| | vivaspb.com | finntalk.com

Нераздельность святости и мудрости как выражение взаимосвязи религии и философии

Автор: Дурилов А.П. – кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии КГУ им. Н. А. Некрасова. . Опубликовано в Статьи

Тема, заявленная в заголовке, сформулирована логически некорректно: ни одно из понятий – «святость», «мудрость», « религия», «философия» - не являются однозначными. Это предельно абстрактные понятия, которые в каждом конкретном случае требуют дополнительного разъяснения, в каком смысле их употребляют.

Если понятие «философия» понимать буквально как «любовь к мудрости», а истинно свят и мудр только Бог, ибо только ему свойственно совершенное знание всего сущего, то никакая философия не оправдывает своего существования перед лицом религии. Но религий много, и каждая из них имеет свои представления о святости, и правила её определения. Ещё сложнее дело обстоит с философией. Философии как таковой нет, но есть множество философских школ и направлений. Философий столько, сколько существует философов. И каждый из них свою философию считает истинной, а другие философии заблуждением. В официозе СССР, когда философию понимали в качестве науки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, понятия «мудрость» и «София» рассматривались как ненаучные, и потому для них вообще не нашлось места среди двух тысяч понятий, включённых в «Энциклопедический философский словарь», изданный в 1983 году. Среди тех философов, которые признавали философию в качестве «любви к мудрости», последняя включала широкий и весьма пёстрый спектр представлений. Так, досократики видели мудрость в познании материального первоначала и первоосновы всего сущего, Сократ в самопознании, Платон в устремлённости к запредельному Благу идеального мира, Эпикур в стремлении к земному счастью, а киник Диоген почитал за мудрость проживание в бочке. Однако все античные философы считали, что предметную область философии составляет любовь к мудрости, а не сама мудрость, поскольку мудрость есть свойство и состояние богов. Человеку же дано только любить её, избрав в качестве высшего и недосягаемого ориентира. Мудрость есть не только то, что философ стремится понять. Она есть также то, к чему он тянется, что составляет его страсть. Современные постмодернисты исключили из философии не только понятие «мудрость», но и понятие «истина» как неактуальное, ибо никакой объективной истины, по их мнению, нет и в принципе быть не может. Истин существует столько, сколько существует субъектов – носителей истины. Понятие «Абсолют» они посчитали источником «тотализирующего дискурса», который несовместим со свободой мышления, поэтому заодно провозгласили и смерть Бога, объявив его рабочей гипотезой, исчерпавшей свои возможности. Создаётся впечатление, что философия вообще мало что может дать религии в деле обоснования эталона мудрости и человеческого совершенства. Однако ни одна религия не может обойтись без философии, ибо она обращена к человеку, а человек не может не мыслить. Мышление, наряду с прямохождением и членораздельной речью, является атрибутом родовой сущности человека. До тех пор, пока существует человек, он не может не пытаться понять окружающий мир и самого себя. Это необходимое условие человеческой жизни, деятельности и коммуникации.       Существует множество видов мышления. В интересах рассмотрения нашей темы можно выделить из них два основных: мышление, направленное на решение конкретных теоретических и практических задач (назовём его инструментальным), и мышление, необходимое для того, чтобы осмыслить и понять в целом бытие человека в мире. К первому типу мышления можно отнести научно-техническое и обыденно-практическое мышление (так называемый здравый смысл), ко второму типу – относится религиозное и философское мышление. Религиозное и философское мышление, если иметь в виду классическую философскую традицию, в своих существенных чертах совпадают. И религия, и классическая философия имеют своей целью постижение Абсолюта. Религия под Абсолютом подразумевает Бога, философия – идеал абсолютного знания. Поэтому прав был Гегель, когда утверждал, что объект философии тот же, как и объект религии: «Содержание этих двух форм познания (религии и философии) – одно и то же, но… для этого содержания существуют выражения на двух языках: на языке чувства… и на языке конкретного понятия». Философия, по Гегелю, есть культивирование религиозного содержания, но в иной форме – в форме систематического опыта и разумного, очевидного, мыслящего познания. Более того, сама философия может быть религиозной. В этом случае она выполняет функцию теоретического обоснования и осмысления основополагающих принципов вероучения. Здесь нет непримиримого противоречия между религией и философией, но есть взаимосвязь и сотрудничество. Примером тому служит христианская религиозная философия. Весь механизм человеческого понимания в ней выстраивается в рамках триады «Бог» - «Мир» - «Человек». Согласно этому, весь процесс понимания окружающего мира и понимания своего «Я» протекает в рамках этой триады, задавая границы индивидуальному мышлению, воспитывая и дисциплинируя его, приобщая к традиционным ценностям, выработанным в рамках христианства. Высшей ценностью обладает Бог. Духовное ядро человеческой личности составляют Вера, Надежда, Любовь. Они придают ей целостность бытия и понимания всего сущего, задают нравственные ориентиры отношения к природе, обществу, к Богу, к другим людям и к своему собственному «Я». Они определяют позитивное направление поиску индивидуального смысла жизни. Человеческое понимание включает в себя две основные составляющие: с одной стороны понимание выступает как понимание смысла всего сущего, сотворённого Творцом а, с другой, как процесс сотворения собственного индивидуального смысла в рамках промысла Творца. Человек одновременно и понимает мир, и творит его. Определения мышления, соответствующего критериям научности и правилам логики не существует и в принципе быть не может. Но интуитивно оно самоочевидно каждому нормальному человеку, потому что он как никак всё-таки мыслит. Ясно также и то, что мышление ведёт к росту сознания, а сознание есть страдание. Таким образом, если мышление является атрибутом родовой сущности человека и неизбежно сопровождается страданием, то и страдание является неотъемлемым от человеческой сущности. Поэтому мудрость есть спрессованное страдание, олицетворяемое в христианстве подвигом Спасителя. Философия сама по себе выше утилитарной сферы. И по этой причине философия в высшей степени необходима людям. Она заставляет их вспомнить о высшей пользе тех вещей, которые имеют отношение не к средствам, а к цели. Ведь люди не живут лишь хлебом, витаминами и техническими открытиями. Они живут ценностями и реалиями, которые возвышаются над временем и достойны познания сами по себе; они питаются той невидимой пищей, что поддерживает жизнь духа и заставляет их задуматься не только о тех или иных средствах, служащих их жизни, но и о самом смысле существования, страдания и надежды. С религиозной точки зрения, существуют лишь два способа постигнуть глубину вещей, или, если можно так сказать, две «мудрости» (обе «странные», но в противоположном плане.) Одна – присущая грешникам, которые, охватывая с целью наслаждения ничто, из коего сотворены все вещи, представляют весь этот мир как опыт, беря его более во зле, нежели в добре. Другая свойственна святым, которые, примыкая к существующей благости, создавшей все вещи, получают полный опыт Бога и творения в любви, платя за всё своими страданиями и своим состраданием. Всякий истинный философ, для которого философия не просто профессия в ряду других профессий, а жизненное призвание осознаёт свою принадлежность к числу людей, непрестанно ищущих камень мудрости «философский камень». Установление истинных и подлинных целей человеческой жизни не относится к области науки. Оно принадлежит мудрости. Другими словами, оно относится к области философии – и, если сказать всю правду – не только лишь к философской мудрости, но также к мудрости, что исходит от дара Божьего. С этой точки зрения человеческое общество испытывает потребность в философах. В ещё большей степени ему нужны святые.

1. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук, Т,1,С. 65, М.:»Мысль»,1975.

 

Храмы и монастыри

Жемчужина Костромы

При въезде в город Кострому, рядом с транспортной развилкой, при спуске с моста, возносит свои купола увенчанные крестами и колокольней знаменитый своим изяществом и уникальный своими фресками архитектурный ансамбль храма Воскресения на Дебре и церкви в честь иконы Божией Матери Знамение. Выдающийся памятник русской духовной и художественной культуры XVII века.

Три столетия тому назад был построен один из величественнейших в своем великолепии храм в память тридневного Воскресения Христа, явившийся жемчужиной в ожерельи храмов Костромы, да и всего Поволжья. Престольным праздником его принято считать праздник Обновления (освящения) храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее, 26 сентября 335г.). «На Нижней Дебре» - прибавление к названию церкви, указывает на расположение храма, который стоит на месте некогда дремучего леса – Дебри. В этих местах лесная чаща делилась на Нижнюю, на которой и стоит храмовый комплекс, и Верхнюю Дебри.

Подробнее...

Святые и Святыни

Амвросий (Смирнов, 1874 -1938), архиепископ Муромский, викарий Владимирской епархии.

В миру Смирнов Алексей Степанович, родился 4 апреля 1874 года в Костроме в семье протоиерея Костромской епархии.

Подробнее...

Статьи

Лихие дни… Террор 37-го. Дело протоиерея Александра Полленского (+1937)

Аннотация. «Большой террор» - массовые политические репрессии, развязанные против собственного народа привели к многочисленным жертвам. За 1937-1938 годы именем государства было осуждено 1344923 человека, каждый второй из которых был расстрелян. В эти годы по приговорам троек расстреливалась одна тысяча людей ежедневно. Террор нанес огромный урон всем сферам жизни общества. Особенно большой урон был нанесен духовному сословию, единственной виной которого была принадлежность Церкви Христовой и бесстрашное исповедание своей веры. Одной из десятков тысяч жертв того времени стал протоиерей Александр Иванович Полленский, который несмотря на лукавую работу следователей, выполняющих команду руководства всеми имеющимися средствами принудить священника оклеветать себя и других, остался верен своему призванию «даже до смерти».

Ключевые слова: террор, священник, следователь, тройка, постановление, приход, реабилитация.

Подробнее...