| | vivaspb.com | finntalk.com

Светильник Костромского Заволжья

Автор: Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия.. .

hramС 1932 года в городскую черту Костромы входит село Селище, расположенное на правом берегу Волги. С XVI века оно называлось Новоселки, затем – Мошениной слободой. Неизвестно, принадлежало ли Селище до середины ХVI века какому-либо владельцу, или его жители относились к числу «черных» (государственных) крестьян, но во второй половине ХVI века – предположительно в 70-е годы – Селище и прилегающие к нему деревни были пожалованы царем Иваном Грозным в вотчину князю и боярину Ивану Михайловичу Глинскому.

По преданию, князья Глинские вели свое происхождение от знаменитого эмира Мамая, правителя Золотой Орды в 60-70 гг. ХIV века, разбитого русскими войсками в битве на Куликовом поле в 1380 году и впоследствии принявшими Православие. В 1526 году дочь Василия Львовича Глинского, Елена Васильевна, стала второй женой бездетного в первом браке великого князя Василия Ивановича, и через четыре года родила ему долгожданного наследника – будущего царя Ивана Грозного. Особое место при государевом дворе занимал Иван Михайлович Глинский, владелец Селища, племянник великой княгини Елены Васильевны и двоюродный брат Ивана Грозного. Его положение еще более упрочилось после женитьбы на дочери всесильного Малюты Скуратова. Согласно местному преданию, в Новоселках разрешилась от бремени (двойни) княгиня из семейства Глинских. Детей назвали Александром и Антониной в честь святых Римских мучеников Александра и Антонины. Благодаря князю Ивану Михайловичу Глинскому мы обязаны первому упоминанию, в дошедших до нас документах, церкви святых мучеников Александра и Антонины, где она в январе 1599 года значится как «новопостроенная» (в данном случае, по-видимому, имеется ввиду – построенная взамен старой, разобранной по ветхости, или сгоревшей при пожаре). Строительство церквей в вотчинах являлось, по сути, прямой обязанностью их владельцев. По данным 20-х гг. ХVII века церковь была шатровой. Скорее всего, это был монументальный могучий храм. Еще в начале ХХ века таких храмов еще немало оставалось на русском Севере, а отдельные шатровые храмы сохранялись и в отдаленных уголках Костромской губернии. Храм был «летним», он не отапливался, и в нем совершали богослужения только в теплое время года (из-за своих размеров шатровые храмы, как правило, являлись «холодными»). Рядом с летним Александро-Антониновским храмом стоял небольшой зимний храм «страстотерпца Христова Егория» (святого великомученика Георгия Победоносца) . Особенностью Селища было то, что если в ХVI-ХVII вв. большинство приходских деревянных церквей состояло из двух храмов – летнего и зимнего, то в Селище, на рубеже ХVI и ХVII вв. высился ансамбль из трех деревянных храмов (что сразу заставляет вспомнить одно из объяснений термина «селище» как «весьма большое село, где более одной церкви»). Наряду с Александро -Антониновской и Георгиевской здесь находилась и третья церковь – во имя святого пророка Илии, про которую в писцовой книге 20-х годов XVII века сказано, что она «ветха, стоит без пения» (к тому времени богослужение в ней уже не совершалось). Согласно храмовой «Летописи», с момента основания и вплоть до 80-х гг. XVIII века храмы в Селище стояли не на вершине холма, где ныне находится современная каменная Александро-Антониновская церковь, а у его подножия (где позднее была выстроена церковь во имя Василия Блаженного). Возле храмов располагалось приходское кладбище; здесь же, в 20-е гг. ХVII века, стояло семь келий для нищих, живших подаянием. Необходимо отметить, что Селище являлось центром большого прихода, в который входили десятки небольших окрестных деревень (в основном, скорее всего, относящихся к вотчине И.М. Глинского). Упоминание в истории селение Новоселки (так к тому времени село называлось Селище) заслужили в связи с событиями Смутного времени: в 1609 г. в них стоял при нападении на Кострому отряд сторонника «тушинского вора» Лжедмитрия II- А. Лисовского; а в 1613 г. здесь же останавливалось великое посольство Земского собора, прибывшее в Кострому с целью «умоления» на царство избранного на Российский престол Михаила Федоровича Романова.

С первой половины XVII века на жизнь Александро-Антониновского прихода заметное влияние стал оказывать Богородицко-Игрицкий монастырь, основанный в 1624 году посадскими людьми города Костромы на месте бывшего погоста Николы Великорецкого в «Игрицах». Он находился в 15 верстах к югу от города. В период с XVII – начала XX веков этот монастырь слыл одним из наиболее почитаемых в Костромском крае монашеских обителей. Жители прилегающих к монастырю дальних селений Александро-Антониновского прихода ходили туда на богомолье и поклонение главной святыне обители – чудотворной Смоленской Игрицкой иконе Божией Матери. Во второй половине XVII века возникла традиция ежегодного принесения чудотворного образа в Селище и другие селения прихода. Эта традиция просуществовала несколько столетий – вплоть до 20-х годов XX века.

   В XVIII столетии Александро-Антониновская церковь оставалась приходским храмом для весьма крупного прихода: в 1744 году в нем числилось 206 дворов. В 1870 году в приход вместе с Селищем входило 15 деревень, максимально удаленных от храма на 10-13 верст: Пантусово, Козелино, Коряково, Дербино, Будихино, Захарово, Зарубино, Палкино, Пепелино, Окульцево, Ременниково, Емельянка, Стариково и Самычево. Благодаря удобному расположению, рядом с Костромой, в связи с притоком сельского населения Новоселки стали расширяться и получили название Новое Селище, затем – просто Селище. За свою историю имение сменило множество владельцев. Одним из них был боярин Г. И. Морозов, муж знаменитой последовательницы старообрядчества Ф. П. Морозовой.

Вторая половина XVIII явилась временем повсеместной замены деревянных храмов на каменные. В 70-е гг. XVIII века из всех правобережных сел и слобод, находящихся напротив Костромы, древние деревянные храмы сохранились только в Селище. Но дошел черед и до них. В 1779-1786гг. взамен деревянных церквей - Александро-Антониновской и Георгиевской, на средства местных помещиков А. Ф. Мошкова, В. Д. Каблукова, П. С. Поливановой и прихожан была возведена каменная, в стиле барокко, одноглавая, с двумя теплыми приделами: правым – Георгиевским и левым – Ильинским, с трехъярусной колокольней,  церковь во имя святых мучеников Александра и Антонины. В 1831 г. к северо-западу от Александро-Антониновского храма была построена, разрушенная около 1935г., каменная церковь во имя блаженного Василия, Христа ради юродивого, Московского. Каменная ограда Александро- Антониновской церкви обрамляла новое приходское кладбище, возникшее у стен храма. С конца XVIII-го и до середины XX века оно являлось основным местом упокоения жителей Селища. Храмоздателей, в число которых входили прославившиеся своей благотворительностью дворяне Поливановы, хоронили у алтарной части Александро-Антониновского храма. В 1822 году здесь был погребен Сергей Николаевич Поливанов (1761 – 1822 гг.). Через семь лет, в 1829 году, рядом с ним было предано земле тело его сына – подполковника Азовского пехотного полка Николая Сергеевича Поливанова (1791 – 1829 гг.), погибшего 21 июля 1829 года во время Русско-турецкой войны. В 1839 году здесь же похоронили пережившую и мужа и сына Александру Ивановну Поливанову (1764 – 1839 гг.) К сожалению, в послереволюционное время большая часть «господских» надгробных памятников была уничтожена. Каким-то чудом, с севера от алтарной части храма уцелел один обомшелый надгробный памятник в античном стиле – вероятно, поставленный над могилой кого-то из Поливановых.

Сведений о составе причта церкви в конце XVIII века не сохранилось. Но история сохранила имя ставшего известным на всю Россию человека, который происходил из Александро-Антониновского причта. В декабре 1797 года, за три дня до Рождества, в Селище родился, и, по-видимому, через несколько дней был крещен, в зимнем приделе Александро-Антониновской церкви едва ли не самый знаменитый местный уроженец – выдающийся русский религиозный философ, профессор Московской духовной академии, протоиерей Федор Александрович Голубинский (1797 – 1854 гг.). Мать его, Анастасия Андреевна (1774 – 1836 гг.) была дочерью причетника селищенской церкви.

В 1870 году в жизни Александро-Антониновского храма произошло событие, имевшее важное значение в истории прихода: в этом году настоятель храма священник Иоанн Богословский начал вести уже не раз упоминавшуюся выше «Церковно-приходскую летопись Александро-Антониновской церкви села Селище», сохранившуюся до наших дней. Побудительным толчком к началу её ведения послужила анкета какого-то исторического общества, разосланная, видимо, по линии Святейшего Синода. Однако, возникнув по довольно случайному поводу, «Летопись» непрерывно велась далее несколькими поколениями настоятелей на протяжении почти полувека – вплоть по 1917 год. Она – уникальный источник и по истории храма, и Селища в целом, в котором фиксировались различные предания, биографии членов причта, данные о ремонтах и перестройках, природные явления, сведения о посещении храма архиереями, о благотворителях, ежегодные статистические данные о крещениях, венчаниях, отпеваниях и т.д.

   К концу 80-х гг. XIX века находящееся возле стен Александро-Антониновской церкви приходское кладбище постигла обычная участь – оно оказалось переполненным и ему стало тесно в стенах ограды. В результате долгих хлопот в мае 1892 года с восточной стороны кладбища к нему был прирезан участок земли площадью в 400 квадратных сажен (около 1800 квадратных метров). 30 августа того же года общее собрание прихожан приняло постановление о сборе средств для расширения кладбищенской ограды. Сбор продолжался семь лет, и к сооружению нового участка приступили в 1899 году: в период с 15 июня по 5 октября вокруг нового участка кладбища возвели – «по образцу существующей» – каменную ограду (её окончательная доделка произошла в 1900-1901 гг.), одновременно было разобрано восточное прясло прежней ограды. В 1861г. на колокольне повесили колокол весом 252 пуда (4123 кг.), разбитый затем в одну из антирелигиозных кампаний 30-х годов ХХ века. В XIX – начале ХХ века столетия теплые приделы храма перестраивались с целью их расширения. В 1908г. в летнем Александро- Антониновском храме установили новый четырехъярусный резной иконостас. С 1909 по 1917гг. стены храма были заново расписаны.   В начале ХХ века причт Александро-Антониновской церкви состоял из двух священников, диакона и двух псаломщиков.     При храме действовало общество трезвости во имя великомученика Пантелеимона. В 1911 г. его членами значились 120 человек.В селениях Александро-Антониновского прихода к концу XIX века находилось шесть часовен (в Корякове, Будихине, Емельянке, Дербине, Пепелине и др.). Они являлись своеобразными деревенскими храмами для немощных и больных людей. В часовнях молились главным образом старики, которым было тяжело добраться до Селища. На рубеже XIX и XX веков обновление коснулось и часовен. 1 ноября 1892 года в д. Корякове состоялось освящение новой большой часовни во имя Феодоровской иконы Божией Матери, построенной на средства жителей деревни взамен «старой, ветхой и тесной». Часовню освятил причт Александро-Антониновской часовни во главе с о. Василием Шафрановым. В освящении участвовал также иеромонах Богородицко-Игрицкого монастыря Сергий, прибывший в Коряково вместе с чудотворной Смоленской Игрицкой иконой Божией Матери. В 1897 году в д. Емельянке взамен старой деревянной на средства С. Гаврилова – в память коронации 14 мая 1896 года императора Николая II –была возведена первая в приходе каменная часовня, построенная. В 1869 году Костромское уездное земство открыло в центре Коряковской волости – деревне Корякове – начальное училище. Первым его попечителем на протяжении многих лет являлся селищенский помещик и благотворитель Г. Н. Ратьков, который на протяжении долгого времени являлся одним из главных жертвователей Александро-Антониновской церкви. В 60-е гг. XIX века он сделал в храм ценный вклад – изготовленное его «усердием» большое напрестольное Евангелие в серебряном окладе, весившем 3 фунта 30 золотников (то есть свыше 1,2 килограмма). Г. Н. Ратьков необычайно много сделал для просвещения крестьян Селища и его округи. Еще в 1852 году он открыл в людской своей усадьбы первую школу для крестьянских детей. Вслед за Коряковским училищем, в октябре 1874 года земское начальное училище открылось и в Селище. Первоначально оно размещалось в частном доме, но в середине 80-х гг. XIX века для него на земле, уступленной Г. Н. Ратьковым, выстроили специальное здание. В феврале 1882 года благотворитель храма С. Гаврилов преподнес селищенскому храму в дар большое напрестольное Евангелие с переплетом, оправленным позолоченным серебром; в 1884 году – серебряную дарохранительницу (весом в 8,5 килограммов), изготовленную, скорее всего, питерскими мастерами и представляющую собой в миниатюре точную копию Александро-Антониновской церкви. Надпись на дарохранительнице гласит: «От Сакердона и Марии». В марте 1885 года С. Гаврилов пожертвовал «священнослужебный сосуд сребропозлащенный с принадлежащими к нему: дискосом, звездицею, лжицею и двумя блюдцами...» (общий вес всех предметов составлял около двух килограммов серебра) (116). 9 июня 1887 года, накануне Александрова дня, он пожертвовал храму сребрянный с позолотой напрестольный крест (весом около 0,5 килограмма).

В 1891-1892 гг. целый ряд губерний Европейской части страны вследствие неурожая поразил голод. Церковь откликнулась на нужды голодающим. Был организован сбор средств для помощи голодающим. В 1891 году по призыву о. Василия Шафранова прихожане Александро-Антониновской церкви собрали «в пользу голодающих и неурожайных местностей России» немалую для того времени сумму – 49 рублей 25 копеек. В 1892 году, как записал о. Василий в «Летописи», прихожане вновь «сделали довольно значительные пожертвования вещами, хлебом и деньгами в пользу голодающих»; одними деньгами в 1892 году было собрано 40 рублей 55 копеек. Тогда же установилась традиция принесения на престольный праздник Александро-Антониновской церкви главной святыни Костромского края – чудотворной Феодоровской иконы Божией Матери, доставляемой через Волгу из кафедрального собора Костромы.

После революции 1917-го года, в годы гонений на религию, Александро –Антониновский храм был воистину духовным светильником всего костромского Заволжья. 30-е годы XX века – особый период в истории Русской Православной Церкви, когда она, не будучи запрещена официально, фактически находилась вне закона. В 30-х годах над храмом постоянно висела угроза закрытия. То, что в это жестокое время массового террора и повсеместного закрытия церквей храм в Селище удалось спасти, во многом является личной заслугой его настоятелей – протоиереев Павла Острогского и Иоанна Костина (в монашестве – игумен Игнатий).   В условиях безбожной власти значение настоятеля Александро-Антониновской церкви о. Павла Острогского было исключительно высоко. По благословению архиепископа Костромского и Галичского Никодима (Кроткова) он создал кассу помощи для ссыльных священников и их семей, куда поступали денежные отчисления из всех городских храмов. Там же, в Селище, нашли пристанище и жили на квартирах – епископ Уманский священномученик Макарий (Карамзин), профессор Московской духовной академии Н. И.Серебрянский. По приговору Особого совещания при НКВД СССР от 17 марта 1935г. епископ Макарий, протоиерей П. Острогский и некоторые другие члены «контрреволюционной группы» из Селища были сосланы на пять лет в Казахстан. В конце 1937г. протоиерея Павла расстреляли в Алма-Ате. Почти в то же время был расстрелян и епископ Макарий. 27 апреля 1938 г. подвергся аресту Н. И. Серебрянский, приговоренный к работам в «исправтрудлагере» на пять лет и скончавшийся 23 мая 1940г. Где находятся могилы владыки Макария и о. Павла по сей день неизвестно. В самый канун Великой Отечественной войны в Заволжском районе Костромы осталась только одна действующая церковь – Александро-Антониновская в Селище. Значение Александро-Антониновского храма для жителей Заволжья во время Великой Отечественной войны трудно переоценить. Суровые военные испытания, гибель близких, постоянный страх за находящихся на фронте сыновей, мужей, отцов и братьев вели в единственную уцелевшую церковь заволжской части Костромы и тех, кто, казалось, давно порвал с верой. Для множества же верующихстарый храм в Селище являлся в это жестокое время единственной духовной отдушиной. Всё горе приносимое людям войной стекалось в церковь. Настоятель храма отпевал воинов павших на поле брани (большинство из которых он знал лично), служил по ним панихиды, ободрял и утешал своих духовных детей, вместе со всеми прихожанами молясь о победе нашего оружия. В условиях военного лихолетья шел сбор средств на танковую колонну им. Дмитрия Донского. Как известно, в победном 1945 году Пасха пришлась на 6 мая, совпав с днем святого великомученика Георгия Победоносца, бывшего как мы помним одним из престольных праздников селищенского храма. Долгожданный же День Победы наступил через три дня – 9 мая, в среду Светлой Пасхальной седмицы.  На воинском мемориале, открытом в Селище на приходском кладбище 22 июня 2005 года, значится 109 имен погибших, в основном – уроженцев села.

     В первые послевоенные годы значение Александро-Антониновского храма в Селище было ничуть не меньше, чем во время войны. Военное напряжение спало, но зато яснее стали видны масштаб и безвозвратность понесенных жертв. Многочисленные вдовы и сироты, матери и отцы, потерявшие детей, невесты, оставшиеся без женихов, находили утешение в стенах храма.   Настоятель храма, протоиерей Иоанн Костин, много сделал для украшения и восстановления Александро-Антониновской церкви. По воспоминаниям старожилов, во второй половине 30-х годов он переносил в неё иконы из закрываемых в Заволжье храмов, которые каким-то образом удавалось спасти от гибели. В 1947 году по инициативе о. Иоанна в храме была подновлена настенная живопись. Эту работу выполнили художник Игнатий Игнатьевич и Сергей Игнатьевич Дубовы, уроженцы бывшего посада Большие Соли (489), откуда родом были живописцы И. И. Шварев, расписавший в 1861 году холодный храм, и Н. И. Демидов, расписавший в 1917 году теплый храм. После окончания обновления живописи на западной стене теплого храма была сделана сохранившаяся до наших дней надпись: «В 1947 году произведена переколировка живописи при настоятеле церкви отце протоиерее И. И. Костине и старосте А. Ф. Кабановой художниками И. И. и С. И. Дубовыми».   В 50-е годы о. Иоанн восстановил в Селище традицию колокольного звона. Как писалось выше, все колокола с церковной колокольни были сброшены в 1930 году и сданы в металлолом. Отец Иоанн всюду, где мог, искал сохранившиеся дореволюционные колокола и устанавливал их снова на звонницу. И хотя всё это были небольшие колокола, однако, после долгих лет молчания колокольня Александро-Антониновского храма вновь «заговорила» и по большим праздникам над Селищем вновь, как и до 1930 года, плыл колокольный звон...

   В настоящее время произведено перезахоронение останков схиигумена Игнатия (Костина) на кладбище у стен Александро-Антониновского храма. В 1959-1961 гг. в Александро-Антониновском храме неоднократно совершал богослужения Архиепископ Дмитровский Пимен (Извеков; 1910 – 1990 гг.), исполнявший тогда обязанности правящего костромского архиерея – будущий Святейший Патриарх Московский и всея Руси. В 60-е годы настоятелем храма в Селище был ключарь Воскресенского кафедрального собора, доктор богословия, протоиерей Ростислав Романович Лозинский (1912 – 1994 гг.) В 60-70 гг. XX века в числе прихожан Александро-Антониновского храма был А. А. Григоров (1904 – 1989 гг.) - костромской краевед, крупнейший специалист по истории костромского дворянства, незадолго до кончины удостоенный звания Почетный гражданин г. Костромы. Крупской.  С 1977 года и почти четверть века настоятелем храма в Селище служил протоиерей Борис Васильевич Втюрин (1939 – 2000 гг.) В настоящее время при Александо-Антониновской церкви действует детская воскресная школа, организовываются летние православные лагеря для детей, издается приходская газета «Православный собеседник». Кладбище при храме является местом захоронения почивших священнослужителей Костромской епархии. В 2004 г. на месте разрушенного храма Василия Блаженного был установлен памятный крест. 23 июня, престольный праздник Александро-Антониновского храма, широко отмечается жителями Селища: после Божественной Литургии старожилы вспоминают былые времена, проходят выступления народных коллективов, театральные сценки, детские развлекательные мероприятия.

Храм во имя святых мучеников Александра и Антонины в Селище, как и положено ему, светильником ясным освещает дорогу всем, приходящим ко Христу Спасителю, и «жаждущим утешения» людям. Он служит хранителем и сокровищницей веры, надежды и любви.

 

Храмы и монастыри

Церковь во имя святителя Николая в с. Саметь, Костромского р-на

Саметь — одно из древнейших сёл Костромского уезда. Впервые погост упоминается в 1581 г., когда Царь Иван Грозный пожаловал его Московскому Чудову монастырю, в чьём владении Саметь оставалась до 1764 года. После секуляризации монастырских земель в 1764 г. село стало государственным.

Подробнее...

Святые и Святыни

Святые источники Костромской области

Подробнее...

Статьи

Рецензия на выход в свет трилогии А. А. Федотова «Сломанный мир».

Относительно недавно появилась на полках библиотек трилогия доктора исторических наук, кандидат богословия, профессора Ивановского филиала Института управления (г. Архангельск) А. А. Федотова. Не раз мы знакомили читателя «Северной правды» с литературными произведениями этого замечательного автора:  его трилогии «Свет во тьме», повестей-сказок «Черный карликовый тигр», « «Орден крылатого Льва», «Последний кот Зверландии», повести «У истоков системы», и др.

Подробнее...