| | vivaspb.com | finntalk.com

Рецензия на выход в свет трилогии А. А. Федотова «Сломанный мир».

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов, кандидат богословия. . Опубликовано в Статьи

Slomannyi-MirОтносительно недавно появилась на полках библиотек трилогия доктора исторических наук, кандидат богословия, профессора Ивановского филиала Института управления (г. Архангельск) А. А. Федотова. Не раз мы знакомили читателя «Северной правды» с литературными произведениями этого замечательного автора:  его трилогии «Свет во тьме», повестей-сказок «Черный карликовый тигр», « «Орден крылатого Льва», «Последний кот Зверландии», повести «У истоков системы», и др.

И вот, «Сломанный мир».Новая художественная книга Алексея Федотова «Сломанный мир» объемом свыше 500 страниц включила в себя два небольших романа «Наследники Ост-Индской компании» и «Призрачная Америка», а также три рассказа  «Сон разума», «Пробуждение хуже сна» и «Сломанный мир». В книге поднимаются очень многие проблемы затрагивающие современного человека, как глобальные, так и мелкие, во всяком случае, мелкими они кажутся на первый взгляд, хотя, автор через их призму раскрывает целую философскую идею «малых дел», созвучную святоотеческиму аскетическому наследию - все большое складывается из мелочей, влекущих за собой совсем не мелкие последствия. Все из мелочей…Мелочей вообще не бывает – эта одна из мыслей, сквозной нитью проходящих через все произведения, вошедшие в трилогию, которую можно охарактеризовать, как очень эклектичное (разнородное по стилю) произведение. Трагичное в ней соседствует с комичным, фантастические элементы с реализмом, очень серьезное с тем, что может показаться легкомысленным. Сквозь все это проходит основной мотив – даже «маленькое» добро или зло, совершенное человеком, не проходит незаметно, откладывая свой отпечаток на его дальнейшую судьбу, а порой, меняя не только его жизнь, но и жизнь вокруг него. И пока человек жив – эта возможность выбора и связанных с ним перемен для него остается открытой. В фантастическом романе «Призрачная Америка» Федотов делает попытку вскользь коснуться некоторых сторон американской действительности второй половины ХХ – начала XXI века: внешней и внутренней политики, мироощущения американцев, применение методики репрессивной психиатрии против инакомыслящих, влияние  кинематографа, религиозность, тайные клубы, ожидание пришельцев из других миров… Пытаясь коснуться лишь общего, он понимает насколько глубоко это «вскользь»…В прописанных автором ситуациях мы начинаем ясно видеть… действительность российскую, для которой великая Америка давно стала мерилом и образцом для подражания.  Болезни те же. Главное - болезнь духа, смута и разруха в сердцах и головах. Диагноз был безошибочно поставлен еще в cередине XIX века: «Не плоть, а дух растлился в наши дни» (Ф. И. Тютчев). Как кстати в качестве эпиграфа к своему произведению автором приведено высказывание одного из отцов-основателей государства Америки Томаса Джефферсона: «Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну». Святейший Патриарх Кирилл в 2012 году на вручении Патриаршей литературной премии говорил, что «русских писателей всегда интересовали не столько внешняя действительность, сколько внутренние мотивы, глубинные причины человеческих поступков — греховных и праведных, низких и высоких».

Перед нами книга русского писателя, который, сохранив все лучшие мотивы и черты своих великих предшественников обращается к читателю с болью за прочувствованное и пережитое, и видит в нем, в читателе, не продукт «общемировых ценностей», но брата, сотворенного, как и он, по «образу и подобию Божию» и как к брату обращается к нему с предостережением и желанием помочь найти выход из столь неприютных для человеческого восприятия будней «постиндустриального общества». Он видит выход из сломанного мира в обращении к Тому, кто дает жизнь и может помочь человеку изменить ее к лучшему.«Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие, – говорит Господь, – выбери жизнь» (Втор. 30, 19). «Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо Я Бог, и нет иного. Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила; к Нему придут и устыдятся все враждовавшие против Него. Господом будет оправдано все племя Израилево» (Ис. 45:18-25).

« - На свете есть более важные вещи, чем жизнь или смерть физического тела», – говорит герой романа «Наследники Ост-Индской компании» архимандирит Аристарх. Его слова перекликаются с мыслями католического священника о. Уильяма из «Призрачной Америки»: «В Церкви нам дана вся полнота Священного Писания, которое «апробировано» уже в течение двух тысячелетий. И не нужно бояться принимать на веру, то, что пока некоторым из нас, возможно, представляется немыслимым». Думаю, на Земле найдется мало людей, кто с этими словами будет не согласен.

Книга никого не оставит равнодушным – самые серьезные проблемы в ней поданы с присущим автору юмором и любовью к человеку, глубокий смысл произведения облечен в доступную для чтения форму доверительного разговора.

У автора, кстати, лауреата литературной премии им. М. В. Ломоносова сложился свой круг читателей, которые с нетерпением  ждут его новых произведений. Присоединяйтесь!!!

 

                                                                                  Прот. Дмитрий Сазонов, кандидат богословия

Храмы и монастыри

Жемчужина Костромы

При въезде в город Кострому, рядом с транспортной развилкой, при спуске с моста, возносит свои купола увенчанные крестами и колокольней знаменитый своим изяществом и уникальный своими фресками архитектурный ансамбль храма Воскресения на Дебре и церкви в честь иконы Божией Матери Знамение. Выдающийся памятник русской духовной и художественной культуры XVII века.

Три столетия тому назад был построен один из величественнейших в своем великолепии храм в память тридневного Воскресения Христа, явившийся жемчужиной в ожерельи храмов Костромы, да и всего Поволжья. Престольным праздником его принято считать праздник Обновления (освящения) храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее, 26 сентября 335г.). «На Нижней Дебре» - прибавление к названию церкви, указывает на расположение храма, который стоит на месте некогда дремучего леса – Дебри. В этих местах лесная чаща делилась на Нижнюю, на которой и стоит храмовый комплекс, и Верхнюю Дебри.

Подробнее...

Святые и Святыни

Амвросий (Смирнов, 1874 -1938), архиепископ Муромский, викарий Владимирской епархии.

В миру Смирнов Алексей Степанович, родился 4 апреля 1874 года в Костроме в семье протоиерея Костромской епархии.

Подробнее...

Статьи

Репрессии Советской власти против Истинно-Православной Церкви как повод для уничтожения церковной организации в Костромской епархии.

«К свободе призваны вы братия» (Гал. 5, 13)

Истинно-Православная Церковь, название которой закрепилось в начале ХХ веке за теми, кто вначале противопоставлял себя живоцерковникам и раскольникам[1], затем перешло на последователей митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых), объединяло разных людей, основной идеологической платформой которых было неприятие политики государства направленной на разрушение Церкви, насилие над свободой человека исповедующего религию, и на тенденцию подчинения Церкви безбожному государству. Как утверждает М. В. Шкаровский, «именно владыка Иосиф ввел термин «Истинно-Православная Церковь», употребив его в 1928 г. в одном из своих писем[2], отметив, что такое название имеет Церковь свободная от государственного насилия. Идеологической основой движения «иосифлян», ставших затем называться приверженцами ИПЦ, было неприятие курса митрополита Сергия, который выступая за легализацию отношений с государством, по мнению некоторых архиереев, священства и мирян, «допустил вмешательство гражданских властей» в дела и прямое порабощение Церкви[3]. Временный Священный Синод, возглавляемый заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием указом от 6 августа 1929 года фактически приравнивал последователей ИПЦ к обновленцам и григорианам, объявляя недействительными совершенные ими таинства и указывая принимать вернувшихся через Миропомазание[4]. Как указывает Шкаровский, сами иосифляне себя раскольниками не считали и действительно ими не были, т.к. не пытались создать параллельную Церковь, считали главой Русской Православной Церкви Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского) и не создавали особенных обрядов. Главной их, стратегической целью было привлечение большего количества сторонников в Высшее церковное управление, и возглавление его[5]. По мнению митрополита Иоанна (Снычева), который свидетельствовал о массовости иосифлянского движения «непоминающих» «многие их тех пастырей, которые в годы борьбы с обновленчеством показали себя стойкими борцами за чистоту православия, выступили против митрополита Сергия». По мнению владыки Иоанна, митрополит Сергий и возглавляемый им Синод допустили серьезную тактическую ошибку, т.к., большинство верующих было неподготовлено к новому курсу Русской Церкви на сближение с государством, осуществляющим антирелигиозную политику[6]. Однако, исходя из открытых, на данный момент, материалов, свидетельствующих о беспрецедентном нажиме на митрополита со стороны, в том числе и карательных органов, следует сказать, что вряд ли митрополиту Сергию было дано время на подготовку паствы к принятию как Декларации, так и курса направленного на легализацию Церкви в СССР, отраженного затем в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях».

Подробнее...