрополит Сергий и возглавляемый им Синод допустили серьезную тактическую ошибку, т.к., большинство верующих было неподготовлено к новому курсу Русской Церкви на сближение с государством, осуществляющим антирелигиозную политику[6]. Однако, исходя из открытых, на данный момент, материалов, свидетельствующих о беспрецедентном нажиме на митрополита со стороны, в том числе и карательных органов, следует сказать, что вряд ли митрополиту Сергию было дано время на подготовку паствы к принятию как Декларации, так и курса направленного на легализацию Церкви в СССР, отраженного затем в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях».

Подробнее...