| | vivaspb.com | finntalk.com

Иеромонах Анемподист (Васильев, 1884 – 1975 гг.)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

01Печатается по дипломной работе  игумении Феофании (Ложкиной)
«Киевский старец иеромонах Анемподист (Васильев)»

Родился будущий иеромонах Анемподист в местечке Сокиряны (с. Сикуян) Хотинского уезда в Бессарабии 30 июня (13 июля) 1884 года, в день памяти Собора святых двенадцати апостолов в молдавской крестьянской семье. При Крещении мальчика назвали Никоном на молдавский лад, в честь преп. Никона Соколовского.

С детства, как и многие его будущие монастырские сподвижники, Никон часто бывал в своей приходской церкви. Любил молиться. В свободное от хозяйственных дел время, его часто могли застать за чтением книг из приходской библиотеки. Глубокая религиозность и желание посвятить себя служению Богу определили жизненный путь будущего подвижника. В 1902 г. поступил в число послушников Киево-Печерской Лавры. Старцем для Никона Васильева стал духовник Киевской Лавры иеросхимонах Осия, отличавшийся своей строгой аскетической жизнью. Благословение старца являлось законом для послушника. Ему приходилось нести послушания на сельхозработах, петь на клиросе и ежедневно перечитывать многочисленные имена в лаврских синодиках. Он был замкнут, малообщителен, стремился к уединению, внутренней молитве и чтению книг, наставляющих на правый путь жизни со Христом и во Христе.

Наступили времена лихолетья. 25 января 1918 г. поздно вечером был арестован в своих покоях митрополит Владимир (Богоявленский) и зверски убит за лаврской стеной. Монах Анемподист всю оставшуюся жизнь молился о упокоении в селении праведных первого Российского священномученика, смерть которого открыла период непримиримой борьбы с религией новых правителей и массовых репрессий духовенства  и верующих мирян.

С начала 1924 года Лавра находилась в непосредственном ведении Патриарха Тихона. На Всеукраинском предсоборном совещании («обновленческом»), проходившем с 11 по 15 ноября 1924 года в Харькове, по докладу обновленческого Киевского митрополита Иннокентия (Пустынского) было принято постановление о необходимости перехода Киево-Печерской Лавры в ведение Всеукраинского Священного Синода (обновленческого), что и произошло 15 декабря 1924 года.

0229 сентября 1926 года ВУЦИК и Совет народных комиссаров УССР приняли постановление о «Признании бывшей Киево-Печерской Лавры историко-культурным государственным заповедником и о превращении её во Всеукраинский музейный городок». Постепенное вытеснение монашеской общины новосозданным музеем завершились к началу 1930 полной ликвидацией монастыря. Часть братии была вывезена и расстреляна, остальные были заключены в тюрьмы или сосланы. Лавра подверглась разорению.

В одном из корпусов была размещена Государственная историческая библиотека Украины (находится там до настоящего времени). На территории лавры был образован музейный комплекс, в его составе — Музей книги, Музей исторических драгоценностей и др.

В 1931 г. иеромонаху Анемподисту пришлось остричь волосы и бороду, чтобы скрыть свой монашеский чин и быть незаметным среди прочего народа. Ему приходилось часто менять места проживания, не задерживаться подолгу на одном месте, рано на рассвете уходить с квартиры и возвращаться только после заката. Такое положение длилось более 7 лет.  

В период немецкой оккупации Киева в Лавре был организован полицейский участок, где оккупационными властями было убито около 500 мирных граждан.

04По разрешению германских властей, 27 сентября 1941 года была возобновлена монашеская жизнь в стенах Лавры; во главе лаврской братии стал схиархиепископ (бывший Херсонский и Таврический) Антоний (князь Давид Абашидзе), лаврский постриженник.

Осенью 1941 г. на территорию Ближних пещер вернулись 15 насельников. Первыми пришли в монастырь монахи Анемподист (Васильев) и Дисидерий (Тимошенко), которых братия назвала «наши первозванные». Они вынуждены были поселиться в пономарке Крестовоздвиженского храма.

В обновленную Лавру собралось около тридцати монахов и послушников из числа бывшей братии монастыря. На новом послушании смотрителя Ближних Пещер иеромонах Анемподист трудился с большим благоговением. Ему пришлось  заняться приведением в порядок гробниц и мощей святых угодников. Многие надгробные покровы истлели или покрылись плесенью. Приходилось аккуратно открывать гробницы, раскрывать святые мощи, благоговейно перекладывать нетленные тела или косточки, шить для них новые облачения. Особенно любил он переоблачать мощи святых угодников, почивающих под сводами пещер.  Раз в году, в жаркое летнее время, святые мощи выносились из сырых подземелий для просушки в помещение, называемое богадельней, и там их переоблачали и просушивали их одежды. Как особую милость воспринимал старец Анемподист возможность послужить преподобным, переоблачая их с глубоким внутренним трепетом, любовью и непрестанной молитвой на устах.

В 1949 г. Киево-Печерская Лавра была единственным мужским монастырем, действующим на территории Киева и Киевской области. По состоянию на 1952 г., лаврское братство насчитывало 98 человек. Монастырь использовал территорию 12 400 кв. м, занимал шесть корпусов, богослужение поводилось в трех храмах. Лавру посещали паломники  со всей страны.

В 1950 г. в число братии Киево-Печерской Лавры был принят уроженец села Доброволье Близнецовского района Харьковской области Николай Будаква. Молодой послушник был определен келейником к смотрителю Ближних Пещер иеромонаху Анемподисту. Судьба навсегда связала вместе этих подвижников. Старец Анемподист стал его духовным наставником. Послушнику Николаю были определены клиросное послушание и монастырская ризница. Он так же должен был помогать о. Анемподисту в Пещерах следить  облачением мощей святых угодников. 30 марта 1957 г. послушник Николай был пострижен в монашество с именем Поликарп. Старцем-восприемником при постриге был иеромонах Анемподист.

03По состоянию на 1 января 1958 г. в Киево-Печерской Лавре проживало 96 насельников. В середине 1960 г. в монастыре было 37 человек братии, к 15 февраля 1961 г. их осталось 11 человек. В 1960 г. закрыли Киевскую духовную семинарию. Постановление об ограничении колокольного звона на деле означало его полный запрет.

Постановление директивных органов Украины от 5 июня 1960 г. нацелило руководство всех областей на ликвидацию в ближайшие годы всех монастырей Украины. В конце февраля 1961 г. под предлогом реставрации мужской монастырь Свято-Успенская Киево-Печерская лавра был закрыт. Вопреки тому, что был Великий пост, в монастыре 10 марта была отслужена последняя монастырская литургия и оставшиеся последние монахи покинули родную обитель. Среди этих последних покинувших святые Печерские холмы был 77-летний старец иеромонах Анемподист. До последней минуты не хотел оставить родную обитель монах Ахила и его насильно изгнили сотрудники милиции. Несколько из оставшихся монахов выехали в Абхазию в Кавказские горные пустыни, остальные перешли в одесский Успенский монастырь и переехали в Балту.

По благословению «батюшки Анемподиста-иеромонаха» на Кавказ уехали известные иеромонах Мардарий (Данилов) и монах Ахила (Орлов).

В глазах современников о. Анемподист запечатлелся стареньким высоким скрытным аскетом и молчальником. Он до последнего дня оставался в родной обители.

Покинув стены родной обители, иеромонах Анемподист поселился на квартире у прихожанки, к которой переносили на сохранение лаврскую утварь. Вновь пришлось сменить монашескую рясу на мирские одежды. Но жизнь среди мирской суеты и городского шума показалась невыносимой старцу-аскету. Он попытался уехать в Одесский монастырь, но остаться в этой обители батюшке не удалось, ему было отказано в регистрации и пришлось покинуть пределы Одессы. Некоторое время прожил в Балте. Перед закрытием Киевской Лавры монастырский благочинный архимандрит Савва (Кравчук), много претерпевший за свою веру и постоянно находящийся под наблюдением МГБ, приобрел в городке Балте частный дом возле кладбища. К нему после закрытия Лавры переехал монах Пимен с двумя монахами.

В Балте у архимандрита Саввы батюшке Анемподисту не хватало уединения, и он весной 1962 г. отправился в Абхазию к Кавказским пустынникам. Приехав в Сухуми, старец поселился у своей знакомой, часто приезжавшей в Киев. Звали ее Акилина. Она жила в коммунальной квартире по Проспекту Мира. Акилина смогла зарегистрировать в своей квартире батюшку, обеспечив его легальное пребывание в Абхазии. Желая уединения, старец с несколькими сподвижниками ушел в горы. В затворе о. Анемподист разводил огороды, сажал капусту, кукурузу. У него было несколько ульев, он был хорошим пчеловодом. День подвижника, как и у других отшельников,  начинался с восходом солнца. Вставали в 4 часа утра и вычитывали Полунощницу и монашеское «правило». После молитвенного бдения приготавливали обед, трудились на своем хозяйстве, вечером после ужина молились и часов в 7 вечера ложились спать, чтобы в полночь вновь встать на молитву, потом краткий сон и вновь подъем в 4 утра. За день вычитывались 10 кафизм Псалтири, 3 канона, 2 главы Евангелия, 2 главы Апостола, Акафисты «Иисусу сладчайшему» и Богородице и по четкам Пятисотница. В дни великих праздников старец со своими сподвижниками спускались с гор в Сухуми чтобы помолиться в храме и подкрепиться духовно Св. Тайнами. О. Анемподист, зачастую одетый в светлые брюки и куртку, приступал к Св. Причащению как мирянин, называя себя только монашеским именем. В соборе отшельники раздавали плоды своих трудов прихожанам, а от  них получали деньги и необходимые для пустынного жительства вещи и инвентарь.

В своем уединении о. Анемподист прожил пару лет, пока недалеко от пустыни в осенью 1964 г. не начались лесоразработки, и братиям пришлось покинуть обжитые места и вернуться в Сухуми. Вскоре после возвращения из отшельничества о. Анемподист в соборе неожиданно встретился с о.Онисифором и уехал к нему. Иеродиакон Онисифор жил в небольшом домике на окраине греческого селения Георгиевка. Этого монаха пустынника, несколько лет проведшего в дупле дерева, местные жители хорошо знали. Они обращались к нему за всякой нуждой, прося его молитв во время засухи или тяжелого отела коровы. Было замечено, что по его молитвам все налаживалось. Затем, о. Анемподист с братией направился дальше в горы, где они основали Амткельской пустынь. В Амткельской пустыни иеромонах Анемподист прожил более 2 лет. Но течение времени не останавливалось, и годы напоминали о себе. Постепенно силы стали оставлять старца. После апоплексического удара старец, понимая, что в пустыни он жить уже не сможет, решил уехать в Россию к своему монастырскому воспитаннику иеромонаху Поликарпу. Он приехал в Тетеринское осенью 1966 г. Сначала поселился в небольшой каменной палатке над входом  Успенский храм, составлявшей нижний ярус старой разобранной колокольни. Со временем, когда был расширен щитовой домик о. Поликарпа старый отшельник перешел в отдельную угловую комнатку-келью. С приездом старца-молитвенника в Тетеринском приходе стали быстро налаживаться дела. Анемподист по силам своим помогал в ремонтах о. Поликарпу: вырезал стекла, шпаклевал стены, убирал голубиный помет за иконостасом летнего храма. Много труда о. Анемподист положил в благоустройство приходского кладбища. Отец Анемподист собирал человеческие кости по кладбищу и предавал их земле. Укладывая в яму каждую косточку, старец целовал ее. Он говорил, что это святые мощи, достойные поклонения и благоговейного отношения к ним. Старец был необычайно скромен, никого не поучал, много молится. Никогда не выступал со своими нравоучениями.

На рассвете 29 июля 1975 г., после молитвенного правила, старец Анемподист попросил о. Поликарпа составить список кому необходимо будет сообщить о его кончине. С последним словом «отходной» в руках батюшки Анемподиста погасла свеча, и он испустил дух.

Архимандрит Поликарп многим своим духовным чадам говорил, что верит в то, что его наставник  иеромонах Анемподист имеет великое дерзновение пред Господом, что он достойный угодник Божий, и его мощи почивают нетленно. Во многих трудностях о. Поликарп сам приходил на могилу к о. Анемподисту и других отправлял за духовной поддержкой и помощью. И до ныне эта помощь не оскудевает. И сейчас многие приходят с мольбою  на могилу к о. Анемподисту и скоро получают необходимую помощь от Господа, как они верят, по молитвам батюшки.

Ки́ево-Пече́рская ла́вра (укр. Ки́єво-Пече́рська ла́вра) — один из первых по времени основания монастырей Киевской Руси. Одна из важнейших православных святынь, третий Удел Божией Матери. Основан в 1051 году при Ярославе Мудром монахом Антонием, родом из Любеча, и его учеником Феодосием. Князь Святослав II Ярославич подарил монастырю плато над пещерами, где позже выросли прекрасные каменные храмы, украшенные живописью, кельи, крепостные башни и другие строения. С монастырём связаны имена летописца Нестора (автора «Повести временных лет»), художника Алипия.

С 1592 по 1688 год был ставропигией Константинопольского Патриарха; с 1688 года монастырь получил статус лавры и стал «ставропигионом царским и патриаршим Московским»; в 1786 году лавра была подчинена киевскому митрополиту, который стал её священноархимандритом.

В Ближних и Дальних пещерах Лавры покоятся нетленные мощи угодников Божьих, также в Лавре есть и захоронения мирян (например, могила Петра Аркадьевича Столыпина).

По сути, Киево-Печерская лавра — это настоящий город в сердце Киева, здесь находится четырнадцать православных храмов, мужской монастырь, семь музеев, одна из первых на Руси типографий и т. д. Лавра переводится с греческого как «улица», такого названия удостаивались далеко не все монастыри, и говорило оно об их масштабах и огромной важности.

В настоящее время нижняя Лавра находится в ведении Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата), а верхняя Лавра— в ведении Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. В Лавре разместились также Киевские Духовные семинария и академия, издательский отдел Церкви.

 

Храмы и монастыри

Монастыри Костромского края

 В разное время в современных границах Костромской области существовало, по крайней мере, около 60 монастырей (помещаемый ниже их порайонный спи­сок, конечно, не полон). Древнейшими среди них являлись Спасо-Запрудненский и Ипатьевский, основанные в окрестностях Костромы в ХШ в. Во второй половине XIV в. учениками при. Сергия Радонежского на костром­ской земле был создан целый ряд обителей. Один прп. Авраамий Галичский и Чухломской основал в галичско-чухломских пределах четыре монастыря. В XVI-XVII вв. в нашем крае возникло немало новых монастырей, в их числе: Спасо-Геннадиев, основанный прп. Корнилием Комелъским, Благовещенский Ферапонтов, основанный прп. Адрианом Монзенским, Богородицко-Игрицкий под Костромой и др.

Подробнее...

Святые и Святыни

Почитание в Ярославле образа Богоматери Феодоровской

Почитание чудотворного образа города Костромы в Ярославле было закономерным явлением: оба волжских города связывали тесные торгово-экономические и культурные отношения.

О почитании иконы Богоматери Федоровской в Ярославле писали местные краеведы XIX в. Только на основе их свидетельств можно составить яркую картину разнообразных форм почитания иконы Богоматери Федоровской в Ярославле.

Подробнее...

Статьи

Романовы и Салтыковы

«Ни из одной фамилии не было столько бояр, столько фельдмаршалов и столько главных начальников Москвы, как из Салтыковых», - отметил еще Петр Владимирович Долгоруков, но и в костромской истории их было немало.

Подробнее...