| | vivaspb.com | finntalk.com

Богоявленско-Анастасиин женский монастырь город Кострома

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

Богоявленский мужской монастырь возник на бывшей окраине Костромы (теперь он находится уже в центре города) в первой четверти XV века. Его основателем был преподобный Никита Костромской — ученик и, как сказано в древних монастырских синодиках, «сродник» Преподобного Сергия Радонежского. К сожалению, житие преподобного Никиты до нас не дошло, и нам очень мало известно об этом подвижнике. Можно предполагать, что он родился где-то в Подмосковье, год его рождения и мирское имя неизвестны. В начале XV века преподобный Никита был настоятелем (и, видимо, основателем) Боровского Высокого монастыря (ныне город Боровск в Калужской области). Затем он перебрался в Кострому и здесь основал Богоявленский монастырь, сыгравший большую роль в последующей истории города. Предположительно в середине XV века преподобный Никита скончался и был погребен в соборном Богоявленском храме монастыря.

Свою связь с Боровским краем обитель сохраняла на всем протяжении XV века. Как известно, последний князь Серпуховско-Боровского княжества Василий Ярославич (внук героя Куликовской битвы Владимира Андреевича Храброго) в 1446 году сыграл во многом решающую роль в поддержке низложенного и ослепленного великого Московского князя Василия Васильевича. В 1456 году Василий Васильевич от платил ему самой черной неблагодарностью: серпуховско-боровский удел был ликвидирован, а самого Василия Ярославича арестовали и сослали вначале в Углич, а потом в Вологду, где он и умер в 1483 году, проведя в заключении 27 лет. Его сыновья, разделившие с отцом заточение, князья Андрей, Василий и Иван, пред положительно в конце XV — начале XVI веков были погребены в со борном храме монастыря вблизи от могилы почитаемого ими преподобного Никиты (вероятно, несчастным

князьям на склоне лет разрешили по селиться в обители, основанной святым старцем Никитой).

До середины XVI века все строения монастыря были деревянными.

23 апреля 1559 года в обители торжественно заложили каменный Богоявленский собор. Инициатором его строительства был игумен Исайя; (Шапошников), а одним из наиболее крупных жертвователей являлся князь Владимир Андреевич Старицкий, двоюродный брат царя Ивана Грозного. В течение шести лет, как полагают, ростовскими мастерами был возведен величественный храм - пятиглавый, четырехстолпный, трехабсидный, на высоком подклете. Его освящение состоялось в 1565 году (в начале XVII века собор с трех сторон обнесли галереей, а с се верной стороны пристроили при дельный Никольский храм). В 1569 году князь Владимир Андреевич, проезжая через Кострому, посетил Богоявленский монастырь, где братия во главе с игуменом с честью встретила его. В конце того же года князя Владимира, как известно, убили по приказу Ивана Грозного в Александровской слободе. Царский гнев обрушился в связи с этим и на безвинных богоявленских иноков: значительная их часть вместе с игуменом Исайей была также казнена в 1570 году (игумена Исайю, жертву бессмысленной жестокости царя, по гребли в подклете построенного им Богоявленского собора).

В эпоху Смутного времени, в конце 1608 года, отряды Лжедмит-рия II («Тушинского вора») во главе с А. Лисовским во время захва та Костромы осадили Богоявленскую обитель. Монахи вместе с монастырскими крестьянами мужественно защищались. Однако 30 декабря 1608 года тушинцы ворвались в монастырь, подвергнув его грабежу и разгрому. При этом по гибли 11 иноков: три иеромонаха -Трифилий, Макарий и Савватий, иеродиакон Афиноген, иноки Вар-лаам, Дионисий, Иов, Кирилл, Максим, Иоасаф и Гурий, 5 монастырских служебников: Василий, Иван, Стефан, Никита и Диомид, и 38 монастырских крестьян (последующие поколения насельников монастыря вплоть до революции ежегодно совершали 30 декабря заупокойные службы в память о погибших защитниках обители).

По-видимому, уже с начала XVII века Богоявленскому монастырю покровительствует известный боярский род Салтыковых, создавший в стенах обители своё родовое кладбище. Судя по всему, первым из Салтыковых в подклете Богоявленского собора был погребен окольничий Михаил Михайлович (в иноках Мисаил, + 1608). Здесь же завершился земной путь его сыновей — бояр Бориса Михайловича(+ 1644) и Михаила Михайловича (+ 1671), пользовавшихся из-за родства с царем большим влиянием при дворе Михаила Федоровича Романова; его внука Петра Михайловича (+ 1690) — видного деятеля в царствование Алексея Михайловича, возглавлявшего Малороссийский приказ в эпоху воссоединения России и Ук раины; его правнука стольника Федора Петровича (+ 1682), погибшего в Москве во время стрелецкого бунта, и других.

Игравшие важную роль при первых Романовых Салтыковы заботи лись о благоустройстве костромской обители, где находилось их родовое кладбище. С начала XVII века в монастыре началось большое каменное строительство, ведшееся преимущественно на пожертвования Салтыковых. Уже в первые годы XVII века наряду с придельным Никольским храмом в обители была построена церковь святого Иоанна Богослова, освященная 8 мая 1610 года патриархом Гермогеном. После завершения Смутного времени каменное строительство в монастыре возобновилось. В 1607-1618 годах была возведена двухэтажная двуглавая Трехсвятительская (позднее — Сретенская) церковь, в 20-е годы над монастырем

вознеслась столпообразная звонница с храмом во имя Преподобного Сергия Радонежского в нижнем ярусе. В 1642-1648 годах вокруг обители, взамен деревянных, были выстроены каменные стены с шестью башнями, превратившие монастырь в мощную крепость (в числе основных вкладчиков на её строительство наряду с боярином М. М. Салтыковым был и патриарх Иосиф). В 1667-1672 годах Богоявленский собор был расписан артелью костромских живописцев во главе с Г. Никитиным и С. Савиным. К концу XVII века архитектурный ансамбль монастыря достиг своего расцвета, представляя собой выдающийся памятник русского зодчества ХУ1-ХУН веков. В 50-е годы XVIII века ансамбль дополнила освященная в 1760 году Никольская («Салтыковская», как обычно называли её костромичи) церковь — блестящий образец стиля барокко, — сооруженная над гробницей генерал-майора М. П. Салтыкова его вдовой Е. М. Салтыковой.

Реформа 1764 года, в ходе которой у монастырей были изъяты их вотчины, резко подкосила благосостояние Богоявленской обители: новое строительство прекратилось, уже по строенные сооружения десятилетия ми не ремонтировались и ветшали. В 1814-1847 годах в стенах монастыря размещалась Костромская Духовная семинария, лишившаяся из-за пожа ра своих помещений в упраздненном Спасо-Запрудненском монастыре на окраине города. Конечно, монастырю было трудно принять несколько сот семинаристов, и поэтому учебные, жилые и хозяйственные помещения семинарии были разбросаны по всей обители, что, разумеется, причиняло большие неудобства. С другой стороны, само пребывание в овеянных поэзией старины стенах монастыря не могло не оказать своего влияния на учащихся семинарии. Бывший в числе тогдашних семинаристов Н. Н. Страхов (1828-1896), впоследствии известный публицист и философ, пи сал в своих воспоминаниях: «...следует помянуть добром этот Богоявленский монастырь, где я прожил пять лет... Это был беднейший, почти опустошённый монастырь; в нём было, кажется, не больше 8 монахов; но это был старинный монастырь, основанный еще в XV веке. Стены его были облуплены, крыши по местам оборваны, но это были высокие крепостные стены, на которые можно было восходить, с башнями по углам, с зубца ми и бойницами по всему верхнему краю. Везде были признаки старины: тесная соборная церковь с темными образами, длинные пушки, лежавшие кучей под нижним открытым сводом, колокола со старинными надписями. И прямое продолжение этой старины составляла наша жизнь: и эти монахи со своими молитвами, и эти пять или шесть сотен подростков, сходившихся сюда для своих умственных занятий... В нашем глухом монастыре мы росли, можно сказать, как дети России. Не было сомнения, не было самой возможности сомнения в том, что она нас породила и она нас питает, что мы готовимся ей служить и готовимся оказывать ей повиновение, и всякий страх, и всякую любовь».

Среди ректоров семинарии были люди, оставившие заметный след в истории Русской Православной Церкви. В первую очередь надо назвать

архимандрита Макария (Глухарева, 1792-1847), бывшего ректором семинарии и одновременно настоятелем Богоявленского монастыря с 1821 по 1824 годы (позднее архимандрит Макарий с 1830 по 1844 год являлся главой Алтайской православной миссии и известен как апостол Алтая). По инициативе о. Макария одна из крепостных башен монастыря была перестроена в сохранившуюся доны не церковь Смоленской иконы Божией Матери. В числе наиболее известных выпускников семинарии периода её пребывания в Богоявленском монастыре были митрополит Киевский и Галицкий Арсений (Москвин), епископ Порфирий (Успенский) - первый начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме, востоковед и путешественник, протоиерей П. Ф. Островский — костромской церковный историк, дядя драматурга А. Н. Островского, протоиерей А. В. Горский — ректор Московской Духовной Академии, богослов, церковный историк, и многие другие.

Конец пребыванию семинарии в Богоявленской обители положила та же причина, что и изгнала её из Спасо-Запрудненского монастыря. Страшный пожар в начале сентября 1847 года, испепеливший чуть ли не всю Кострому, нанес огромный ущерб и монастырю. Семинарию из его стен было решено вывести, а сам монастырь упразднить.

В 1848 году было принято решение о строительстве на месте упраз дненной обители нового здания семинарии. В силу этого решения в 50 - начале 60-х годов были разобраны (а если не удавалось разобрать, то их взрывали порохом): монастырская звонница, Сретенская (Трехсвятительская) церковь, часть крепостных стен и башен, началось и разрушение Богоявленского собора (уже разобрали его галереи и Никольский придел). К счастью, про тесты горожан и личное вмешательство наследника престола Николая Александровича спасли древний монастырь от полного уничтожения.11ерелом к лучшему произошел в 1863 году, когда было решено объединить бывшую Богоявленскую обитель с находящимся неподалеку Крестовоздвиженским-Анастасииным женским монастырем. Решающую роль в возрождении монастыря, ставшего женским, принадлежит, во-первых, епископу Костромскому и Галичскому Платону (Фивейскому), а во-вторых, игуменье Марии (Давыдовой, 1822-1889), которую историк И. В. Баженов по праву считал «бессмертной в истории этого монастыря».

Происходившая из известного московского дворянского рода, игуменья Мария (в миру София Дмитриевна Давыдова) в 1847 году по ступила послушницей в Крестовоздвиженско-Анастасиин монастырь. Пройдя ряд ступеней послушания, она в 1858 году приняла монашеское пострижение, а в начале 1863 года была возведена в сан игуменьи и возглавила Крестовоздвиженско-Анастасиин монастырь. Глубоко переживая за судьбу пребывающего в развалинах Богоявленского монастыря, она в 1863 году предложила епископу Платону объединить его с её обителью. Тем самым игумения брала на себя большую ответственность, так как огромных средств, требуемых на восстановление монастыря, у неё, конечно, не было, она предполагала собрать их в основном за счет пожертвований. В конце 1863 года Синод разрешил объединить оба монастыря в один под на званием Богоявленско-Анастасиин. Возрождение Богоявленской обители началось 6 января 1864 года, когда многочисленный крестный ход после освящения воды на Волге про следовал к её руинам, где в церкви Смоленской иконы Божией Матери — единственном уцелевшем храме мо настыря — состоялась служба. Обращаясь к присутствующим, владыка Платон тогда сказал: «Кто, братие, из преданных православной Церкви при виде развалин сей древней обители не скорбел об ее запустении и не желал восстановления оной в пре жнем благолепии (а мы видели, какая была об этом скорбь!)? <...> Возрадуйся ныне о Господе ты, сонм иночествующих дев! Ты наследуешь досточтимое место. Сия древняя обитель освящена вековыми молитвами, лощениями, бдениями, коленопреклонениями и другими подвигами иноческими и орошена кровию мучеников, положивших здесь живот свой за веру, царя и отечество. Знаем, что вам, сестры о Господе, предлежит много забот, скорбей, трудов и слез при восстановлении этих развалин. Но неизреченна благость Господа Бога ко всем верующим и уповающим на Него...»

Появление у обители истинных хозяев не могло не изменить ситуацию к лучшему: в 60-70 годах XIX века в ней непрерывно шли восстановительные и строительные работы. В 1864-1869 годах к Богоявленскому собору пристроили так называемый «новый собор», в котором храм XVI века стал служить алтарем. В 1865 году западную башню ограды перестроили в колокольню. В 60-е годы был возведен ряд жилых корпусов (больничный, рабочий), восстановлены разрушенные башни участки крепостных стен. После объединения обеих обителей игумения Мария смогла создать бывшем Крестовоздвиженско-Анастасиином монастыре сеть учебно-благотворительных учреждений: 864 году здесь было открыто училище для девиц бедных родителей, в 13 году — первая в России лечебница для сельского населения, в 78 году — фельдшерские курсы (в 86 году преобразованные в курсы я сестер милосердия Красного Креста). В русско-турецкую войну 1877-1878 годов и в Первую миро-го войну 1914-1918 годов здесь помещались лазареты для раненых. Во второй половине XIX — начала XX века возрожденный Богоявленско-Анастасиин монастырь неоднократно посещали представители царственного Дома Романовых.

В 1866 году — наследник престола Александр Александрович (будущий император Александр III), в 1881 году — император Александр III с императрицей Марией Федоровной и наследником престола Ни колаем Александровичем (будущим императором Николаем II). В 1913 году во время торжеств в честь 300-летия Дома Романовых монастырь посетила императрица Александра Федоровна с наследником Алексеем Николаевичем и четырьмя великими княжнами. В 1913-м и 1916 годах монастырь посещала великая княгиня преподобномученица Елизавета Фёдоровна, в 1897 и 1902 годах святой праведный протоиерей отец Иоанн Кронштадтский.

После революции судьба находящегося в центре Костромы монастыря была предрешена: в начале 1919 года новая власть закрыла обитель, сестер из неё изгнала (последней настоятельнице игуменье Сусанне (Мельниковой) удалось эмигрировать в Польшу), а в бывших монастырских строениях устроили общежития кооператива «Безбожник».

Еще несколько лет продолжались богослужения в Богоявленско-Анастасиином соборе, ставшем после закрытия обители приходским храмом, но в 1925 году его закрыли, и в здании собора разместился губернский архив. В 20-30 годах ансамбль монастыря понес страшный урон: в 1928 году были разобраны крепостные стены и башни (из полученного кирпича по бывшей линии стен по строили два трехэтажных дома), в середине 30-х годов разрушили Никольскую («Салтыковскую») церковь, уничтожили старинное кладбище, засыпали поэтичный монастырский пруд. Территория монастыря была загромождена сараями, поленницами дров, свалками мусора. Так продолжалось несколько десятилетий. В 1982 году в результате пожара, вспыхнувшего в находящемся в Богоявленско-Анастасиином соборе областном архиве, был нанесен огромный ущерб и документам архи ва, и зданию собора. От огня, от которого плавились решетки на окнах, очень сильно пострадали фрески Гурия Никитина и Силы Савина. В80-е годы шла реставрация собора, в котором предполагалось устроить зал органной музыки.

Второе возрождение в истории монастыря началось на рубеже 80-90 годов, когда Костромская епархия желая иметь кафедральный собор, обратилась к властям с просьбой о возвращении Богоявленско-Анастасииного храма монастыря Русской Православной Церкви. У возрождения собора именно как православного храма оказалось не мало противников (настаивавших на устройстве зала органной музыки), но всё-таки здравый смысл возобладал, и 19 марта 1990 года возведенный во времена Ивана Грозного собор был возвращен Костромской епархии. Одновременно началось и возрождение обители.

4 февраля 1991 года — в канун Собора Костромских святых — епископ Костромской и Галичский Александр (Могилев) отслужил в Богоявленско-Анастасиином соборе первое с 1925 года всенощное бдение, а утром 5 февраля — первую Боже ственную литургию. 26 марта 1991 года в Кострому из Пюхтицкого Успенского женского монастыря в Эстонии прибыла группа инокинь во главе со старшей монахиней Иннокентией (Травиной). Глубоко символично, что основательницей в 1891 году Пюхтицкой обители была игумения Варвара (Блохина), направленная в Эстляндию из костромского Богоявленско-Анастасиина монастыря. Судьба Пюхтицкой обители в XX веке сложилась более счастливо: она уцелела, и, спустя сто лет, именно сестры из Пюхтицы начали возрождение монастыря в Костроме.

Торжественное освящение Богоявленско-Анастасиина собора было совершено епископом Александром 17 августа 1991 года. На следующий день, 18 августа 1991 года, много людным крестным ходом сюда пере несли главную святыню костромского края — Феодоровскую икону Бо-жией Матери. 29 августа 1991 года старшая монахиня Иннокентия (Тра вина) епископом Александром была возведена в сан игумений.

В начале 90-х годов возрождаю щейся обители возвратили ряд быв ших зданий монастыря. В числе первых шагов молодой иноческой общины было создание традиционных монастырских учреждений — богадельни для престарелых и инвалидов и детского приюта. Вслед за Богоявленско-Анастасииным собором в августе 1991 года была возрождена и церковь Смоленской иконы Божией Матери с её главной святыней — чудотворной фреской Смоленской Божией Матери. Возрожден и третий храм, устроенный в 1867 году в крипте Богоявленско-Анастасиина собора во имя преподобного Никиты Костромского, его учителя Пре подобного Сергия Радонежского и великомученика Никиты.

Возобновленную обитель дважды посещал Предстоятель Русской Православной Церкви. 7 и 8 мая 1993 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II провел службы в Богоявленско-Анастасиином соборе. Вновь посетив Кострому в связи с 250-летием Костромской епархии, патриарх Алексий служил в соборе 23 и 24 июля 1994 года.

В течение 90-х годов Богоявленско-Анастасиин монастырь сыграл большую роль в восстановлении оби телей костромского края. Сестры начали возрождение ряда древних монастырей: Макариево-Унженского, Троице-Сыпанова и Макариево-Писемского. В ноябре 2001 года монастырь торжественно отметил 575-летие основания и 10-летие возрождения.

В настоящее время произведена реставрация возвращенного обители в 2001 году Восточного корпуса - памятника архитектуры. Проведено обновление интерьеров собора и выполнена роспись его стен, изготовлена новая киот-сень для Феодоровской иконы Божией Матери, обновлена побелка колокольни, Смоленской церкви и монастырских стен, возведена новая стена с южной стороны.

Можно говорить о состоявшемся возрождении монастыря в ХХ веке.

Святыни монастыря:

- чудотворная Феодоровская икона Божией Матери;

- чудотворная Смоленская-Костромская икона-фреска Божией Матери;

- святые мощи преподобного Никиты Костромского (почивают под спудом в подклете Богоявленско-Анастасииного кафедрального собора);

- святые мощи преподобного Тимона, старца Недеевского;

- крест-мощевик с частицами 278 святых( из бывшего Богородицкого Игрицкого монастыря);

- складень- мощевик с частицами Ризы Господней, пояса и ризы Пресвятой Богородицы (из Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря).

Адрес: Кострома, ул. Симановского (Богоявленская), 26.

 

Храмы и монастыри

Монастыри Костромского края

 В разное время в современных границах Костромской области существовало, по крайней мере, около 60 монастырей (помещаемый ниже их порайонный спи­сок, конечно, не полон). Древнейшими среди них являлись Спасо-Запрудненский и Ипатьевский, основанные в окрестностях Костромы в ХШ в. Во второй половине XIV в. учениками при. Сергия Радонежского на костром­ской земле был создан целый ряд обителей. Один прп. Авраамий Галичский и Чухломской основал в галичско-чухломских пределах четыре монастыря. В XVI-XVII вв. в нашем крае возникло немало новых монастырей, в их числе: Спасо-Геннадиев, основанный прп. Корнилием Комелъским, Благовещенский Ферапонтов, основанный прп. Адрианом Монзенским, Богородицко-Игрицкий под Костромой и др.

Подробнее...

Святые и Святыни

Блаженная Матрона (Мыльникова, 1814-1909) Босоножка (Петербургская).

В 1814 году в деревне Ваниной Костромской губернии в крестьянской семье Щербининых родилась девочка, назвали ее Матроной. Кроме Матроны у Петра и Агафьи Щербиных были сыновья: Макар, Александр и Иван, все они занимались земледелием. О детских годах Матронушки ничего неизвестно.  

Подробнее...

Статьи

Не хлебом единым (Мф.4:4). Воспоминания об отце

Американский психолог Вильям Джеймс, проведя ряд исследований, писал в своей книге «Разнообразие религиозного опыта», что вера – это особого рода талант, который дается очень немногим людям. Для них религия является не просто житейской привычкой, но подлинной сердечной святыней, накладывающей отпечаток на всю их жизнь и деятельность. Уже 20 лет прошло со времени трагической смерти отца 11 сентября 1994 года. Оглядывая прожитое без него время, понимаешь, как не хватает его, как не хватает нам таких, как он, людей – смелых, мудрых, отважных, веселых, верящих в справедливость, и живущих по своей вере. И вместе с тем – добрых, человечных, готовых всегда и при любых обстоятельствах прийти на помощь.

Подробнее...