| | vivaspb.com | finntalk.com

Протоиерей Константин Васильевич Сокольский (1896-1937)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

image001Константин Васильевич Сокольский родился в 1896 году в селе Кулиги Нерехтского уезда Костромской губернии в семье священника. С 1914 года он участвовал в I-й мировой войне, затем с 1918 года служил в Красной армии, был пулемётчиком, воевал на Восточном фронте, принимал участие в войне с Польшей, в ходе которой попал в плен, где и находился до 1923 года[1].

image002Именно этому человеку выпала судьба стать последним защитником Успенского храма в д. Дмнино и праха народного героя И.Сусанина.

Сохранившееся в архиве дело о. Константина Сокольского наглядно показывает, что непосредственными инициаторами расправы с ним и последующего разгрома храма в Домнине были члены президиума Перевозского сельсовета, к территории которого относилось Домнино в то время. Судя по всему, представителям местной советской власти о. Константин особенно встал поперёк горла после неудачи их первой попытки закрыть Домнинскую церковь.

В декабре 1935 года “по инициативе общественности сельсовета”, т.е. по решению этой самой местной власти, было организовано вынесение постановлений собраний всех колхозов Перевозского и соседнего, Жаровского, сельсоветов с требованиями о закрытии церкви в Домнине (перевозские сельсоветчики не могли организовать собраний в чужом сельсовете, всё происходящее делалось по указанию Молвитинского райкома партии). В ответ на требование закрыть церковь “поп Сокольский” вместо того, чтобы выполнить требование колхозных масс, собрал церковный совет, состоявший, в основном из единоличников. Члены совета, распределившись по деревням, за короткое время собрали нужное количество подписей местных жителей под прошением против закрытия Успенской церкви, в результате чего заведённый механизм закрытия церкви не сработал и ответственное политическое мероприятие – ликвидация “очага религиозного дурмана” – было сорвано.7

image003Выждав некоторое время, члены президиума Перевозского сельсовета отправили в районное отделение НКВД в Молвитине докладную записку, в содержании которой указывалось на контрреволюционную деятельность Сокольского, чем фактически обрекли о.Константина, отца троих детей, на смерть.

В частности, в докладной записке, президиум сельсовета сообщал органам НКВД, что «поп Сокольский успенской церкви села Домнина на территории Перевозского сельсовета проводит агитационную работу среди колхозников имени «НКВД»[2] в связи с чем Президиум Перевозского сельсовета просит районный отдел НКВД убрать с территории села Домнина попа Сокольского» (к сожалению, все пять подписей под этим доносом неразборчивы).

Под “агитационной работой”, которую проводил о. Константин, следует понимать следующий случай: Летом 1937 года домнинский колхоз, носящий имя славных органов внутренних дел, привлёк к участию в сенокосе и местных единоличников (т.е. крестьян, всё ещё не вступивших в колхозы), среди которых был и о.Константин, на условиях оплаты 60 рублей за гектар покоса. Как говорилось в докладной: «В колхозе имени “НКВД” трудоспособных колхозников очень мало на грузка в сенокосную и уборочную кампанию большая и для того чтобы не оставить в лугах сенокоса по прошлогоднему, где колхоз пострадал материально из-за недостатка кормов и по решению всех колхозников Домнинского колхоза правление колхоза сочло необходимым на период сенокосной кампании нанять со стороны единоличников не связанных с сельским хозяйством по 60 рублей с одного гектара скосить и убрать»[3].

Дальше из дела не совсем ясно – то ли о. Константина выгнал с работы председатель колхоза, то ли он сам ушёл в соседний колхоз, где расценки оплаты за тот же объём работы были несколько выше. После этого домнинский священник, зарабатывающий на хлеб в основном трудом на земле, сказал как-то одной из женщин, что те в колхозе имени НКВД на сенокосе получают мало. В результате этой “антиколхозной агитации” о. Константина Сокольского – по словам свидетеля В.И. Смирнова, секретаря сельсовета, – “единоличники бросили работу, требуя повышения платы за покос”[4]. В докладной президиума уточнено: «по инициативе попа в колхозе 5 человек колхозников стариков и старух не выходят на работу”[5].

image004К вышесказанному следует добавить, что согласно показаниям П.И. Смирнова, избача в Перевозе, о. Константин имел ещё наглость сказать: «Я теперь такой же гражданин по новой Конституции и могу говорить, что мне вздумается»[6].

3 сентября 1937 года за о.Константином пришли представители НКВД. Хозяина не было дома – он с женой косил овёс в поле; за ним послали, а когда он пришёл, его тотчас схватили, не дав, по воспоминаниям детей, даже переобуть лаптей, в которых этот враг колхозного строя ходил на работу. Когда матушка о. Константина попыталась с ним проститься, один из энкавэдэшников оттолкнул её с такой силой, что она ударилась головой о печку и у неё потекла изо рта кровь…

Отца Константина увезли в Молвитино (ныне Сусанино – прим. Д. С.), где, по свидетельству дочери, ему предлагали отречься от веры и выступить с сообщением об этом по радио, но домнинский священник отказался, за что был сильно избит. 17 октября 1937 года ему предъявили обвинительное заключение в том, что он, “являясь участником контрреволюционной кулацко-церковной группы, существовавшей на территории Перевозского и Жаровского сельсоветов и имея тесную связь с кулаками <…> вёл контреволюционную агитацию среди населения Перевозского сельсовета. Агитируя колхозников за невыход на колхозные работы, а единоличников за неучастие в колхозных работах. Ведёт среди пионеров школьников религиозную пропаганду, использовал церковный актив общины, организуя его и противопоставляя последний против проводимых мероприятий Советской власти. Сталинскую конституцию истолковывал в контреволюционном содержании”[7].

Этим обвинительным заключением, подписанным помощником оперуполномоченного Молвитинского райотдела НКВД Власовым и начальником райотдела сержантом Государственной безопасности Владимировым, окончательное решение судьбы арестованного домнинского священника выносилось “на рассмотрение тройки УНКВД”.

Приговор обвинения по ст. 58-10,11 УК РСФСР. Тройка Управления НКВД Ярославской области, заслушав в своём заседании 2 ноября 1937 года (в самый канун 20-летия Великого Октября) дело Молвитинского РО НКВД №6001 по обвинению служителя религиозного культа Сокольского Константина Васильевича, который “являлся участником контреволюционной кулацко-церковной группы и вёл контреволюционную анти-колхозную агитацию. Истолковывал в контреволюционном содержании Сталинскую конституцию”[8], постановила: «Сокольского Константина Васильевича РАССТРЕЛЯТЬ»[9].15ПП

Постановление было приведено в исполнение 17 ноября 1937 года. Место расстрела священника домнинского храма о. Константин Васильевич Сокольского неизвестно.

Вскоре после ареста о. Константина, в сентябре 1937 года Успенская церковь в Домнине была закрыта. По свидетельствам очевидцев, утварь из храма – паникадила, подсвечники, ризы с икон и т.д.– была на лошадях отвезена в Молвитино (только несколько предметов удалось сохранить местным жителям). В бывшем храме устроили зерносклад, куда стали ссыпать колхозное зерно.

В скором времени было уничтожено и находящееся при церкви кладбище. Металлические кресты с него отправили в колхозную кузницу. На территорию ограждённого кирпичной оградой кладбища после этого стали периодически загонять стадо овец – здесь удобно было делать животным различные прививки. Находясь на кладбище целыми днями, овцы своими копытами постепенно сравняли с землёй все бывшие могильные холмики, в том числе, могилу Ивана Сусанина…

Равнодушные потомки великого народного героя безучастно смотрели на совершающееся разорение…

Осенью 1937 г. в здании церкви был устроен склад зерна домнинского колхоза им. НКВД. Решением Ярославского облисполкома от 22 марта 1941 г. храм был официально закрыт. В конце 1942 г. колхозники Ярославской области собрали средства на строительство танковой колонны, которой было присвоено имя Ивана Сусанина. С 1941 г. прихожане Успенской церкви обращались в Президиум Верховного Совета РСФСР с просьбой о возвращении храма, рядом с которым погребен народный герой Иван Сусанин. По распоряжению Президиума Верховного Совета РСФСР решением Ярославского облисполкома от 23 февраля 1943 г. здание церкви было передано общине. 15 августа 1944 года в Домнино был назначен священник. В середине 50-х годах XX века в часовне в деревне Деревеньки был сломан иконостас и устроен сенной склад, в 70-х годах XX века произведена внешняя реставрация часовни.

В 1991 году в Домнино было организовано подворье Костромского Богоявленско-Анастасиина женского монастыря. Возобновились богослужения в Успенском храме.

6 ноября 1957 года Президиум Костромского областного суда признал Сокольского Константина Васильевича невиновным и реабилитировал.

В 1991 при Успенской церкви (XIXв.) села устроено подворье Богоявленско-Анастасииного монастыря. Позднее подворье получило статус монастырского скита, в 2004 скит преобразован в самостоятельный женский Монастырь во имя Cвятых Царственных Страстотерпцев: Императора Николая, Императрицы Александры, Цесаревича Алексия, Великих Княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии Женский Монастырь.

image005Село Домнино – родина и вотчина матери царя Михаила Феодоровича Романова инокини Марфы – является местом жертвенного подвига Сусанина. Село Домнино связано с событиями Смутного времени начале XVII в. и подвигом, совершенным в его окрестностях Иваном Сусаниным. В XVI в. оно являлось центром вотчины дворян Шестовых. В конце XVI в., когда Ксения Ивановна Шестова (Марфа (Романова)) вышла замуж за боярина Федора Никитича Романова (Филарет (Романов), патриарх Московский), вотчина была дана ей в приданое. Согласно писцовым книгам, на рубеже XVI и XVII вв. в Домнине находился боярский двор (усадьба) с шатровым деревянным храмом в честь Воскресения Христова. По-видимому, до восшествия на престол Домнино неоднократно посещал сын Ксении Ивановны и Федора Никитича Михаил Феодорович - 1-й царь из династии Романовых. 17-20 сентября 1619 г., уже будучи царем, Михаил Феодорович вместе с матерью заезжал в Домнино во время благодарственного паломничества в Макариев Унженский монастырь в связи с возвращением из польского плена своего отца.

Возможно, тогда же в подклет Воскресенского храма были перезахоронены останки Сусанина. После кончины инокини Марфы (1631г.) согласно ее завещанию, Домнино и вся вотчина были пожалованы Новоспасскому московскому монастырю (месту погребения Романовых), где была похоронена и инокиня Марфа. Во владении Новоспасской обители Домнино оставалось до реформы 1764 г., после чего жители села стали крестьянами.

В 1810-1817 гг. рядом с Воскресенской церковью по благословению Костромского епископа Евгения (Романова) была построена каменная 5-главая Успенская церковь с приделами во имя святого Николая Чудотворца и в честь Тихвинской иконы Божией Матери. По преданию, храм возведен на месте усадьбы К. И. Шестовой. На восточной стене в церкви сохранилась памятная доска 1-й половины XIX в. с надписью: «Во славу Бога храм сей благословил построить Епископ Евгений 1809 года января 16 при иерее Данииле Иванове. Освящен при сыне его протоиерее Алексее 1818 мая 9 и 1827 ноября 30. Сооружен прихожанами на месте дома Ксении Ивановны Шестовой, матери царя Михаила Феодоровича». В 1831 г. обветшавший деревянный Воскресенский храм был разобран, иконы переданы в Успенскую церковь Среди святынь особым почитанием у прихожан пользовались иконы Воскресения Христова и Казанской Божией Матери.

В 1818-1870 гг. настоятелем Успенской церкви служил протоиерей Алексий Данилович Домнинский (1794 г. - после 1871 г.). Будучи уроженцем Домнина, он опубликовал несколько работ по истории села и храма. В 1871 г. в журнале «Русский архив» с предисловием костромского губернатора В. И. Доргобужинова был опубликован труд отца Алексия «Правда о Сусанине», в котором на основании свидетельств местных старожилов он указал, где на приходском кладбище находится могила Сусанина. Протоиерей А. Домнинский был похоронен у алтарной части храма (могила не сохранилась).

С 30-х гг. XIX в. в связи с официальным почитанием Сусанина началось благоустройство мест, связанных с его именем. По распоряжению императора Николая I от 18 июля 1850 г. Успенская церковь была обновлена: в 1850-1853 гг. расписаны стены, перелит 41-пудовый колокол, приобретены книги и утварь. В 1893 г. в Домнине открылась церковноприходская школа, разместившаяся в 2-этажном кирпичном здании, одна из лучших в губернии. Школа была построена Александровским православным братством (занималось просветительной и благотворительной деятельностью). В год 300-летия Дома Романовых неподалеку от Домнина, в деревне Деревеньки, являющейся родиной Сусанина, на месте, где, по преданию, стоял его дом, Александровским братством была возведена памятная часовня из красного кирпича. Ее освящение состоялось 20 октября 1913 г.- накануне 19-й годовщины восшествия на престол императора Николая II. До 1917 г. в часовне совершались молебны в царские дни и панихиды по царю Михаилу Феодоровичу и Сусанину.

В 2004 году в Домнино определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви был открыт женский монастырь во имя святых Царственных Страстотерпцев.

 

11 сентября 2009 года в селе Домнино Сусанинского района Костромской области прошли мероприятия, посвященные Дню памяти великого патриота России Ивана Сусанина.

День памяти Ивана Сусанина, ежегодно отмечаемый на Костромской земле, традиционно приурочен к празднику Усекновения главы Иоанна Предтечи – дню тезоименитства народного героя.

В Внастоящее время исполняющей обязанности старшей сестры является монахиня Пахомия (Ершова). Число насельниц – 10 человек (4 монахини, 1 инокиня, 5 послушниц).

 


[1] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.16-16об.

[2] В начале 30-х годов в домнинской округе, как и везде, провели коллективизацию. В 1931-32 годах в Домнине был организован колхоз “За пятилетку”, несколько позднее переименованный в колхоз имени НКВД (в документах 30-40 годов его обычно именовали колхоз “НКВД”); в Деревеньках – колхоз “Красный воин”, в Перевозе – колхоз “Красный Перевоз”, в Холме – колхоз “Красный Холм”, в Анфёрове – колхоз “Безбожник”, в Исупове – колхоз имени Сталина.

[3] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.2.

[4] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.9.

[5] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.9

[6] На докладной не стоит даты, но, судя по всему, она была отправлена в райотдел НКВД или в конце августа, или в самом начале сентября 1937 года.

[7] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.18.

[8] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.18.

[9] ГАНИКО. Ф. 3656. Оп.2. Д,2725. Л.20.

 

Храмы и монастыри

Документы Государственного архива Ярославской области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

Документы Государственного архива Ярославской  области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

О.А.Кострикина

В работе на основе архивных документов составлена краткая справка по домовым церквям. Рассказывается о храмостроителях и благотворителях; источниках доходов храмов, размерах церковного и причтового капитала,  численности прихожан.

Подробнее...

Святые и Святыни

Самарин Александр Дмитриевич (1868 - 1932)

Государственный, общественный, церковный деятель, обер-прокурор Святейшего Синода (05.07.-26.09.1915). Родился 30.01.1868 в Москве, в дворянской семье. Окончил историко-филологический факультет Московского университета (1891).

Подробнее...

Статьи

Книга «…Я возжелал заповедей Твоих»

Под редакцией доктора исторических наук, профессора Ивановского института управления А. А. Федотова в Иваново вышла книга «…Я  возжелал  заповедей  Твоих», посвященная памяти архиепископа Ивановского и Кинешемского Амвросия (Щурова, +08.11.2016 г.). В книгу вошли воспоминания людей, которым был дорог почивший архипастырь,  биографический очерк о нем, статья, посвященная его архиерейскому служению, фотоматериалы и док-ты.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Скачать книгу (pdf)