| | vivaspb.com | finntalk.com

9 мая. День Победы

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Новости

019 мая, в день Победы, наряду с праздничными торжествами определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, установлено совершать панихиды, особое поминовение воинов, за веру, Отечество и народ жизнь свою положивших, от ран и болезней скончавшихся, и всех страдальчески погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Во всех храмах Костромы будут служиться панихиды памяти жертв войны. Поминальные торжества по случаю дня Победы и 70-летия окончания войны по традиции начнутся панихидой в часовне великомученика Феодора Стратилата на кладбище в конце пр-та Мира, воздвигнутой к 50-летию Победы.

image004image007В этот день, наряду с именами воинов, отдавших свою жизнь во имя Победы, мы назовем и воинов-костромичей в священном сане, а также, священнослужителей Костромской епархии, которые внесли свой вклад в дело Победы: протоиерея Константина Ильчевского архимандрита Никандра (Манчева), иерея Николая Лапшанского, архимандрита Михаила (Беляева) и др. Среди них уместно будет назвать временно управляющего Костромской епархией в 1957 г. епископа Пимена (Извекова), ставшего впоследствии Патриархом Московским и всея Руси. Согласно документам, обнаруженным писателем Алексеем Григоренко, в Центральном архиве Министерства обороны (Подольск), был мобилизован в 1941 году, служил на должностях помощника по тылу начальника штаба 519-го стрелкового полка, заместителем командира роты 702-го стрелкового полка 213-й стрелковой дивизии.

image009Приведем выдержку из воспоминаний протоиерея Бориса Васильева, который до войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки: “У меня отец был священником, дед и прадед были священниками. Пошел служить псаломщиком... В 1938 г. был рукоположен в сан диакона... Перед самой войной служил диаконом в Костромском кафедральном соборе. Оттуда меня и взяли в армию. Призвали, когда началась Великая Отечественная война. Увезли сразу на окопы. Подходит ко мне офицер, видит, я человек грамотный, спрашивает: “Вы где учились?” — “Я окончил четыре класса”. — “Не может быть! А дальше?” — “Я — диакон”. — “Все ясно. Вы служили у священноначалия. Принимайте все бригады под ваше руководство…»Протоиерей Борис Васильев становится заместителем начальника полковой разведки. Участвует в разработке и осуществлении операций на Северском Донце и Юге Украины: «…мы-то шли со знаменами — там была красная звезда. Но была еще иконка в кармане и крест. У меня до сих пор хранится “Святитель Николай”, пробитый пулей”.

02

image017Протоиерей Константин Ильчевский, почетный гражданин г. Костромы, с декабря 1944 года принимал участие в боевых действиях в составе 1116 гаубичного артиллерийского полка I-го Белорусского фронта. 27 марта 1945 года вблизи немецкого города Кюстрин был ранен, а в ноябре того же года после прохождения лечения был демобилизован и вернулся на родину. За боевые заслуги был награжден орденом Отечественной войны I степени, 11 медалями, в том числе «За отвагу» и «За боевые заслуги». В воспоминаниях о. Константина находим: «Перелистывая сейчас свой фронтовой дневник, на каждой странице нахожу в нем памятование о Боге: «Бог хранил меня…», «И здесь Господь хранил меня…», «По Промыслу Божию…», «Милость Божия надо мной…». Страдания, тяжелые испытания человеческие… Они попущены Богом, но ценны сами по себе, а только по своим результатам с точки зрения духовного роста человека. Они ценны, когда заставляют нас открыть глаза на мир Божий и на самих себя, когда обращают нас к Богу, ставя лицом к лицу с высшими ценностями. Если же они огрубляют или озлобляют человека, если они не преображают его – подлинный смысл их уходит, как вода в песок. Ибо христианство не есть философская система; оно – сама жизнь и особый ток жизни, в нем все самой жизнью проверяется и скрепляется…»

03В судьбе архимандрита Михаила (Беляева) отразились и радость Великой Победы, и скорбь гонений на Церковь ХХ столетия. Он родился в 1925 году в деревне Семунино Буйского района Костромской области, в благочестивой, искренне верующей крестьянской семье. С началом войны на фронт ушел его отец Александр Васильевич, а в 1943 году в армию призвали и восемнадцатилетнего Михаила. Он стал сапером, сражался под Выборгом, на финской границе, в июне 1944 года был тяжело ранен, а в декабре — контужен. В марте 1945 года рядовой Михаил Беляев вернулся в строй, но с днем Победы его военная биография еще не завершилась: стрелковый полк, в котором он служил, был переведен на Дальний Восток и принимал участие в разгроме японских войск. В январе 1946 года двадцатилетний фронтовик, награжденный медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и «За победу над Японией», вернулся в родной колхоз. Но скоро Михаилу пришлось пережить еще более тяжелые испытания. В 1949 году его арестовали за религиозные убеждения и, после безуспешных попыток убедить публично отречься от веры, осудили на десять лет по печально известной 58-й статье image011Уголовного кодекса. Заключение он отбывал в Казахстане и в Иркутской области. В 1956 году Михаил Беляев был реабилитирован и освобожден со снятием судимости, однако фронтовых наград, изъятых при аресте, ему так и не вернули.В 1971 году архиепископ Кассиан (Ярославский) рукоположил его во священника и назначил настоятелем Преображенской церкви погоста Макарий-на-Письме Буйского района.Лишь 30 сентября 2005 года архимандрит Михаил (Беляев) в торжественной обстановке вновь получил свои фронтовые медали.

Вспомним в эти дни и многочисленных тружеников тыла, которые не щадя сил трудились во имя Победы, которые жертвовали в фонд помощи фронту все свои сбережения. В годы войны духовенством и верующими Костромской епархии было перечислено в фонд обороны 400тыс. рублей. Вечная память и низкий поклон всем, кто отдал свою жизнь и силы во имя Великой Победы!

Храмы и монастыри

Костромской Свято-Троицкий Ипатьевский мужской монастырь

Есть основания полагать, что монастырь был заложен в 1330 году на средства татарского мурзы Чета, влиятельного вельможи Золотой Орды, который направлялся через эти края по пути в Москву на службу к великому князю Ивану Калите. На подходе к Костроме, в том месте, где сейчас стоит монастырь, Чет облюбовал дубовую рощу для отдыха. Во время отдыха ему было видение Божией Матери с апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием, после чего он был исцелен от какого-то недуга. В благодарность Богу усердием татарского мурзы на этом месте вскоре была основана обитель.

Подробнее...

Святые и Святыни

Архиепископ Дмитровский Пимен (Извеков, 1910-1990). Временно управляющий Костромской епархией 1 ноября 1959 по 16 марта 1916 гг. С 1971 по 1990 Патриарх Московский и всея Руси.

Святейший Патрирх Архиепископ Пимен (в миру Сергей Михайлович Извеков) 10 июля 1910 года, в праздник Положения ризы Господней.. Место его рождения – село Кобылино Бабичевской волости Малоярославского уезда Калужской губернии[1]. В официальных биографиях местом рождения патриарха значится город Богородск (ныне Ногинск), где жила семья Патриарха.

Подробнее...

Статьи

Репрессии Советской власти против Истинно-Православной Церкви как повод для уничтожения церковной организации в Костромской епархии.

«К свободе призваны вы братия» (Гал. 5, 13)

Истинно-Православная Церковь, название которой закрепилось в начале ХХ веке за теми, кто вначале противопоставлял себя живоцерковникам и раскольникам[1], затем перешло на последователей митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых), объединяло разных людей, основной идеологической платформой которых было неприятие политики государства направленной на разрушение Церкви, насилие над свободой человека исповедующего религию, и на тенденцию подчинения Церкви безбожному государству. Как утверждает М. В. Шкаровский, «именно владыка Иосиф ввел термин «Истинно-Православная Церковь», употребив его в 1928 г. в одном из своих писем[2], отметив, что такое название имеет Церковь свободная от государственного насилия. Идеологической основой движения «иосифлян», ставших затем называться приверженцами ИПЦ, было неприятие курса митрополита Сергия, который выступая за легализацию отношений с государством, по мнению некоторых архиереев, священства и мирян, «допустил вмешательство гражданских властей» в дела и прямое порабощение Церкви[3]. Временный Священный Синод, возглавляемый заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием указом от 6 августа 1929 года фактически приравнивал последователей ИПЦ к обновленцам и григорианам, объявляя недействительными совершенные ими таинства и указывая принимать вернувшихся через Миропомазание[4]. Как указывает Шкаровский, сами иосифляне себя раскольниками не считали и действительно ими не были, т.к. не пытались создать параллельную Церковь, считали главой Русской Православной Церкви Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского) и не создавали особенных обрядов. Главной их, стратегической целью было привлечение большего количества сторонников в Высшее церковное управление, и возглавление его[5]. По мнению митрополита Иоанна (Снычева), который свидетельствовал о массовости иосифлянского движения «непоминающих» «многие их тех пастырей, которые в годы борьбы с обновленчеством показали себя стойкими борцами за чистоту православия, выступили против митрополита Сергия». По мнению владыки Иоанна, митрополит Сергий и возглавляемый им Синод допустили серьезную тактическую ошибку, т.к., большинство верующих было неподготовлено к новому курсу Русской Церкви на сближение с государством, осуществляющим антирелигиозную политику[6]. Однако, исходя из открытых, на данный момент, материалов, свидетельствующих о беспрецедентном нажиме на митрополита со стороны, в том числе и карательных органов, следует сказать, что вряд ли митрополиту Сергию было дано время на подготовку паствы к принятию как Декларации, так и курса направленного на легализацию Церкви в СССР, отраженного затем в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях».

Подробнее...