| | vivaspb.com | finntalk.com

Хранитель Православного благочестия и чистоты

Автор: Александр Панин. . Опубликовано в Статьи

«Если нужна России искупительная жертва, я буду этой жертвой»
Император Николай II

«Претерпевший же до конца спасется» (Матф.24.13)

17 июля 1918 года в городе Екатеринбурге в подвале дома Ипатьева без суда и следствия были убиты Государь Император Николай Александрович, Его супруга Императрица Александра Федоровна, наследник Цесаревич Алексей Николаевич, царские дочери Великие Княжны Ольга, Мария, Татьяна и Анастасия и Их верные и честные до последнего слуги. После убиения над Их останками глумились. Останки Царской Семьи и Их слуг были уничтожены изуверами.

В городе Алапаевске уже на следующий день совершилось еще одно зверское злодеяние: были убиты Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, ее верная крестовая сестра инокиня Варвара (Яковлева), сыновья Великого Князя Константина Константиновича: Князья Игорь, Константин и Иоанн Константиновичи;  Князь Владимир Павлович Палей. Незадолго до этого Император Николай Александрович скажет слова: «Я питаю твердую, абсолютную уверенность, что судьба России, моя собственная судьба и судьба моей семьи находятся в руке Бога, поставившего меня на то место, где я нахожусь. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его волей с сознанием того, что у меня никогда не было иной мысли, чем служить стране, которую Он мне вверил».

Конечно, это было политическое убийство, но убивали Их, прежде всего, как символ Православной Руси. Это означало уничтожение всей России. Это страшное преступление против Бога положило начало всем дальнейшим злодеяниям минувшего лихолетья. Всех, кто был верен Царю, всех, кто его знал, надо было убить, чтобы истребить память в народе, чтобы никто даже и рассказать о Нем ничего не мог. Как отметил в своем докладе о мученической кончине Царской Семьи митрополит Крутицкий  и Коломенский Ювеналий: «В последовательном и методичном убийстве всех попавших им в руки Романовых большевики, прежде всего, руководствовались идеологией, а потом уже политикой, поскольку в народном сознании Император еще продолжал оставаться Помазанником Божиим, а вся Царская Семья символизировала Россию уходящую и Россию уничтожаемую».

Государь и Царская Семья прославлены Русской Православной Церковью как страстотерпцы. При этом подчеркивается особый характер этого подвига – беззлобие и непротивление врагам. В истории Русской Церкви страстотерпцами были святые благоверные Князья Борис и Глеб (1015), Князь Игорь Черниговский и Киевский (1147), Князь Андрей Боголюбский (1174), Князь Михаил Тверской (1319). Все они своим подвигом явили высокий образец христианской нравственности, терпения и личного мужества.  Они не сделали ничего для своего спасения, лишь молились за всех, покорно полагаясь во всем на Господа. Так вели себя и Царственные страдальцы: та же покорность, любовь, сострадание к своим мучителям и издевательства и ярость к ним самих палачей. Один из свидетелей жизни Царской Семьи в заточении, воспитатель Наследника Пьер Жильяр, пишет: «Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость, и которая торжествует в самой смерти». Так, осмысляя подвиг Царской Семьи, мы называем теперь страстотерпцами Императора Николая Александровича, Императрицу Александру Федоровну, Цесаревича Алексия, Великих Княжон Анастасию, Марию, Ольгу и Татьяну. Никакие испытания не сломили эту святую Семью, ничто не смогло Их поколебать. Как жили Они душа в душу, взгляд к взгляду, так по Воле Божией и подошли к страданиям, готовые их понести. Господь попустил им вместе пройти этот путь. Объединенные своей любовью, они ушли к Тому, по Чьим заповедям  прожили жизнь. 1 ноября 1916 года Императрица писала своему супругу Государю Николаю Александровичу: «Я всегда думаю о наших девочках, за кого они выйдут замуж, и не могу представить себе, какая судьба их ожидает. Если бы только им было дано найти ту глубокую любовь, и то счастье, которое ты мне дал, мой ангел, в течение этих двадцати двух лет. Увы, это так редко в наши дни!». 6 декабря 1916 года Императрица вновь пишет мужу: «Я никогда не сумею достаточно благодарить Бога за то чудное счастье, которое Он ниспослал мне в тебе и в наших детях: мы составляем одно, мы все тесно связаны между собой, что так редко в настоящее время».

Обдумывая жизненный путь последнего Российского Императора, мы должны четко осознавать и помнить, что Его мученическая кончина – это итог всей Его благочестивой жизни. С детства Он пребывал в Православном учении Церкви, и это было как закон жизни. Государь не испытывал наслаждение от власти, не искал  наград и медалей, не ослеплял Его блеск Прародительского Престола, но всегда Он оставался истинным христианином, образцом благочестия и чистоты. Мир, трудолюбие, терпение, исполнение своих обязанностей были основными правилами Его жизни. И всегда рядом была Его Семья, жившая в Вере, черпавшая жизненные силы в молитве и любви. Семья – это нравственный институт, на котором держится любое государство. При разрушении семьи, непременно разрушается и трещит по швам государство. Сегодня снова совершается уничтожение семьи: вседозволенность, отсутствие стыда, рекламы пороков на телевидении и печати. А как бы хотелось, чтобы нашим современникам были доступны другие образцы, другие примеры настоящей семьи.

Святой Царь имел сильную веру и этой верой был силен, берег Он ее как высшее достояние нации, почитая защиту Православия и всех православных христиан своим священным и первоочередным долгом. Евгений Евлампиевич Алферьев, декан Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле, писал: «Он и только Он во всем мире выступал на защиту православной веры и Церкви и оберегал церковный мир по всему миру. Воистину, Он  был ктитором всей Православной Вселенской Церкви…». Подобным образом жила и вся  Императорская Семья.

На все духовные запросы Родины Царская Семья отзывалась с величайшей сердечностью. Они принимали участие в праздновании великих духовных годовщин, в освящении храмов, помогали обителям. Всего за 20 лет с 1896 года  по 1916 год Русская Православная Церковь обогатилась большим числом вновь прославленных святых, чем за всю предыдущую историю синодальной эпохи. В царствование Николая Александровича были прославлены: святитель Феодосий Черниговский (1896), преподобный Серафим Саровский (1903), святая благоверная Княгиня Анна Кашинская (1909), святая Княгиня Евфросиния Полоцкая (1910), святитель Иоасаф Белгородский (1911), святитель Гермоген, Патриарх всея Руси (1913); святитель Питирим, епископ Тамбовский (1914); святитель Иоанн, митрополит Тобольский (1916).

Много сделал Государь лично для прославления сих угодников Божиих. Царь прекрасно понимал значение почитания святых для Православия. «Да послужит в назидание и тем, кто в житейской суете и душевном смятении готовы покинуть спасительный путь истинной Православной веры», - начертано на рескрипте прославления Княгини Евфросинии Полоцкой рукой Государя Императора. При этом часто Царь проявлял особую настойчивость при совершении канонизаций. Так было и при канонизации свт. Иоасафа Белгородского, и преп. Серафима Саровского, и при последней канонизации свт. Иоанна, митрополита Тобольского. Только прямое вмешательство Императора сдвигало дело.

Самое значительное в этом ряду событие – канонизация в 1903 году преподобного Серафима Саровского. В те далекие июльские дни мало кому известный тогда монастырь стал на некоторое время центром духовной жизни для всей России. Туда приехал Император со всей Семьей, со своей  свитой, высокопоставленными общественными и политическими деятелями. Весь цвет России собрался в те дни в отдаленном уголке Нижегородской губернии. И потянулся со всех уголков России к преподобному Серафиму простой благочестивый народ. Эта канонизация стала великими праздником уходящей Руси!

Радение и прилежание Государя о храмах Божиих позволило русским людям возвести за годы Его правления более 10000 церквей и 200 монастырей и подворий, причем многие из них были построены при Его личном участии и поддержке.

Трудно описать в таком коротком повествовании все то, что было сделано Государем для блага России и славянских народов. Царь Николай II был носителем верховной власти величайшего государства в мире и глубоко это осознавал. Государь, как никто, сознавал свою ответственность за судьбу России и мира в целом. Именно по Его настойчивому призыву в 1899 году состоялась первая международная мирная конференция в Гааге. Это стало величайшим делом  Царя- Миротворца.

Царь Николай II был одним из самых выдающихся царей–реформаторов и законодателей. Все законопроекты, а их огромное количество, были Им лично проработаны. А какие это были благие законы: О введении золотой валюты и чеканки золотой монеты (1897), Об ограничении рабочего времени и создании фабричной инспекции (1897), О введении норм устава потребительских обществ (1897), Об отмене ссылки в Сибирь на поселение (1900), Об установлении ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими и выборе фабричных старост для сношения с хозяевами и властями (1903), О веротерпимости (1905), О печати и национальных меньшинствах (1905), О свободе собраний и союзов (1906), Основные законы о Российском государственном строе (1906), Об ограничении рабочего дня и воскресном отдыхе (1906), О местном суде, народном образовании и новом продовольственном уставе (1909–1910), О выделении крестьянам ссуд из Крестьянского банка под надельные земли (1906), О развитии частной земельной собственности в деревне (1906) и многие, многие другие.

А какое внимание уделял Государь  народному образованию, сословному быту, народному «здравию»! По Его почину постепенно вводилось обязательное народное образование, а решительный шаг как введение «сухого закона», да к тому же в суровое военное время, поистине достоин нижайшего нашего поклона. Первый среди правителей Европы Николай II принял энергичные меры к искоренению пьянства. Сегодня многие ретивые «историки» пытаются представить дореволюционную Россию как один большой кабак, но это совсем не соответствует действительности. По всей стране действовали сотни обществ трезвости, эти общества, патронируемые Церковью, вели большую просветительскую деятельность.

Государь чрезвычайно почитал прошлое России,  усердно изучал его, собирал древние иконы, изучал древнее церковное пение. Сергей Сергеевич Ольденбург, участник Белого движения, политический единомышленник П.Б.Струве, один из ведущих авторов правых эмигрантских изданий, писал: «Горячая любовь к России в ее живом историческом образе пронизала Его всецело».  При этом Государь прекрасно знал и с глубочайшим уважением относился и к культуре других народов.

За 20 лет царствования Николая II население Империи возросло почти на 60 миллионов человек, урожай хлеба вырос вдвое, добыча угля -  в четыре раза. Бюджет увеличивался без введения новых налогов и без повышения старых. Французский экономист Эдмон Тэри свидетельствует: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 гг. идти так же, как они шли с 1900 по 1912 гг., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Глубочайшая вера и сила духа заложена в словах Государя: «Да исполнятся горячие Мои желания видеть Мой народ счастливым, передать сыну Моему в наследство государство крепкое, благоустроенное и просвещенное». А на праздновании 200–летия Полтавской битвы Он произнес: «Я верю, что отныне она (Россия) вступит на путь развития и благоденствия, и что будущим поколениям легче будет жить и служить своей Родине. Но для этого нужно, чтобы все Мои подданные помогали Своему Государю. Нужна вера в силу своего Отечества, любовь к нему и любовь к своей стране».

Под стать Отцу был и Его сын, Цесаревич Алексей Николаевич. В книге «С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта» Владимир Николаевич Воейков писал: «Его (Цесаревича Алексея – прим. автора) существо наполняла мысль о том, что он – будущий царь: вследствие этого он держал себя с громадным достоинством. Благодаря болезни, знакомый со страданиями, он проявлял большую чуткость к несчастным и обездоленным и не упускал случая, когда мог, сделать что-нибудь приятное окружавшим его. Одним словом, по мнению всех, близко знавших цесаревича Алексея Николаевича, он представлял по уму и характеру идеал русского царя».

А вот эпизод, свидетельствующий о благородстве души Государыни, Ее безграничной любви к сынам Родины, ее сильной Вере. Один лейб–улан, тяжело раненный, награжденный Георгиевским оружием, рассказывал о Ее Величестве, как в Петергофе, провожая полк на войну, Императрица «горько плакала во время молебна навзрыд, точно провожала родных детей».«Светлый христианский образ Царицы Александры Федоровны с наибольшей силой явил себя не только в ее мученической кончине, но и в подвиге деятельной самоотверженной любви, которому она себя посвятила в годы войны. Все свои заботы, мысли, труды направила она на оказание помощи раненым. Вместе со своими старшими дочерьми она в течение трех лет послужила им как простая сестра милосердия. Уникальный случай в истории! На такой самоотверженный подвиг могло решиться только сердце, исполненное христианской любви. Кто как Государыня любил русский народ, так искренно сострадал всем скорбящим, так горячо молился Господу о спасении России…», - пишет в книге «Августейшие сестры милосердия» А.С.Зверев.

Безусловно, были в Его Царствование и тяжкие поражения и невзгоды, но могучая Вера и работоспособность Государя всегда помогали Ему находить выход из самых трудных положений. Митрополит Анастасий (Грибановский) писал в 1925 году: «Не искушенный еще опытом Государь постоянно скорбел оттого, что великодушные намерения Его разбивались о неодолимые противоречия жизни. Власть открывалась перед Ним не столько как радостная возможность поощрять добро, сколько как суровая необходимость бороться со злом. И Он, страдая внутри, с терпеливою покорностью нес бремя ея как долг, наложенный на Него свыше».

Трудно переоценить вклад Государя Николая II в руководство страной и армией во время Мировой войны. Возглавив армию в самый трудный момент, Он сумел за год полностью восстановить, вооружить и снарядить войска, организовать и нацелить военачальников на победу и начать наступление. Прибытие Государя Императора в действующую армию привнесло  дух победы в горячо любимые Им войска. Как только Государь возглавил армию, не было уступлено ни клочка русской земли. Напротив, были отвоеваны Галиция, Волынь, Буковина, начался разгром турецкой армии, была освобождена Армения.

Особой любовью Государя пользовались войска и флот. Он, Верховный Главнокомандующий, всегда лично руководил всеми военными делами: проводил парады, смотры, участвовал  в полковых праздниках, знал истории частей, их храмовые праздники, всегда провожал полки на боевые действия. Император вникал в работу военных заводов, осматривал новую технику, примерял на себе солдатскую форму, испытывал оружие. Большим уважением Императора пользовались казаки, воинские части горцев и кавказцев. Все они нашли в Государе отца и благодетеля, который относился с уважением к их традициям, непременно отмечал их воинскую доблесть и поддерживал их материальное состояние. По Его указанию был воссоздан флот на Балтийском море, и усилен Черноморский флот.

К концу 1916 года резко возросло производство оружия, значительно улучшилось снабжение армии, шло строительство новых крейсеров и других военных кораблей. Возводились многие километры железных дорог. Росли объемы добычи нефти, железной руды. К началу военной кампании 1917 года огромная армия стояла по всей линии фронта, готовая начать наступление. Сокрушение Германии и Австро-Венгрии было неминуемо.

Английский государственный деятель Уинстон Черчилль, большой противник монархии, дал такую оценку Государю на страницах газеты «Таймс»: «На Нем лежала функция стрелки компаса. Война или нет? Наступление или отступление? Вправо или влево? Демократизировать или отстаивать свое? Таковы были поля сражения Николая II. И почему же не признать за Ним этой славы? Самоотверженное наступление русских армий, которое спасло Париж в 1914 году; преодоление бедствий отхода без снарядов; постепенное восстановление сил; победы Брусилова; вступление России в кампанию 1917 года непобежденной, более сильной, чем когда-либо… Разве Он не имел в этом всем Своей доли участия? Несмотря на большие, страшные ошибки, тот строй, который был в Нем воплощен, над которым Он господствовал, которому Его личный характер давал жизненную искру, строй этот к этому моменту выиграл войну для России. Вот Он будет свергнут. Темная рука безумно меняет Его судьбу. Царь уходит. Его и всех, кого Он любил, отдают на муки и на смерть. Пусть Его усилия преуменьшают; пусть на Его действия набрасывают тень; пусть оскорбляют Его память; но пусть тогда нам скажут, кто же другой оказался пригодным? Кто или что могло управлять Российским государством? В людях талантливых и смелых, в людях честолюбивых недостатка не было, но никто не оказался способным ответить на те несколько простых вопросов, от которых зависела жизнь и слава России. На пороге победы она рухнула на землю, заживо пожираемая червями, как в древности Ирод». Внимательно вдумайтесь в слова Черчилля, человека, несомненно, очень одаренного, в них есть все ответы на вопросы.

Государственный переворот 1917 года полностью изменил ход истории, и одним из самых важных и трагических событий этого периода было насильственное удаление Государя от Престола группой генералов и высших сановников. Истории и нам еще предстоит внимательно разобраться в том, что же произошло в городе Пскове. Было ли Государево «отречение» таким, каким его нам преподносят? Отрекался ли Государь от Престола?

Помазание на Царство означает, что земная власть Государя восходит под покровительство Бога. Поэтому измена окружения Царя, предательство Помазанника Божия стало отречением и от Бога. Началось целенаправленное разрушение монархии, разрушение Государства Российского. И не последнюю роль в этом принимали самые приближенные к Престолу лица. Лишь немногие из близких к Императору лиц остались верны Ему. Ведь предание Царя совершили генералы и представители Думы, при руководстве извне. И этот заговор не оставлял Государю возможности сопротивления. Но Император борьбы со своим народом и не желал, но заговорщики это еще не народ! Ибо действовали они на иностранные деньги и не совсем думали о благе народном. Хотя, конечно, и не все из них хотели гибели России. Император покорился воле Божией, простил всех и молился за Россию, за свой народ. Государь понимал, что большая часть прославленных генералов, советующих Ему отречься от престола, пребывала в дьявольском обольщении. Пройдет совсем немного времени, и участники заговора осознают, что они сотворили, куда и с кем они повели Святую Русь. Но будет поздно. Основание Православной Веры, Христос и Его спасительное учение,  было предателями трагически отвергнуто.

Господь оставил Царю-Страстотерпцу только одно утешение среди всеобщей измены, трусости и обмана – Его Семью, чтобы и она в скорбях вместе с Императором очистилась и вошла в вечность, готовая к ней. Митрополит Анастасий (Грибановский) говорил в своей проповеди: «В то время как иностранные венценосцы, прошедшие по воле Промысла тем же крестным путем, не захотели расстаться со своим троном без кровопролитной борьбы, наш почивший Император был далек от мысли защищать Свою власть только ради желания властвовать. «Уверены ли Вы, что это послужит ко благу России?» - спросил Он тех, кто якобы от имени народа предъявил Ему требование об отречении от Своих наследственных прав, и, получив утвердительный ответ, тотчас же сложил с Себя бремя царского правления, боясь, что на Него может пасть хоть одна капля русской крови в случае возникновения междоусобной войны».

В 1918 году Патриарх Тихон такими словами отозвался на это трагическое событие: «Мы знаем, что он, отрекаясь от Престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе...».

Вот строки, в которых Императрица Александра Федоровна описывает Их положение в самом начале заключения: «Я благодарю Бога за каждый день, который Он позволяет нам прожить без оскорблений… Мельчайшая неосмотрительность побуждает наших охранников еще строже с нами обращаться, прежде всего, запрещая нам ходить в церковь… Он (император Николай II – прим. автора) вызывает у меня величайшее удивление – это спокойствие и великодушие, хотя он невыразимо страдает за свою страну. Другие члены семьи также проявляют мужество и терпение и никогда не жалуются. Бог определенно радуется им…». А в письме от 10 декабря 1917 года Императрица писала: «…Я люблю свою отчизну, несмотря на все начавшиеся грехи и злодеяния…ничто не в состоянии вырвать эту любовь из моего сердца, даже сознание людской неблагодарности по отношению к Императору не сможет в этом ничего изменить… Боже, помилуй Россию и спаси ее!... Я благодарю Бога за удивительный внутренний мир, за веру, которой Он меня наградил и которая дает мне внутреннюю силу и надежду».

В своих воспоминаниях Юлия Александровна Ден, приближенная Государыни Александры Федоровны, жена капитана яхты «Штандарт» К.А.Дена, написала так: «У него были удивительные, незабываемые глаза. В них слились воедино грусть, доброта, смирение и трагизм. Казалось, Николай II предвидел трагическое будущее, но в то же время знал, что за земной бренной жизнью придет иная жизнь. Он был поистине «Божий человек». Более высокой похвалы, достойной светлой памяти умученного государя, мне не найти». Думается, эти слова отражают всю глубину веры и жизни Государя Николая Александровича.

Сейчас мы понимаем, что Тобольское и Екатеринбургское заключение Государя и Его Семьи приближало Царственных Страстотерпцев к вершине подвига Веры. Софья Яковлевна Офросимова, фрейлина Императрицы, близко знавшая Императорскую Семью, в своей книге «Царская Семья» писала: «…Они выпили до дна всю чашу страдания, выпили кротко и смиренно, укрепляясь духом в своем заточении. Так же, как и в дни своего величия, они разливали вокруг себя лишь свет и любовь, всем находили они ласковое слово и не забывали тех, к кому были привязаны, и кто им остался верен. Даже в заточении находили они свои радости и облегчали муки безграничной любовью друг к другу. Вера в Бога и в торжество добра, любовь к Родине, всепрощение и любовь ко всему миру Божиему не меркли, но росли в их сердцах в ужасные дни испытаний. Они умерли в радости, как могут умереть только истинные христиане – мученики».

Низко должны мы поклониться  Государю, Его Семье, поклониться всем павшим на поле брани, всем защищавшим свое Отечество, всем новомученикам и исповедникам Российским и просить Их молить Бога о нас.

Вспоминаются далекие уже 1984 и 1985 годы. Мне, тогда еще совсем мальчику, доводилось принимать участие в удивительных собраниях на московских квартирах, посвященных российским новомученикам. Непременно на самое видное место выставлялся портрет Государя. Как люди тогда стремились узнать правду о Царе! Велико было Его почитание! На этих встречах (это было позднее в 1991 году) Господь свел меня с Константином Ивановичем Козловым, командиром и основателем отряда «Реставросъ», великим патриотом и тружеником. Константин Иванович много рассказывал неизвестных тогда фактов о жизни Царя как строителя Православной Руси. А в те 1980-е годы я познакомился с рабом Божиим Глебом, у родителей которого увидел сотни фотографий Царской Семьи, держал их в руках и целыми вечерами слушал и впитывал в себя рассказы этих людей. Эти фотографии стали для меня картинами той эпохи великой и могучей нашей Руси. Многие из них  были мне подарены и стали для меня основной базой в изучении истории нашей страны.

«Святой Царь-Страстотерпец Николай II, – отмечал в своих проповедях протоиерей Александр Шаргунов, -  удивительным образом схож со своим небесным покровителем святителем Николаем, Мир Ликийских чудотворцем. Мы можем сказать о Государе, что он тоже «правило веры и образ кротости». Наш Царь был совсем не такой, как европейские монархи, и тот образ правления, который был при императоре Николае в России, очень соответствовал русскому народу. Государь был человеком простодушным в самом лучшем смысле этого слова, таким же простодушным, каким является русский народ, и в этом было их таинственное соединение. Точно так же, как простота и доброта святителя Николая дивным образом соединяет его с судьбою русского народа».

Промыслительно поэтому, что именно Николо-Берлюковский монастырь и созданный при нем благотворительный фонд «Возрождение Николо–Берлюковского монастыря»  взяли на себя почетную и ответственную обязанность - внести свою маленькую лепту в миссионерское дело прославления великих угодников Божиих – Царственных Страстотерпцев.

Президент фонда «Возрождение Николо–Берлюковского монастыря»,
действительный член Императорского Православного Палестинского Общества
Александр Панин

Храмы и монастыри

Запрудненская школа Александровского православного братства.

Запрудненская женская рукодельная школа Александровского православного братства была открыта 1 октября 1889 г. Первоначально школа располагалась в приходе Спасо-Запрудненской церкви г. Костромы. Однако уже через год после открытия школа была переведена в центральную часть города, оставаясь по-прежнему в ведении Запрудненского попечительства Александровского православного братства. Обязанности заведующего школой исполнял священник Спасо-Запрудненской церкви Андрей Никанорович Писемский. Должность попечительницы приняла на себя Любовь Степановна Чумакова.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священник Флоренский Павел Александрович (1882-1937)

Священник Павел Флоренский. Которого современники называют «русским Леонардо да Винчи»

- русский философ, богослов, искусствовед, литературовед, математик и физик.

Подробнее...

Статьи

Проблема «кадрового голода» в Русской Православной Церкви и ее разрешение с 1958 по 1988 гг. и (по материалам Костромской епархии).

Аннотация. В результате хрущевского наступления на Церковь в конце 50-х гг. ХХ века властью была поставлена задача ликвидации Церкви как института. Одним из решений этой задачи было создание дефицита кадров, при котором, власти бы имели повод к закрытию «нерентабельных» приходов, не имеющих священников. Вопреки создавшейся обстановке и благодаря последовательно проводимой епархиальными архиереями стратегии по укреплению дисциплины и формированию кадров с ориентиром на образованных, морально безупречных и глубоко верующих священников, планы по резкому сокращению числа священнослужителей были свернуты. К 80-м гг. Церковью был выстроен диалог с властью, заинтересованной в поддержке ее миротворческой и патриотической деятельности, что после юбилея 1000-летия Крещения Руси, праздника не только церковного, но в статусе церковно-государственных торжеств, позволило говорить о церковном возрождении, и как знак времени – решении кадрового вопроса.

Ключевые слова: Епархия, духовенство, образование, епископ, кадры, приход, община.

Подробнее...