| | vivaspb.com | finntalk.com

Запад и Восток: Разница менталитетов

Автор: Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия, докторант Общецерковной аспирантуры святых Кирилла и Мефодия.. . Опубликовано в Статьи

Аннотация: Разница менталитетов, характеров, взглядов Запада и Востока кроется в разнице духовных измерений. Чтобы понять друг друга необходимо раскрыть те духовные истины, которые всегда лежали в основе славянской, русской души – а именно - жажда неземной истины. Чтобы государство стало Родиной, русский человек наполняет государственнообразующую идею Москвы как Третьего Рима духовной идеей небесного, второго Иерусалима, в основе которого лежит Евангельский идеал.

Ключевые слова: Закон, благодать, государство, земля, собор, Церковь.

Annotation: Abstract: the Difference of mentalities, characters, views of the East and West lies the difference in the spiritual dimension. To understand each other is necessary to reveal those spiritual truths that have always been the Foundation of Slavic, Russian soul - and it is the desire of heavenly truth. To the state became the Homeland, the Russian man fills государственнообразующий the idea of Moscow as the Third Rome spiritual idea of heaven, the second Jerusalem-based Evangelical ideal.
Keywords: Law, grace, the state, the earth, the Cathedral, the Church.

Что определяет характер человека, его жизненные ценности, его устремления? Что определяет характер государства? Справедливые и правильные законы? Территориальное устройство? Веками установленные традиции и порядок?

Чтобы добиться результата поиска истины, который кажется не только оправданным, а совершенно необходимым, для каждого человека, будь то он правителем государства, или рядовым его гражданином, встает всегда вопрос: чем руководствоваться – целесообразностью, практической выгодой, или совестью и верой?

Западная система ценностей построена на трех принципах: рассудок, закон, личность. Эта система вошла с распространением на Западе философии Платона и особенно Аристотеля, в богословии - с Фомой Аквинским. Она вошла в плоть и кровь Западной Церкви, подчинив себе ее метафизику и мировоззрение. Она вскормила Западный мир. Она (система), создала культуру, названную затем «ренессансом язычества». Все западное строительство государства, общества, личности, прав и законов (Римское право), основано на преобладании рассудка во всех сферах жизнедеятельности человека.

Наша, российская система ценностей, лежит совсем в иной плоскости познания: вместо рассудка у нас – вера, вместо личности – коллектив, вместо закона – совесть.

Такая система ценностей перешла к нам с принятием Православия как формы мировоззрения и идеологии. Она обустроила русскую душу и создала ее черты несмотря на национальный характер носителя (финские, норманнские, славянские племена), потому что скульптором ее была Церковь, в основным принципом которой служит молитва, соединяющая человека с Богом.

Отечественные и иностранные историки до сих пор ищут ответ на вопрос: почему русский народ терпел террор опричнины, капризы и своеволие своих государей?

Наш знаменитый историк В. О. Ключевский (1841-1911) дает ответ на этот вопрос, говоря о высшем интересе, « который парил над обществом, над счетами и дрязгами враждовавших общественных сил, не позволяя им окончательного разрыва, заставляя их против воли действовать дружно»[1]. Именно этот высший интерес, оборона государства от внешнего врага, основанный на православной идеологии, борьба против иноверцев, как совершенно справедливо замечает Ключевский, и послужил формированию системы ценностей государственной идеологии и людей, живших на бескрайних пространствах будущей Российской империи.

Именно исходя из высших идеалов, Российское государство на юго-востоке боролась за христианскую цивилизацию против мусульманской, на Западе - за включение в границы Русского государства православных, живших в Литве и Польше. Кроме этих двух цивилизационных аргументов строителям империи была дана Православием еще и главная цель, определившая все дальнейшее созидательное движение и ментальность государства и его подданных. Это идея православного царства и Москвы как третьего Рима. Она была сформулирована в конце XV- начале XVI и наиболее ярко отображена в составленной, по благословению митрополита Макария Степенной книге, в которой генеалогия русских царей представляет собой философскую историю Руси как установление православного царства, православной теократии – власти Бога. Именно эта идея объединяет земли, населенные различными племенами в единое государство. Государство, в котором, безусловный авторитет имеет вера. «Единственным сознательным противником Запада, - пишет Л. Гумилев, - была московская митрополия»[2]. Православная Церковь была важнейшим фактором единства Руси – хранительницы веры и языка, связавших воюющие между собой княжества.

В связи с поднятой нами темой различной ментальности, вспомним и различном характере войн Запада и Востока, во многом определивших характеры государств и личностей. Если со стороны Запада они носили в основном захватнический характер, то войны России были, в основном, ответом на насилие «чужой веры». Они носили одухотворенный характер. Их лозунгами были слова: «Не в силе Бог, а в правде!», призывом к освобождению родной земли: «За Дом Пресвятой Богородицы!», «За царя, за Родину, за веру!». Н. Тальберг, говоря о Западных войнах свидетельствует: «Рыцарство вскоре после своего появления… приняло характер учреждения разбойничьего…Войны, описанием которых наполнена вся средневековая история… походили не столько на правильные войны, сколько на разбойничьи набеги»[3].

Русь принимает христианство в X в., во то время, когда Византия, вновь переживающая подъем, создает классические формы государственности. В основе государственного строя империи лежала идея единства общества, общины. На Руси ее назовут словом «мiр», «земля».

Интересы общины преобладают над интересами отдельного человека. Потому что интересы общины – это интересы Церкви, как Тела Христова, глава которой – сам Христос. Зеркальное отображение этой идеи представляет собой Русское царство – община, во главе которой стоит Помазанник Божий. Патриарх Николай Мистик объяснял эту идею так: «вы хорошо понимаете, что спасение общины принесет каждому спасение его частных интересов, но если она гибнет, какая же останется защита для частного человека?... Как же помочь в общей беде, если только все не возьмутся за исправление бед в меру своих сил?»[4]

Все граждане империи – члены общины, следовательно, они все равны, ибо являются детьми Отца Небесного и императора, помазанного на царство Богом. Особенностью византийской системы было отсутствие наследственных званий, привычных на Западе. Такая система усиливала власть императора, но и способствовало социальной мобильности: в ряды служилой знати вливались отличившиеся воины, крестьяне, горожане, отпущенные на свободу рабы. Это факт еще раз подтверждает великую роль единого тела - общины в византийской, а затем в русской традиции, в отличие от западного парламентаризма.

Исходя из учения об империи, как единой общине на примере Византии, мы видим, что до IXв., пусть даже и формальное провозглашение императора производилось на ипподроме в Константинополе – народу позволялось изъявлять свою волю. На Руси, княжеская власть ограничивалась народным собранием – вече, которое в разных городах и в разной степени принимало участие в решении как внешних, так и внутренних вопросов. Затем голос всей земли нашел выражение в деятельности Земских соборов. Историк свидетельствует, что «работу по устроению государства выполняли земские соборы… Позже… в госудрстве был наведен относительный порядок, и нужда в земских соборах отпала»[5].

Христианство дало малоразвитой в государственном и социальном отношении Киевской Руси мировую религию, модель политической системы и государственного устройства. Православие сформировало духовный облик, психологию славянских племен.

Восприняв учение об общине от Византии, русский народ резко отличает в дальнейшем «землю» и государство, которое, в его платоновской идее стало образованием Западного мира, созданного по национальному признаку.

В понимании русских, «земля» есть община, она живет согласно внутренней, нравственной правде, она предпочитает путь мира, согласный с учением Христа. Лишь наличие воинственных соседей заставляет ее образовать государство. Для этих целей русские призвали варягов и, отделив землю от государства, передали политическую власть выбранному государю.

Государство живет внешней правдой: оно создает внешние правила жизни и прибегает к принудительной силе. Преобладание внешней (людской) правды над внутренней – это путь развития Западной Еваропы, где государства возникали путем завоеваний и захватов. В России, государство возникло вследствие добровольного призвания варягов «землей». Поэтому, грязное дело борьбы со злом путем принуждения, т. е. средствами «внешней правды», самоотверженно берет на себя государь и государственная власть. Земля же живет христианскими заповедями, по совести, своей внутренней правдой, которая есть следование Божественной Истине. В настоящее время также разделяют понятия «государство» и Родина. Государство характеризуется как власть имущих, а Родина как духовное отечество человека.

В богословско-философской части «Слове о законе и благодати» (1037-1050гг.), первый митрополит Киевский из русских Илларион трактует благодать как свободное общение человека с Богом. Сначала закон (Ветхий Завет), как подобие истины, потом благодать (Новый Завет) – сама Истина. «Прежде Закон, потом Благодать; прежде тень, потом Истина», - пишет он[6]. Поэтому, благодать выше закона. «Благодать и истина произошли от Иисуса Христа», -говорит в Евангелии апостол Иоанн Богослов (Ин.1,17). И Русь внимала и следовала его словам, а так же наставлениям апостола Павла, который в своем послании к Галатам восклицал: «Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати (как это верно для нынешней Европы – прим. автора), отпали от благодати…а мы, надеемся праведности от веры» (Гал. 5, 4). Митрополит Илларион, первый, в русской истории раскрыл проблему «закона», связывающего человека формальными узами и «благодати», дающей свободу душе.

Для русского человека правда выше закона. Возьмем такое явление как казачество. Оно явилось ответом «земли» на законы государства, явилось бегством людей ищущих свободы от государства.

Подтверждая мысль о двойственности, противоречии и конфликтности этих двух основополагающих начал, давших миру две системы (Востока и Запада), необходимо отметить, что Российская империя, с ее абсолютной монархической властью была создана не столько благодаря действиям правителей, сколько выражением воли народа в борьбе с анархией, его согласием на существование двух правд.

Эта двойственность – внутренняя правда и нужда в законе, отразилось и в ментальности русского человека и проходит через всю историю его государства. Государства как третьего Рима, в основе которого лежит эсхатологическая, вселенская идея Царства Божьего. Н. А. Бердяев, отмечая разнообразные и часто противоречивые особенности русского народа, пишет: «Два противоположные начала легли в основу формации русской души: природная дионисическая стихия и аскетическое монашеское православие<…> деспотизм, гипертрофия государства и анархизм; вольность, жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безличностный коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; эсхатологически мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт»[7].

Ярким примером противостояния между Востоком и Западом в русской душе служат Русские Смуты, которые являли борьбу «народной, внутренней правды» и правды внешней, жизни по совести и закона, «земли» и государства. И опять, объединяясь в борьбе против внешних врагов, осознавая всю гибельность анархии, «земля» соглашалась на вхождение в государственные рамки.

В связи с вышеизложенными особенностями евразийства, хочется отметить еще одну особенность. Иерархическая структура власти в Византии IX-Xвв. была построена не на западной феодальной системе вассально-ленных отношений, а на титулах, раздаваемых императором. Военный историк Дельбрюк, анализируя организацию византийской армии, подчеркнул отсутствие «души западного феодализма» - рыцарского сословия, основанного на личной связи с сюзереном, которому давалась присяга на верность[8]. Но, давая присягу, рыцарь, вместе с тем, строго сохранял границы, за которыми строго соблюдались права и достоинства его личности, его чести. Честь рыцаря лежала в идее его собственного достоинства. Рыцарская честь строго охраняла неприкосновенность личности. Честь русской личности лежала в идее рода или отечества. Само происхождение слова честь, некоторые исследователи относят к слову отчить, т. е. относиться к человеку как к отцу, воздавать человеку отеческое уважение[9]. На Руси «идеал хорошего достойного человека личность искала не в себе самой, а в своем отечестве, в своем роде, в своем родовитом старшинстве»[10]. По мнению историка И.Забелина, «самодержавие с своей самовластной форме XVI–XVIIвв. Явилось <...> плодом именно родовой культуры, которая заботливо воспитала нас с самых первых времен нашей истории»[11]. В основе русского чина согласия земли (земли как общины – прим. автора) лежит крестоцелование – покорность воле Божьей и согласие повиноваться первому лицу общины –помазаннику Божьему.

Преступление против государства и государя признается в ней как преступление церковное, религиозное, направленное против промыслительного устроения земли Русской и достойного самых тяжких духовных кар. «Если же кто не похощет послушати сего соборного уложения, - говорится в соборной клятве, данной на совете всея Земли в 1613 г., - которое Бог благословил, и станет иное говорить, таковой, будь он священного чину, от бояр ли, воинов или простых людей, - по священным правилам Святых Апостолов и Седьми вселенских Соборов…да будет извержен из чину своего и от Церкви Божией отлучен, и лишен приобщения Святых Христовых Таин, как раскольник Церкви Божией и всего православного христианства мятежник… и да не будет на нем благословения от ныне и до века, ибо нарушив соборное уложение, сам попал под проклятие».[12]

Когда на Западе ищут разгадки «загадочной русской души», когда выстраивают целые системы, основанные на стройной рассудочной логике, когда пытаются отгадать характер и черты (напр.: «Кто Вы мистер Путин?» – прим. автора) будущего России, то забывают открыть Евангелие, на страницах которого написаны многие ответы.



[1] Ключевский В. Курс Русской истории. - М.: «Мысль». 1988. Ч.2. С.514.

[2] Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. Л., 1990.С.245.

[3] Тальберг Н. История Христианской церкви. Издательство СП «Интербук». Нью Йорк.1991.С.338.

[4] Геллер М. История Российской империи. Издательство «Мик». М., Т.1 2001.С. 37.

[5] Гумилев Л. Н. От Руси к России: Очерки этнической истории. М., 1992.С.234.

[6] Илларион, митр. Слово о Законе и Благодати. Богословские труды. Издание Московской Патриархии. М., 1987. №28.С.316.

[7] Лосский Н. О. Характер русского народа. Из-во «Посев». Франфуркт на Майне. 1957. С.52.

[8] Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. М., 1938. Т.3. С.140.

[9]Забелин И. Домашний быт русских цариц в XVI и XVIIвв. М., 1869. С.33.

[10] Там же.

[11] Там же. С.59.

[12] Иоанн (Снычев), митр. Русская симфония. Из-во НИ-КА. Житомир. 2003. С.416

Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия, доктор философских наук, профессор Российской Академии Естествознания

Храмы и монастыри

Буйского уезда село Троицкое в Ликурге

Краткие сведения о селе и Ликургской волости. Две каменные церкви 1685 г. Описание их. Надпись 1721 г. на иконостасе. Колокольня, ограда. Церковный дом «Трапеза». Кресты 1669 и 1665 гг. Два печатныя Евангелия начала XYII века. Евангелие 1681 г. Гробница Готовцевых. Надгробныя камни с надписями 1725, 1709 (над убитым под Полтавою), 1661 (над Голенищевою Кутузовою), 1650, 1624, 1729 гг.

Подробнее...

Святые и Святыни

Служба преподобному Никите Костромскому

Подробнее...

Статьи

Сборник трудов Ярославской духовной семинарии

Сборник трудов Ярославской духовной семинарии включает в себя статьи преподавателей старейшего духовного учебного заведения Верхнего Поволжья. В центре внимания исследователей ду-ховной школы – вопросы понимания и истолкования библейского текста, современная оценка процессов происходящих в мировой и отечественной истории и культуре, публицистика.
Сборник адресован научным работникам, преподавателям духовных  и  светских  учебных  заведений,  аспирантам,  студентам, всем интересующимся развитием богословской науки и духовного образования.

Подробнее...