| | vivaspb.com | finntalk.com

Годуновские храмовые образы Пресвятой Троицы – вклады в Ипатьевский монастырь

Автор: Виноградова Светлана Геннадьевна. . Опубликовано в Статьи

Новый документальный памятник начала XVII века и результаты реставрационных работ последних лет позволяют внести важные дополнительные данные по вопросу о храмовых образах Живоначальной Троицы, вложенных боярской и царской династией Годуновых в родовую Ипатьевскую обитель.

Ключевые слова: Ипатьевский монастырь, Годуновы, храмовые образы Пресвятой Троицы, Опись 1609 года.

Отрасль наук и специальность.

Индекс УДК (присваивается в библиотеке по названию статьи и ключевым словам).

Виноградова Светлана Геннадьевна

Ученая степень и ученое звание – нет

Православная религиозная организация учреждение «Церковный историко-археологический музей Костромской епархии Русской Православной Церкви, город Кострома, Россия

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Город Кострома, ул. Просвещения, д. 1. Церковный историко-археологический музей.

Контактный телефон: раб. 31-75-91; моб. 8-903-896-18-12

Ф.И.О. автора, название учебного заведения, организации (место учебы, работы), название статьи, аннотация и ключевые слова на английском языке.

Годуновские храмовые образы Пресвятой Троицы – вклады в Ипатьевский монастырь

«Собрание древностей Ипатьевского монастыря принадлежит к числу самых крупных в России» – констатировали в 1909 году ученые гости из Москвы, Петербурга, Ярославля, Владимира и других древних городов, собравшись в Костроме на IV Областной Историко-археологический съезд.

Главная роль в формировании церковного собрания Ипатьевского монастыря, конечно же, принадлежала представителям древнего рода Годуновых. Среди их вкладов важное место занимали образы Пресвятой Троицы, как главной храмовой святыни родовой обители.

В настоящее время к источникам по истории Ипатьевского монастыря [14, 7, 8, 12], на основе которых автор уже рассматривал вопрос о вкладных Годуновских иконах в монастырь святого Ипатия [3, с. 203–211], прибавился новый документ, хранящийся в Государственном архиве Костромской области и внесенный в Государственный реестр уникальных документов Архивного фонда Российской Федерации – Опись Ипатьевского монастыря, составленная костромским воеводой Б.М. Салтыковым в 1609 году [13].

Добавочную важную информацию дала реставрация иконы Пресвятой Троицы, хранящейся ныне в Костромском Церковном историко-археологическом музее и приписываемой исследователями к числу Годуновских вкладов [ЦИАМ БВП 83; КМЗ КОК 16920].

Новые материалы позволяют вернуться к вопросу о храмовых образах Пресвятой Троицы – вкладах Годуновых в Ипатьевскую обитель. Тем более, что в вышедшей после 2009 года научной литературе продолжают использовать неточную информацию по Троицким иконам [15, с. 93, 96, 164, 182].

Первым храмовым образом Живоначальной Троицы, вложенным боярином Дмитрием Ивановичем Годуновым в Ипатьевский монастырь была икона Пресвятой Троицы на кедровой доске. Образ был вложен, как свидетельствует серебряная пластинка с вкладной надписью на окладе иконы, «во фторое лето государства» царя Федора Иоанновича [11, с. 16], в 7094 году, что в пересчете на современное летоисчисление означает 1586 год.

Согласно Переписным книгам 1595 года, икона находилась в обложенном медью золоченом киоте и была украшена серебряным золоченым окладом с 3 венцами и цатами, с драгоценными камнями и жемчугом, у цат приложено 17 золотых. У образа в привесе – пелена из золотного вишневого бархата с крестом из 24-х серебряных золоченых дробниц с чеканными изображениями Спаса, Пречистой Богородицы и святых [14, с. 2]. По этому документу, икона стояла в главном храме Ипатьевского монастыря Троицком соборе, в Местном ряду, второй справа от Царских врат [14, с. 2].

В 1609 году, согласно Описи, икона продолжала занимать данное место [13, с. 7].

В XVIII веке, по Описи 1736 года, образ находился также в Местном ряду иконостаса Троицкого собора, но третьим по счёту [8, с. 5-5 об.].

В XIX – начале XX вв. икона Пресвятой Троицы 1586 года неоднократно меняла свое месторасположение в храмах Ипатьевского монастыря:

в начале – середине XIX века она стояла в теплой монастырской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в большом киоте «за правым клиросом» [12, с. 22 об.]. В 70-е годы XIX столетия, протоиерей Павел Островский видел её уже в ризнице Ипатьевского монастыря [4, с. 89], размещавшейся на южной галерее Троицкого собора. В начале XX века образ находился в алтаре за престолом в построенной в 60-е годы XIX века монастырской надвратной церкви во имя святых мучеников Хрисанфа и Дарии [10, с. 54-55]. После закрытия в 1918 году Ипатьевского монастыря, икона вошла в состав коллекции Музея местного края, откуда по Акту от 9 октября 1933 года была передана в Государственную Третьяковскую галерею, где в настоящее время и сохраняется [1, с. 152-155].

В Государственной Третьяковской галерее хранятся также 4 створы «Бытие, или хождение Троицы». Они считаются единым комплексом с образом Пресвятой Троицы 1586 года на кедровой доске, икону называют средником для створ. Это совершенно неправильный вывод. Во-первых, у них существует несоответствие в датировках: икона – 1586 года, створы датируются специалистами 1600 годом, по аналогичным створам киота – вклада царя Бориса Федоровича Годунова в Троице-Сергиев монастырь к образу Пресвятой Троицы Андрея Рублева. Во-вторых, стиль створок резко отличается от живописи средника, что было подчеркнуто в «Каталоге древнерусской живописи» 1963 года [1. c. 154, прим. 5]. В каталоге «Костромская икона» отмечалась близость живописи створ по стилю и иконографии росписям 1602 года в церкви Троицы в Вяземах [9, с. 474] – усадьбе боярина Бориса Федоровича Годунова. Кроме того, имеются различия и в размерах иконы и створ, последние почти на 10 см выше.

Самое же главное свидетельство того, что икона Пресвятой Троицы 1586 года на кедровой доске и 4 створы «Бытие, или хождение Троицы» никогда не составляли единый комплекс, содержится в Описи Ипатьевского монастыря, составленной костромским воеводой Б.М. Салтыковым в 1609 году. В Описи 1609 года 4 створы названы «затворами киота». В Ипатьевскую обитель киот, у которого затворами служили 4 створы «Бытие, или хождение Троицы», был вложен к образу Пресвятой Троицы, но не на кедровой доске 1586 года, а на кипарисовой, вклада 1595-96 гг., у которого «оклад весь золотой» [12, л. 4 об.-5].

Документы Ипатьевского монастыря XVIII-XIX вв. также подтверждают самостоятельное месторасположение в храмах Ипатьевского монастыря обеих святынь: 4-х створ и образа Святой Троицы 1586 года. По Описи 1736 года створы находились в иконостасе Троицкого собора «над северными дверми» вместе с образами Спаса Нерукотворного и великомученика Никиты [8, с. 8]. Икона же Троицы 1586 года, как отмечалось выше, занимала 3-е место справа от Царских врат. В Описи первой половины XIX века створы разделены и стоят попарно у 2-х разных икон: две створы – на западной стороне правого столпа рядом с образом Пресвятой Троицы на кипарисовой доске вклада 1592 года, и другие две створы – на западной стороне левого столпа – у образа Воплощение Пресвятыя Богородицы с Богомладенцем и предстоящими в молении апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием Чудотворцем [12, с. 11 об.-12, 14]. Все эти данные говорят о том, что икона Пресвятой Троицы 1586 года на кедровой доске не является средником для створ и не связана общим комплексом с ними. О том, когда и кем были вложены 4 створы «Бытие, или хождение Троицы»в Ипатьевский монастырь, будет сказано чуть ниже.

Вторым храмовым образом, вложенным в Ипатьевский монастырь боярином Д.И. Годуновым была Пресвятая Троица на кипарисовой доске. Дмитрий Иванович привез новый образ Живоначальной Троицы в 1592 году, о чем свидетельствуют Переписные книги 1595 года: «Государев боярин Дмитрий Иванович Годунов в Ипацком монастыре […] был в лете 7101 году декабря в 7 день и золотые прикладывал и приказал строителю старцу Гурью золотые собрати от менших пядниц, которые он прикладывал, да велел те золотые на медные нити възнизати и прикласти к местным образом. […] И тех золотых приложили к местным образом: к Живоначалной Тройце к новои, что Дмитрей Иванович привез, приложили 20 золотых; да подле ту к другому образу Живоначальные Троицы приложили 17 золотых» [14, с. 55].

Декабрь 7101 года, в пересчете лет от сотворения мира на Рождество Христово, есть декабрь 1592, а не 1593 года, как неправильно датируется эта икона почти во всех изданиях. Дата 1592 год согласуется и со временем вклада иконы, указанным на серебряной пластине: «восмое лето государства» царя Федора Иоанновича, севшего на русский престол в мае 1584 года.

Поставлена была новая икона в иконостасе Троицкого собора на первое место в Местном ряду справа от Царских врат, о чем свидетельствуют Переписные книги 1595 года [14, с. 1]. Этот документ включает подробное описание серебряного чеканного золоченого убранства образа с 74 каменьями и 79 жемчюгами. У образа Живоначальные Троицы 20 золотых [14, с. 1-2]. Эта икона, в сравнение с другими образами Пресвятой Троицы имеет важные отличия, по которым узнаваема во всех монастырских документах: «На серебряной дске на нижнем поле изображены образы Димитрия Селунского, мученицы Агрипины, преподобная Матрона» [8, с. 7.об.].

Именно с этой иконой в 1592 году Дмитрием Ивановичем Годуновым была вложена в Ипатьевский монастырь большая «пелена прикладная», подвешенная к образу на серебряном пруте: «шита по камке по червьчатой, а на ней вышито: образ Живоначальные Троицы, золотом и серебром и жемчугом сажен, а около образа вышита бытья во штинатцати местех по таусинной камке» [14, с. 2].

По Описи 1609 года, образ Троицы 1592 года был переставлен в Местном ряду на левую сторону от Царских врат – «против леваго крылоса» [13, с. 10-10 об.].

Согласно Описи 1736 года, икона также стояла в Местном ряду на левой стороне, но уже второй от Царских врат.

Монастырская опись начала XIX века определяет местоположение Троицы 1592 года на кипарисовой доске, – «по другую сторону правого столпа» [12, с. 11-11 об.]. Уточнение стороны столба мы находим в трудах церковных историков XIXвека – «посреди Троицкого собора с западной стороны правого столба» [11, с. 10. 4, с. 91-92]. По обе стороны от иконы – 2 створы с изображением «Бытия, или хождения Троицы», речь о которых шла выше.

Современное местонахождение иконы неизвестно. Костромской искусствовед С.С. Каткова не исключает возможности соотнесения образа Святой Троицы на кипарисовой доске вклада 1592 года с иконой Пресвятой Троицы, хранящейся в настоящее время в церкви Воскресения Христова на Нижней Дебре [9, с. 475]. В этот храм икона могла попасть из Ипатьевского монастыря в 30-е годы XX века, когда в Воскресенском храме собирались организовывать антирелигиозный музей.

Предварительное обследование иконы Пресвятая Троица из церкви Воскресения на Дебре показало, что икона выполнена из хвойной породы дерева – кипариса или можжевельника, который тоже относится к семейству кипарисовых. В настоящее время фрагмент доски иконы находится на экспертизе в Московском Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени И.Э. Грабаря.

Третий образ Пресвятой Троицы, вложенный Д.И. Годуновым, был тоже на кипарисовой доске. Запись на вкладной пластинке называет год «написания» иконы – 7101 – «восмое лето государства» царя Федора Иоанновича, т.е. опять 1592 год, как и вторая храмовая икона [11, с. 8-9].

Но в Ипатьевский монастырь боярин Д.И. Годунов привозит икону значительно позже, в 7104 году, о чем свидетельствуют последние записи Переписных книг 1595 года, сделанные в дополнительных тетрадях, пришитых к рукописи и написанных после декабря 1597 года [14, с. X, 56]. Год вклада иконы Пресвятой Троицы на кипарисовой доске – 7104-ый в пересчете на современное летоисчисление может означать или 1595 год, или 1596, т.к. месяц приезда Д.И. Годунова в Ипатьевскую обитель точно не указан.

Согласно данным Переписных книг 1595 года, образ был обложен золоченым серебром, а вот венцы, откосины, цаты и дробницы чеканные золотые, всё украшено камнями драгоценными и крупным жемчугом и жемчужной обнизью. «У образа Живоначальные Троицы 30 золотых» [14, с. 56].

Местоположение образа Троицы вклада 1595-96 года, как нового, только что привезенного в монастырь, Переписные книги 1595 года не называют, так как оно ещё не определено монастырским начальством.

Первым дошедшим до нас документом, указывающим месторасположение иконы Пресвятой Троицы Годуновского дара 1595-1596 гг., является Опись 1609 года. Этот документ позволяет нам наиболее полно воссоздать комплекс украшений новой храмовой святыни Ипатьевской обители.

Согласно Описи 1609 года, икона стояла в иконостасе Троицкого собора на главном месте среди местночтимых образов – первой справа от Царских врат. Икону украшал новый оклад, весь выполненный из золота, дарованный 23 февраля 1600 года «благоволением Государя Царя и Великого Князя Бориса Феодоровича всеа Руси Самодержца и тщанием конюшаго и боярина Дмитрея Ивановича Годунова» [11, с. 8-9].

В данной вычеканенной надписи на окладе иконы нет упоминания о киоте для неё, но, видимо, одновременно с золотым окладом, для образа был привезен и киот с 4-мя створами «Бытие, или хождение Троицы», обозначенными в Описи 1609 года, как затворы. Киот с затворами, обложенные басменным золоченым серебром, были, по-видимому, царским вкладом в родовую Ипатьевскую обитель. На заказчика указывает изображение в верхней части киота, в молении Живоначальной Троице, святых Бориса и Глеба – небесных покровителей Государя Бориса Федоровича Годунова.

Образ Пресвятой Троицы дополняли 2 прикладные пелены, первая из которых – «Святая Троица, с деянием» – была перевешена от Годуновской вкладной Троицкой иконы 1592 года. В настоящее время эта пелена – «прекраснейший образец русского лицевого шитья годуновской эпохи» хранится в Музеях Московского Кремля [2, с. 284].

Вот полное описание комплекса всех драгоценных украшений образа Пресвятой Троицы на кипарисовой доске вклада 1595-1596 гг. в Описи Ипатьевского монастыря 1609 года:

«Против правого крылоса от царских дверей образ Живоначальныя Троицы [...]. А по полем яхонтов и лалов 18, [...] 30 каменев, а промеж каменья жемчюгов на спнях 40 зерен. Да по углом 4 евангелисты, да по полем 6 мест в киотцех на золотых же цках резные святые. А в венцах у святых по три камешки мелких. А престол и цка внизу и около престола и около древа оклад весь золотой, а около престола 77 камышков мелких. А по полем около всего образа в две нити сажены жемчюгом. А круг киотцов и около трапезы и престола и древа и около всего образа в одну нить сажено жемчюгом. [...] А венцы, и цаты и каруны золотые сканные. 3 цаты, середняя цата с розными финифты, а две цаты чеканные без фитифтов. В середнем венце 7 камынев, а в двусторонних венцах по 5 камынев. А во всех трех венцах промеж камынья по 6 жемчюгов больших. А над тремя венцами а корунах по семи каменев розных. Да на корунах же на верхних спнях по 7 жемчюгов, да пониже тех, промеж корунами на нижних спнях по 8 жемчюгов. Да в трех цатах по 8 камынев розных. Около венцов и цат по верху и под исподи сажено жемчюгом в одну нить. И у цат по три дробниц, у середние цаты дробницы скань финифты. А сторонних дробниц чеканные. А во всех дробницах по 5 камынев розных. А около краев сажено жемчюгом в одну нить, да по краем на спнях по семи жемчюгов.

Да того же образа киот затворы, а на киоте в верху образ написан Живоначальные Троицы, да в молении Борис и Глеб. А на затворех киота писано деяние святые и Живоначальныя Троицы 20 мест святые, а у святых 86 венцов серебреных золоченых сканных. Киот и затворы обложены серебром басмяным золоченым. [...] А крест на киоти золочен сусальным золотом. У образа Живоначальныя Троицы в прикладе 51 золотых да понагея кость черна обложена серебром. У образа Живоначальныя Троицы на исподу на пруту на серебреном […] пелена прикладная шита по камке по червчатой, на ней вышит образ Живоначальныя Троица золотом и серебром и жемчюгом сажен. А около образа шита бытья во 16 мест на таусинной камке. У Троицы венцы и по полем у бытьи венцы шиты золотом и сажены жемчюгом. Около Троицы шито золотом и сажено кругом жемчюгом в две нити. А около бытьи шито золотом, а сажено жемчюгом в две нити. А подписи у Троицы и у бытьи сажены жемчюгом, подложена тафтою светло-зеленою, сорочка тафта гвоздична. Да другая пелена камка червчата золотная, опушена камкою цветною, крест на пелене отлас бел, подложена зенденею алою. Да перед тем же образом Живоначальныя Троицы подсвечник медной о трех шанданех. На нем три свечи медных, навожены розными красками [...].

Да перед образом же Живоначальныя Троицы паникадило серебреное золочено. А круг его 12 шанданов серебреных. А у паникадила шелк лазорев да червчят, скань золотом, а яблоко хрустальное, оклад серебрен, золочен. А вверху и в исподи в чяшках 12 камышков розных. А поставление тот образ, и свечи, и подсвечник, и паникадило Дмитрея Ивановичя Годунова» [13, л. 4 об. – 7 об.].

По Описи 1736 года, образ Троицы в золотом окладе на кипарисовой доске, но уже подклеенный липовой доскою, остается стоять первым по правую сторону от Царских врат в Местном ряду. «У этого образа в привесе у цат три золотые большие» – золотые монеты с изображением шведского короля Карла IX, приложенные 14 февраля 1616 года Царем Михаилом Федоровичем в Ипатьевский монастырь [8, л. 2 об. – 4].

В XIX веке храмовая икона Пресвятой Троицы стоит второй справа от Царских врат, за образом Спасителя [11, с. 7. 3, с. 90-91], согласно церковному регламенту о последовательности чинов и икон в иконостасах.

Костромские историки XIX века, без ссылок на источники, пишут о том, что икона эта «по причине ветхости доски и красок» при четвертом епископе Дамаскине (Аскаронском) была написана снова уже на липовой доске, «украшения же, также вычеканенная надпись о времени приклада Годуновым, с прежнего образа были положены на этот новый, в том числе и три золотые медали» [5, с. 13]. Образ Пресвятой Троицы был выполнен в 1757 году ведущим иконописцем Костромы, одним из самых значительных мастеров середины XVIII века, Василием Никитиным Вощиным.Золотой оклад с ветхой Годуновской иконы Троицы был перенесен на новый образ.

Судьба Годуновской Троицы вклада 1595-96 гг. неизвестна. В настоящее время в Местном ряду иконостаса Троицкого собора второй справа от Царских врат стоит икона XVIII века, выполненная Василием Никитиным Вощиным. Золотой оклад с золотыми шведскими монетами передан и сохраняется в Музеях Московского Кремля.

В завершение необходимо коснуться еще одной иконы Пресвятой Троицы, хранящейся ныне в Костромском Церковном историко-археологическом музее. В каталоге «Костромская икона» высказано предположение о возможной идентификации этого образа с вкладными годуновскими иконами. Это образ Пресвятой Троицы (кмз кок 16920) (159,4 х 127,7 см), датируемый 1562 годом, иконография которого точно следует рублевской схеме. Важную информацию по этому образу дала реставрация его в 2014 году, которая показала, что икона выполнена на липовой, а не на кипарисовой доске и не может быть отнесена к числу Годуновских вкладов 1592 и 1595-96 гг.

Вероятно, эта икона названа в Переписных книг 1595 года, как 9-ти пядничный образ, стоявший «у правого столпа» Троицкого собора – писан он «на золоте» и «у него 3 цаты серебряны золочены» [14, с. 6]. Образ назван «местной» и «монастырский», т.е. когда-то он стоял в Местном ряду иконостаса Троицкого собора и был перемещен на новое место по причине заполнения Местного ряда вкладными Годуновскими иконами.

Таким образом, документы позволяют говорить о трёх храмовых иконах Пресвятой Троицы, вложенных Дмитрием Ивановичем Годуновым в родовую Ипатьевскую обитель: на кедровой доске в 1586 году и две на кипарисовых досках в 1592 и в 1595-1596 годах.

К сожалению, на сегодняшний день из трёх вкладных икон сохранилась лишь одна – икона Пресвятой Троицы на кедровой доске 1586 года.

13. Библиографический список

  1. Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи: Опыт историко-художественной классификации. Т. II. М., 1963.
  2. Борис Годунов. От слуги до Государя всея Руси. Каталог выставки. Москва. 2015.
  3. Виноградова С.Г. Образы Троицы в Ипатьевском монастыре (К вопросу о Годуновских вкладах). // Светочъ. Альманах. Кострома, 2009.
  4. Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря. Сост. Протоиереем П. Островским. Кострома: Типография Андроникова. 1870.
  5. Историческое описание Костромского Ипатского монастыря. Соч. протоиерея Михаила Диева. М.: Типография Александра Семена. 1858.
  6. Каткова С.С. Века и судьбы: Сб. статей. Кострома, 2001.
  7. Книга вкладная Ипатьевского монастыря. XVIII век. ЦИАМ БВП 250, КМЗ КОК 24010.
  8. Книги описные Троицкому Ипатскому, обретающемуся при Костроме, монастырю. 1736 год. ЦИАМ НВ-ВХ 92, КМЗ ВХ 119.
  9. Костромская икона XIII-XIX веков: Свод русской иконописи/ Авт.-сост. Н.И. Комашко и С.С. Каткова. М.: Гранд-Холдинг, 2004.
  10. Костромской Ипатиевский монастырь. // Издание Редакции Костромских Епархиальных Ведомостей. Кострома, 1913.
  11. Описание Костромского Ипатьевского монастыря, в коем юный Михаил Феодорович Романов умолен знаменитым посольством Московским на царство Русское. Соч. епископа П. Подлипского. М.: Синодальная типография. 1832.
  12. Опись имущества Ипатьевского монастыря. Первая половина XIX века. ЦИАМ БВП 256, КМЗ КОК 24766.
  13. Опись Костромского Свято Троицкого Ипатьевского монастыря, составленная костромским воеводой Б.М. Салтыковым по старым монастырским книгам И. Зубатова и И.Ивашева и по новым книгам костромских осадных голов Н. Зворыкина, В. Кафтырева и С. Пот[...]лова 1609 г. // Государственный архив Костромской области. Ф. 712, оп. 2, д. 17.
  14. Переписные книги Костромского Ипатьевского монастыря 1595 года. Сообщил М.И. Соколов. М.: Университетская типография. 1890.
  15. Преподобный Сергий Радонежский и образ Святой Троицы в древнерусском искусстве. Каталог выставки. Составители Г.В. Попов, Н.И. Комашко. М., 2013.

 

Храмы и монастыри

История и историософия Костромского Ипатьевского мужского монастыря

В книге рассматриваются богословско-философское и историко-философское осмысления вызовов, с которыми приходилось сталкиваться Российскому государству на протяжении своей истории. Автор предлагает на примере прошлого и настоящего Костромского Ипатьевского мужского монастыря принять модель разрешения исторических вызовов посредством поиска путей возвращения человека к Богу, Который вместе с человеком является Творцом истории.

Представлен анализ историографии проблемы и источниковой базы исследования, которую составили материалы ГАРФ, ЦГАДА, ГАКО, ГАНИКО, ЦИАМ.

Книга адресована научным работникам, преподавателям высшей школы, докторантам, аспирантам, студентам и всем, кто интересуется философским осмыслением проблем истории и историософии.

Скачать книгу ИСТОРИЯ И ИСТОРИОСОФИЯ КОСТРОМСКОГО ИПАТЬЕВСКОГО МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ

Святые и Святыни

Игумен Иоанн (Котляревский, 1905 – 1964)

Родился игумен Иоанн (в миру Михаил Михайлович Котляревский) 23 марта 1905 года в Костроме, в семье акцизного чиновника Михаила Ивановича Котляревского, сына священника. В семье было трое сыновей, Михаил был средним сыном. В 1920г. в Томске Михаил окончил 5 классов гимназии. В том же 1920 году семья переехала из Томска в Полтаву.

Подробнее...

Статьи

Либеральные ценности и феминизм

Весомым результатом влияния западного стандарта является стремление светского общества в России пересмотреть внутрисемейные отношения супругов, в том числе и роль женщины в семье. Речь идёт о таком явлении, как феминизм, с его стремлением к механическому нивелированию различий между мужчиной и женщиной.

Подробнее...