Принципы и основные положения практик собирания церковной общины на примере руководств Н. Неплюева и епископа Макария (Опоцкого)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

Изучение опыта строительства, собирания, жизни и деятельности христианской общины в настоящее время не потеряло своей актуальности. Яркими представителями обновления христианской общинной жизни в начале ХХ века стали Н. Неплюев и епископ Макарий (Опоцкий). Анализ документов и исторических материалов позволил определить главные мотивы объединения людей, которыми являются христианская любовь и единение в вере. Крестовоздвиженское братство Н. Неплюева дало будущим поколениям опыт объединения людей, который затем, в начале 1920-х годов способствовал возникновению т.н. «приходской революции» - объединению в братствах, отстоявших Церковь от ликвидации ее в после революционные годы. Опыт приходских православных братств и сестричеств способствовал сохранению церковных объединений вплоть до конца 1940-х годов и осуществлению свидетельства о вере в советском обществе.

Ключевые слова: община, братство, приход, пастырь, верующие, общество.

 Непреходящим интересом в настоящее время пользуется тема строительства приходской жизни Православной Российской Церкви в начале ХХ века. Интерес многих исследователей подтверждает как актуальность темы, так и  востребованность практического применения опыта форм приходской жизни в современных условиях. В этой связи изучение конструктивных положений христианских трудовых общин Н. Неплюева и епископа Макария (Опоцкого) позволяет решить сразу несколько задач: предлагает практическую модель организации приходской жизни и модель объединения общества на принципах христианской общины. Недаром, общинный проект Н. Неплюева предполагал возникновение Всероссийского братства, объединяющего множество приходов по всей России.

 Анализируя имеющийся архивных материал отметим, что в России в начале ХХ века наблюдался невероятное пробуждение гражданского общества выражающееся в создании гражданских союзов и обществ. Особенно это движение приняло массовый характер после Манифеста «о гражданских свободах» от 17 октября 1905 года[1]. Организация обществ и союзов происходила не только в гражданском обществе, но и в церковном. Среди духовенства и мирян шла широкая полемика по реформированию и обновлению всего строя церковной жизни, предлагались различные модели реформы церковных учреждений, в том числе, по «оживлению» приходской жизни, превратившейся из некогда живого общественного организма христианской общины в номинальную административную единицу[2].

  В середине XIX века, после отмены крепостного права, в результате общественного движения по реформированию общественных институтов возникали различные практики организации приходских общин, объединявших верующих под руководством как духовенства, так и «духоносных старцев» из среды мирян. В частности, к середине XIX века возродились православные церковные братства, осуществлявших свое служение как при монастырях, так и при приходских церквах. Братства имеющие различные цели: от просвещения, миссионерства, до обществ трезвения[3]. Следует заметить, что объединения людей на основе совместного христианского делания, получила свое развитие на Руси еще в XIV-XV вв. в областях Северной Фиваиды – Олонецких, Вологодских, Белозерских, Костромских землях[4]. Именно в этих краях создавал свои братства епископ Макарий.

 Идейная преемственность трудовых братств берет свое начало из монастрей. Дух братства, «умной молитвы» - исихазма которую описал И. Концевич[5] и труда объединял людей в общежительных обителях. Примером таких обителей могут служить Троице Сергиева Лавра, Оптина пустынь. Из монастырей общежитие трансформировалось в идею «монастыря в миру», опыт старчества на приходах. Например, в ХХ веке в «покаяльной» общине протоиерея Алексия Мечева[6]. Практика сестринской общины без принятия монашества с целью социального служения была учреждена в созданной Марфо-Мариининской обители в 1909 году[7]. Основной целью создания трудового братства, как христианской общины в конце XIX- начале XX века были ее соответствие общине христиан апостольского времени (Деян 4:32-37)[8], что импонировало идее обновления Церкви, которая была невозможна без возвращения к опыту Церкви первых веков христианства. По формулировке епископа Макария, создание трудовой общины имело целью: «религиозно-нравственное совершенствование личности до уподобления Христу»[9].

Однако идея собирания людей в церковную приходскую братскую общину, где уважалось и приветствовалось личностное духовное преображение, где клерикальное возглавление не было возведено в ранг абсолюта власти, было идеей неординарной для синодальной Церкви. В церковной среде такие общины обвинялись в ереси и сектанстве[10]. Создание трудовых общин преследовалась цель оживить административные единицы до высоты христианского служения в мире. Задача ставилась широко - главной идеей Н.Неплюева при создании Крестовоздвиженской трудовой общины было желание и стремление обновить, возродить не только локальный церковный приход, но и в целом, российское общество. Руководство общинной, по его мнению, должны были возглавить не обязательно священники, сколько люди духовно опытные и радеющие за дело. Предлагаемая модель трудовой общины могло направить освобожденные силы народа на духовное возрождение, а не на изменение государственного строя революционным путем. Продолжая дело Н. Неплюева, епископ Макарий обвинял формализм современной ему церковной жизни. Изменения, по его мнению должны коснуться в первую очередь «внутреннего человека». Он видел выход из создавшегося положения в «обновлении ума» и обновлении человека созданного Богом «в праведности  и святости истины» (Еф. 4:23-24). Считал, что обновление людей должно начаться с пастырей, как духовных наставников общества[11].

   7 марта 1924 года епископ Макарий обращаясь к Святейшему Патриарху Тихону за благословением на создание общины отмечал, что братское строительство на приходе служит делу христианского обновления «в смысле возрождения и преображения отдельных личностей до высоты Апостольского идеала». Цель создания общины он видел в нравственном совершенствовании личности и обещства до соответствия ее «братски-общинной жизни первохристиан»[12]. Испрашивая Патриаршего благословения на создание «кружка ревнителей христианского просвещения и созидания Церкви Христовой как Тела Его». Развивая свою мысль он указывал, что прототипом и аналогом общинной модели как соподчинения и сплочения ее членов как «единства в духе веры» можно рассматривать человеческий организм с его самоподчиненностью всех членов. По мнению владыки Макария, главной задачей на приходе было создание малой Церкви – братского общежития с единством духовным и экономическим[13]. Для епископа Макария приходская община – это духовная семья, соединенная «братской любовью», где в первую очередь выдвигается добровольное служение старших младшим и наоборот – благоустроение христианского трудового братства, имеющего целью созидания малой Церкви, как части Церкви Соборной и Апостольской[14]. В задачах братства он указывал духовно-нравственных 9 правил: от общей кассы до миссионерского служения[15]. Созданием такой семьи руководствовался ранее епископа Макария Н. Неплюев. В 1889 году он создал Крестовоздвиженское церковное братство-общину, в основе которого лежали апостольские принципы единой христианской семьи с соподчиненностью друг другу (1 Петр. 5:5)[16]. Он воплотил на практике идею, которую затем подхватил и пытался воплотить в 1908-м и последующих годах своего служения епископ Макарий.

  Подводя итог вышесказанному, следует сделать вывод о идейном единстве в целях и задачах создания трудовой общины Неплюевым и епископом Макарием, в основе которого были: а) реакция на формализм и утрату ценностного идейного начала между христианской общины первых веков и административной церковной единицы, б) желание обновления церковной жизни и понимание насущной потребности во внутреннем обновлении церковного прихода, неподвластном спущенным распоряжениям, в) генерация из малого количества трудовых братств в повсеместную структуру приходских организаций г) понимание духовных основ, могущих направить народную жизнь в созидательное русло.

  Главным отличием было поминание в руководстве братством. Неплюев предлагал руководство дать мирянам, оставив богослужебную часть священнослужителям, епископ Макарий видел руководство мирянами в лице клириков.

Начало 1920-х годов было расцветом трудовых братств в связи советским  законодательством, разрешавшим трудовые кооперативные союзы вплоть до начала 1930-х годов, что под видом кооперативных сельхозпредприятий позволяло монашествующим и мирянам объединяться в трудовые артели, скрытно сохранять свое внутреннее устройство и истинную органзацию. Таких кооперативных предприятий было много на территории соверменных Костромской и Ивановских областей.

Объединение трудовых приходских союзов смогли в условиях советской власти сохранить церковную организацию и затем, после их запрета и ликвидации, в лице оставшихся на свободе членов трудовых общин передать религиозные убеждения новым поколениям.

 

[1] Законодательные акты переходного времени. 1904–1908 гг. СПб., 1909. С. 150–151.

[2] Собрание Определений и Постановления Священного Собора Православной Российской Церкви. 1917–1918. Вып. 3. М., 1994. С. 13.

[3] Григорьев Н.И. Общества трезвости: их организация и деятельность за 1892–1893 гг. СПб., 1894. С. 17.

[4] Федотов Г. П. Святые центры Руси. Париж: ИМКА-ПРЕСС, 1989.С. 148-149.

[5] Kontzevitch I. M., ed. The Northern Thebaid, Monastic Saints of the Russian North. Platina, Calif.: Saint Herman of Alaska Brotherhood, 1975.

[6] Отец Алексей Мечев: Воспоминания. Письма. Проповеди. Надгробное слово о себе самом / ред., сост. Н. А. Струве. Paris: YMCA-PRESS, 1989. С.44-45.

[7] Горинов М., Иванова Е., Шарипов А., Войтиков С. Марфо-Мариинская обитель милосердия. 1909-2009. К 100-летию создания Обители. М.: Белый город, 2009. С. 99-101.

[8] Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. United Bidle Societies, 1991. С.1166.

[9] Архив УФСБ по Новгородской области Д. 1/а12983. Л.273.

[10] Письмо епископа Макария Святейшему патриарху Тихону от 7 марта 1924 года. РГИА. Ф.831.Оп.1. Д.273. Л.73-74 об.

[11] Дмитриенко А. Г. За святую правду любви и братства: Епископ Макарий (Опоцкий), 1872-1941. Биография. Проповеди. Письма Литургическое наследие. Воспоминания. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2021. С. 309-310.

[12] Письмо епископа Макария Святейшему патриарху Тихону от 7 марта 1924 года. РГИА. Ф.831.Оп.1. Д.273. Л.73-74 об.

[13] Письмо епископа Макария Святейшему патриарху Тихону от 7 марта 1924 года. РГИА. Ф.831.Оп.1. Д.273. Л.73-74 об.

[14] Буданова А. В. Понятие личности и общины в пастырской практике епископа Макария (Опоцкого)//Альманах Свято-Филаретовского православно-христианского института. М., 2025. Вып.13. С.101

[15] Дмитриенко А. Г. За святую правду любви и братства: Епископ Макарий (Опоцкий), 1872-1941. Биография. Проповеди. Письма Литургическое наследие. Воспоминания. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2021. С.138.

[16] Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. United Bidle Societies, 1991. С.1214.

Храмы и монастыри

Документы Государственного архива Ярославской области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

Документы Государственного архива Ярославской  области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

О.А.Кострикина

В работе на основе архивных документов составлена краткая справка по домовым церквям. Рассказывается о храмостроителях и благотворителях; источниках доходов храмов, размерах церковного и причтового капитала,  численности прихожан.

Подробнее...

Святые и Святыни

Епископ Ветлужский Неофит (Коробов 1878-1937)

Родился 15 января 1878 года в селе Новоселово Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии в купеческой семье. По одним сведениям мальчик получил домашнее образование, по другим — обучался в народной земской школе. Хорошо пел, был грамотным, писал красивым аккуратным почерком.

Подробнее...

Статьи

Запад и Восток: Разница менталитетов

Аннотация: Разница менталитетов, характеров, взглядов Запада и Востока кроется в разнице духовных измерений. Чтобы понять друг друга необходимо раскрыть те духовные истины, которые всегда лежали в основе славянской, русской души – а именно - жажда неземной истины. Чтобы государство стало Родиной, русский человек наполняет государственнообразующую идею Москвы как Третьего Рима духовной идеей небесного, второго Иерусалима, в основе которого лежит Евангельский идеал.

Ключевые слова: Закон, благодать, государство, земля, собор, Церковь.

Annotation: Abstract: the Difference of mentalities, characters, views of the East and West lies the difference in the spiritual dimension. To understand each other is necessary to reveal those spiritual truths that have always been the Foundation of Slavic, Russian soul - and it is the desire of heavenly truth. To the state became the Homeland, the Russian man fills государственнообразующий the idea of Moscow as the Third Rome spiritual idea of heaven, the second Jerusalem-based Evangelical ideal.
Keywords: Law, grace, the state, the earth, the Cathedral, the Church.

Подробнее...