Жемчужина Костромы

Автор: Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия. .

264868 html 5876fd8eПри въезде в город Кострому, рядом с транспортной развилкой, при спуске с моста, возносит свои купола увенчанные крестами и колокольней знаменитый своим изяществом и уникальный своими фресками архитектурный ансамбль храма Воскресения на Дебре и церкви в честь иконы Божией Матери Знамение. Выдающийся памятник русской духовной и художественной культуры XVII века.

Три столетия тому назад был построен один из величественнейших в своем великолепии храм в память тридневного Воскресения Христа, явившийся жемчужиной в ожерельи храмов Костромы, да и всего Поволжья. Престольным праздником его принято считать праздник Обновления (освящения) храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее, 26 сентября 335г.). «На Нижней Дебре» - прибавление к названию церкви, указывает на расположение храма, который стоит на месте некогда дремучего леса – Дебри. В этих местах лесная чаща делилась на Нижнюю, на которой и стоит храмовый комплекс, и Верхнюю Дебри.

Первый деревянная церковь на месте нынешних храмов, по преданию, была построена в XIII в. костромским князем Василием Ярославичем Квашней (1248-1276), «мизинным» младшим сыном князя Ярослава Всеволодовича и братом благоверного князя Александра Невского, который любил охотиться в этих местах полных дичи и устроил здесь дома для своих придворных охотников и псарей. Этими строениями и было положено заселение прежде диких мест. Для моления князь повелел устроить деревянную церковь во имя Воскресения Христа. По некоторым свидетельствам, дошедшим до нас в конце XIV века, на этом месте, после обветшания прежней церкви была построена того же наименования посадская деревянная Воскресенская «холодная» (летняя) церковь. В зимнее время богослужения совершались в стоящем рядом храме в честь бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана, покровителей ремесленников -   с XV века на Нижней Дебре начал формироваться известный своими «кожевенных дел» мастерами посад .

В Писцовых книгах г. Костромы за 1628г. отмечены: «Церковь древяна, верх шатровой, Воскресенье Христово, да вверху придел Христовой мученицы Екатерины, да церковь другая с трапезою древяна клецки, Косьмы и Демьяна, да придел Христова мученика Георгия страстотерпца, а в церквах образа и свечи и ризы на колокольнице колокола и здесь всякое строенье мирское приходских людей».

kos-11По преданию, дошедшему и до наших дней, деньги на возведение каменного храма были получены чудесным образом. В царствование государя Алексея Михайловича в Костроме жил московский купец Кирилл Григорьевич Исаков, который занимался поставками красок из Англии. Однажды, по прибытии партии красок, в одном из бочонков, были обнаружены слитки золота. На запрос, как употребить золото, был дан ответ – на богоугодное дело. Случай вскоре представился. В посаде, где проживал Исаков, Воскресенская деревянная церковь пришла в крайне ветхое и убогое состояние.                  В 1629г. в ней уже не совершались богослужения. Исаков решил, что именно строительство новой каменной церкви и будет тем богоугодным делом, на которое нужно потратить английское золото. Прибавив к основному капиталу собственные щедрые пожертвования, он организовал сбор средств среди костромичей, жителей города и посада. На собранные денежные средства в 1652г. был воздвигнут каменный храм в честь Воскресения Христа. Об этом событии свидетельствует надпись на восточной стороне юго-западного столба в клейме над правым клиросом: « создана бысть сия церковь во имя тридневнаго Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в лето 7169 (1652г. от Р. Х) при державе государя царя и великого князя Алексея Михайловича…радением всего чина веродержителей Кирилла Григорьева сына Исакова и воскресенских прихожан христолюбивых людей, а освящена быть церковь сия 7160 года октобрия 12 дня». И хотя постройка церкви к1645г.была завершена, работы по росписи храма были окончены лишь семь лет спустя. Храм был расписан дружиной костромских живописцев во главе которой стояли искусные изографы Василий Ильин Запокровский (роспись галерей) и Гурий Никитин (роспись Трехсвятительского придела). Фрески церкви Воскресения на Дебре были выполнены в «годуновской» манере с акцентом на графику. Цикл фресок того времени в целом не сохранился. Уцелели лишь росписи стен паперти, да небольшие фрагменты в барабанах центрального четверика здания.

   Главный престол храма был посвящен Воскресению Христову, а приделы освящены в честь великомученицы Екатерины (южный) и в честь трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Своим посвящением, приделы обязаны своему главному строителю – мать Кирилла Григорьевича звали Екатериной, а отца – Григорием. Одноименные святые приделов были их небесными покровителями: святая великомученице Екатерина и святитель Григорий Богослов.

Кирилл Григорьевич Исаков умер, так и не увидев храм во всем его великолепии. Братом его, на помин души покойного, был пожертвован «…в дом боголепного Воскресения Христова» в 1645г. серебряный напрестольный крест. Погребен строитель Воскресенского храма был в подклете его главного четверика.

В своем архитектурном облике храм приближался к московскому храму Василия блаженного и носил печать строго выдержанного русского архитектурного стиля XVII в. - храмов «на подклете», с тремя крыльцами и галереями, окружающими ее с двух сторон.  

Наружные стены храма и его абсиды украшены расписным «шахматным полем» и «клеймами», изображающими кувшины и рустики, углы - гладкими кирпичными колоннами. Выше карнизов на стенах помещены три арки – закомары с живописными изображениями. К сожалению, до нашего времени роспись не сохранилась. Особенностью храма является орнамент «Святых ворот» в виде разнообразных симметрически расположенных резеток с изображениями птиц и зверей, среди которых: лев, носорог, двуглавые орлы, сирена, «неясыть пустынная». Привлекает к себе рельефное изображение льва, корпус которого обвит длинным хвостом с семью цветочными бутонами. Изображения львов, встречаемых, так же, на стенах храма и входных крыльцах, во все времена существования каменного храма считали, и продолжают считать за «английские гербы», подтверждающие предание о том, что основным капиталом для строительства церкви послужило английское золото.

От главной входной арки идет коридор, поднимаясь по 18-ти чугунным ступеням которого, посетитель церкви входит на паперть. В четверик церкви и расположенный с севера Трехсвятительский придел ведут порталы, украшенные белокаменными дыньками и карнизами с тончайшей резьбой по камню в виде растительного орнамента. Приделы отделяют кованные железные двери с задвижками и железными «веревками» .Стены четверика расписаны масляной живописью на евангельские сюжеты.

Тематика росписи паперти Воскресенской церкви обычна для XVIII века. На южной галерее представлены сцены на библейский сюжет о сотворении мира, на западной – картины Апокалипсиса. На южной и западной паперти есть примечательные изображения, заключенные в ниши-киоты, помещенные на уровне человеческого роста.  В нишах написаны изображения Софии Премудрости Божией, Спаса Вседержителя, Богоматери «Знамение», композиция «Недремлющее око», и «Явление Иоанну Богослову солнцеобразного ангела». Особенно почитались и почитаются первые три изображения, перед ними теплятся лампады. По сохранности лучшими являются росписи южной стороны галереи, композиции которой изображают Адама и Еву в раю, Ноев ковчег, «Недремлющее око», «Лоно Авраамово».

Спустя столетие после сооружения храма начались его переделки. Пятиглавый кубический объем храма первоначально имел позакомарное покрытие. Пирамида мелких кокошников венчала Трехсвятительский придел. Впоследствии кокошники на Трехсвятительском приделе после переделок были скрыты скатной кровлей.                           В 1871-1872гг. к юго-восточному углу храма было пристроено помещение ризницы. В это же время маслом была переписана и древняя роспись в его центральном четверике. В 1852г. заменен иконостас.

Но все переделки не мешают нам видеть его первозданную красоту. До сих пор поражает своей неземной одухотворенностью пятиярусный иконостас Трехсвятительского предела чудной мелкой резьбы с тяблами и резными колоннами(начало XVII в.). Иконостас покрыт мелкими орнаментальными узорами, украшенными позолотой, серебрением, резьбой, выполненной на разноцветном фоне.

Единый архитектурный ансамбль Воскресенского храмового комплекса составляет стоящая рядом с ней Знаменская церковь с возвышающейся перед ней колокольней.    Сооружена она была вместо обветшавшей церкви святого Георгия Победоносца, вероятно в конце XVII века (точная дата неизвестна). Некогда оба храма окружала сооруженная в 1878г.    общая кованная ограда с фигурными столбами. С запада к Георгиевской (впоследствии Знаменской) церкви примыкала черырехярусная колокольня (1802г.), возведенная взамен древней звонницы, находившейся некогда вблизи святых ворот с правой стороны Воскресенского храма. В третьем ярусе колокольни помещалось одиннадцать колоколов, самый большой из которых весил более 8 пудов. Вначале церковь была освящена как Георгиевская и имела два придела: во имя святых бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана (в трапезной, пристроенной к основному четверику) и Прокопия Устюжского (под колокольней). Автором проекта Георгиевской церкви и колокольни стал выдающийся архитектор Степан Андреевич Воротилов, который строил также Богоявленский собор в Костромском кремле. К сожалению, сам зодчий не дожил до завершения строительства колокольни, и ее достраивали его брат и сын, также архитекторы.

С 1799 по 1802 гг. Георгиевская церковь капитально перестраивалась, после чего и была переосвящена в честь иконы Божией Матери «Знамение». Красотой Знаменского храма не менее, чем красотой самого Воскресенского собора, восхищались многие современники.

   В 300-летний юбилей Дома Романовых, совпавший с 700-летием основания Костромы, древний Воскресенский храм посетил со своим семейством царь-страстотерпец Николай II. Он поклонился святыням храма. Царь и царица с наследником и дочерьми поднимались на колокольню храма и любовались оттуда великолепным видом реки Волги, заключенной в живописные берега и окрестностями Костромы.

В 20-х годах ХХ столетия, в безумные годы гонений на религию, было прекращено богослужение в Знаменской церкви, а затем закрыт и Воскресенский храм. В подклете Воскресенской церкви разместили воинский склад, в самом храме было устроено зернохранилище. В 1937 году, в самый разгар репрессий и гонений на Церковь, колокольня примыкающая к Знаменскому храму была разрушена. Были уничтожены его купола, а сам он был обращен, так же, как и Воскресенский храм, в зернохранилище. Впоследствии в церкви устроили кочегарку.

К нашему счастью (думаю, что и счастью наших потомков), Воскресенскую церковь не тронули (не дошли) руки «строителей светлого будущего». После войны власти «смилостивились» над народом – разрешили открыть некоторые храмы. В 1946г. богослужения в Воскресенской церкви были возобновлены. Управляющим Костромской епархией в те годы епископом Антонием (Кротевич +1973) храм, стоявший более 16 лет без богослужения, был заново освящен. В нем еще всюду были видны следы разрухи - не было рам, сгнили деревянные полы, отсутствовали иконы местного ряда и царские врата в иконостасе главного четверика, изумительная резьба его была поломана. Но сильна была вера людей, вдохнувших в его стены жизнь. В короткое время помещения его были приведены в порядок, из закрытых храмов завезена церковная утварь и иконы.

В 50-е годы советскими органами под видом «волеизъявления трудящихся» предпринимались новые попытки закрытия Воскресенской церкви. Только благодаря мужеству и стойкости верующих костромичей во главе с епископом Костромским Сергием (Костиным + 1959) его удалось отстоять. Немало трудов по реставрации храма и восстановлению его внешнего вида выпало на долю первого, после закрытия храма, настоятеля его – архимандрита Серафима (Борисова + 1994), старца – исповедника, который провел в своем подвиге за веру во Христа в концлагерях 16 лет жизни (строительство Беломор-Балтийского канала).

С начала 60-х годов Воскресенский храм стал кафедральным собором Костромской епархии, в нем был помещен чудотворный образ иконы Божией Матери Феодоровской, небесной покровительницы Костромы, Костромского края и династии Романовых. В 1964г., икону, тайно, ночью, ввиду угрозы закрытия Иоанно-Златоустовского храма (в котором она находилась с 1944г.), и передачи ее в музей, епископ Костромской и Галичский Никодим (Руснак) перевез в Воскресенский собор, где уже от попыток изъятия ее защитил православный народ. В Воскресенском храме чудотворная икона находилась до 29 августа 1991г., откуда она крестным ходом была перенесена в Богоявленско- Анастасиин собор, возвращенный к тому времени Костромской епархии и ставший кафедральным храмом Костромы.

Среди святынь храма хочется назвать древние иконы расположенные в местном ряде иконостаса главного четверика храма – образ Иоанна Предтечи с 40 -ка клеймами миниатюрной живописи его жития (вторая половина XVII в.), две иконы Ветхозаветной Троицы, икону Божией Матери Федоровской с 26 клеймами, в который нашли отражение события из истории Костромы, святителя Николая с 20-ю житийными клеймами. В Екатерининском приделе, устроенном в 1946г. в южной части галереи (первоначально придел был расположен в диаконнике, рядом с главным приделом), находится чтимый фресковый образ иконы Божий Матери Знамение. Справа от царских врат, перед солеей, помещен список с чудотворной иконы Божией Матери Феодоровской (середина XIX века) в изящном окладе, украшенный эмалью. Слева, в отдельно стоящем киоте находится почитаемый костромичами образ святителя Николая – «Николо-Бабаевского», древний список с чудотворной иконы с 8-ю клеймами жития. У северного клироса – икона Божией Матери Толгская (1862г.) в искусном окладе, украшенном бисером. Из святынь храма хочется назвать ковчег перед иконостасом, в котором почивают мощи Киево-Печерских святых преподобных: Ильи Муромца, Прохора Лебедника, Дамиана целебника, Марка гробокопателя, Спиридона просфорника, святителя Нифонта, архиепископа Новгородского. Обращает на себя внимание своей духовной красотой храмовый образ трех святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого середины XVII века, расположенный справа от царских врат Трехсвятительского предела.

Возрождение рядом стоящей с Воскресенским собором Знаменской церкви началось в 1993 году, когда по благословению епископа Костромского и Галичского Александра Костромской был учрежден женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Знамение». Монастырь был открыт при Воскресенской церкви на Дебре, а полуразрушенный Знаменский храм был передан в его ведение.

В 1995 году был утвержден проект восстановления Знаменского храма и его колокольни на основе сохранившихся старых чертежей и изображений. Автором проекта стал заслуженный работник культуры Российской Федерации Леонид Сергеевич Васильев, главный архитектор Костромской епархии. В 1998 г. начались работы по восстановлению колокольни Знаменской церкви

За шесть лет восстановительных работ колокольню Знаменской церкви удалось полностью воссоздать. 26 сентября 2001 года состоялось ее торжественное освящение. Сейчас, без восстановленной красавицы-колокольни, трудно представить городской ансамбль и, несомненно, она является важной архитектурной доминантой Костромы.

Знаменский женский монастырь имеет социальную направленность. При обители создан и успешно функционирует православный медицинский центр во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы Федоровны. Центр имеет стоматологический и глазной кабинеты, в которых оказывается бесплатная медицинская по мощь малоимущим людям. При монастыре есть богадельня для одиноких и больных престарелых женщин. Сестры посещают больных и в ряде лечебных медицинских учреждении города. Одна из главных задач центра – возрождение духовных традиций отечественной медицины, когда помощи врачебной сопутствует помощь духовная, без которой невозможной телесное выздоровление. С больными ведутся духовные беседы, они подготавливаются к Таинствам Исповеди и Евхаристии, их посещает священник. В настоящее время число насельниц монастыря составляет 17 человек. К Знаменскому монастырю приписан обустроенный в 1999г. на городском кладбище по улице Костромской храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Воскресенский собор имеет так же приписным храмом церковь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» при онкологическом диспансере, расположенном так же, на Нижней Дебре (бывшей Романовской больнице Федоровской общины сестер милосердия, созданной Костромским отделением Российского общества Красного Креста в 1912-1913гг.).

Воскресенская и Знаменская церкви - древние жемчужины Костромы, которые пользуются особой любовью у костромичей и гостей города. Их стены украшенные росписями располагают к молитве и созерцанию горнего мира, отображенного в красках. Их святыни пробуждают в нас не только воспоминания о своих корнях и предках, оставивших нам эту неземную красоту и богатство, но заставляют нас глубже понять высокий дух веры человека Божьего.

 

 

                                               ЛИТЕРАТУРА

1.Баженов И. В. Воскресенская, что на Дебре, церковь в городе Костроме. Кострома.1902.

2.Демидов В. Храм Воскресения Христова на Дебре. Изд. «Отчий дом». М. 1995.

3.Разумовская И. М. Кострома. Ленинград. 1990.

4.Тороп К., Кильдышев А. Церковь Воскресения на Дебре. Ярославль.1971.

5.Костромские святыни. Кострома. 2004.

 

Храмы и монастыри

Монастыри Костромского края

 В разное время в современных границах Костромской области существовало, по крайней мере, около 60 монастырей (помещаемый ниже их порайонный спи­сок, конечно, не полон). Древнейшими среди них являлись Спасо-Запрудненский и Ипатьевский, основанные в окрестностях Костромы в ХШ в. Во второй половине XIV в. учениками при. Сергия Радонежского на костром­ской земле был создан целый ряд обителей. Один прп. Авраамий Галичский и Чухломской основал в галичско-чухломских пределах четыре монастыря. В XVI-XVII вв. в нашем крае возникло немало новых монастырей, в их числе: Спасо-Геннадиев, основанный прп. Корнилием Комелъским, Благовещенский Ферапонтов, основанный прп. Адрианом Монзенским, Богородицко-Игрицкий под Костромой и др.

Подробнее...

Святые и Святыни

Архиепископ Омский и Тюменский Андрей (Сухенко, 1900 -1973)

Архиепископ Андрей (в миру Сухенко Евгений Александрович) родился 5 сентября 1900 года в с. Озеряны Козелецкого у. Черниговской губернии в семье агронома и управляющего имением местного помещика. Окончил сельскую начальную школу, затем гимназию в Переяславе (совр. Переяслав-Хмельницкий), в 1918 г.- 3-ю киевскую гимназию. В 1919 г. поступил в Киевскую духовную академию, где обучался до ее закрытия в начале 1920 г. В 1920-1924 гг. учился в Киевском институтете народного хозяйства, одновременно дома проходил курс богословских наук под руководством профессоров КДА прот. Василия Прилуцкого, П. Я. Светлова, А. А. Глаголева, М. Н. Скабаллановича.

Подробнее...

Статьи

В свете христианских ценностей… К оценке личность А. Д. Самарина

К 150-летию А. Д. Самарина

Аннотация. В статье дается оценка личности А. Д. Самарина, на протяжении своей жизни занимавшего значимые государственные и общественные посты, человека, благодаря инициативам которого на Поместном Собре Русской Православной Церкви удалось расширить смысл и дополнить содержание определения прихода и приходской жизни, благодаря верности которого ценностям христианства, удалось сползание Русской Церкви в обновленчество, посредством деятельности которого во главе союза объединенных приходов удалось в 1918 году защитить церковные святыни и имуществ. В статье делается вывод о том, что жизненные примеры (подвиг веры) и ценности таких людей должна церковная общественность противопоставлять ценностям мира, выбравшего поклонение язычеству.

Ключевые слова: Церковь, ценности, вера, идолопоклонство, память, вечная жизнь, идеал, путь.

7 февраля Русская Православная Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Русской Церкви (традиционно с 2000 года этот праздник отмечается в первое воскресенье после 7 февраля). На сегодняшний день в составе Собора — более 1700 имен[1]. Мы склоняем головы перед их подвигом, перед тем ценностным выбором, верность которому большинство из новомучеников и исповедников доказали своей смертью. Но вряд ли даже те, кто сейчас почитает их память, и говорит о величии их подвига, до конца осознают, насколько евангельским был их выбор. А что выбор был, можно не сомневаться. Ведь цена выбора – вечная жизнь. Вечная жизнь с Богом через тюрьмы, лагеря, расстрелы, через «возьми крест и следуй за Мной», либо спасение временной жизни любыми путями и способами, неверие в Божие мздовоздояние в вечной жизни, а может даже извечное самооправдание: «ну, Бог простит». Выбор, который лежит через принятие либо духовно-нравственных ценностей, либо материальных. Одни ведут к Богу и, следовательно, Его ценностям и пребыванию с Ним, другие в погибель.

Святейший Патриарх Кирилл 10 февраля 2013 года в слове, сказанном им в Успенском сборе Московского кремля в день Собора новомучеников и исповедников Российских определил выбор ценностей, который приходилось делать даже священникам-узникам и узникам-мирянам как выбор между ценностями христианства и язычества (идолопоклонства): «их также заставляли поклониться идолам — идолам политическим и идеологическим. Им так же предлагали, в лучшем случае, совместить храм Божий с идолами, а в худшем — разрушить всякие Божии храмы ради поклонения идолам. Но они не пошли по этому пути» [2]. Далее, Святейший Патриарх говорит о людях того времени, которые готовы были религиозно служить идолам, получая взамен призрачное счастье временной жизни. Поколение, заставшее время Советского Союза очень хорошо помнит имена идолов: К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина, И. Сталина, запечатленных на плакатах, вылитых в бронзе, запечатленных в названиях городов и улиц этих городов. О них слагали легенды, к их бюстам и памятникам возлагали цветы, им клялись в верности. Многие выбирают ценности пусть временного, но благополучия, наживы любой ценой, удачной карьеры.

Отметим, что революция 1917 года, каким бы оценкам и мнениям ее пользы и вреда она не подвергалась, создала для людей ситуацию выбора и предоставила человеку право воспользоваться своей свободой. Каждый сделал свой ценностный выбор. И для многих, выбор не оставил надежду одновременно служить Богу и маммоне, спасти временную жизнь или потерять ее: одним бросились разбирать помещичью землю, громить буржуев и занимать места в новой бюрократии. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, анализируя ситуацию того времени, говорит о допущенных человеком, коренных духовно-нравственных ошибках «В то время люди мечтали о мире без эксплуатации, без бедности, без войн. О мире, где наука решит все проблемы и исцелит все болезни. Но мечта для многих обернулась кошмаром. В чем была ошибка? Не в том ли, что люди стремились построить гуманное и справедливое общество, отвергнув духовные основы человеческой жизни и поставив нравственность в положение, подчиненное идеологии, что привело к оправданию несправедливости и к жестокости на пути построения «светлого будущего»?»[3] Другие объединились вокруг Церкви, и свой выбор сделали в пользу защиты своих идеалов.

Среди тех, кто остался верен Богу «даже до смерти» был Александр Дмитриевич Самарин. Мы вряд ли найдем как в прошлом, так и в настоящем, много восторженных откликов на его дореволюционную деятельность, в частности, в бытность его на посту обер-прокурора, где он своей деятельностью не оставил сколько-нибудь заметный след. Политизированность того времени, борьба придворных группировок, не располагала к раскрытию тех качеств его личности, которые проявились впоследствии: верность Богу и выбранным идеалам, любовь к Отечеству, желание служить благу своего народа не жалея сил, да и самой жизни не жалеть. Еще в 1905 году в «Обращении к московских дворян к императору Николаю II» он вместе с другими представителями дворянства настаивал на проведении нужных и необходимых по его мнению реформ, способствующих постепенному освобождению народа от излишних «стеснений в духовной и экономической жизни», в отличие от предлагаемых оппозиционными партиями учреждения «народных представительств», видя в них политизированную деструктивную силу, способную разрушить диалог власти и народа. Не в даровании Конституции преданные престолу и Росси люди видели выход из сложившейся трагической ситуации общественного раскола, не в даровании прав и представительств, а в воспитании «подлинной христианской свободы», верности традициям и исконным ценностям. которые преодолеет общественный разлад. В Обращении они описывают картину нестроений: «Значительная часть (общества) постепенно утрачивает предания, которыми все общество жило до сих пор, и отрекается от унаследованных исстари верований и идеалов. Над всем веками сложившимся политическим строем над верованиями и идеалами народа , над всем его бытом произносится строгий приговор, и все это беспощадно осуждается как окончательно отжившее»[4]. В частности, в Обращении, любящие Отчизну представители дворянства буквально взывали к государю о раскрепощении Российской Церкви, в которой видели институт могущий воспитать общество: «Так, бесспорно, давно пора освободить Церковь от государственной опеки, возвратить ей «свободу жизни, свободу внутреннего строения» которые будто бы для пользы Церкви наложены на верующую совесть; надо же, наконец, когда-нибудь понять, что от нынешнего порядка страдает сама Церковь, чем люди, от нее уклоняющиеся, и что он является более сильною опорою неверия и индифферентизма, чем самая убедительная проповедь какого-либо модного учения»[5]. К великому сожалению, их голос, голос искренних в своем стремлении блага для Родины людей не был услышан, приходится только гадать, как повернулись бы события, если необходимые реформы были бы проведены.

Личность Самарина объединяла вокруг него представителей различных кругов общества: дворян, священнослужителей и простых людей. Его интеллектуальные и душевные качества, бескомпромиссность и порядочность подтверждается всей его жизнью. О его высоком авторитете среди различных представителей общества говорит тот факт, что кандидатура Самарина была выдвинута в качестве кандидата на московскую митрополичью кафедру. Он во многом способствовал тому определению прихода и приходской жизни, наделению его правами, которое затем вошло в определение деяний Поместного Собора 1917-1918 гг.[6] Александр Дмитриевич обладал всеми качествами лидера за которым следовали люди и который мог довести выстраданную им мысль до конца, и силою следования высшей Правде склонить людей к согласию с выбранной им позицией. В качестве подтверждения вышеприведенной характеристики зачитаем выдержку из обвинительного приговора разоблаченной ОГПУ в 1925 году «сергиево-самаринской группировке», в частности, обвинений предъявленных лично А. Д. Самарину, как одному из руководителей консервативного крыла «тихоновцев», сорвавших планы ОГПУ по «примирению тихоновцев и обновленцев» и созданию подконтрольной большевикам религиозной организации: «а) Поставив целью сохранение церкви в качестве активной к[онтр]революционной организации, он с 1917 года все время старался держать церковь под властью и влиянием лиц, принадлежавших к черносотенной группировке, в которой САМАРИН играл руководящую роль. б) Руководил антисоветской работой патриарха Тихона до раскаяния последнего перед Соввластью […]. в) Руководил деятельностью им возглавляемой черносотенной группировки в гор. Сергиев-Посаде […]. г) Подчинив себе гр. ПОЛЯНСКОГО Петра Феодоровича (митрополита Петра) […], руководил работой последнего, корректируя и утверждая даже письменные распоряжения Петра, сносясь с ним через посредствующих лиц и отдав его под контроль черносотенного даниловского синода»[7]. За все вышеперечисленные обвинения А. Д. Самарин (в 1920-м получивший смертный приговор - С. Д.) получил, ввиду преклонного возраста, сравнительно малый срок – три года ссылки в Сибирь. О том, какое значение для Церкви в выборе правильного курса в тяжелейшие времена поставленной большевиками задачи уничтожения оппозиционной Церкви имела деятельность «сергиево-самаринской группировки» ярко характеризует историк священник А. Мазырин: «значение сделанного с ее помощью священномучеником Петром выбора (антиобновленческого – Д. С.) огромно. Русская Церковь проявила силу духовного сопротивления безбожной власти, выбрав в его лице не соглашательский, а исповеднический путь. В конечном итоге богоборческий режим пал, а Церковь выстояла»[8]. Перед нами характеристика одного из тех людей, благодаря исповедническому подвигу которых мы можем говорить «мы – Церковь верных». Они сделали свой выбор. Они выбрали голгофские ценности Христа, веруя в Его и свое воскресение, и этот выбор церковных людей был правильным, ибо был выстраданным выбором Бога и его ценностей.

Еще более оценим мы масштаб личности А. Д. Самарина[9], когда вспомним его деятельность на посту председателя союза объединенных московских приходов. По свидетельству современников, союз приходов был реальной невооруженной силой гражданского общества, противостоящей большевикам. Именно ненасильственные действия верующих смогли остановить действия большевиков по уничтожению Церкви, смогли остановить компанию по «изъятию церковных ценностей» начатую не в начале 20-х годов, о чем чаще всего вспоминают, а в 1918 году, тогда когда она задумывалась и началась Именно провозглашенные союзом приходов ненасильственные действия показали силу веры и не дали большевикам воспользоваться временем «бури и натиска» для разгрома церковных организаций. Достаточно вспомнить оборону Александро-Невской Лавры, подвиг солигаличских мучеников, отдавших жизнь за сохранение народных святынь. В ответ на красный террор в феврале 1918 года было сделано беспрецедентное в истории Русской Православной Церкви дело - при помощи братств и союзов объединенных приходов были собраны силы, народ отозвался на призыв Патриарха Тихона и встал на защиту православных святынь и веры. В силу вступившего в 1918 году религиозного законодательства (Декрет об отделении Церкви от государства – С. Д.), а также, лишения духовенства гражданских прав, огромная тяжесть ответственности за сохранение Церкви легла на мирян: «При всех приходских и бесприходных церквах надлежит организовывать из прихожан союзы (коллективы), которые и должны защищать сввятыни и церковное достояние от посягательства»[10]. В приходской общине святитель Святейший Патриарх Тихон и Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. увидели реальную силу, могущую противостоять большевистскому натиску[11]. Инициативу Святейшего Патриарха подхватил товарищ председателя и член Собора А. Д. Самарин, Н. Д. Кузнецов и другие видные миряне и священнослужители Православной Российской Церкви. Самарин был избран председателем союза объединенных приходов г. Москвы. Именно с деятельностью Собора по обновлению приходской жизни, объединяющей клир и мирян на правах общины, и началось так долго ожидаемое подлинное обновление Церкви[12], строящееся на основах свободы, любви и ответственности. Объединенный в своем представлении ценностей православный народ представлял собой великую силу. Достаточно сказать, что в ответ на требования большевистского Декрета отделать школу от Церкви, 25 февраля 1918 года, на собрании представителей московских приходов было решено требовать сохранения преподавания Закона Божия в школах, а законоучителям преподавать до тех пор, пока не выгонят оттуда штыками, затем продолжать обучение по рамам и домам[13]. Церковно-благотворительное братство при Покровском монастыре г. Углича, возмущенное грубым насилием над свободой совести, обращалось к Патриарху и «смиреннейше испрашивало святых молитв и благословвения стоять до смерти за веру Христову и церковное достояние»[14]. Считали Декрет неприемлемым и готовы были «пострадать за веру православную» прихожане Нерехтского уезда Костромской губернии[15]. В Петрограде члены братства защиты Александро-Невской Лавры перед ракой с мощами благоверного князя Александра дали обет защищать обитель до последнего вздоха. До 57 000 питерских прихожан вступили в союзы защиты православных храмов. И это при том, что только за восемь месяцев, с июня 1918-го по января 1919-го года в стране было убито митрополитов -1, архиереев – 18, священников 102, дьяконов – 154, монахов и монахинь – 94. Тюремному заключению по обвинениям в контрреволюционности подвергнуты 4 епископа, 198 священников, 8 архимандритов и 5 игуменов. Запрещено 18 крестных ходов, 41 церковная процессия разогнана, нарушены непристойностями богослужения в 22 городах и селах[16]. Но православных верующих людей не удалось запугать ни «красным террором», ни ужасающими условиями жизни, отягощенными гражданской войной и разрухой, голодом и болезнями. Народ встал на защиту веры, не только мужчины, но и женщины. 11 июня 1918 года было ознаменовано открытием союза православных женщин как отдела союза объединенных приходов. Союз православных женщин открыл огромный потенциал служения женщины в Церкви. Председателем союза была избрана сестра Александра Дмитриевича Софья Дмитриевна Самарина. Именно «белые платочки», вплоть до 90—х гг. ХХ века будут спасать церковную жизнь во все время пребывания у власти коммунистической партии.

Власть дрогнула, она отложила свои планы уничтожения противника, каким виделась Церковь, до «лучших времен». До времен, когда «данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий … теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления»[17]. Большевики не намерены были терпеть какую-либо оппозицию, особенно церковную, которая представляла собой силу народного протеста. Силу, которая объединялась для защиты своих прав и идеалов, своих святынь. Летом А. Д. Самарина обвинили в «разработке плана организации православного духовенства в целях борьбы с советской властью на религиозной платформе». Он был арестован и в январе 1920 года московским губернским ревтрибуналом (дело Самарина - Кузнецова) к стандартному обвинению в контрреволюции добавлено: «в проведении политики Собора и Патриарха, направленной на создание по всей стране «советов объединенных приходов, которые организовали крестные ходы, звонили в набат, собирали народ для противодействия советской власти". А. Д. Самарин и Н. Д. Кузнецов были признаны «главными вдохновителями всех контрреволюционных организаций … как «оказавшие активное сопротивление Советской власти» были приговорены к расстрелу, впоследствии отмененному. Пройдя ссылку в Якутии, тюрьмы: Бутырскую, Таганскую, Лубянку, А. Д. Самарин в начале 30-х годов оказался в Костроме, в должности псаломщика Всехсвятской церкви, затем, в Борисоглебской церкви[18]. Он верил Богу и Богу черпал силы и вдохновение в Нем. Он оставался верным Богу и избранным ценностям всегда, во все время своей жизни: и на посту обер-прокурора, и будучи главой союза объединенных приходов, в таганской тюрьме, в якутской ссылке, и … церковным псаломщиком. Александр Дмитриевич вряд ли будет причислен к лику святых, хотя пример его жизни для многих является «правилом веры и образом кротости», но его подвиг веры мы должны помнить. Он будет служить поддержкой христианам, а также, будет назидателен для тех, кто избрал ценности мира сего.

Шли годы. Менялось время, которое представляло новую идеологическую парадигму. Уничтожались одни идолы, на их место заступали другие. Сразу после закрытия XXII съезда в стране началось массовое переименование всего, что носило имя Сталина – городов, улиц и площадей, предприятий и учреждений. Тогда же, поздней осенью 1961 года, начался и повсеместный снос памятников Сталину: их отправляли на переплавку, разбивали на части, закапывали в землю, топили в воде. Улицу, которая носила имя Сталина, и в конце которой находилось Александро-Невское кладбище, на котором был погребен А. Д, Самарин в 1961 году переименовали в проспект Мира[19]. 12 ноября 1961 года «Северная правда» в крошечной заметке сообщала: «Исполком Костромского городского Совета, идя навстречу пожеланиям граждан города, решил переименовать проспект имени Сталина в проспект Мира»[20]. Всё последующее после 1956-го и 1961 гг. время всячески старались отделить «хорошего» Ленина от «плохого» Сталина. Из фильмов про Ленина вырезали куски со Сталиным, из пьес, где Ленин и Сталин ходили парой, вырезали Сталина, а его слова отдавали Ленину. На живописных полотнах, где на фоне выступающего Ленина был виден Сталин, вместо него вписывали какого-нибудь солдата или рабочего. В тех случаях, когда отделить учителя от верного ученика не удавалось, приходилось жертвовать обоими. В частности, это касалось многочисленных парных скульптур Ленина и Сталина. В одну из ночей ноября 1961 года в Костроме в сквере на Советской площади исчезла скульптура «Ленин и Сталин». Старожилы вспоминают, что ещё вечером вожди стояли на месте, а утром от них не осталось и следа. Вероятно, скульптуры – скорее всего, в разбитом виде – увезли на тогдашнюю городскую свалку в Посадском лесу. Ставший свидетелем сноса статуи Сталина у железнодорожного вокзала г. Костромы «сталинский сиделец» А. А. Григоров[21], только в 1956 году вернувшийся из тюрем, ссылок и лагерей, глядя на зрелище как низвергают идола «отца народов» подумал: «Как Перуна» [22]. Интересно мнение историков о судьбах кумиров и о скоротечности времени «народной любви» к ним. «Почему в подавляющем большинстве случаев фигуры бывшего вождя убирали по ночам, понятно: власти вполне обоснованно опасались, что какая-то часть граждан встанет на защиту сталинских изваяний и могут произойти нежелательные эксцессы. А так людей ставили перед свершившимся фактом – вечером памятник стоял, а утром его уже нет» - делает вывод костромской историк Н. А. Зонтиков[23].

12 февраля 2018 года исполнилось 150 лет со дня его рождения Александра Дмитриевича Самарина. На кладбище, где он был похоронен, и которое в начале 80-х годав ХХ века было снесено, восстановлен крест на его могиле. В 1989 году Самарин был реабилитирован следственным отделом КГБ СССР, а 1995 годы, в дни празднования Победы над фашистской Германией, на территории кладбища и Мемориала была возведена часовня во имя святого воина, великомученика, покровителя Костромы Феодора Стратилата. На месте снесенных могил появилась возможность совершать молитву по усопшим. С восстановлением надгробного креста Александру Дмитриевичу Самарину многие родственники людей, чьи надгробия были снесены возлагают надежду и на возможность восстановить могилы своих предков. Постепенно, шаг за шагом, люди пытаются выйти на дорогу веры, на которой к ним возвращается историческая память. В юбилейные годы, когда мы должны вспомнить не только имена великих святых: святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России, свщмч. Владимира, митрополита Киевского и др., а в противовес им - злодеев и палачей: Н. Ежова, Л. Троцкого, М. Тухачевского, мы должны вспомнить имена и почтить память тех, кто не канонизирован, но защищал храмы и святыни, кто «даже до смерти» отстаивал идеалы и ценности, не укладывающиеся в рамки навязанных и общепринятых ценностей. И надо понимать, что среди тех, кого необходимо вспомнить, были не только государственные деятели, представители высших сословий и заметные фигуры, но много простых верующих людей, чья вера и верность остановила и разрушила глиняных колосс коммунистического язычества.

«Не стоит село без праведника, а город без святого» , - говорили на Руси. Не устоит селения без праведника(Быт.18: 17-33).

Святитель Святейший Патриарх Тихон писал о людях подобных А. Д, Самарину - выбравших ценности Христа и путь следования Ему: «О, тогда воистину подвиг твой за Христа в нынешние лукавые дни перейдет в наследие и научение будущим поколениям, как лучший завет и благословение, что только на камени сем – врачевания зла добром созиждется великая слава и величие нашей Святой Православной Церкви в Русской земле, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя Ее и чистота Ее чад и служителей. Тем, кто поступают по сему правилу, мир им и милость. «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духов вашим, братие. Аминь»[24].

 

 


[1] Новомученики и исповедники. Лица и судьбы. [Электронный ресурс.] http://pstgu.ru/scientific/newest/smi_muchen/2016/02/15/63560/. Дата обращения 01.02.2018 г.

[2] Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в Успенском соборе Кремля в день Собора новомучеников и исповедников Российских.[Электронный ресурс.]. http://www.patriarchia.ru/db/text/2786981.html. Дата обращения 11.01.2018 г.

[3] Слово Святейшего Патриарха Кирилла на церемонии открытия мемориала памяти жертв политических репрессий «Стена скорби». [Электронный ресурс]. http://www.patriarchia.ru/db/text/5050963.html. Дата обращения 02.02.2018 г.

[4] «Подвигом добрым подвизался…». С. 212.

[5] «Подвигом добрым подвизался…». С. 215.

[6] Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. М., Изд-во6 Новоспасский монастырь, 2012. Т.5. С.883-884.

[7] «Подвигом добрым подвизался…» Материалы к жизнеописанию Александра Дмитриевича Самарина (1898-1932) / Авторы-составители С. Н. Чернышев и прот. Д, Сазонов. – Кострома: Изд-во Костромской митрополии. 2017. С.175

[8] «Подвигом добрым подвизался…». С. 176.

[9]Самарин А. Д. - предводитель Губернского   дворянства Москвы, потомок известной дворянской фамилии, состоящей в родстве с Трубецкими и Лопухиными, Пушкиными и Толстыми, славянофил, член Госсовета, Обер-прокурор Священного Синода РПЦ, Руководитель Русского Красного Креста в годы Великой войны 1914-1918гг., Кавалер многих высших орденов Российской империи и был единственным из мирян, кого выдвигали кандидатом в Патриархи на Поместном Соборе 1917-1918гг., проходящего в Соборной палате Епархиального дома, который спроектировал и воздвиг в 1902г. русский зодчий П.А.Виноградов (четвероюродный прадед). Внучатый племянник выдающегося полководца генерала А. П. Ермолова.

[10] Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода об устройстве Организации объединенных приходов. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях/ сот. М. Губонин. М., 1994. С.97.

[11] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С.97-99.

[12] «Подвигом добрым подвизался…». С. 185.

[13]

[14] Епархиальный экстренный съезд духовенства и мирян церквей. – Кострома. 1917 С.37.

[15] Епархиальный экстренный съезд духовенства и мирян церквей. – Кострома. 1917 С.82-89.

[16] Владимирские епархиальные ведомости. 1917. №36. С.37.

[17] Письмо членам Политбюро от 19 марта 1922. Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190—193.

[18] Обе церкви были снесены: Всехсвятская; Борисоглебская

[19] В исполкоме Костромского горсовета// Северная правда. 12.11.1961.

[20] Новое название улицы.// Северная правда. 10.11.1961 г.

[21] Григоров Александр Александрович – выдающийся русский историк, крупнейший специалист по истории дворянства, костромской краевед, Почетный гражданин г. Костромы.

[22] Зонтиков Н. А. И. В. Сталин – депутат Костромского городского Совета/ Кострома: Ди АР, 2014 С.111.

[23] Зонтиков Н. А. И. В. Сталин – депутат Костромского городского Совета/ Кострома: Ди АР, 2014 С.111.

[24]Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С.161-162.