Протоиерей Павел Федорович Островский. К портрету личности.

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

Имя священника Павла Федоровича Островского, ключаря костромского кафедрального Успенского собора, родного дяди писателя и драматурга А. Н. Островского, хорошо известно человеку, желающему познакомиться со  «стародавней Костромой» и ее святынями, ее внутренним миром.

Личность незаурядная, о. Павел всю жизнь находился в гуще событий связанных с деятельностью Костромской епархии. Состоял членом Костромской духовной консистории и членом правления Костромского духовного училища, был пожизненным членом Православного миссионерского общества. Являлся ученым авторитетом для современников и историков, которые по сей день не могут игнорировать его труды по описанию костромских обителей, храмов святынь в XIX веке. К нему, за советом и консультациями при написании своих пьес и соответствию персонажей исторической достоверности, а также, для помощи в рассуждении житейских дел всегда обращался его племянник, знаменитый драматург А. Н. Островский[1]. Так в его письме к о. Павлу от 28 июня 1872 года читаем: «Кажется, я последую Вашему совету и приеду сам в Кострому для хлопот по вводу во владение [наследством]»[2]. В письмах к дяде, обращениях к нему, чувствуется почтение и искренняя любовь. Из них мы узнаем, что Александра Николаевича очень огорчила болезненное состояние дяди. «Вам известно, - писал он литератору П. И. Андронникову сообщая ей о болезни о. Павла, - как искренне люблю я дядюшку и как уважаю в нем последнего представителя старших в нашем роде»[3].

 Протоиерей Павел Островский был наделен многими талантами. Литературные и публицистические его дарования ярко проявлялись в публикациях периодической печати. Например, в «Костромских губернских новостях» его родственника П.И. Андроникова. По свидетельству современников, он не только сам печатался, но протекционировал публикации своих товарищей - священнослужителей, благодаря чему, в газете стали появляться материалы священников Д. Реформатского, И. Мирмикова, М. Миролюбова. Ему даже удалось привлечь к сотрудничеству в газете известного краеведа, нерехтского священника М. Я. Диева.

   О прекрасных способностях будущего протоиерея свидетельствуют записи наставников Духовного училища и Семинарии, сделанные еще во время его учебы в костромских духовных школах. В «Ведомостях Костромского уездного духовного училища за 1818 год» сообщается, что ученик Павел Островский способностей «очень хороших», на основании чего, он из низшего отделения Училища он направляется для учебы в высшее. Из «Ведомостей» мы узнаем, что по завершении обучения в Училище, благодаря его успешному окончанию, он поступает в Семинарию, которую, в отличие  от своего брата, Александра Федоровича, заканчивает благополучно[4]. Преподаватель Костромской духовной семинарии и председатель Костромского церковно-исторического общества И. В. Баженов, в своем очерке о Костромской духовной семинарии «Какие науки и как изучали костромские семинаристы в период от 1814 до 1867 года?» отмечал, что, при довольно скудных материальных условиях содержания, отсутствии печатных учебников и прочих неудобствах быта, «воспитанники семинарии с окончанием курса в ней не только не были слабы или скудны даваемым образованием, но из их среды нередко появлялись мужи, выдающиеся по высоким познаниям»[5]. Далее, описывая достоинства выдающихся выпускников, которых воспитала Костромская семинария, говоря какие «светлые лучи и потоки из этого рассадника просвещения изливались», он пишет о заслугах их перед Отечеством и народом Божиим. «Невольно исторгаются чувства удивления и благодарности к вышедшим из Костромской семинарии носителям света веры Христовой и энергичным деятелям в области истинного просвещения и русской государственности» - заключает он по рассмотрении семинарских курсов и достоинств выпускников Духовной школы[6].

  Окончивший Костромскую семинарию протоиерей Павел Островский был талантлив во многих областях священнического служения.  Рассматривая его священническую деятельность следует отметить, что Павел Федорович, ключарь кафедрального собора, был известный своим красноречием, которое по наследству досталось ему от отца-священника, настоятеля Благовещенской церкви г. Костромы протоиерея Феодора Ивановича Островского. Обладал даром слова, оказывающим неизгладимое впечатление на слушателей По воспоминаниям современников «был любим своей паствой». Его проповеди, переписанные в тетради, долгое время хранились в семинарской библиотеке как образец для подражания семинарским и епархиальным проповедникам.  «Речь при возвращении Галичской дружины», напечатанная в «Костромских губернских ведомостях», поражает не только глубоким внутренним содержанием, но и высотой слога, ясностью обращения и мысли[7].  

  Надо сказать, что Кострома уже с 1791 г. располагала довольно значимой библиотекой общественного пользования, созданной по распоряжению преосвященного костромского епископа Павла (Зернова) в куполе кафедрального Успенского собора «к лучшему поощрению и побуждению учившихся в Семинарии священнослужителей к упражнениям их, при переводах и сочинениях делаемых»[8]. Многие костромские преосвященные сами являли образец учености, наряду с чем, способствовали раскрытию талантов в своих подопечных духовного сословия. Надо сказать, что крупнейшим книгохранилищем Костромы до середины XIX в. была библиотека местной Духовной семинарии, созданная еще при создании ее в конце 1740-х гг. В описаниях Костромской семинарии мы находим свидетельства о том, что управляющие епархией архиереи, ректоры Семинарии, епископы Дамаскин (Аскаронский) и Симон (Лагов), постоянно заботились, чтобы в распоряжении семинаристов были не только духовные сочинения, но и новейшие учебники по всем отраслям знания. Каталог библиотеки и ее содержимое постоянно пополняли новые издания словарей, научной литературы, даже беллетристики того времени. Отметим, что известный церковный писатель и проповедник костромской епископ Симон (Лагов) собрал личную библиотеку более чем из двух тысяч наименований. Ее основной фонд состоял из рукописей, редких книг «кириллической печати», духовных и светских сочинении на латинском языке. Впоследствии, часть своей библиотеки, при переводе в 1778 году на Рязанскую кафедру, епископ Симон пожертвовал Костромской духовной семинарии[9]. В семинарской библиотеке хранились напечатанные на латинском языке в XV-XVI вв. редкие издания сочинений Аристотеля (1496), Гомера (1561) и Тацита (1592), собрание пословиц Adagiorum opus (1533), свод документов Consilium Nicenum Sinodi Nicenae (1540). В ее собрании находились Трифологион Сильвестра Коссова (1647), Лексикон Славеноросский (1653), Евхологий (1658) и др. Отдел рукописей содержал 90 манускриптов XIV-XIX вв., древнейшими из которых являлись Толковая Палея XIV в., Пятикнижие Моисеево и Учительное Евангелие патриарха Каллиста XV в., хронографы XVII в. и другие.

 В библиотеке Успенского кафедрального собора среди 272 иностранных изданий находились Толкование на Псалтирь (1586), Библии на немецком (1697) и латинском (1750) языках, Историческая критика, хронология, география и словарь А. Калмета (Венеция, 1726) и другие книги, которые были изданы в XVII-XVIII вв. в Париже, Лейпциге, Кельне, Виртемберге. Рукописный фонд («письменная библиотека») в 1858 г. насчитывал 72 единицы хранения, а общий – 3152 т. и оценивался в 2525 руб. и 31 коп. серебром[10]. Столь подробная отсылка к содержанию книжного собрания Костромской духовной семинарии и Успенского кафедрального собора при рассмотрении и изучении личности протоиерея Павла Островского не напрасна. Она призвана обратить внимание читателя на культурную и образовательную среду, в которой о. Павел жил, осуществлял свою пастырскую, научную и литературную деятельность, и которая, несомненно, отложила свой отпечаток на личность кафедрального ключаря. Желая оставить для потомков как можно больше сведений о состоянии церковных дел Костромской епархии, он написал замечательный труд по истории создания и содержанию соборной библиотеки «Историческое описание библиотеки Костромского Успенского кафедрального собора», чем немало способствовал историческим сведениям о ее собрании.

  Время, в котором он жил – XIX век, было наполнено знаменательными для России преобразованиями, в том числе, учреждением в 1834 году повсеместных губернских статистических комитетов. Указами Святейшего Правительствующего Синода 21 октября 1847 г. (содержал требование предоставления отчетов о состоянии епархии), и 17 декабря 1865 г. (указ № 3862), епархиальным преосвященным была указана необходимость составлять отчеты, в которых содержалась справочная информация о жизни епархий во всех сферах ее деятельности. Добавим к этому, что в 1850 году, по инициативе синодального духовно-учебного управления было принято определение Синода, согласно которому епархиальным архиереям поручалось незамедлительно приступить к составлению подробных историко-статистических описаний вверенных им епархий[11]. Указанной работой должны были заниматься преподаватели местных Семинарий или лица духовного ведомства, имеющие интерес к историческим исследованиям. Указы способствовали возникновению целого пласта ученых и краеведческих трудов духовенства по составлению книг, сообщавших официальную и справочную информацию о распоряжениях высшей и местной власти. В них сообщались как сведения по историко-статистические описанию, церковно-исторических исследований церквей и монастырей, духовны школ, так и информация, которая создавались с целью изучения истории, этнографии, археологии, народной религиозной жизни на территории епархии[12]. Исследовательский труд священнослужителей был мотивирован выделяемым государственным денежными средствами - окладом, что было немаловажным подспорьем в поисках и собиранию сведений, а также, в работе по написанию и изданию книг. На основе составленных описаний планировалось составить специальный курс истории Российской церкви. В отчете обер-прокурора Синода Н. А. Протасова за 1850 г. отмечалось, что «для составления оного в надлежащей полноте необходимо прежде привести в известность все церковно-исторические и статистические материалы, рассеянные по пространству обширной нашей Империи»[13].  Примером такого исследовательского труда в Костромской епархии была, например, составленное священником Успенского кафедрального собора и действительным членом Костромского губернского статистического комитета Е. П. Вознесенским (1812-1857) методическое пособие «Программа для историко-статистических очерков Костромской епархии»[14]. Отметим также вышедший сначала в 1829, а затем в 1837 году труд по описанию исторических и статистических сведений об Успенском кафедральном соборе ключаря собора, заведующего библиотекой Костромской духовной семинарии и ее префекта, протоиерея Иакова Арсеньева[15], который также, как о. Павел Островский, был членом Духовной консистории и поэтому, был привлечен к научной работе по сбору и систематизации историко-статистических сведений в Костромской епархии[16]. К сфере запрашиваемых Синодом материалов следует отнести исследование «Историческая записка о Костромской духовной семинарии и Костромской губернской гимназии», составленная учителем и историк Семинарии и преподавателем гимназии кандидатом богословия Николаем Осиповичем Андрониковым[17].

   Научно-статистическая, ученая деятельность о. Павла, члена консистории, в обязанность которого было непременное вхождение в статистический комитет, проявилась в книгах историко-статистического содержания. Его авторству принадлежат: «Историческое описание Костромского Успенского кафедрального собора» изданная в 1855 году, «Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря» 1870 года, «Исторические записки о Костроме и ее святыне, благочестночтимой в императорском дома Романовых» 1864 года, написанный в соавторстве «Алфавитный список священников и диаконов Костромской епархии с показанием церквей, при которых каждый из них состоит на службе 1871г.», и другие, по сию пору служат для исследователей – краеведов костромской старины (как начинающих, так и маститых) глубоким историческим исследованием эпохи и края, в которую жил и трудился соборный ключарь. В них можно отблески церковной красоты, о которой мы, читая его книги в современное время, с болью утраты, вспоминаем. Достаточно сказать, что при богатстве соборной библиотеки он пользовался трудами, знаниями, советами своих предшественников и сослуживцев. На основании исследований своих предшественников он мог улучшать собранный ими материал, анализировать, дополнять. Так, при написании «Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря» он использовал труды: «История Российской иерархии» Амвросия II, 1810 года; «Описание Костромского Ипатьевского монастыря» епископа Павла (Подлипского) 1832 года. Использовал историко-статистические сведения, размещенные в статье «Ипатьевский первоклассный монастырь» в «Костромских губернских ведомостях» за 1847 год, № 3; книге протоиерея М. Диева, 1858 года «Историческое описание Костромского Ипатьевского монастыря», и другие материалы, содержащие сведения об историческом прошлом Костромской епархии, ее священнослужителей и верующих людей. Надо сказать, что труд составленный прот. Павлом отражает наиболее полную картину историко-статистической тематики, не имеющую аналогов у предшественников. Так что его изложение является вполне самостоятельным исследованием.

 Разносторонне развитый, прот. Павел зарекомендовал себя как человек свободолюбивый и самостоятельно мыслящий. Несмотря на принятое в среде духовенства подобострастие к начальству, по воспоминаниям современников, о. Павел был человеком достоинства, независимых взглядов, нелицеприятный. Кострома с ее обществом проникнутым провинциальным духом и бытовой ограниченностью не могли конечно способствовать полному раскрытию талантов столь широкой натуры. Костромские епископы почти всегда относились к подчиненным им ученым протоиереям с надменностью, предвзятостью и плохо скрываемой завистью. Подтверждением тому служат судьбы многих костромских священников - краеведов. Наиболее наглядно такая позиция видна при прочтении биографии выдающегося костромского ученого протоиерея Михаила Диева. В частности, отношением к нему и его трудам зарекомендовавших себя в истории церковными писателями и проповедниками епископов Павла (Подлипского) и Владимира (Алявдина)[18]. Указывая на подобный факт, не лишне будет привести характеризующую «мелочь» - в своих дневниках прот. М. Диев с болью пишет, что «многие ценные книги у него были “зачитаны” церковным начальством и увезены далеко за пределы Костромы»[19]. У И. В. Баженова, также можно найти свидетельства, указывающие, что проявившие свои способности и ставшие знаменитыми талантливые выпускники Костромской семинарии «просветляли сумрачный горизонт нашей епархии»[20]. Однако, тут же он отмечает, что многие из них добились значительных успехов и заслужили достойное признание только покинув родной край.

Впрочем, как уже сообщалось выше, в официальных биографиях упоминаемых преосвященных им даются эпитеты «ученейших мужей», «прекрасных проповедников», «неутомимых в епархиальных делах», рачительных во «вразумлении заблудших». Милостивых и доступных для всех приходивших и общавшихся с ними, людей, оставивших после себя множество полезных трудов[21]. Сами их подчиненные давали повод не сомневаться в приводимых эпитетах. В титульных листах своей книги «Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря» находим посвящение, адресованное костромскому преосвященному епископу Платону (Фивейскому) в таких словах: «Милостивейшему отцу и архипастырю с глубокою сыновней преданностию посвящает составитель»[22].

 Как интересную заметку об эпохе и ее нравах следует привести судьбу брата прот. Павла – Николае Федоровиче[23], который после окончания Московской духовной академии со званием кандидата богословия выбрал светское поприще. Поступил в 1819 году в Общее собрание Московских департаментов правительствующего сената и дослужился в 1835 году до звания коллежского асессора. Имел награды за беспорочную службу. В 1847 году купил с торгов усадьбу в Щелыково дела в которой привел в надлежащий порядок. Кроме того, у него были имения в Солигаличском уезде Костромской и в Ардатовском уезде Нижегородской губерний[24]. Николай Федорович состоялся как образованный, востребованный, предприимчивый человек, возведенный в дворянское сословие. Его брат, протоиерей Павел, о годах, проведенных в Костроме, мог говорить только (через свидетельства родственников), как о пребывании в ссылке[25]. В контексте рассматриваемой темы и сравнения выбора жизненного пути и его последствий, назовем имена ставших известными и знаменитыми не только в России, но и за ее пределами, выпускников Костромской семинарии, впоследствии окончивших духовные Академии и оставшихся за пределами Костромы. Они занимали высокие государственные и общественные посты, профессорские кафедры, судейские кресла. Состоялись и принесли немало пользы в качестве врачей, учителей, пастырей, рассеянных по всем просторам Отечества. Назовем имена некоторых из них: профессор Московской духовной академии Е. Е. Голубинский, профессор Киевской духовной академии Н.И. Петров, директор Русского археологического института в Константинополе Ф. И. Успенский, директор Синодальной типографии Г. Ф. Островский, доктор философии М. И. Касторский, и многие другие. Интересен в данном случае феномен того, что без поддержки, без понимания, без признания заслуг, даже самые талантливые люди ощущали горечь непонимания и забвения. Однако, не смотря на пребывание в провинции, забвение не коснулось ни прот. П. Ф. Островского, ни его трудов. Его научная деятельность и книги оказались востребованными в XXI веке. Они по-прежнему служат исчерпывающим для своего времени материалом по тем темам, которые он тщательно изучив, предложил обществу как добротный научно-полезный и всегда востребованный материал[26].

  Наше изучение личности прот. Павла Островского было бы неполным, если бы остановившись на его ученой и публицистической деятельности, не отметили бы его труды в деятельности как ключаря Успенского кафедрального собора. Благодаря его стараниям, хлопотам, привлечению средств, и личным пожертвованиям, в Богоявленском соборе в период 1866-1868 гг. были устроены два придела. Правый - в честь Феодоровской иконы Божией Матери, св. блгв. князя Александра Невского и преподобного Иосифа Песнописца. Левый - в честь Боголюбской иконы Божией Матери и св. мученика Платона[27]. При его непосредственном участии были проведены строительные работы по перестройке боковых крылец Богоявленского собора, обустройство помещений для духовенства, ризницы, сооружение отопительной системы и кровли. С чувством благодарности его труды вспоминали соборяне. «Ревнитель собора, пожелавший оставить после себя незабвенную память, протоиерей и ключарь собора отец Павел Феодорович Островский взял на себя заботу по устройству правого алтаря, - писал в своих воспоминаниях соборный протоиерей Иоанн Поспелов, - По его приглашению нашлись доброхотные жертвователи; нет сомнения, что и сам отец ключарь, кроме своих хлопот, внес значительную жертву на это святое дело»[28]. Для лучшего решения поставленной задачи по расширению пространства Богоявленского собора была образована особая временная строительная комиссия. В комиссии состояли: настоятель собора протоиерей М.Е. Беневоленский, протоиерей К.Д. Бронзов, ключарь П.Ф. Островский и соборный староста Г.Д. Солодовников, а также, другие благотворители и специалисты. Заботился о.ключарь и о наполнении собора святынями. В частности, по просьбе о. Павла, 14 августа 1875 года киевским митрополитом Аресением (Москвиным)[29] была прислана рака с частицами мощами Печерских святых преподобных отцов, которая в настоящее время находится в Воскресенском на Дебре соборе[30].

 Скончавшийся 1 апреля 1876 года ключарь собора протоиерей Павел Федорович Островский был погребен в подклети собора, где погребались соборные священнослужители[31]. Впоследствии, там епископом Костромским Игнатием там был обустроен Сергиевский придел (поставлен иконостас и освящен престол), где по завещанию, он был сам похоронен. Так, помещение в подклети собора стало усыпальницей костромских архиереев: епископа Платона (Фивейского; + 1877 г.), самого епископа Игнатия (Рождественского; + 1883 г.) и епископа Виссариона (Нечаева; + 1905 г.). Устроителем же работ по оборудованию придела – усыпальницы в подклети теплого собора, как и вышеозвученных прочих деяний по расширению собора, прот. И. Поспелов называет ключаря прот. Павла Островского[32]. По всей видимости, протоиерей Павел, в связи с внезапной кончиной, не смог завершить намеченных планов, которые воплотил, впоследствии епископ Игнатий. Последняя перестройка собора была осуществлена при епископе костромском Александре (Кульчицком, 1826-1888). При нем, при открытии купола Богоявленского собора (при разборе сводов) библиотека была перенесена в здание при средних воротах ограды. После судьбоносного для России 1917 года, в ноябре 1929 года кафедральные соборы Костромского кремля были закрыты, по решению костромского горсовета взорваны в 1934 году. Взрывами была уничтожена усыпальница под Богоявленским собором, где покоились костромские архиереем и соборные священнослужители.

 Заканчивая исследование личности протоиерея Павла Федоровича Островского хочется сказать о нем, как о несомненно ярком, деятельном, харизматичном, образованном, в самом лучшем смысле, человеке, плодовитом ученом-писателе. Пастыре, воспитавшем в себе любовь к науке и упорное трудолюбие, преданность Церкви, желание нести свет просвещения и искреннее стремление к служению на пользу людям. Человеке, оставившем свои труды для будущих поколений, желая их просвещения, образования, воспитания. Хочется думать, что в восстанавливаемом Богоявленском соборе появится памятная доска об этом славном костромиче – пастыре протоиерее Павле Федоровиче Островском. Этой памятью восстанавливаемый собор наполнится духом времени тех, кто своими трудами способствовал Божией красоте и премудрости в людях. Ибо по слову премудрого Сираха, такие труженики нивы Господней «оставили себе имя для возвещения хвалы их <…> и слава их не истребится; тела их погребены в мире и имена их живут в роды» (Сирах, 44:8, 13)[33].

Протоиерей Дмитрий Сазонов,

кандидат богословия 

[1] Басова Н. Ф.Ближний круг А. Н. Островского. Семья, родня, друзья. Кострома, 2014. С.145.

[2] Островский А. Н. Полн. Собр. Соч. М.,1979. Т.11. С. 399-400.

[3] Островский А. Н. Полн. Собр. Соч. М.,1979. Т.11. С. 399-400.

[4] ГАКО. Ф.432. Оп.1. Д.64. Б/н.; А. Н. Островский. Новые материалы и исследования. Кн.1. М., 1974. С.456, 459.

[5] Баженов И. В. Статьи 1887-1916 годов/ составитель Семенова А.В. Кострома, 2019. С. 329.

[6] Баженов И. В. Статьи 1887-1916 годов/ составитель Семенова А.В. Кострома, 2019. С. 330.

[7] Костромские губернские ведомости.1856. №32.

[8] Островский П. прот. Историческое описание Костромского Успенского кафедрального собора. Костромской кремль: Сборник материалов/ составитель Семенова А. В.- Кострома, 2018. С. 240.

[9]Келейная библиотека епископа Симона насчитывала 1293 старопечатных и 30 рукописных книг на русском, и 600 книг на греческом, латинском и немецком языках. Материалы для истории Костромской семинарии. Отд. 2 / /КОИАХМЗ. КОК 25126 Л. 19.

[10] Костромские монахи-книжники XIV-XX вв. Биобиблиографический словарь //Авторы-составители О.В. Горохова, П.П. Резепин. Санкт-Петербург: Д. Буланин, 2015. С. 670-675.

[11]  Российский государственно-исторический архив (РГИА). Ф. 796. Оп. 131. Д. 826. Л. 7-8.

[12] Богемская Н. Н. Развитие церковного краеведения в конце ХIХ века, на примере Санкт-Петербургской епархии// Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. № 4, 2008. С.322-323.

[13] Извлечение из Отчета обер-прокурора Святейшего Синода за 1850 год. - СПб., 1851. - С. 55-56.

[14] Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 161. Оп. 1. Д. 644.

[15] Арсеньев И., прот. «Описание Костромского Успенского собора, учрежденного по высочайшему повелению в 1835 году кафедральным, составленное в 1829 году протоиереем оного собора и кавалером Яковом Арсеньевым, а ныне вновь исправленное». М., 1837.

[16] Островский П.Ф. Историческое описание библиотеки Костромского Успенского кафедрального собора // Костромские губернские ведомости.- Кострома,- 1858.- № 19.- Часть неофициальная.- С. 184; № 20.- Часть неофициальная.- С. 192-194; Вознесенский Е.П. Воспоминания о покойном протоирее Костромского Успенского кафедрального собора И.А. Арсеньеве // Костромские губернские ведомости.- Кострома, 1856.- № 41-43, 45-48; 1857.- № 4-7.

[17] Андроников Н. О. «Историческая записка о Костромской духовной семинарии и Костромской губернской гимназии» / Сост. б. учителем Семинарии и врем. преп. Гимназии Николаем Андрониковым. - Кострома : типо-лит. Балакирева, 1874.

[18] Игумен Антоний (Бутин). Протоиерей Михаил Диев – православный подвижник XIX в.// Ипатьевский вестник. Кострома, № 6, 2018. С. 27.

[19] Смирнов Ю. Исчезнувшие библиотеки//Губернский дом. № 1-2 (26-27). 1998. С. 58

[20] Баженов И. В. Статьи 1887-1916 годов/ составитель Семенова А.В. Кострома, 2019. С. 330.

[21] Алексеев А. И. Владимир (Алявдин)// Православная энциклопедия. М., 2004. Т. VIII : «Вероучение — Владимиро-Волынская епархия». С. 648—649. Свирелин А. И.  Воспоминания о преосвященном Павле, архиепископе Черниговском // Странник. 1863. Декабрь.

[22] Островский П. Ф., прот. Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатиевского монастыря / сост. П. Островским. - Кострома : тип. Андроникова, 1870.

[23] Островский Николай Федорович  (1796—1853) – отец  драматурга А. Н. Островского, В 1850 году Костромское дворянское депутатское собрание приняло решение о внесении Н.Ф. Островского в 3-ю часть дворянской родословной книги Костромской губернии. Умер Николай Федорович 22 февраля 1853 году в Щелыкове, похоронен на кладбище в с. Николо-Бережки.

[24] О братьях и сестрах Островского. / ред. и вводная статья Б. Л. Модзалевского. // Островский. Новые материалы. Письма. Труды и дни. Статьи. / под ред. М. Д. Беляева. Л.: 1924. - С. 256 – 258.

[25] Ревякин А. И. А. Н. Островский в Щелыкове. Изд.2-е испр. и доп. М., 1978. С.188.

[26] Сазонов Д. И. История и историософия Костромского Ипатьевского мужского монастыря. Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова, 2012. С.346,347, 349,354, 382.

[27] Протоиерей Иоанн Поспелов. Теплый Богоявленский собор при костромском кафедральном Успенском соборе// Костромские епархиальные ведомости. 1885. № 4. С.73.

[28] «И вот благодаря его усердию[прот. Павла Островского] устроен в правом приделе красивый дубовый иконостас и в нем красуются иконы: с правой стороны царских врат икона Спасителя, Нерукотворенный образ в таком же виде и размере, как существующий в Санкт-Петербурге образ, пред которым молился спасший жизнь государя 4 апреля 1866 года Комиссаров-Костромской {е}; а подле него – икона святого благоверного [великого князя] Александра Невского. По левую сторону царских врат – икона Феодоровской Божией Матери такого же размера, как чудотворная, а подле нее – икона преподобного Иосифа Песнописца». Протоиерей Иоанн Поспелов. Теплый Богоявленский собор при костромском кафедральном Успенском соборе// Костромские епархиальные ведомости. 1885. № 4. С.73.

[29] Митрополит Арсе́ний (в миру Фёдор Павлович Москви́н; 1795-1876). Родился в с. Воронье, ныне Судиславский р-н Костромской области, сын диакона. Учился в Кострмоскйо духовнйо семинарии,в 1918 гоуд поступил в СПб духовную академию. Наконец, 1 июля 1860 года Арсению Высочайше повелено быть митрополитом Киевским и Галицким, и Киево-Печерской лавры священноархимандритом, а также членом Св. Синода. Скончался 28 апреля (10мая) 1876 года. Погребён в каменной церкви во имя Воздвижения Честного Креста, на Ближних пещерах пред Казанской иконой Божией Матери. – Прим. автора.

[30]  Мощи преподобных Печерских: Нифонта, епископа Новгородского, Дамиана целебника, Спиридона просфорника, Прохора чудотворца, Марка гробокопателя и Ильи Муромца. Протоиерей Иоанн Поспелов. Теплый Богоявленский собор при костромском кафедральном Успенском соборе. Костромской кремль: Сборник материалов/ составитель Семенова А. В.- Кострома, 2018. С. 213.

[31] В подклети собора были похоронены священники Успенского собора: прот. Д. М. Метелкин, Д. М. Груздев, В. С. Горский, И. С. Беляев, и др. – Прим. автора.

[32] Костромской кремль: Сборник материалов/ составитель Семенова А. В.- Кострома, 2018. С. 214.

[33] Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. United Bidle Societies, 1991.

Храмы и монастыри

Костромской Богоявленско-Анастасьин монастырь

Под сенью веков…

(Очерк об истории и современном состоянии Костромского Богоявленско-Анастасьина женского монастыря)

2006г. Богоявленско-Анастасьин женский монастырь отметил 580-летитний юбилей своего основания. Одна из самых знаменитых и древних отечественных обителей, основанная в XVв. преподобным Никитой, учеником и сродником преподобного Сергия, игумена Радонежского, в наши дни переживает период своего славного возрождения и является одним из главных архитектурных и духовных украшений Костромы, одной из жемчужин ее прошлого и настоящего. Не будет преувеличением сказать – и будущего. Именно в нем, являющемся одновременно и кафедральным собором Костромы, находится одна из величайших святынь России – Федоровская икона Божьей Матери, явленная костромскому князю Василию Ярославичу в XIII в.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священник Груздев Федор Васильевич (1876 -1937)

Родился 27 декабря 1876 года в с. Красном Красносельского уезда Костромской губернии в семье протоиерея Василия Петровича Груздева (+17.12.1916) и его жены Марии Иоанновны (+26.09.1931), дочери протоиерея Иоанна Клиентова.

Подробнее...

Статьи

Деятельность Костромского отделения Императорского Православного Палестинского Общества с 2009 по н. в.

Доклад председателя Костромского отделения Международной общественной организации «Императорское Православное Палестинское общество» профессора протоиерея Дмитрия Сазонова к 125 –летнему юбилею Костромского отделения. 

В 1990-х общественная организация Императорское Православное Палестинское Общество было возрождено и возобновило свою благородную миссию как в России, так и на Ближнем Востоке.

Подробнее...