Коллективизм и соборность. Понимание общинной жизни в СССР в 1960-е годы. Психологический и социальные аспекты

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

DOI: (присваивается в редакции)

УДК

Коллективизм и соборность. Понимание общинной жизни в СССР в 1960-е годы. Психологический и социальные аспекты.

Сазонов Дмитрий Иванович, протоиерей

Костромская митрополия Русской Православной Церкви г. Кострома

sazonow63.12 @gmail.com

Аннотация. В статье, на основании документов, дается анализ положения верующих в условиях государственно-партийного курса взятого на XXI съезде коммунистической партии в 1959 году. Вместе с задачами построения коммунизма как экономической формации ставится задача воспитания нового человека – безрелигиозного человека коммунистического общества. Руководство Русской Православной Церкви находясь на позициях лояльного отношения к власти выбрало курс, при котором сочетались два направления: желание показать соответствие христианского идеала социалистическим (коммунистическим) воззрениям и следование своим вероучительным традициям. Социологические исследования показывают, что благодаря такому курсу удалось нивелировать тезис о классовом противостоянии Церкви и коммунистического государства, с другой стороны, с другой стороны - сохранить свою религиозную идентичность и накопить силы для воссоздания своих структур в изменившихся общественно-политических  условиях.

Ключевые слова: коммунизм, религия, человек, христианская община, классовое сознание.

Для цитирования: 

Collectivism and conciliarity. Understanding community life in the USSR in the 1960s. Psychological and social aspects .

Dmitry Ivanovich Sazonov, Archpriest

Kostroma Metropolia of the Russian Orthodox Church of Kostroma

sazonow63.12 @gmail.com

Abstract. The article, based on the documents, analyzes the situation of believers in the conditions of the state-party course taken at the XXI Congress of the Communist Party in 1959. Together with the tasks of building communism as an economic formation, the task of educating a new person is set – a non-religious person of a communist society. The leadership of the Russian Orthodox Church, being in positions of loyalty to the authorities, chose a course in which two directions were combined: the desire to show the conformity of the Christian ideal with socialist (communist) views and adherence to their doctrinal traditions. Sociological studies show that thanks to such a course, it was possible to neutralize the thesis about the class confrontation between the Church and the communist state, on the other hand, on the other hand, to preserve one's religious identity and accumulate strength to recreate one's structures in the changed socio-political conditions.

Keywords: communism, religion, man, Christian community, class consciousness.

For citation:

   Решения XXI и XXII съездов Коммунистической партии, проходившие соответственно в 1959 и 1961 гг., совпали с беспрецедентной активностью антирелигиозной компании развернувшейся по всей стране. Анализ ситуации и свидетельство документов показывают, что проведение антирелигиозной компании было продиктовано желанием руководства страны следовать провозглашенным с трибун съездов идеологическим постулатам, часто не совпадающим с действительной обстановкой в стране с довольно условными экономическими достижениями и социальным неравенством. Советский и российский публицист Р. Медведев в политической биографии Н. Хрущева характеризовал его как противоречивую личность. С одной стороны, Хрущев имел мужество признавать неприглядное реальное положение дел в СССР и порочные явления правления его предшественника И. Сталина. С другой стороны, в его выступлениях, и в непоследовательных, скоропалительных решениях присутствовали «переоценка собственных сил, прожектерство, банальнейший волюнтаризм»[1]. По мнению Р. Медведева, противоречивые и поспешные решения Н. Хрущева были продиктованы желанием все в кратчайшие сроки поправить. Как свидетельствуют некоторые исследователи его личности – в нем жили некритическая вера в возможности коммунизма и ожидание чуда[2].

 C трибуны XXI съезда Н. Хрущев безапелляционно заявил, что в СССР, благодаря новой принятой программе коммунистического строительства будет осуществлен небывалый до сего времени подъем экономики, культуры и материального благосостояния трудящихся[3]. Он назвал программу строительства коммунизма по своим грандиозным масштабам не имеющей равной в истории. Реальность была другой. По мнению Р. Пихоя в конце 1950-х – начале 1960-х гг. в СССР присутствовало критическое состояние экономических, так и внешне – внутриполитических показателей. Главную причину отставания во всех отраслях экономики Р. Пихоя видел в разладе провозглашенных планов с их экономическим подтверждением. Провалы во всех отраслях планового народного хозяйства были связаны с тем, что по всей вертикали власти, на государственном уровне была сформирована «система административных злоупотреблений, государственного обмана, политического фарисейства, перед которым меркнет все мошенничество чиновников Российской империи». Вывод и последствия, на которых настаивал Р. Пихоя при оценке принятых в 1960-х годах партийных программ: ввиду их расчетной и экономической необеспеченности программы и планы потерпели полный провал. Последствиями провала принятых обязательств были разочарование в идеологическом строе: радужные прогнозы сменились для многих «глубоким равнодушием, цинизмом, расчетливостью, кризисом коммунистической веры». [4].

 Для новых целей и задач по реализации провозглашенного построения коммунизма, очертания которого были смутными для самого руководства страны был выдвинут пропагандистский лозунг создания новой общности – советского народа. Для реализации планов создания новой общности людей на XXI и XXII съездов были приняты новая программа партии, кодекс воспитания строителя коммунизма, нашла поддержку всеобъемлющая программа по антирелигиозному воспитанию трудящихся. Среди главных тем воспитательной программы был выдвинут главный постулат – воспитание чувства коллективизма. Однако, как и в случае с экономическими планами, принятые решения воспитательного уровня принятые в административном порядке не отвечали реалиям советской действительности. Советское общество было расколото по сословному, национальному, религиозным признакам. Рост инфляции привел к денежной реформе 1961 года. В городах средняя заработная плата выросла с 30 до 60 руб. в месяц. Однако, учителя, врачи, медперсонал находились в категории низкооплачиваемой части населения. О факте бедственного положения работников сельского хозяйства по отношению к другим группам населения есть свидетельство, озвученное в проекте доклада Президиума ЦК КПСС к октябрьскому Пленуму ЦК 1964 года, где говорится, что даже по отношению к 1940-му году положение колхозников в 1960-е годы не только не улучшилось, но оно ухудшилось. С 1958 по 1963 гг. оплата трудодня выросла всего на 33 копейки[5]. Широкая пропасть разделяла представителей советской партийной и государственной номенклатуры и трудящихся. Наличествовали различия в уровне жизни, особенностях менталитета и образования жителей различных республик СССР. Реальностью времени были разделения на титульные и не титульные нации. Этнофилетическую проблему в советском обществе академик И. Шафаревич считал одной из важных в решении национального вопроса в СССР[6]. Декларативные заявления о том, что социалистический интернационализм служит развитию национальных культур, на деле - способствовал раздражению представителей национальных элит.

В январе 1977 года в постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» утверждалось, что в СССР уже стерты классовые, национальные, социальные противоречия, что сложилась новая историческая общность – советский народ[7]. Реальное положение дел с общественным единением показывало иную картину происходящего. Восстания, в основе которых лежали идейные, социальные, национальные противоречия прокатились в 1950-1980- е годы в странах соцлагеря и СССР. География их распространялась на протяжении от Чехословакии до Новочеркасска, от Воркуты до Сумгаита. Распад соцлагеря и советской империи на национальные государства в 1991 году и последующее их становление ярко показал всю гамму противоречий, которые копились в СССР на протяжении всей его истории. Ревизии были подвергнуты провозглашенные постулаты о дружбе народов, интернационализме, единой общности, коллективизме.

  Рассмотрим идейную сторону вопроса объединения людей. С идеей всеобщего обобществления как основе социалистического государства выступал В. Ленин, когда большевики еще не взяли власть в свои руки. В сентябре 1917 года В. Ленин в статье «О грозящей катастрофе и как с ней бороться» заявлял о будущем принудительном объединении в государстве и создании союзов промышленников и банкиров, объединении в коммуны рабочих и крестьян, о всеобщем принципе обобществления как необходимой основе государства диктатуры пролетариата. Следуя логике В. Ленина, должно быть понятным, что вся жизнь человека подпадала под контроль государства, которое берется не только контролировать жизнь и деятельность людей, но и их мышление[8]. Русский философ Н. Бердяев в своей книге «Истоки и смысл русского коммунизма» рассматривая идею коллективизма как ложную идею соборности, говорит о диффамации самих принципов древней русской соборности. О распаде в начале ХХ века традиционной патриархальной крестьянской общины, основу которой составляли религиозные принципы. По его мнению, вместо непривычной для сознания и жизни демократии после 1917 года была провозглашена диктатура «более схожая со старым царизмом»[9]. Руководство социалистического государства сознательно манипулируя мессианскими идеями исповедует мессианскую религию достижения рая на земле – коммунизма. Для достижения этого рая необходимо объединить под знаменем коммунизма пролетариев всех стран. Провозглашенный коллективизм не представлял ничего нового как обобществление человеческого социума и конкретного человека. В основе идеологии такой лжерелигии лежит сектантство с его стиранием индивидуальности и лжесоборностью.

Заключенные в соловецком лагере православные епископы в своем обращении к правительству СССР в 1927 году писали, что расхождения между Церковью и социалистическом государством являются кардинальными и коренятся в основополагающих принципах нравственности, справедливости и права. Они указывали, что коммунизм рассматривает явления нравственного порядка с точки зрения их целесообразности[10]. Как показывают исследования и анализ документов религиозного законодательства 1918, 1919, 1929 гг., в обобществлении православного прихода и состоит смысл ленинского декрета об отделении Церкви от государства. Согласно содержания законодательства в отношении религиозных организаций храмы и их имущество объявляются государственной собственностью, данной в аренду религиозным общинам.

  Создание союзов, братств, религиозных коллективов законодательством о культах не предполагалось и не рассматривалось. В религиозной общине советская власть видела своего идейного врага. Поэтому, осуществление общественного социалистического устройства в деревне путем коллективизации начиналось с закрытия церквей, репрессиями и высылкой священнослужителей как враждебных элементов колхозному строю. Например, в Спас-Деминском р-не при введении коллективизации из 15 церквей было закрыто 13. Священнослужители высланы в Северный край[11]. На социализацию Церкви, православного прихода были направлены действия советской власти по государственному регулированию приходской жизни. Никакого коллективизма приход не предполагал – его жизнедеятельность была в государственном ведении. В 1961 году на Архиерейском соборе были приняты изменения в приходском законодательстве, передававшие финансово-хозяйственные полномочия в руки мирян. На приходах вводилась окладно-квитанционная система ставящая под государственный контроль движение и расходование финансовых средств. Лишь собственно богослужебно-религиозная сфера осталась в ведении священнослужителей и верующих. Священник был нанимаемым лицом. По замыслу идеологического отдела КПСС следовало превратить жизнедеятельность прихода в некий комбинат религиозных услуг, функции продавца в котором отводились служителю культа.

 В своих статьях посвященных исследованию русской революции и ее духовным основам  Н. Бердяев указывает, что социалистический коллективизм претендует на всего человека, он стирает его личностные характеристики в угоду идеологическим и экономическим постулатам. В связи с провозглашенным государственным курсом на воспитание нового человека он говорит, что провозглашенный лозунг взят у христианства, но идея наполнения его содержанием – ложная, противоречащая христианству. «Содержание и цели жизни не могут быть социальными и определяться по внешним материальным признакам, - рассуждает он об «идее» пролетариата, и утверждает - содержание и цели жизни могут быть только духовными»[12]. «Новый человек будет лишь в том случае, если человек имеет измерение глубины, если он есть духовное существо, иначе вообще человека нет, а есть лишь общественная функция» - писал Н.Бердяев[13].

Государственная политика СССР полностью следовала ленинским принципам до начала 1940- х годов. Война показала, что СССР не смог достичь своих целей по построению мировой социалистической системы. Война вынудила руководство СССР обратиться к объединяющим общество традиционным христианским ценностям русского народа. К патриотическом услужению Русской Православной Церкви. Возврат к ленинским принципам предполагал стирание собственно христианской идентичности. Следуя в фарватере политики лояльности к государственному строю священноначалие Церкви в 1960-е годы сделало ряд заявлений о совместимости христианства и коммунизма. Тем более, что опыт исследования в этой области имелся в трудах дореволюционных богословов. Достаточно для примера привести труды такого авторитета в области исследования христианства и марксизма как протоиерея Сергия Булгакова[14]. Одним из выразителей идеи христианского коммунизма стал в 1960-е годы профессор Ленинградской духовной академии Н. Заболотский, писавший о широких возможностях которые дала революция и социализм для становления подлинного христианства и Церкви. «В пламени очистительного огня революции выплавилось золото веры нового человека, - писал Н, Заболотский, - строителя новой жизни и верного последователя своего Господа»[15]. Подобные заявления контрастируют с аргументами противников совместимости христианства и социализма по идейным соображениям как несовместимой и невозможной антиномии идей. Среди исследователей вопроса можно указать на анализ сделанный в турдах протоиерея И. Восторгова «Социализм при свете христианства». В нем священник раскритиковал как саму идею христианского социализма, так и ее последователей[16].

  Заявления Н. Хрущева о возврате к ленинским принципам в конце 1950-х годов создало иллюзию нового похода к утопии светлого будущего. «Общественный строй, воздвигнутый на основах материалистической философии – писал И. Солоневич, оценивая результаты внедрения в стране социалистической системы уже в конце 1930-х годов, - привел, прежде всего, к такой материальной нужде, которая грозит если не вымиранием, то, по крайней мере, физическим моральным вырождением целых племен, слоев, народов»[17]. Таковыми были последствия наступившие в СССР к началу 1990-х годов.

 Противоположная ситуация происходила при распаде соцсистемы с приходскими организациями Церкви. Поместный Собор 1988 года собранный в честь празднования 1000-летия Крещения Руси продемонстрировал жизнеспособность идеи церковной соборности. Со сломом государственно-общественной формации СССР в конце 1980-х годов, наоборот, можно наблюдать повсеместное восстановление и возрождение приходских структур Русской Церкви. Восстановление приходских общин и их последующий рост с начала 1990-х годов показывает жизнеспособность религиозных убеждений при любом общественном строе.

 Исходя из вышесказанного следует сделать вывод о том, что объединительными принципами для людей всегда были не экономические и социальные ценности, а ценности идейного содержания, характера, не подвергнутого конъюнктуре. В отличие от государства, желавшего поставить под свой контроль все сферы жизни и желавшего с этой целью объединить людей христианская община пережила на протяжении своей истории различные государственно-общественные формации и сохранила свое непреложное объединяющее начало – веру во Христа, Спасителя человечества. Учение, наиболее соответствующее психологическим и социальным запросам человека. Представлениям людей о свободе и справедливости, глубине их внутреннего мира, вечным и непреложным принципам христианства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Медведев Р.Н. С. Хрущев. Политическая биография. М.: Книга, 1990. – 302С.
  2. Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1959. Т.1-2. - 592с.
  3. Пихоя Р. Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны, 1945-1985. М.: АСТ. 2007. - 716с.
  4. Шафаревич И. Р. Путь из-под глыб. М. : Современник, 1991. 284с.
  5. Краткая история СССР: В 2 ч. - 3-е изд., перераб. и доп. Москва: Наука. Ленингр. отд-ние, Ч.2. 1978. - 775с.
  6. Ленин В. И. Грозящая катастрофа и как с ней бороться. М. : Прогресс, 1982. 78 с.
  7. Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: «Наука», 1990. - 220с.
  8. Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви 1917-1945. М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1996. - 625с.
  9. Комсомольская правда. 31.05.1930. - 4с.
  10. Бердяев Н. Духовные основы русской революции. Философия неравенства. Pais: YMKA-PRESS, 1990. - 220с.
  11. Заболотский Н.Русская Православная Церковь в новых социальных условиях//Журнал Московской Патриархии. №7. 1967. - 80с.
  12. Булгаков С. Н. Труды по социологии и теологии: в 2 т. Т. 1: От марксизма к идеализму. М.: Наука, 1997.  - 336 с.
  13. Священномученик протоиерей И. Восторгов. Полное собрание сочинений: в 5-ти т. / Репр. изд. - СПб. : Цар. Дѣло, 1995. Т. 5. 1998. - 716с.
  14. Солоневич И. Социализм, его пророчества и их реализация. М.: Издательство М. Б. Смолина, 2019. - 656с.

REFERENCES

  1. Medvedev R.N. S. Khrushchev. Political biography. Moscow: Kniga, 1990– - 302S.
  2. Extraordinary XXI Congress of the Communist Party of the Soviet Union. Verbatim report. M., 1959. Vol.1-2. - 592s.
  3. Pihoya R. Moscow. Kremlin. Power. Forty years after the war, 1945-1985. M.: AST. 2007. - 716s.
  4. Shafarevich I. R. The way from under the boulders. M. : Sovremennik, 1991. 284s.
  5. A brief history of the USSR: In 2 hours - 3rd ed., reprint. and add. Moscow: Nauka. Leningr. otd-nie, Part 2. 1978. - 775s.
  6. Lenin V. I. The impending catastrophe and how to deal with it. Moscow : Progress, 1982. - 78 p.

Russian Russian Communism 7. Berdyaev N. The origins and meaning of Russian communism. M.: "Science", 1990. - 220s.

  1. Regelson L. The Tragedy of the Russian Church 1917-1945. M.: Krutitskoe Patriarchal Compound, 1996. - 625s.
  2. Komsomolskaya Pravda. 31.05.1930. - 4s.

Berdyaev N. Spiritual foundations of the Russian Revolution. The philosophy of inequality. Pais: YMKA-PRESS, 1990.-220s.

  1. Zabolotsky N.The Russian Orthodox Church in New Social Conditions//Journal of the Moscow Patriarchate. No.7. 1967. - 80s.
  2. Bulgakov S. N. Works on Sociology and theology: in 2 vols. Vol. 1: From Marxism to Idealism. Moscow: Nauka, 1997. - 336 p.
  3. The Holy Martyr Archpriest I. Rapture. The complete works: in 5 vols. / Repr. ed. - St. Petersburg : Tsar. Dolo, 1995. Vol. 5. 1998. - 716s.
  4. Solonevich I. Socialism, its prophecies and their realization. Moscow: Publishing House M. B. Smolin, 2019. - 656s.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ / INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Сазонов Дмитрий Иванович, протоиерей, кандидат богословия, профессор Российской Академии Естествознания, Костромская митрополия Русской Православной Церкви г. Кострома, РФ

Dmitry Ivanovich Sazonov, Archpriest, Candidate of Theology, Professor of the Russian Academy of Natural Sciences, Kostroma Metropolia of the Russian Orthodox Church, Kostroma, Russia

 

[1] Медведев Р.Н. С. Хрущев. Политическая биография. М. : Книга, 1990. С.165.

[2] Медведев Р.Н. С. Хрущев. Политическая биография. М. : Книга, 1990. С.165.

[3] Внеочередной XXI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М., 1959. Т.1-2. С.12, 34-35.

[4] Пихоя Р. Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны, 1945-1985. М.: АСТ. 2007. С.375, 388.

[5] Пихоя Р. Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны, 1945-1985. М.: АСТ. 2007. С.375, 388.

[6] Шафаревич И. Р. Путь из-под глыб. М. : Современник, 1991. С. 90-91. (284).

[7] Краткая история СССР: В 2 ч. - 3-е изд., перераб. и доп. Москва: Наука. Ленингр. отд-ние, Ч.2. 1978. С.612(775).

[8] Ленин В. И. Грозящая катастрофа и как с ней бороться.  М. : Прогресс, 1982. – С. 57. 78 с.

[9] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: «Наука», 1990. С.115 .

[10]  Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви 1917-1945. М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1996. С.419

[11] Комсомольская правда. 31.05.1930. С.2.

[12] Бердяев Н. Духовные основы русской революции. Философия неравенства. Pais: YMKA-PRESS, 1990. С.

[13] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: «Наука», 1990. С.114.

[14] Булгаков С. Н. Труды по социологии и теологии: в 2 т. Т. 1: От марксизма к идеализму. М.: Наука, 1997.  336 с.

[15] Заболотский Н.Русская Православная Церковь в новых социальных условиях//Журнал Московской Патриархии. №7. 1967. С.37.

[16] Священномученик протоиерей И. Восторгов. Полное собрание сочинений: в 5-ти т. / Репр. изд. - СПб. : Цар. Дѣло, 1995. Т. 5. 1998. С.290.

[17] Солоневич И. Социализм, его пророчества и их реализация. М.:  Издательство М. Б. Смолина, 2019. С.75.

Храмы и монастыри

История одной церкви. Костромской Иоанно-Богословский храм в Ипатьевской слободе

Аннотация. На исторической судьбе одного из костромских храмов показана историческая канва всей России, идущей, или отступающей от Бога и Его святых заповедей. История этого храма типична для тысяч других и его восстановление служит примером для восстановления духовного мира русского человека, от состояния душевных сил которого зависит судьба храма и России.

Ключевые слова: Богословский храм, история, слобода, Александровское братство.

Подробнее...

Святые и Святыни

Протоиерей Ильчевский Константин Петрович (1924-2011)

Родился 05.05.1924 г. в с. Городной Пинской (ныне Брестской) области в Западной Белоруссии, находившейся в то время в составе Польской Республики в крестьянской семье.

Подробнее...

Статьи

О СНИЛСах

Вопрос:  Отец Дмитрий, обратилась к нам одна женщина и требует, чтобы мы выпустили статью о СНИЛСах. О том, чтобы люди начали массово отказываться от них. Будто бы из-за наличия СНИЛСа человек гарантированно попадёт после смерти в ад. Особенно женщину беспокоит посмертная судьба своих детей и сейчас она собирается добиваться, чтобы пенсионный фонд вычеркнул их из своей базы.
Женщина эта воцерковлена и убеждает, что именно из православных источников почерпнула приведённую информацию. Будьте добры, выскажите хотя бы кратко-кратко своё мнение о проблеме. 

Подробнее...