| | vivaspb.com | finntalk.com

Материалы к истории прославления преподобнаго Макария Желтоводского и Унженского

Автор: Т. В. Рассадина. Научный сотрудник ЦИАМ. .

palomnichestvoКлючевые слова: Прп. Макарий Желтоводский и Унженский, царь М. Ф. Романов, игумен Никита, патриарх Иоаким, архиепископ Симеон, обретение мощей.

Среди рукописей, хранящихся в ценном книжном фонде ЦИАМ, заметно выделяется «Костромская Вивлиофика», составленная действительным членом Императорского Общества истории и Древностей Российских, сотрудником общества Российской словесности, сотрудником комиссии Священного Синода об исправлении истории Российской иерархии, протоиереем Михаилом Диевым (1794-1866).

«Костромская Вивлиофика» - рукопись в лист, судя, по имеющимся на бумаге штемпелям, датируется 1846-1847 гг. Сборник содержит огромное количество неизвестной и малоизвестной информации из истории Костромы, Нерехты, Галича, Чухломы; сюда вошли копии грамот и челобитных, прошений, житий Костромских святых. Поражаясь разнообразию форм материалов рукописи, невольно возникает вопрос: использовали ли когда-нибудь исследователи материалы из этого кладезя информации, публиковали ли когда-либо документы из собрания М. Я. Диева?

Документ, входящий в состав «Костромской Вивлиофики» под заголовком «История вкратце о пришествии Государя, царя и Великого князя Михаила Феодоровича в Унженскую обитель преп. Макария», свидетельствует о том, что отношение к прп. Макарию Унженскому и Желтоводскому у членов царской династии Романовых было совершенно особое. Чудеса помощи попавшим в плен, слава защитника от иноверцев вызвали упования на Макария Унженского и Желтоводского, как на главного помощника в деле спасения Филарета Никитича из польского плена. Он был освобожден из польского плена, где пробыл восемь лет, 1 июня 1619 года. Прп. Макарий Унженский и Желтоводский стал первым канонизированным святым во время Михаила Феодоровича. Второй документ сборника, посвященный преподобному Макарию, - «О обретении мощей преподобнаго Макария Унженского чудотворца». Оба документа малоизвестны, предлагаем их Вашему вниманию. Плохо читаемые места рукописи мы обозначаем вопросительным знаком.

 

I

(С.537)       История вкратце о пришествии Государя, царя и Великого князя Михаила Феодоровича в Унженскую обитель преп. Макария.

 

Восприемшу хоругви Российскаго царствия Михаил Феодорович положи обещание преподобному Макарию, да когда отец Его митрополит Филарет осободится от плена польского, то сотворити царское свое шествие в Унженскую обитель Его. Преосвященный митрополит Филарет возвратися в Москву 7127 (1619) года июня 14 день, и царь Михаил Феодорович, видя сию милость Божию, по возшествии на Патриарший престол отца своего, в том же лете исполняет то обещание свое. Сие случися в лето от сотворения мира 7128, а от Рождества Христова 1619. С ним Великим Государем в том походе было Его царского синклиту множество князей, бояр и всякого чину людей. От них же бяху изящиим (?) князь Феодор Иоаннович Мстиславский, //(С. 538) Иоанн Никитич Романов, князь Димитрий Иоаннович Шуйский*, и и инии мнози от благородных и славных. А поход Его Величества с Москвы был сентемврия месяца в первых числех, а по восприятии Патриаршеского престола Отца Его Государева святейшаго Филарета Никитича прешедше два месяца не со многими днями (?) , поставлен бысть 7127 (1619) июня в 24 день. А в том Его Государском походе, октоврия 1 числа, праздник Покрова Пресвятыя Богородицы, праздновал Великий Государь, […?] отец обители чудотворца Макария за двадесять верст, в Спасской пустыне, что на Унже;

[ а ныне та пустыня по Его Царскому жалованью за обителию чудотворца Макария, и доне ту село монастырское, а многих (?) и тогда переведены в монастырь] и в той Спасской пустыне на строение церкви Всемилостивого Спаса пожаловал Он Государь двадесять рублев. А из тоя Спасския пустыни Он Государь со всеми своими князи и бояры шел до монастыря преп. Макария пеш. // (С. 539) А в монастырь чудотворца Макария пришел Он Государь октоврия во 2 день в вечеру, а праздновал святому чудотворцу Макарию октоврия в четвертом числе со всенощным бдением. А свою царскую милость и щедроты премногия к игумену Зосиме и ко братии показал, и монастырь одарствовал всякими церковными вещъми и вотчины пожаловал. И тогда нарече Он Великий Государь Михаил Феодорович преподобнаго Макария Великим Чудотворцем. И то примечательное к собственному имени, еже есть Великий Чудотворец Макарий, по Его царскому велению при Его державе и после Его при сыне Его Государе царе и Великом князе Алексее Михайловиче, многие годы в их Государских указах и грамотах на Москве писали; от них же некоторыя грамоты и указы и доныне в монастыре Макария хранили суть. И оттоле уставися в сей святей лавре Унженской особый праздник Великому Чудотворцу Макарию повсеместно октоврия в 4 числе // (С. 540) совершати в память прихода царя Михаила Феодоровича. Да в том же числе по нем Государе панихида поется в монастыре сем и братии в той день утешение бывает довольное. Да стоит же и еси упомянути, яко в обители преподобнаго Макария, по Его Государском бытии, вскоре построиша тогдашний игумен и братия в память его Государского в монастырь сей посещения, церковь древяну во имя Государского тезоименитого защитника преподобного Михаила Малеина при храме Благовещения Богородицы. И стояху те обе церкви во едином основании соделанныя многа лета. И волею Божию монастырь погорел 7177 (1668 /1669) года; в то время и те обе церкви сгореша. После же храм Благовещения построен бысть каменный с трапезою и с монастырскими службами. Другую же церковь преп. Михаила, тесноты ради построити отложиша до времени; хотяху бо во иных зданиях, или в большую сотворити. Но обаче неких ради препятствий (?) и доныне упразднена. К сему // (С. 541) повествованию да будет не неведомо: во время оно егда хотяше славное быти в монастырь Унженский Государя Михаила Феодоровича пришествие; тогда по Его Царскому указу прежде Его пришествия за неколико время построены бяху в монастыре Чуд. Макария, внутри обители на западной стороне в угле близ рва, который между монастыря и слободы монастырския, келлии деревянныя, преизрядныя, имущия различные жилища внутрь уду и в их на пребывание в прибытии царя Михаила Феодоровича. И егда он в Унженской обители пребываше, оных палатах пребываше, даже до возвращения своего в Москву. И стояху те келлии время довольно и во время пожарние сгореша. И потом много времени минувшу в лето 1735 при державе императрицы Анны Иоанновны на том месте, где иже бяху сии келлии, построена каменная церковь Успения Богородицы, с больничными келлиями,- начата же сия церковь при игумене Леонтии. //

 

Примечание

*В документе допущена ошибка – в 1619 году сопровождать в паломническую поездку Михаила Феодоровича Дмитрий Иванович Шуйский (1560-1612) не мог, так как он скончался в 1612 году. Вероятнее всего, с Михаилом Феодоровичем был Иван Иванович Шуйский – Пуговка (1566-1638) – последний представитель старшей ветви Шуйских – Рында.

II

       // (С. 581)   О обретении мощей преподобнаго Макария, Унженского чудотворца.

 

Текст

 

В лето 7171 (1663), при державе царя Алексея Михайловича, в обители пр. Макария на Унже, бывшу игумену Нафанаилу, начати в монастыре каменное строение и первое в том же лете заложиша церковь соборную Пресвятыя Троицы каменную, яже совершена и освящена бысть при игумене Никите. Потом в лето 7178 (1669/1670) при том же игумене Никите заложиша и другую каменную же церковь во имя преп. Макария над мощами Его. Егда же по обычаю начаша под столбы тоя церкви рвы копати в первых числех июлия, деснаго же столпа ров прилучися противу раки преподобного; того убо деснаго столпа во рве, в подножии раки чудотворцовы, обретоша мощи монаха некоего не тленны; и клобук его и мантия так же не тленны, токмо гроб его ни мало оста, весь истлел. // (С.582) Кто той монах, никто же обретеся (?) помнит (?); мнят его быти ученика преподобному Макарию, вскоре по нем представлшагося; по навету, и де же гроб Макария, близь его от древних лет никого не погребаху, а во ради мощей святого, а во церкви ради, яже под гробом Его. Еще с первых лет преставления Его, поставлены бяше, поведаша же ницыи от прилучившихся ту, яко слышаша они от прадед своих, яко Макарий, живя во Унженской пустыни, имяше при себе ученик своих точию двух монахов. Тогда игумен Никита повеле мощи тыя честные спрятати, и положиша в новый гроб и поставити его в церкви во угле. Стояше же гроб той с мощьми в церкви до октоврия, 7179 (1670/1671) лета. Сего октоврия в 12 день, повелевшу игумену Никите, начаша в той новозачатой святаго Макария церкви, внутрь ея, на правой стороне от многоцелебныя раки его, к самой церковной стене, яко в сажень мужескую от //(С. 583) раки, гроб копати, иде же погребеши обретенныя мощи монаха, и егда земли довольно выкопаша и устроиша место, где те мощи поставити; тогда абие в левую сторону от раки Макария земля обвалися, и се явися в земли над гробницею Его, яко в пояс глубины, плита каменная, длиною четырех пядей, а толстотою единых пяди. И повеле игумен тую плиту от недр земных взяти; взято им же плите (?), и абие под плитою тою обретоша святыя мощи преп. Макария Унженскаго, многим нетлением от Бога почтенни, и кости в составех тверды и нерушимы, власы главнии и брада седы, видом же всем таковы, яко же и на иконах пишется; одежда же иноческая на мощах, яже есть схима, и мантия и прочее, весьма целы и крепки и опеленание нетленно; гроба же, в нем же положено бяше святое тело Его, нижняя доска вся цела, верьхняя же ж обою страну // (С.584) сущия, изстлеша. Игумен же Никита и братия вземше от земли святыя мощи, и вложише в нов гроб, поставиша в гробнице Его, скрывше под святую Его икону, яже лежит верьху гробницы, и сотвориша праздник святем обретению мощей, яко в толикия лета соблюдеся в земли святое тело Его не тленна, чрез 227 лет. Отнеле же погребено святое тело Его доселе даже о нетлении его никое же бяше извещение, точию гробница Его, соделанная над гробом Его, видимы бяше. Поставленным же бывшим мощем Преподобного в церкви во гробнице, игумен Никита и братия в недоумение приидоша, неведуще, что сотворити, простотою содержимы. Подобаше бо им, о сем велицем деле вскоре донести царю и Патриарху, а и повелети игумену бываше шедше в царствующий град Москву к царю и Патриарху со святынею. На память же обретения мощей преп. Макария и праздник на вся лета совершаху октоврия в 12 день. Сие же глаголю, не игумена //(С.585) онаго оглаголуя, муж бо бяше поистине праведен и свят, и присно в делах духовных пребывает и от царя Алексея Михайловича многую милость приемлет. Стоявшим же святого Макария мощем в гробнице под святою его иконою четыре лета и по вся лета память обретения их совершающим, прилучися монаху обители сея Иосифу Свияжанину некое неисправление в монастырских службах сотворити. За еже игумену нань разгневавшуся, лишает его службы, в ней же бяше и повелевает ему с последними быти, яко да наказуется. Той Иосиф начат на игумена ненависть имети и из монастыря тайно изыде и отыде в Москву лету тогда наставшу 7183(1674/1675). И пришед написа на игумена Никиту обличение, яко без Царского Величества и Патриарха, от земли в земь обретенных в церкви мощи некоего монаха, верьху земли хранит и называет мощами преп. Макария, и в земь от тех мощей часть во время освя - // (С.586) щения воды ту часть полагает в святую воду и егда ему прилучается быти в Москве со святынею, ту воду с незнаемых мощей подает царю и Патриарху. И иная некая написав Иосиф подаде Патриарху Иоакиму, а нове тогда престол патриарший приемшу. Патриарх прочеть гневен абие сотворися, и пришед к царю Алексею Михайловичу поведа сие, еже на игумена Никиту писанная. Тогда вышереченнаго лета в февруария Патриарх Иоаким посла на Унжу в монастырь Макария архиепископа Симеона Сибирского и с ним Желтоводския обители архимандрита Тихона, да игумена Варлаама, в той же Желтоводской обители жившаго, повеле им мощи новообретенныя видети и о них монахи и игумена вопросити, где и како обретошая, и кае имуть о них видение; игумена же Никиту повелением за таковое дерзновение игуменства лишити и во изгнание послати в Желтоводский монастырь под на - //(С.587) чал, рекше чин новоначальных послушников. Архиепископу и сущим с ним достигшим обители преподобного Макария февруария в 23 день вшедше в церковь и ко гробу Макария пришедше, повеле архиепископ сняти икону святого, верьху гробницы лежащую, и открывше раку видеша мощи чуд. Макария; глаголише Архиепископ с гордостию: се ли суть мощи Макариевы? И толику гордость показа, яко не перстом коснуся мощей, но посохом одежди подъемля, смотряше на тыя и некоея чести воздаде, нарицаше их монашескими костьми. Сотвори же игумену Никите, с иеромонахом и монахом вопрошение: како и где обретоша мощи сия? Едиными усты реша: под гробницею преп. Макария, и де же сперва погребен бяше кого бо иного ту мощем быти! Никогда же ту никого же ту погребаху. Тогда Архиепископ гробницу повеле сняти, гроб же с мощами поставити просто в церкви в угле; желаше бо, дабы и гробницы в монастыре им не быти. Игумена Ни - //(С.588) киту посла под начало в Желтоводский монастырь, отпусти же и Архимандрита Тихона и игумена во свояси. По отпущении их вси по ряду написи, яко же Ему угодно, яко кости обретоша монашеския, и игумена Никитою братиею от тех костей никоих чудес не показа. Сие творише, дабы низложити от славы Унженскую обитель аки бы мощи преп. Макария в Желтоводском монастыре, а не в Унженском. Патриарх Иоаким при Ем архиепископле писание, веруем яко Архиерею, посла к нему грамоту, повелевая те обретенныя мощи погрести в землю тамо, иде же обретены под гробницею Макария, и по погребении паки гробницу устроити в церкви над гробом Его, яко же и прежде. Егда же грамота прииде в Унженский монастырь, тогда Архиепископ со тщанием повеле ископати на том месте, иде же бяше гробница, яко быти глубины стоящего человека, и ту абие погребе мощи преп. Макария с великим прилежанием, погре - //(С.589) бе просто, ниже берестами гроб Его повеле обвити, ниже в земли плинфами окрест гроба объяти, еже творить богатии над умершими, но яко простого мертвеца поставе в землю и землею засыпа, Богу тако попустившу. Погребая же мощи св. Макария, Архиепископ Симеон отъя от них часть едину и в земь у себя храни. По погребении егда восхоте отъити в Москву, вниде в уготованный ему кораблец, хотя плыти Унжею, того же лета, апрелия в 22 день, вземь с собою и часть, от св. мощей отъятую. Стоя же кораблец той в езере тогда бывшем, устие в реку Унжу имеющем. Прииде ветр силен с онаго полу Унжи и буря велия с реки в озеро и не дах ые (?) ни мало из езера в реку кораблецем изыти, гребцам же и иным многим, многажды покушающимся всяким ухищрениями еже кораблец проводити, оба буря, иже из реки непопущаше изыти. Тогда Архиепископ седя в кораблеце, не разуме, яко не отпущает его преп. Мака - //(С.590) рий, со умилением возопи ко преподобному: Преподобне, помилуй мя! Преподобный разреши кораблец от задержания. Архиепископ, приближаюшуюся к Волге не восхоте к Москве ити, но приеде в Желтоводский монастырь устремися, да отдает Архимандриту Тихону часть от мощей Макарьевых, и тако Волгою притеце в тот монастырь и вдаде ту часть тайно онаму Архимандриту; оттоле прииде в Москву. Тогда патриарх Иоаким в обитель св. Макария Унженскую на игуменство посла Митрофана мужа благоговейного и добродетельного. Вскоре Архиепископ и Архимандрит оба смятошася умом своим, нападе на них ужас. Архимандрит Тихон, прием у Архиепископа часть мощей св. Макария, устаився всех, скры в церкви в сокровенном месте, никому ж поведав. По отшествии же от него Архиепископа нача умом иступляти и страхом колебатися; не терпя ужаса, абе // (С. 591) оставляет Желтоводский монастырь и пойде в поморския страны и в тамошних пустынях и монастырях нача скиташися. И глас Ему невидимо приходящ слышашеса: «не имам ти дати покоя, дондеже отдаш мне мое». Архиепископу же Симеону по пришествии из Желтоводской обители, живущу в Москве, и сперва нача на него ужас приходити и изступление ума, и глас слышит, невидимо к нему глаголюще: почто отъял еси от мощей моих часть? Сие бывати Ему не дважды, но многажды, яко боязни не престанныя исполняшеся и лицем Ему изменятися. Потом и в болезнь тяжкую впаде, в ней же лежаша вяще четыредесять дней, всегда слышаше вышереченный глас. Лежащу Ему в недуге, некогда в нощи явися Ему, очевидно, престав одру его преп. Макарий, и аки гневаяся рече: «почто, старче, обиду ми сотворил еси?» Архиепископ отвеща: кто Еси, святче Божий и кая от мене обида?» Преподобный рече: «почто //(С. 592) отъял еси от мощей моих часть? Не имам дати покоя, дондеже к телеси моему положиши», аз есмь Макарий Унженский». Потом Архиепископ нача на помощь призывати Богоносного Макария, дабы отраду от болезни прияти, на уме же положиши вся сия возвестити Патриарху. Потом бысть ему от болезни облегчение и прииде с трудом к Патриарху Иоакиму и сказа Ему, како отъя часть от мощей и Архимандриту Желтоводскому отдаде, возвести невидимый Ему глас и прещение святого Макария, и моли Патриарха, дабы часть ту у Ахимандрита взяти, и послати в Унженскую обитель. Глагола Патриарх ко Архиепископу: «ныне нет того Архимандрита в Желтоводском монастыре, и где пребывает невесть». Патриарх повелие послати в монастыри и пустыни грамоты, да где пребывает Желтоводский Архимандрит Тихон, вскоре прислати Его к Москве. И обретеся то им в Новгородских приделах в некоей пустыне. // (С.593) Вопрошенный Патриархом о части, сказа, яко сохранены есть в Желтоводской обители. И абие Патриарх туда посла его, дабы взем оттуду часть принести к Москве и Ему вручити. Тихон вскоре привезе часть и вручи Патриарху. Он же облобыза их и рече: «подобает ю показати Государю Феодору Алексеевичу», вновь тогда воцарившемуся. Царь любезно лобыза их. По сем Патриарх Иоаким посла Тихона на Унжу с указом заповедав, пришед с игуменом тоя обители Митрофаном в святую церковь, открыв доску гроба верьхную, положити ту часть на святыя мощи, а паки доскою и землею покрыти. Приим часть, Тихон достиг обители марта в 17 день 7185 (1677) году. Тогда игумен Митрофан не прилучися в монастыре, новь Ветлужских селех церкви дозираше по повелению Патриарха. Приспевшу Ему в монастырь на Благовещение Богородицы, иже бе гоцав (?) неделю четвертую поста, Архимандрит и игумен открывше гроб преп. Макария святую частицу к мощем положиша с благогове - //(с. 594) нием и паки гроб землею покрыша, тако же просто необвивше берестами ниже плинтами, в земли камиру соделавше; не попусти бо сему быти Архимандрит. По погребении том Архимандрит Тихон возвратися в Москву, яко ниже части малыя попусти преподобный Макарий имати Ему в обители Желтоводской. Потом вскоре бывшу на Москве игумену Митрофану некоих ради потреб, Архиепископ Симеон призва его к себе и глаголя: прости мя, брате, яко аз много согреших пред угодником Макарием: святыя бо Его мощи, аз подвиг сотворих, еже в землю скрыти. Прилично зде и сие привнести, яко Иоаким Патриарх не благоволи мощей пр. Авраамия** поставити верьху земли, не пренебрежа заповедания Патриархов, прежде Его на патриаршество возведения пред малым временем на Москве бывших и в сем в соборном своем узаконении написавших: Еже телес не тленных, обретающихся в нынешния времена, не повелети дерзати скоро, кроме достоверного свидетельства, и соборного повеления, за святыя почитати. Аще же обрящутся // (С.595) таковая святых телеса, а таковых заповедаша всячески испытати и свидетельствовати достоверными свидетельствы, пред великим собором Архиерейским, единого послати Архиерея точию осмотрети нетление мощей и скрыти паки до времени, еже Господь определит по своей благости.

         Взято из рукописного жития преподобного Макария Унженскаго; о мощах же неизвестного инока там же в других местах сказано: «Егда созидаху в монастыре сем Соборную церковь Живон. Троицы каменную и с левую страну церкви, егда под паперть место изровляху и ров копаху,- обретоша мощи монаха некоего, давно преставившагося, иже от Бога многим нетлением почтен есть: одежда на нем иноческа, схима, и мантия и прочее все не тленно и цело; брада у монаха того долга, черна, цветущая сединами; гроба же ничего оста, весь в земли истле, точию полвство (?) некое являшеся, яко бяше гроб. По повелению игумена Никиты, вложиша //(С.596) мощи тыя во гроб новь и погребоша в Соборной церкви между правым крылосом и стеною церковною. Но прежде на поставление гроба того с мощьми сделаша в земле гроб каменный и в нем гроб деревянный с мощьми поставиша и покрывше плитою каменною, погребоша, благодаряще Бога.

 

Послесловие

Таким образом, со времени открытия мощей в 1671 году, сопровождаемого чудесами, кроме 25 июля стали праздновать в Унженском монастыре преподобному Макарию и в 12 число октября, как день обретения его мощей. Теперь святыя мощи преп. Макария почивают в богатой серебряной раке с медной позолоченной решеткой внутри Макарьевской соборной церкви за столбом на правой стороне, под резной вызолоченной сенью.

Примечание

** Так в тексте.

 

Храмы и монастыри

Паисиево-Галичский Успенский женский монастырь

Успенская слобода близ города Галича

Среди многочисленных монастырей, окружавших в прошлом древний Галич, особое место принадлежит Паисиеву Успенскому монастырю. Погребенный в обители преподобный Паисий Галичский издавна почитается как покровитель города, а находившаяся в нем чудотворная Овиновская икона Божией Матери являлась главной православной святыней галичского края. Находясь на высокой горе с поэтичным названием Красница, монастырь высоко вознесен и над городом, и над зеркалом Галичского озера, занимая господствующее положение в неповторимой панораме окрестных далей.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священник Гробовиков Александр Константинович (1876-1941)

Родился в Ярославле в 1876 г.  С 1876 г. работал учителем. В 1900 г. рукоположен в сан священника. В 1917 г. служил священником в церкви с. Красное Ярославского уезда. В 1920-х гг.  служил в церкви с. Шарна, Любимского р-на. Благочинный. Арестован 05.11.1930 г. Обвинен в антисоветской агитации. 09.01.1931 приговорен к 3 годам ссылки в Северный край. По окончании срока служил в с. Контеево Буйского района. 07.07.1941 года повторно арестован органами НКВД. 06.10.1941 г. осужден по ст. 58 пп.10, 11 УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу. Расстрелян 15.11.1941 года.

Подробнее...

Статьи

Попытки церковных реформ в царствование Святого Императора Николая II

Царствование императора Николая II было ознаменовано попытками проведения реформ, направленных на стабилизацию политической и социально-экономической обстановки в стране, которые в целом не увенчались успехом. Половинчатость и непоследовательность отличала и реформы в сфере церковного устройства. Однако, как справедливо отмечал на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года председатель Синодальной комиссии по канонизации святых митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий « церковная политика Императора не вышла за рамки традиционной синодальной системы управления Церковью. Однако именно в царствование Императора Николая II дотоле два века официально безмолвствовавшая церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и практически подготовить созыв Поместного Собора.»1 Широко распространен и рассказ о том, что император Николай II якобы хотел сам стать Патриархом, с целью чего планировал по соглашению с императрицей оставить престол своему сыну и учредить при нем регентство из императрицы Александры и великого князя Михаила, и неофициально беседовал об этом с членами Синода2, но официально данный вопрос не обсуждался.

Подробнее...