| | vivaspb.com | finntalk.com

Проблема «кадрового голода» в Русской Православной Церкви и ее разрешение с 1958 по 1988 гг. и (по материалам Костромской епархии).

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

Аннотация. В результате хрущевского наступления на Церковь в конце 50-х гг. ХХ века властью была поставлена задача ликвидации Церкви как института. Одним из решений этой задачи было создание дефицита кадров, при котором, власти бы имели повод к закрытию «нерентабельных» приходов, не имеющих священников. Вопреки создавшейся обстановке и благодаря последовательно проводимой епархиальными архиереями стратегии по укреплению дисциплины и формированию кадров с ориентиром на образованных, морально безупречных и глубоко верующих священников, планы по резкому сокращению числа священнослужителей были свернуты. К 80-м гг. Церковью был выстроен диалог с властью, заинтересованной в поддержке ее миротворческой и патриотической деятельности, что после юбилея 1000-летия Крещения Руси, праздника не только церковного, но в статусе церковно-государственных торжеств, позволило говорить о церковном возрождении, и как знак времени – решении кадрового вопроса.

Ключевые слова: Епархия, духовенство, образование, епископ, кадры, приход, община.

07.00.02 Отечественная история.

УДК. 271.22

Протоиерей Дмитрий Иванович Сазонов,

кандидат богословия.

Общецерковная аспирантура им. свв. Кирилла и Мефодия.

Кострома, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

07.00.02 national history.
UDC. 271.22
Archpriest Dmitry Ivanovich Sazonov, 
candidate of theology.

The Church post-graduate them. STS. Cyril and Methodius.

Kostroma, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

The problem of "staff shortage" in the Russian Orthodox Church and its resolution from 1958 to 1988 and based on materials of Kostroma diocese).

Abstract. The result of Khrushchev's attack on the Church in the late 50-ies of the twentieth century, power was planned to eliminate the Church as an institution. One solution to this problem was the creation of skills shortages, which, the authorities would have had a reason for the closure of "unprofitable" parishes do not have priests. Contrary to the present situation and thanks to the consistently pursued diocesan bishops of the strategy for strengthening discipline and the development of skills oriented to the educated, morally impeccable and deeply religious priests, plans to drastically reduce the number of clergy was curtailed.

To the 80-th years. the Church was built and the dialogue with the authorities interested in supporting peacekeeping and Patriotic activities, after the celebration of the 1000th anniversary of the baptism of Russia, the holiday is not only the Church, but in the status of Church-state celebrations, allow us to talk about the Church revival, and as a sign of the times – the decision of a personnel question.

Keywords: Diocese, clergy, education, Bishop, staff, parish, and community.

Постановлением ЦК КПСС от 13 января 1960 г. "О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах" и Постановлением ЦК КПСС по этой же повесткой от 18 февраля 1960г. были разработаны инструкции, которые ставили задачу более тесного контакта партийных и советских органов в направлении ужесточения контроля за деятельностью духовенства. Направлением, по мнению партийных идеологов, могущим решить задачу ликвидации Церкви как института, было создание напряженности (нехватки) в кадрах духовенства и проведение ограничительных мер по ремонтам и строительству церковных зданий в церковных общинах с целью создания повода для их закрытия.

К середине-концу 50-х гг. кадровая проблема остро стояла в Церкви. Она была создана властями намеренно, в соответствии с идеологическими установками по искоренению «религиозных пережитков». В 1917 г. в Русской Православной Церкви состояло 68928 священников и диаконов, в 1946 г. – 9254 священников и диаконов, в 1958 г. – 12217, из них, в 10 Центральных областях России 1370 [25, с. 429-430; 19, Л. 12,73,84-86, 142, 153]. После репрессий 20-30-х годов, в 50-х годах основная часть дореволюционного поколения духовенства сократилось как в результате естественной убыли (умерли), либо находилось за штатом по болезни и старости. В результате проведения в жизнь озвученных выше постановлений ЦК, к 60-м годам на пороге закрытия было 6 епархиальных семинарий, открытых в конце 40-х гг., что серьезно подрывало пополнение новыми кадрами духовенства убывших в результате различных причин. К 1964 году в РПЦ осталось 3 Семинарии и 2 Академии. В 70-е годы кадровую проблему в РПЦ епископ Курский Хризостом назвал катастрофической. У него в епархии без священников находилось 40 приходов[23, с.16].

Абитуриентам, желающим поступить в Семинарии, со стороны властей чинились различные препятствия. Людей с высшим образованием всеми возможными способами не допускали к поступлению в духовные школы. На местах проводилась работа по ограничению пополнения кадров за счет поступающих в Семинарии, а также, верующих мирян без духовного образования, желающих быть кандидатами в священники. Управляющий епархией епископ Никодим (Руснак) в 1962 г. вынужден констатировать: «Самым актуальным вопросом для Епархии в настоящее время является отсутствие кадров священнослужителей; по этой причине Епархия на 1-е января 1963 года имела 17 незамещенных приходов. И в течение всего года в Епархии было, в среднем, 14-15 вакантны приходов, а некоторые их них не имели пастыря более двух лет»[3, с.9]. Некоторые приходы десятилетиями оставались без постоянного священника и богослужений. В конце концов, они закрывались. В период хрущевского натиска на Церковь в Костромской епархии в 1960 г., в том числе из-за отсутствия священников, было закрыто 4 прихода[19, с. 112-115]. Та же проблема наблюдалась и в последующие годы. В относительно «благополучном», по сравнению с началом 60-х годов, 1983 году, Постановлением Совета по делам религий был снят с регистрации приход в с. Васильковке, Парфеньевского района, находившихся в безлюдном месте (жителя разъехались в города и перспективные деревни), стоявший без охраны и ремонтов более 10 лет[10, с.3]. Проблема с наполняемостью приходов состояла еще и в том, что приходы в епархии располагались неравномерно – удаленный от промышленных центов и основных дорог северо-восток области при оттоке населения в города и укрупнении деревень в 60-е годы обезлюдил, обезлюдили и деревенские церкви. Храмы в деревнях северо-востока области стояли десятилетиями без службы, впоследствии многие из них были закрыты. Ниже приводится количество действующих приходов Костромской епархии (Таблица 1), показывающая количество действующих приходов епархии с учетом снятых с регистрации церковных общин. За основу берутся данные исторических периодов 1958-1963 гг. – пик хрущевских гонений, 1963 – 1983 – брежневская стабильность, 1988 – год обозначенный как начало взаимодействия Церкви и государства, отмеченный праздником 1000-летия Крещения Руси.

Таблица 1.

Количество действующих приходов Костромской епархии в 1958-1988 гг.[1, с.2; 4, с.2; 7, с. 3; 10, с.3; 13, с.3,12].

годы 1958 г. 1963 г. 1973г. 1983г. 1988г.
Кол-во действующих церквей 80 72 68 64 67
Кол-во церквей без постоянного священника 3 10 13-15 9 10

Из данный Таблицы мы видим, что наибольшее количество храмов было закрыто в период с1958 по 1963гг. (период хрущевских гонений), далее идет относительная «стабильность» брежневского периода, которая постепенно идет на постепенное возвращение храмов в 1988 г.

Проблема с кадрами стояла как никогда остро, текучесть кадров была постоянна: в 1963 году в епархию прибыли 5 человек, а покинули ее 10 человек[3, 4-5]. В следующем, 1964 году, в Епархию пришло 11 священнослужителей, по различным причинам покинуло ее 10 (4 было почислено за штат, 2 выехали в другую епархию, 4 умерло), т.е., фактически новые кадры едва покрывали убыль. В 1965 году выбыло 9 священнослужителей, принято 12. В удаленные малодоходные сельские приходы мало у кого возникало желание ехать. Причем, в 1964 году по линии Учебного комитета не пришло ни одного кандидата в священство (сказалось сокращение числа Семинарий – прим. автора). В Костромской епархии на 1963 год значилось 66 священнослужителей (63 священника и 3 диакона) на 77 действующих церквей (10 городских и 67 сельских). В годовых отчетах костромские епархиальные архиереи указывали, что в сельских храмах, находящихся без настоятеля, изредка совершались богослужения благочинными и священниками близлежащих храмов. Такая тенденция сохранится вплость до 1988 года, когда Управляющий епархией вынужден констатировать, что 10 приходов постоянного священнослужителя уже не просят»[13, с.3].

Другой проблемой, связанной с кадрами, была их слабая подготовка. Тому было несколько причин, одна из которых, как мы указывали выше, убыль образованного в Семинариях дореволюционного духовенства, и невозможность, при создавшейся ситуации (малое количество духовных школ, малочисленный набор – прим. автора), восполнить убыль образованными кадрами. Епископ в годовом отчете в Патриархию жаловался на малочисленность священства с наличием духовного образования и преклонный возраст служащего священства: В 1963 году из 66 человек священнослужителей было 3 человека с высшим духовным образованием (Академией), и 20 человек окончивших семинарию.

Таблица 2.

Образовательный уровень священнослужителей Костромской епархии[1, с.3; 4, с.4; 7, с. 5; 10, с.5;13, с.14].

Образование/годы 1958 1963 1973 1983 1988
с высшим богословским образованием 3 3 15 17 18
незаконч. высшим образов. 0 1 1 3 2
с семинарским образованием 40 20 15 12 17
с неполным семинарским образованием 1 11 13 14 7
со средним образованием 2 2 1 1 7
неполным средним образованием 13 2 11 15  
с начальным образованием 28 17 11 6 6

Всего священнослужителей

86 66 67 68 72

Таблица 3.

Возраст священнослужителей Костромской епархии[1, с.4; 4, с.4; 7, с. 4; 10, с.4; 13, с.13]:

Возраст/годы 1.01.1958 1.01.1963 1.01.1973 1.01.1983 1.01.1988
до 40 лет 32 26 24 24 22
от 40 до 60 лет 13 14 25 41 24
от 60 до 70 лет 26 13 8 1 11
свыше 70 лет 16 17 10 2 3

Талицы 2 и3 показывают постепенное повышение образовательного уровня духовенства и его омоложения. На численность кадров влияло, как цже говорилось выше, постоянное давление партийных и государственных органов. С каждым кандидатом в священство уполномоченным, партийными, комсомольскими и общественными организациями проводилась индивидуальная работа с целью оставления кандидатом в Семинарию своих намерений. А. А. Федотов, в своей монографии по периоду истории Церкви с 1943 по 2000 гг. справедливо объясняет наличие большинства духовенства в пенсионном возрасте «безопасностью» такого выбора, напротив, молодой человек, с высшим образованием, решивший посвятить свою жизнь служению Богу был вызовом советскому атеистическому государству, что и влекло за собой соответствующие репрессивные меры[24, с.120]. Уполномоченный по делам Русской Православной Церкви по Костромской области в 1957 году докладывал в Совет: «За истекший год со стороны бывшего епископа Сергия (Костин, управлял Костромской епархией в 1956-1959гг. – прим. автора) были попытки посвятить в сан диакона галичского агронома т. Суворова, но после индивидуальной беседы в райкоме партии, т. Суворов взял свое заявление обратно. Если бы запретить епископу посвящать в сан священнослужителей из других областей, то посвящение в сан людей проживающих в области вполне можно бы предотвратить»[16, л.4]. Ограничен был и прием духовенства на заочный сектор обучения. Архиепископ Костромской и Галичский Кассиан (Ярославский, упр. Епархией с 1964-1988 гг. – прим. автора) в 1984 году с сожалением писал в годовом Отчете в Патриархию о сокращении приема абитуриентов на заочный сектор обучения[10, с.8]. Сам архиепископ Кассиан, еще будучи приходским священником, имея желание самосовершенствования, в 57 лет окончил Ленинградскую духовную академию. С начала 60-х и по 80-е гг. в Костромской епархии остро ощущалась нехватка образованных и молодых кадров. Епископ Костромской и Галичский Никодим (Руснак, упр. Епархией 1961-1964 гг. – прим автора) писал в годовом отчете: «В нашей епархии очень мало священнослужителей с духовным образованием и большая часть из них находится в таком престарелом возрасте, что постоянно ходатайствует об увольнении за штат. Но просьбу их удовлетворить невозможно за неимением кадров»[3, с.10].

Уполномоченные по делам Русской Православной Церкви (впоследствии, по делам религий), последовательно выполняли задачу на уменьшение кадров духовенства, старались снять с регистрации авторитетных и образованных пастырей, не допустить пополнения священнических кадров в епархии за счет приезжающих из других епархий. Оставить как можно большее количество приходов без священников. Так, в отчете уполномоченного по делам Русской Православной Церкви по Костромской области говорится о таких мерах по сокращению числа священства как ограничение приема священников на вакантные должности из других епархий. Об отказе им в регистрации под любыми предлогами: «Из направленных епископом Пименом (Извеков, врем. упр. Костромской епархией 1959г. – прим. автора) 23 священников зарегистрировано 12, 11 отказано в регистрации под различными предлогами. Из подававших заявление 4 заштатных священников под благовидными предлогами не зарегистрирован ни один». Далее, уполномоченный отмечает, что в результате контроля – «больше стало поступать сигналов о нарушении законодательства о культах, что позволило собрать достаточно материалов для снятия с регистрации и увольнения из епархии священников»[18, л.3]. Одновременно партийными органами были приняты меры по опубликованию в печати компрометирующих материалов на священнослужителей, что стало основанием ставить вопрос перед епископом об увольнении из епархии лиц, те или иные действия которых получили огласку. По этим причинам в 1960 г. уволено 7 священников. Подобная работа позволила в течение 1960 года оставить без священников 10 приходов, или 13% действующих церквей. Кроме того, расторгнуты договора с общинами и снято с регистрации 4 церкви, из них 2 по причине нарушения общинами договора в связи с тем, что церковные здания были доведены до аварийного состояния, а две другие были закрыты по требованию населения[18, л.4]. Следует отметить, что меры уполномоченного, направленные на недопущение, под различными предлогами, регистрации приезжих священнослужителей, серьезно мешали решить кадровую проблему, т.к., вплоть до конца 80-х годов доля приезжих священнослужителей из Украины и Белоруссии (в основном из западных областей), была значительна (в 1988 г. на 38 священнослужителей русских в Епархии приходилось 31 человек украинцев и белорусов [13, с.13]. А, например, в Смоленской епархии количество украинцев и белорусов в 1986 году превышало количество русских (18 русских и 22 украинца и белоруса – прим. автора) [21, с.6]. Укажем, что такому явлению способствовало несколько причин: западные области Белоруссии и Украины вошли в состав СССР лишь в 1939 году, и религиозность населения оставалась довольно высокой.

Чтобы лишить священника регистрации, оставить приход без священника, власти искали малейший повод в проповеднической, финансовой, моральной стороне деятельности священника. Проповедническая деятельность священства тщательным образом контролировалась через антирелигиозных активистов. В 1962 году был снят с регистрации и отправлен епископом за штат священник В. Степанов, с формулировкой: «в связи с увлечением проповедями, в которых он касался политических вопросов, на что неоднократно жаловались представители местной гражданской власти»[3, л.6]. На самом деле, как следует из отчета того же уполномоченного, священник Степанов в проповедях считал нужным призвать верующих к воспитанию подрастающего поколения, призывал задуматься об ответственности каждого человека за прожитую жизнь[16, л.15]. Некоторые уполномоченные прямо требовали приносить им проповеди для их исследования на предмет антисоветчины и использования их в целях антирелигиозной пропаганды[22, с.37].

Несмотря на кадровый «голод» и неблагоприятную обстановку, костромские архиереи решали проблему кадров, рост дисциплины, формируя качественный состав духовенства, что оказало существенное влияние на сохранение количества приходов и на развитие духовной жизни. Указывая именно на такую стратегию костромского архиерея, уполномоченный указывает, что епископ Сергий расстановку кадров духовенства производил так, чтобы «самые мощные по доходам церкви были обеспечены самыми сильными священниками, имеющими богословское образование, большой жизненный опыт и способными укреплять позиции церкви священниками, а в малодоходные, слабые приходы посылал менее подготовленных и менее авторитетных священников». Акцент, в распределении священников на места и пополнении кадров духовенства епископ делал, смотря не на количественный рост кадров, а на духовно-моральный облик священника: «В этом деле епископ Сергий руководствуется принципом, что пусть будет меньше священников, но по своим качествам они будут лучше, от этого религиозное влияние не ослабнет, а только усилится, т.к. они сделают для церкви больше, чем морально разложившиеся священники [15, л.6]. Именно руководствуясь соображениями качества, епископ Сергий рукоположил в 1956 году на половину священником меньше (6 чел.), чем в 1956 (12 чел.). Особенно уделял внимание образовательному и моральному облику кандидата в священнослужители, на его поведение в быту. Своей позиции он придерживался, несмотря на то, что 10% приходов оставались без священников[15, с.7].

Положительный эффект от проведения такой кадровой политики не заставил себя ждать: распределение и расстановка кадров духовенства по церквам позволило Епархиальному управлению закрепить и расширить финансово-хозяйственную деятельность и, как свидетельствует уполномоченный: «обеспечили им сильнее распространить влияние на верующее население, или, во всяком случае, не допустить его спада. В 1955 году из 80 церквей в области годовой доход менее 21 тыс. руб. имели 15 церквей, в 1956 году 10 церквей, в 1957 году 9 церквей, т.е. за три года число церквей, имеющих годовой доход менее 21 тысячи руб. уменьшилось на 80%, или, на 1/3. Денежные остатки менее 1000 руб. из 80 церквей в области были в 1956 году у 13 церквей, 1957 году у 5 церквей, в 1958 году у 4 церквей, число церквей имеющих денежный остаток менее 100 руб. за 3 года сократилось, более чем, в 3 раза.

За последние 5 лет, начиная с 1953 года, денежные доходы церквей ежегодно увеличивались на 10-15%, в 1957 году увеличились по сравнению с 1954 годом на 2289 тыс. руб., или выросли за последние 3 года на 43%, а по сравнению с 1955 годом они увеличились на 1 миллион 418 тыс., или, выросли на 23%. Только в 1957 году доходы церквей увеличились против 1956 на 963 тыс. руб., т.е. в 2 раза больше, чем прибавка доходов за 1954 и 1956 годы.

Опора на образованных и авторитетных священнослужителей позволила поставить пастырскую, хозяйственную, и внутрицерковную жизнь на приходе на новый уровень. Такого увеличения денежных доходов церквей в течении одного 1957 года почти в 1 миллион руб., как свидетельствут уполномоченный Совета по делам РПЦ по Костромской области, в истории Костромской епархии за весь последний период не было[15, л.8-12].

Таблица 4.

Доходы Костромской епархии в 1958-1988 гг.[ 2, с.1-6; 5, с.1-5; 8, с. 1-6; 11, с.1-5, 14, с.9].

Годы 1958 1963 1973 1983 1988
Доходы Костромской епархии в руб./ 7536000 495444 621598 984561 998019.
Расходы 31762 324130 463784 762163 888495
Фонд мира 30000 30000 30000 50000 50000
Пенсии священнослужителям 1 6831 14862 15013 12881 9834
Строительные и ремонтные работы 2436 8950 8950 70000 39084

Из Таблицы 4 мы видим рост доходов Костромской епархии, которые позволили ей делать все возрастающие отчисления в Фонд мира и на хозяйственные нужды. Из данных Таблицы мы можем также видеть сокращение пенсионных расходов, что свидетельствовало об омоложении кадров духовенства епархии.

Несмотря на жесткий контроль со стороны властей, епископы обращались к духовенству с требованием неукоснительно проповедовать. Архиепископ Кассиан обращался по этому поводу к благочинным через циркуляры, и поощрял внеочередными наградами наиболее прилежных[12, с.9]. Активизацию проповеднической деятельности духовенства отмечает и уполномоченный: «Выступают с проповедями каждый религиозный праздник, одни их них, имея богословское образование сами лично составляют проповеди и систематически читают их в церкви, а другие 30 священников, не имея богословского образования, сами не могут составлять проповеди, но они зачитывают в церкви проповеди из журнала Московской Патриархии, и таким путем ведут идеологическую работу среди верующих. Изучение проповеднической деятельности духовенства по области показывает, что 2-3 года назад духовенство еще не вело так усиленно проповедническую деятельность среди верующих. Таким образом, проповедническая деятельность духовенства по области дает свои результаты, т.е. посещаемость церквей верующими не снижается, доходы церквей увеличиваются, и не уменьшается исполнение основных религиозных обрядов»[15, л.17].

Наличествует тенденция, которая показывает, что в отсутствии возможностей получения образования, рукополагаемые епископом священнослужители постоянно вызывались им для проверки богослужебных действий и проповеднических навыков в кафедральный Воскресенский собор [9, c.7], где проходили практику и получали наставления от опытных и образованных священников, т.е., получали практическое образование. А это стало возможным, только при наличии соответственно подготовленных людей, образование которых было соответствующим образом поощряемым. Надо отметить, что в 70-е годы в кафедральном соборе из 7 священнослужителей 4 были кандидатами богословия. Желающие получить образование заочно и «ревнители веры» ведущие достойный образ жизни поощрялись внеочередными наградами и достойными приходами. «Для противопоставления приведенным примерам, укажу на лиц, не заслуживающих награждения, даже срочных - писал архиепископ Кассиан в 1984 году, - Есть священник, 25 лет служа – не протоиерей, за нетрезвость. Есть «академик», но не кандидат, за нежелание проповедовать, не представляется к протоиерейству 15 лет. Не подлежат награждению за распад семейной жизни…»[12, с.9]. Отмечая правильный характер выбранного курса по решению кадровой проблемы, укажем, что в 1963 году из благочинных 6 благочиннических округов 3-е благочинных являлись кандидатами богословия, 1973 г. - 5, в 1983 г. – 3, в 1988 г. – 5. Архиепископ Кассиан писал в ежегодном отчете: «Благочиннические округа возглавляются лучшими образованными и авторитетными священнослужителями, зарекомендовавшими себя усердным служением Церкви Божией и безупречным поведением»[7, c.8]. Из 4 городских приходов 3 возглавляли кандидаты богословия. Как мы видим из таблицы 2, в период с 1958 по 1988 гг. образованных пастырей становится больше в 6 раз, доля людей с низшим образованием (в основном преклонного возраста) уменьшается на 4,6 раза. Возрастной состав духовенства, пусть медленно, но идет на омоложение.

Как следствие принятого кадрового курса, имеющее положительную тенденцию, укажем, что наряду с ростом числа доходов, возросло и число расходов, которое позволило Церкви более качественно осуществлять свою миссию. Так, например, по свидетельству уполномоченного: «За 5 лет количество церквей, где имеются платные хоры возросло с 49 в 1957 году до 66 в 1958 году, т.е. в 17 церквах стало больше платных хоров, число их увеличилось на 35%, а расход денежных средств на содержание церковных хоров в 1957 году стал больше, чем в 1953 году, на 149.400 руб., или вырос на 69%[15, л.13].

Устойчивое финансовое положение епархии дало ей возможность в начале 80-х годов нести все возрастающие расходы на Общецерковные нужды, которые втекали из факта нормализации церковно-государственных отношений: строительство храма-памятника на Поклонной горе в г. Москве (9000руб.), восстановление Толгского монастыря (9000руб.) и Оптиной обители (6000руб.), расходы были направлены в фонд празднования 1000-летия Крещения Руси, в помощь пострадавшим в Армении (5000руб.), Обществу Красного креста (5000 руб.) и Обществу инвалидов г. Костромы (2000руб.). Последнее показывает на восстановление благотворительной функции Церкви, запрещенной в 60-70-х годах. Отдельная статья расходов, ранее в 60-70-х годах невозможная - строительство храма в г. Кологриве (10084 руб.), пособие на ремонт храма в Неверове (5000руб.)[с.14, 2].

Рост доходов епархии показывает, что политика Епархии (в целом в РПЦ - прим. автора), на повышения образования духовенства оправдала себя, т.к. образованное духовенство воспитанное своим архипастырем в патриотическом духе и любви к Родине (именно в таком ключе можно было строить взаимоотношения с властью – прим. автора), активной проповеднической деятельностью, мудрым воспитанием прихожан, в том числе, из числа церковных советов, сорвало попытки власти ликвидировать Церковь, или же загнать ее в культурологическую резервацию. Именно такая позиция дала возможность Церкви шанс на восстановление своих структур и развитие. Такой же курс на решение проблемы с кадрами духовенства был взят в большинстве епархий Русской Православной Церкви. К примеру, можно указать на деятельность архиепископа Кирилла в Смоленской и Калининградской епархиях, где, в первую очередь, он стал решать кадровую проблему (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси – прим. автора)[21, л.8 ]. Указывает на такое разрешение проблемы как общецерковное и В. Фуров в своем Отчетном докладе[23, с.59].

Постепенно, время выдвинуло область, где Церковь и государство нашло общность интересов – поддержка внешней «миролюбивой политики» и воспитание патриотизма. Почти в каждом отчете костромской архиепископ напоминает о «добровольных» пожертвованиях в Фонд мира. Такая постановка вопроса помогала «наладить» диалог с властью, решать в том числе, и кадровые вопросы. 17 октября 1980 года, по инициативе уполномоченного по делам религий по Костромской области М. В. Кузнецова (при согласовании с архиепископом Кассианом), патриотическо-миротворческое собрание духовенства и председателей церковных советов Костромской епархии. Местом заседаний был выбран зал Костромского историко-архитектурного музея-заповедника расположенного в бывшем Ипатьевском монастыре. Докладчики (Уполномоченный по делам религий М. В. Кузнецов, лектор Областного общества «Знание» Ю. В. Волкова, ответственный секретарь Областного комитета «Защиты мира»), выразили «благодарность архиепископу Кассиану и всем священнослужителям за активную миротворческую деятельность», что ранее было просто невозможно даже предположить[9, с.9].

Уже в 1988 г. архиепископ Иов (Тювонюк, упр. Епархией с1988 по 1989гг.) находил, что «состав духовенства Костромской епархии, по его пастырской деятельности и духовно-нравственной жизни, можно считать вольно хорошим (см. Таблицы 2, 3). Факты недостойного поведения отдельных лиц довольно редки […] 20 человек духовенства продолжают заочное обучение в Семинарии, 3 в Академии»[13, с.8-9].

В 1988 г. в Епрахии было открыто 3 прихода, снятые с регистрации в 40-е – 60-е годы. В 1969 году Воскресенская церковь с. Воскресенского, Островского р-на по решению Костромского облисполкома была закрыта, в 1980г. постановлением Исполнительного комитета Комитета Костромского Совета народных депутатов открыта. То же можно сказать и в отношении Воскресенской церкви с. Нежитино, Макарьевского р-на (закрыта в конце 1940-го г.), За 1988 г. было открыто 3 прихода[13, с.4].

Таким образом, постепенно, Церковь выходила из определенного ей идеологическими лидерами маргинального состояния, укрепляла свои кадры, которые своей деятельностью утверждали авторитет Церкви, укрепляли веру в народе, и подготавливали время, когда в 90-е годы стало возможным называть «возрождением Церкви в России».

Библиографический список

  1. Архив Костромского епархиального управления (далее АКЕУ). Отчет по Костромской епархии за 1958 г. Машинопись. Кострома, 1959 г. – 21с.
  2. Архив Костромского епархиального управления (далее АКЕУ). Отчет по Костромской епархии за 1958 г. Машинопись. Кострома, Приложение. Приход – Расход.1959 г. – 4с.
  3. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1962 г. Машинопись. Кострома, 1963 г. – 20с.
  4. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1963 г. Машинопись. Кострома, 1964 г. – 22с.
  5. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1963 г. Приложение. Приход – Расход. Кострома, Машинопись. Кострома. 1964 г. – 4с.
  6. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1965 г. Кострома. Машинопись. Кострома, 1966 г. – 22с.
  7. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1973 г. Кострома, Машинопись. Кострома, 1974 г. – 24с. – 25с.
  8. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1973 г. Приложение. Приход-Расход. Кострома, Машинопись. Кострома. 1974 г. – 12с.
  9. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1980 г. Машинопись. Кострома, 1981г. – 22с.
  10. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1983 г. Машинопись. Кострома, 1984 г. – 21с.
  11. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1983 г. Приложение. Приход –Расход. Машинопись. Кострома, 1984 г. – 14с.
  12. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1984 г. Машинопись. Кострома, 1989 г. – 25с.
  13. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1988 г. Машинопись. Кострома, 1985 г. – 21с.
  14. АКЕУ. Отчет по Костромской епархии за 1988 г. Приложение. Приход –Расход. Машинопись. Кострома, 1989г. – 12с.
  15. Государственный архив Костромской области (далее – ГАКО). Ф. р-2102. Оп.5. Д. 34. – 38л.
  16. ГАКО. Ф. р-2102. Оп.5. Д..35. – 37л.
  17. ГАКО. Ф р-2102. Оп. 5. Д. 39. – 41л.
  18. ГАКО. Ф. р-2102. Оп.5. Д. 41. -36л.
  19. Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ). Ф. р-6991. Оп.2. Д,136. – 237л.
  20. ГАРФ. Ф. р-6992, Оп.2 Д.486. – 216л.
  21. Государственный архив Смоленской области (далее – ГАСО). Ф.985. Оп.2. Д. 74. Л. 8.
  22. Исупов С., прот. Жизнь вечная есть. Киров, 2015. – 96с.
  23. Отчетный доклад зам. председателя Совета по делам религии В.Фурова членам Центрального Комитета Коммунистической Партии СССР. 1978 год. Изд.-е братства преп. Иова Почаевского. Нью-Йорк - Монреаль, 1991. – 79с.
  24. Федотов А. А.русская Православная Церковь в 1943-2000гг.: внутрицерковная жизни, взаимоотношения с государством и обществом (по материалам Центральной России). Иваново. 2009, - 402с.
  25. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. Изд-во «Вече». М., 2010. – 480с.

 

Храмы и монастыри

Документы Государственного архива Ярославской области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

Документы Государственного архива Ярославской  области по истории домовых церквей Ярославской епархии XIX –нач. ХХ вв.

О.А.Кострикина

В работе на основе архивных документов составлена краткая справка по домовым церквям. Рассказывается о храмостроителях и благотворителях; источниках доходов храмов, размерах церковного и причтового капитала,  численности прихожан.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священномученик Николай Орлов, пресвитер Рыбницкий (+1937)

Память 13 августа/26 августа

26 августа Русская Православная Церковь отмечает память священномученика Николая Орлова, пресвитера Рыбницкого.

Подробнее...

Статьи

Экзегетический анализ книги Иисуса Навина

Адекватное толкование ветхозаветного текста — проблема, с которой столкнулась христианская Церковь с самого начала своего существования. Актуальная проблема экзегетического анализа Священного Писания (и книги Иисуса Навина, как составной части Священного Писания) отсутствие понимания основных методов толкования, а соответственно и малая изученность данных текстов.

Подробнее...