| | vivaspb.com | finntalk.com

О Романовых. Смута

Автор: А.М. Семененко (Иваново). . Опубликовано в Статьи

«Помиримся на Мише Романове…» Род Романовых и Ивановский край

3 марта (21 февраля) 1613 года, т.е. 400 лет назад, Земский собор избирает царем Михаила Федоровича Романова (1596-1645), сына боярина Фёдора Никитича Романова (будущего Патриарха Московского и всея Руси в 1619-1633 годы) и боярыни Ксении Ивановны Романовой (урождённой Шестовой).   Его избрание завершило самый тяжелый период Смутного времени, связанный с отсутствием законного и признаваемого всеми самодержца на русском престоле.

С территорией будущей Ивановской области боярский, а затем и царский род Романовых связывает многого общего. Во-первых, это связь проявляется через события Смутного времени начала XVII века, во-вторых, наличие на Ивановской земле мест, событий, так или иначе имевших связь с историей рода Романовых, а в-третьих, это родственные связи с этой фамилией других знатных российских родов, связанных с нашим краем.

Счастливое детство будущего царя оборвалось 26 октября 1600 года. Царь Борис Фёдорович Годунов, опасаясь за свою власть, начал расправляться с популярным родом Романовых. Все братья, сыновья Никиты Романовича Захарьина-Юрьева, - Фёдор, Александр, Михаил, Иван и Василий были арестованы и пострижены в монахи. Родители Михаила также были насильно пострижены в монахи под именами «Филарет» и «Марфа», что должно было лишить их прав на престол.

Если обратиться к владениям семьи Романовых на Ивановской земле, то следует сказать, что вXVII веке вотчина бояр Романовых располагалась на территории современных Гаврилово-Посадского района Ивановской области и Юрьев-Польского района Владимирской области (напомним, что Юрьев-Польский уезд в 1929-1936 гг. входил в состав Ивановской промышленной области, а в 1936-1944 гг. – в составе Ивановской области). В нее, в частности, входили сёла Лычёво, Клины и Смердово. В Клинах в самом начале XVII века, с сентября 1602-го по 1605 годы, проживал малолетний Михаил Романов – первый царь этой династии, выгнанный из Москвы царствовавшим тогда, как уже сообщалось выше, Борисом Годуновым. Здесь мальчик, лишенный обоих родителей и даже бабушки, оказался под опекой тётушек. Атмосфера тревоги и неизвестности, острота разлуки с семьёй не могли не повлиять на Михаила. Чтобы как можно скорей, свидеться с отцом и матерью, он усиленно молится. Видимо, тогда, от раннего детства восходит поражавшая современников глубокая религиозность Михаила Фёдоровича.

Из-за утраты документов сложно сказать, кто оказался хозяином села в дальнейшем, но уже в 1682 году Клины принадлежат Апраксиным. Вместе с этим селом боярыне Домне Богдановне и её сыновьям Петру, Федору и Андрею Матвеевичам Апраксиным были пожалованы деревни Зекрово, Мещериново, Улитино, Кононово, Шубино, Кореваново, Грибово. А на следующий год к Апраксиным перешло и Смердово. 19 октября 1689 года вся эта вотчина отошла одному из братьев - Федору Матвеевичу, дослужившемуся до звания генерал-адмирала и кавалера.

В 23 верстах от Юрьева-Польского  и 58 верстах от Владимира на территории Гаврилово-Посадского района находится село Лычёво. Впервые о нем упоминается в книгах, в которых были указаны границы земельных владений сел Дубенок и Лычево. В первой четверти XVI столетия оно принадлежало Федору Ивановичу Дубенскому, а в начале XVII века, как видно из книги патриаршего приказа, оно было уже вотчиной бояр Романовых. До 1648 года село принадлежало Ивану Никитовичу Романову, а затем перешло к его сыну Никите Ивановичу Романову и только с 1666 года к другим владельцам. Во второй половине XVIII столетия Лычёво принадлежало помещикам Лялиным, один из которых был строителем  деревянной церкви.

Село Смердово с деревянной церковью Чуда Архистратига Михаила в 1628 году принадлежало боярину Ивану Никитичу Романову, который был родным дядей Михаила Федоровича. В 1645 году Смердово уже записано за его сыном – Никитой Ивановичем Романовым. При Романовых Смердово использовалось в качестве хозяйственного поместья, так как оно располагалось на плодородных землях.

Итак, после изгнания поляков из Кремля, начиная с середины ноября 1612 года созданное в Москве временное земское правительство начинает рассылать в города грамоты, извещающие об очищении Москвы и призывающее присылать в Москву делегатов для участия в Земском Соборе, основным вопросом которого должны были стать выборы нового царя всея Руси. На Земский Собор, открывшийся в Москве в январе 1613 года, собралось около 800 представителей со всех концов Руси. 21 февраля 1613 года царем был избран юный Михаил Федорович Романов, который вместе с матерью в то время находился в Костроме.

В Кострому было направлено посольство во главе с родственником нового самодержца Ф.И. Шереметевым. Именно ему приписывают фразу: «Помиримся на Мише Романове: он молод и разумом ещё не дошел и нам будет поваден». Его задачами было уговорить Михаила занять престол, а также сопроводить его до Москвы. Участники Земского Собора составили специальную «Утвержденную грамоту» об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». К сожалению, она подписывалась после окончания Собора, когда многие из его участников уже разъехались. Поэтому мы не можем достоверно установить имена представителей Шуи, Луха, Юрьевца, Кинешмы принимавших участие в Соборе. Тем не менее, Грамоту подписали многие представители, имевшие непосредственное отношение к нашим местам. Это архиепископ Суздальский и Тарусский Герасим, верховный пастырь наших мест, наши крупные землевладельцы бояре Фёдор Шереметев, князь Дмитрий Пожарский, князь Иван Куракин, князь Иван Черкасский, Иван Романов, шуйский вотчинник стряпчий Степан Милюков, дъяк Иван Болотников, князь Федор Барятинский, князь Роман Лопата Пожарский, Богдан Хомутов, герой восстания 1609 года юрьевчанин Федор Красный.

Между тем временное правительство начало рассылать в города грамоты уже от имени нового царя. Первая из известных нам подобных грамот была направлена в Шую, воеводе Ивану Яковлевичу Блохину и датирована 9 марта 1613 года. Это ответ на челобитье находившегося в то время в Москве и, вероятно, принимавшего участие в Земском Соборе шуйского земского старосты Трофима Дубовикова, который жаловался на произвол, который чинили в Шуе и окрестных городах и селениях «казаки, стрельцы и всякие ратные люди», которые не только обирали горожан на дорогах, но и конфисковывали прямо в городе у шуян лошадей и подводы. Кроме того в январе 1613 года по приказу владимирских воевод В. Бутурлина и И. Измайлова, дворянин Неудача Мальцов собрал с Шуи «подымные и лавочные деньги» и отвез их во Владимир. За ним явился стрелецкий сотник Никифор Михайлов, который имел поручение от суздальского воеводы князя Р.П. Лопаты Пожарского собрать с шуян сто пятьдесят четей ржи и сто пятьдесят четей овса. Учитывая крайнее разорение и бедность шуян временное правительство отменило своей грамотой сбор хлеба и потребовало от воеводы прекратить насилия над посадскими людьми. Несмотря на эту грамоту, кое-какие сборы с шуян все же продолжали собирать. В том же марте 1613 года подъячий Михаил Неверов получил у Шуйского старосты Ильи Евдокимова, собранные с горожан на «пушечную стрельбу двенадцать аршин холстов льняных и посконных, девять пятков льну и поскони, пятнадцать гривенок смолы».

13 марта посольство Фёдора Ивановича Шереметева прибыло в Кострому (путь от столицы занял чуть больше десяти дней), и на следующий день вручило Михаилу Фёдоровичу Романову царский посох. Против приглашения Михаила на престол была мать избранного царя, инокиня Марфа, понимавшая, чем могло это грозить её сыну. Однако и её упорство удалось сломить.

Кстати, в литературе блуждает неточность, что Михаил Романов приходился племянником первой супруге Ивана Грозного – Анастасии Романовне, и эта близость к династии Рюриковичей-Калитовичей явилась весомым аргументом при выборе нового царя. Спору нет, всё так, но необходимо уточнить – Михаил был всё-таки внучатым племянником Анастасии, то есть внуком её родного брата.

Лишь через полтора месяца царь прибыл в Москву. Из Костромы он отбыл 19 марта, Пасху 4 апреля встречал в Ярославле, 17-18 апреля находился в Ростове Великом, 22-23 апреля – в Переяславе-Залесском, 26 апреля государь прибыл в Троице-Сергиев монастырь. 2 мая 1613 года Михаил Федорович Романов торжественно вступил в Москву, а 11 июня состоялась окончательная легитимация – в Успенском соборе Кремля прошло торжественное венчание нацарство. Началась эпоха царствования дома Романовых. Боярская Дума при новом самодержце состояла в основном из тех, кто открыл полякам ворота столицы и два года сидел вместе с ними в осаде - Ф.И. Мстиславского, Ф.И. Шереметева, И.М. Воротынского, И.Н. Романова, Б.М. Лыкова, И.С. Куракина. Почти все они являлись родственниками или свойственниками Михаила и не только сохранили свои посты, но и получили крупные земельные пожалования. Князья Д.Т. Трубецкой и Д.М. Пожарский тоже были пожалованы боярством, но больше не играли первенствующих ролей в управлении государством. Юный самодержец позаботился о том, чтобы поставить в города новых воевод. В Шую сначала был назначен князь Иван Давыдович Гундоров, а в 1614 г. – Иван Федорович Наумов. В Лух воеводой был назначен Афанасий Матвеевич Молвянинов. Воеводы получали в управление крайне разоренные войной уезды. Еще в июле 1612 г. в Суздаль и Шую был послан один из самых заслуженных ветеранов освободительного движения Мисюрь Иванович Соловцов и суздальского архиепископа сын боярский Второй Салманов. Однако не все дворяне и дети боярские поспешили на земскую службу, многие отсиживались в своих поместьях. Поэтому от имени нового царя сборщикам было приказано во Владимире, Суздале, Муроме, Лухе, Гороховце и Нижнем Новгороде выявить тех, кто совсем не был на службе, и тех, кто сначала явился, а потом сбежал.

После того как Михаил стал царем, страна начала верное и неуклонное движение по пути выхода из Смуты. В 1619 году из польского плена возвращается отец монарха – человек жесткой и несгибаемой воли. Наконец-то, произошла долгожданная встреча разлученного сына с родителем. Филарет в том же году избирается Патриархом и фактически становится главой российского правительства, способствуя выводу государства из кризиса.

Заметную роль в событиях Смуты сыграл представитель княжеского рода Лыковых-Оболенских – Борис Михайлович. Он был женат на Анастасии Никитичне Романовой, тетке царя Михаила Федоровича. Б.М. Лыков (умер в 1644 г.) был боярином и воеводой; известен удачными действиями против поляков и казаков; в 1607 г. он вместе с князем Голицыным и Прокопием Ляпуновым разбил отряд Телятевского близ Каширы, завладев всем его обозом; в 1608 г. с князем Куракиным победил польского полковника А.И. Лисовского на берегах реки Москвы; в 1609 г. помешал полякам занять Москву и остановил движение крымцев после кровопролитной битвы близ Серпухова. Еще при Лжедмитрии I князь Б.М. Лыков был возведен в придворный чин кравчего, а также пожалован огромными поместьями в Лухском уезде на правом берегу реки Лух. Эта местность до наших дней так и называется лыковщина, хотя род князей Лыковых давно пресекся.

Членами правительства т.н. «Семибоярщины» являлись Ф.И. Шереметев, И.Н. Романов, Б.М. Лыков, у которых были земельные владения на Ивановской земле.

Гаврилова слобода (ныне город Гаврилов Посад) с 1647 г. – дворцовая волость царя Алексея Михайловича Романова. Еще в 1565 г. царь Иван Грозный, родственник Романовых по первой жене, заложил в Гавриловской слободе конный завод. В 1739 г. императрица Анна Иоанновна отдала распоряжение о строительстве в Гавриловской слободе, взамен старых деревянных конюшен, нового кирпичного конного завода. В 1707 г. царь Петр I издал указ, согласно которому жители Гавриловской слободы должны направить в Азов и Троицк людей, знающих кузнечное дело. 16 января
1721 г. Петр I именным указом, данным Сенату, объединил дворцовые и конюшенные селения в одно ведомство (в том числе и Гавриловской волости). 16 августа 1850 г. в Гавриловом Посаде, проездом из Суздаля в Юрьев-Польский, побывали Великие Князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич Романовы. В 1723 г. Петр I подарил графу Петру Андреевичу Толстому - предку Льва Николаевича Толстого - имение в 277 крестьянских дворов - село Глумово с деревнями (это территория современного Гаврилово-Посадского района). Село Дунилово с 1685 г. принадлежало боярину Ф.А. Лопухину – отцу первой супруги Петра Великого.

Село Ненашевское в XVI веке было вотчиной юрьев-польского Михайло-Архангельского монастыря. От Ивана Грозного и его сына царя Фёдора Ивановича монастырь имел жалованные тарханные грамоты на свои вотчины, в том числе и на Ненашевское. Эти царские грамоты во время разорения Юрьева поляками и литовцами в 1609 году сгорели, и поэтому царь Михаил Фёдорович Романов по просьбе архимандрита в 1625 году дал вновь Михайло-Архангельскому монастырю свою жалованную грамоту на Ненашевское, которое было освобождено от казённых пошлин.

Еще один сюжет, связывающий Романовых с нашим краем, это пожалования отдельным лицам от имени самодержцев. Так, царь Михаил Федорович пожаловал в 1619 г. князю Д.М. Пожарскому село Ильинское-Хованское. Он же жалует князю в 1613 г. село Холуй. Царь Алексей Михайлович в 1620 г. пожаловал село Морозово ныне Тейковского района С.В. Бутурлину.

Золотниковскую пустынь ныне Тейковского района посещали Петр I, его сводная сестра Софья, первая супруга Петра Евдокия Лопухина вдова царя Ивана Алексеевича Прасковья Федоровна вместе дочерьми Анной (будущей императрицей Анной Иоанновной), Екатериной и Прасковьей, будущий император Александр II в 1837 г., Пустыни уделяла внимание Екатерина II, вносил вклады царь Михаил Федорович. Евдокия Лукьяновна Стрешнева (вторая жена Михаила Федоровича и мать Алексея Михайловича) прислала хоругвь в пустынь и переименовала речку Смердягу в Золотничку.

В Шуе был Петр I в 1722 г., Павел I вместе со своим сыном, будущим императором Александром I в 1798 г., Елизавета Петровна жила в Шуе некоторое время в 1738 г.

Особо следует отметить фигуру Императора Александра II, посещавшего село Иваново в мае 1837 года будучи наследником (его сопровождал его наставник, выдающийся поэт В.А. Жуковский), а также посещение нашего края в 1858 году. Из Кроме того, Александр побывал и в Шуе, там он останавливался на ночлег 12-13 (24-25) мая 1837 года.Нелишним будет напомнить, что именно Александр II подписал Положение о создании города Иваново-Вознесенска в 1871 году. В дореволюционном Иваново-Вознесенске было установлено два бюста в его честь. А летом 1863 года в Иванове в усадьбе фабриканта Зубкова в Дмитровской слободе на бывшей Дмитровской улице (ныне – улица Рабфаковская) в доме № 6 во время поездки по России останавливался наследник престола, сын императора Александра II – Николай Александрович. Обратимся к дневнику будущего обер-прокурора Святейшего Синода Константина Петровича Победоносцева, который сопровождал наследника: «Мы не могли налюбоваться красивым видом с балкона на широкий луг и на село Иваново, неправильно разбросанное по горам и оврагам за речкой Уводью. Высокие белые церкви среди домов и зелени... Когда стемнело, зажгли перед домом богато украшенные транспаранты, засверкали огоньки иллюминации. На площади перед домом поставили музыку, и сюда собрался весь народ на гулянье и праздник. Заиграли «Боже Царя храни», а потом завелись хороводы, затянулась русская хоровая песня». Но главой государства он так и не стал – в апреле 1865 года он неожиданно скончался.

 

 

22 ноября 2007 года в Иваново открылась передвижная фотовыставка «От милосердия к святости», посвященная основательнице Марфо-Мариинской обители милосердия преподобномученице Великой княгине Елизавете Федоровне. В ноябре 1916 года Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, вдова убитого террористами Великого князя Сергия Александровича, посетила Иваново-Вознесенск в связи с открытием здесь Дома инвалидов для раненых и пострадавших воинов. 12 ноября (по новому стилю — 25 ноября) она молилась за Божественной литургией в Покровском соборе Иваново-Вознесенска (ныне — территория Дворца искусств на площади Пушкина). Приветствуя великую княгиню, архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий, так же посетивший в эти дни Иваново-Вознесенск, сказал: «Ваше Императорское Высочество! Вы вступили под священные своды храма, созданного на трудовую копейку рабочего люда. Иваново-Вознесенск — это юдоль труда, где ежедневно десятки тысяч рабочих стоят, склонившись над ткацкими станками. Там за стенами этого храма — упорный труд, а здесь — тихая, теплая молитва, — вот то, что дает главное содержание Иваново-Вознесенска.Ваше Императорское Высочество! Русский народ знает и чтит Вас, как великую христианскую труженицу на пользу бедных, страждущих, главным образом из того же рабочего люда: забытые, выброшенные на улицу дети, вдовы, сироты, больные и раненые воины и прочие — вот обычный Ваш семейный круг, которому Вы отдаете Ваше время, Ваши средства, Вашу любовь. Знают это и жители города Иваново-Вознесенска и радостно встречают Вас, не только как посланницу своего возлюбленного монарха, но как друга, покровительницу и помощницу бедных, больных и сирот, вышедших из их же рабочей среды, они знают это и посылают на встречу Вашему Императорскому Высочеству из своих благодарных сердец искренние благожелания…».Из Покровского собора крестный ход, возглавляемый архиепископом Владимирским и Шацким Алексием под звон колоколов с песнопениями и хоругвями, двинулся в сторону улицы Воздвиженской (ныне улица Степанова). Здесь, в доме Соловьева (на этом месте в советские годы размещались многоквартирный дом и ресторан) был открыт и освящен Дом инвалидов. Великая княгиня шла в крестном ходе вместе с народом. После освящения здания Великая княгиня Елизавета Федоровна, возглавляющая Всероссийский комитет помощи раненым, обратилась к собравшимся со следующими словами: «Православные иваново-вознесенцы! Братья и сестры! Господа! Беспримерная ужасная война принесла много горя и слез нашей дорогой Родине. Много осиротелых семей, много бесприютных детей, много потерявших трудоспособность и ставших калеками. Долг каждого, кто еще может работать, и кто имеет некоторый достаток, прийти на помощь обездоленным. Мы все должны сделать, чтобы наши доблестные русские воины, сражающиеся и проливающие сейчас кровь на фронтах, чувствовали поддержку и заботу от нас. Низкий поклон вам от них, меня лично и Его Императорского Величества за открытие приюта инвалидов в вашем трудовом и славном городе». Во второй половине дня в особняке известного фабриканта, мецената и коллекционера Дмитрия Геннадиевича Бурылина (кстати, он несколько раз встречался с Императором Николаем II) состоялся званый обед по случаю приезда в Иваново-Вознесенск высокой гостьи. После трапезы собравшиеся посетили Музей промышленности и искусства, расположенный в доме напротив. Этот музей был открыт Бурылиным 17 декабря 1914 года, а спустя девять дней по его инициативе в нем начала работу первая в Иваново-Вознесенске художественно-промышленная выставка, средства от которой пошли в пользу раненых. Музей произвел на Великую княгиню большое впечатление. Через несколько дней после отъезда она прислала в дар музею Бурылина картину академика живописи Ю.Ю. Клевера. Считается, что сейчас это полотно находится в собрании Ивановского художественного музея.

Имелась связь и старинного города Юрьевца с Романовыми. Так, 23 мая 1661 г. при Юрьевецком воеводе Семене Никитиче Волковском (Болховском) указом царя Алексея Михайловича была заложена крепость в дополнение к существовавшему неподалеку деревянному острогу. Кроме крепостей писцовая книга 1676 года отмечает в городе Воеводский и Государевы дворы рыбного приема, винокуренный, конюшенный, земской двор, земской двор для приезжих людей, таможенные избы, избу площадных подъячих, тюрьму и прочие казенные здания. В 1652 году им же царем городу поставлен протопопом один из будущих вождей старообрядства знаменитый правдолюбец, писатель Аввакум Петров, находившийся на этой должности с мая по июнь. Во время крестьянского восстания Степана Разина царь Алексей Михайлович посылает в Юрьевец полкового воеводу Василия Нарбекова для разгрома отряда восставших под руководством воеводы Разина, Илейки Иванова, прорвавшегося с Волги по Ветлуге и Ветлужскому волоку на Унжу на Большой Сибирский тракт. Помогал ему брат воевода Юрьевца стольник Федор Нарбеков. Собранному войску были приданы пушки, зелье (порох), ядра и другое вооружение из городского Острога. Кстати, при пересмотре гербов городов империи Екатерина II оставила Юрьевцу его полный герб (без губернского) «За заслуги перед Отечеством». В 1858 г. Александр II посетил город, проплывал к Юрьевцу мимо Плёса и Кинешмы.

В 1661 г. селе Старое Воскресение (Старо-Воскресенское) ныне Лухского района в первой четверти XIX века была возведена церковь Воскресения. В 1913 г. храм был «возвобновлен живописью на средства прихожан в память 300-летнего царствования Дома Романовых». В честь этого же события в селе Родники (ныне город) было расписано новое здание церкви Ильи Пророка.

Князья Бельские, удельные Лухские князья, имели кровную связь с царем Иваном Грозным. Сестра Ивана Дмитриевича Бельского Анастасия была замужем за боярином Василием Михайловичем Юрьевым – племянником первой супруги Ивана Грозного Анастасии Романовны.

Кроме того, очень тесную связь с Ивановским краем имели и ближайшие родственники бояр Романовых – князья Черкасские и графы Шереметевы. И в этой связи ценность представляют книги, созданные председателем Костромской губернской ученой архивной комиссии Н.Н. Селифонтовым. В частности, М.С. Черкасский и Д.М. Черкасский имели вотчины на ивановской земле. Двоюродный брат царя Михаила Федоровича Романова, боярин (с 1613 г.), князь Иван Борисович Черкасский (умер в 1642 г.), сын Б.К. Черкасского, в 1598 г. был стольником, подписал избирательную грамоту Бориса Годунова. В 1600 г. попал в опалу по делу Романовых. В 1602 г. переведен был из Малмыжа на службу в Нижний Новгород, а затем в Москву. При Василии Шуйском был кравчим. В 1608 году воевода в войсках, посланных против Лжедмитрия II. В 1610-1611 г. – сторонник Владислава. В 1618 г. был послан в Ярославль собирать ратных людей. Ведал Стрелецким, Аптекарским, Иноземным и Казённым приказами. В 1638-1642 г. – владелец села Иваново.

Крупный военный и государственный деятель середины XVI века, активным деятелем «Избранной рады» князь Александр Борисович Горбатый-Шуйский (?-1565) был представителем младшей линии нижегородско-суздальских князей, потомков сына Александра Невского Андрея Александровича Городецкого. Александр Борисович по своим брачным связям был в свойстве с рядом представителей боярства в двойном свойстве с царем Иваном Грозным. Он был женат на Анастасии Головиной, дочери казначея Петра Ивановича. Брат Анастасии, Даниил Петрович Головин, был женат на Ульяне Федоровне Адашевой, сестре Алексея Адашева. Старшая дочь Александра Борисовича, Евдокия, была замужем за братом царицы Анастасии Никитой Романовичем Юрьевым и стала, таким образом, матерью Никитичей Романовых и бабкой царя Михаила Федоровича. Другая дочь Александра, Ирина, в 1547 г. вышла замуж за кн. Ивана Федоровича Мстиславского, который по тогдашним счетам родства приходился царю Ивану племянником.

Таким образом, самые различные связи рода Романовых с нашим краем, обнаруживающиеся в XVI веке, прослеживаются вплоть до начала XX века. И очень важно, что Ивановская земля сыграла важную роль в событиях Смутного времени, и в судьбах Михаила Романова и его ближайших родственников.

Поэтому весьма символичным стало посещение Ивановской области 10-12 марта 2013 года Главой Российского Императорского Дома, Великой княгиней Марией Владимировной. Она возложила цветы «Пострадавшим за веру» в Шуе, побывала в Ивановском государственном историко-краеведческом музее им. Д.Г. Бурылина, приняла участие в заседании круглого стола «Дом Романовых и Ивановский край», встретилась с руководством региона и областного центра, представителями творческой интеллигенции и молодежных объединений. Визит был приурочен к 400-летию Дома Романовых и преодолению Смуты.


 

Храмы и монастыри

Церковь Богоявления

Церковь Богоявления – первый посадский памятник XVII века, который встречает любого приезжающего в Ярославль по московской дороге, с южной стороны. Она занимает заметное место в архитектурном ансамбле Которосльной набережной – одной из главных панорам города. Несмотря на то, что во времена строительства храма это была загородная территория (межевые книги конца XVIII века определяют ее место “за земляным валом, в форштате”), здесь всегда находился главный въезд в Ярославль со стороны московской дороги, поэтому каждый прибывающий в город путник проезжал мимо восточного фасада церкви, наверняка изумляясь и радуясь его необыкновенной красоте.

Подробнее...

Святые и Святыни

Собор Костромских святых

Преподобный Авраамий Галичский

память 20 июля (2 августа)

Преподобный Авраамий Галичский, Чухломский, Городецкий– ученик преподобного Сергия Радонежского.

Место рождения и мирское имя преподобного Авраамия неизвестны. Согласно отрывку из его древнейшего жития, преподобный Авраамий первоначально подвизался и нижегородской Печерской обители, откуда перешел в Троице-Сергиев монастырь. Спустя некоторое время, в поисках места для уединенной монашеской жизни, преподобныйАвраамий по благословению преподобного Сергия Радонежского ушел в костромские пределы, в Галичское княжество, где основал первую в галичской стороне обитель – Авраамиев Новозаозерский (Новоезерский) монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы на северо-восточном берегу Галичского озера (ныне – село Умиление Галичского района Костромской области).

Подробнее...

Статьи

К 400-летию окончания Смуты, восстановления российской государственности, и 400-летию Дома Романовых протоиерей Дмитрий Сазонов посвятил две монографии

В конце апреля 2013 года вышли в свет две монографии протоиерея Дмитрия Сазонова – «История и историософия Костромского Ипатьевского мужского монастыря» - 2-е издание, иллюстрированное и дополненное одноименной монографии вышедшей в 2011 году, и  «Моделирование здоровья, интеллекта, образования, карьеры и духовности», которую автор написал  совместно с д-ром экономических наук, профессором О. К. Платоновым и к. экономических наук, доцентом  ГАМП М. Н. Мимясовым.

Монография «История и историософия Костромского Ипатьевского мужского монастыря» прослеживает историю «царского» монастыря, «колыбели династии Романовых» от его основания до событий современности. Истории, которая тесно связана с развитием, сохранением, и восстановлением российской государственности. Провидит аналогии и параллели между местным и универсальным развитием российской истории. В отличие от 1-го издания (325с.) она уже занимает 388с. В ней 121 иллюстрация, многие из них уникальны и впервые доступны широкому пользователю, такие как «Реконструкция Ипатьевского монастыря XVII в.» «Реконструкция Ипатьевского монастыря XXI век», выполненная архитекторами в конце XX и начале XXI cтолетия.

Подробнее...