| | vivaspb.com | finntalk.com

Мотивы и последствия реформы приходского управления принятой на Архиерейском соборе 1961 года

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов, кандидат богословия. . Опубликовано в Статьи

Аннотация. В результате давления государства Церковь вынуждена была пойти на отстранение настоятеля от управлением приходом. В результате чего церковная иерархия была фактически отстранена от управления церковными структурами. Но Церковь выстояла и на Поместном соборе 1988 года был принят Устав, по которому управление возвращалось в церковные структуры и благодаря которому стал возможен новый тип взаимоотношений Церкви и государства.

Ключевые слова: Церковь, реформа приходского управления, государство, Поместный собор, гонения, верующие.

THE MOTIVES AND CONSEQUENCES OF THE REFORM OF THE PARISH ADMINISTRATION ADOPTED AT THE COUNCIL OF BISHOPS OF 1961.
Archpriest Dmitry I. Sazonov, candidate of theology, doctoral candidate of the Church postgraduate school of saints Cyril and Methodius.

Annotation. As a result of pressure from the state Church had to go to the dismissal of the rector of running arrival. In the result of which the Church hierarchy had actually removed from the administration of Church structures. But the Church survived and at the local Council of 1988 Charter was adopted, according to which the management of return in Church structures and through which became possible new type of relations between the Church and the state.

Keywords: Church, parish administration reform, state, local Council, persecution, believers.

«Вы куплены дорогою ценою;

не делайтесь рабами человеков» (1 Кор.7:23).

Трагическим для жизни Русской Православной Церкви в ХХ веке историки называют Архиерейский собор 1961 года, созванный по инициативе и под нажимом государственной власти для утверждения решения о радикальном реформировании приходского управления. Спустя годы, нам необходимо понять мотивы, цели и задачи людей, которые проводили церковные реформы, оценка которых и по сию пору остается неоднозначной. Однозначно одно – Церковь выстояла, выдержав беспрецедентный натиск государственного аппарата, выстояла, несмотря на тактическое отступление, которое многие восприняли как поражение. Триумфом и победой Церкви над ее недругами стал Поместный собор РПЦ 1988года, вернувший приходам церковную власть, принятием Устава Русской Православной Церкви, вернув ей легальный статус в государстве, создав предпосылки нынешнего состояния церковно-государственных отношений.

Конец 50-х начала 60-х гг. вошли в историю как период последних масштабных попыток советского руководства покончить с Церковью. Наступление антирелигиозных сил на Церковь в данный период существенно отличалось от прежних гонений, при которых власть путем раскола среди руководства Церкви пыталась уничтожить ее физически, находя поводы для обвинений церковников в антисоветской, контрреволюционной деятельности, к уничтожению церковных кадров (расстрелы, ссылки, концлагеря), закрытию монастырей и храмов. Но желание покончить с Церковью физическим уничтожением кадров потерпело фиаско. Дальнейшие события показали новую форму церковно-государственных отношений, в результате которых была выстроена модель полулегального существования Церкви в советском государстве1.

После смерти Сталина, в результате захвата власти, к руководству страной пришла идеологизированная партийная (в отличие от сталинистов-государственников) верхушка во главе с Н. С. Хрущевым, которая поставила задачу «борьбу с наследием сталинизма», возврат к идеологии «ленинизма» и построению коммунизма, при котором «пережиткам тоталитарного прошлого», напр., в виде религии, не имеется место ни в государстве, ни в обществе. Пропаганда широких возможностей естественнонаучных знаний, возможное внедрение их в жизнь создало иллюзию отсталости религиозного мировоззрения, которое, не выдержав наступления научно-технического прогресса должна исчезнуть2. Разделяли взгляды руководства и многие граждане страны, которые равнодушно отнеслись к гонениям на Церковь, и были искренни в своих заблуждениях.

К компании по уничтожению Церкви можно отнести как основные два направления: 1) государственное вмешательство в дела Церкви – давление государственных органов на церковный аппарат с целью «самоуничтожения» Церкви изнутри, путем введения государственного управления ею, внешне лишь прикрытого церковным управлением; 2) антирелигиозная пропаганда и административные меры на местах, с целью воспитания поколения «новых людей», сознание которых будет не связано с «религиозными предрассудками».

В государственном наступлении на Церковь в первую очередь стал реализовываться принцип изменения кадрового состава руководства Церкви3 - был разработан принцип «подбора кадров» для нового поколения священнослужителей через духовные школы, через практику назначения на епископские вакансии людей лояльных к идеологической политике государства, практику перемещения в дальние епархии и отправления на покой неугодных4. Смена кадров происходит как в государственных органах курирующих Церковь, так и в церковных, сопротивляющихся новому курсу церковно-государственных отношений. 21 февраля был снят и отправлен на пенсию председатель Совета по делам РПЦ Г.Г.Карпов, видевший задачу своего ведомства в координации и посредничестве между государством и Церковью. Вместо него назначен партийный функционер В. А. Куроедов, который сразу начал свою деятельность с заявления о «слишком густой сети церковных учреждений не вызванных никакой практической необходимостью»5. Под его руководством Совет по делам РПЦ превратился в орган неофициального управления Московской Патриархией6. 13 декабря 1961 г. в Боткинской больнице умер смещенный со всех занимаемых им постов в результате давления на Патриарха руководства Совета по делам РПЦ второй человек в Церкви, митрополит Николай (Ярушевич), который являлся проводником и представителем церковно-государственных отношений послевоенного периода со стороны Церкви7. Как считают многие исследователи, смену руководства ОВЦС подготовили именно с целью изменения курса главного внешнеполитического органа РПЦ в сторону полного контроля, лояльности и подчинения курсу партийного руководства. Для этой задачи и были разработаны меры по децентрализации структуры Церкви, по расчленению ее на сеть самоуправляемых приходов, находящихся под жестким контролем государства и местных партийных органов8. Для приходов контролирующей властью становится не епископ, а гражданские учреждения. В свое открытом письме, Патриарху Алексию I священники Н. Эшлиман и Г. Якунин пишут: «…В последние годы в Русской Церкви установилась такая практика, при которой ни одна хиротония во епископа, пресвитера и диакона не совершается без неизбежной предварительной санкции чиновников Совета по делам РПЦ»9.

Идеологическая подготовка обоснования гонений началась с принятия программных документов. 9 января 1960 г. было принято постановление ЦК КПСС «О задачах партийной пропаганды в современных условиях», 13 января постановление «О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах». 16 марта 1961 года Совет Министров СССР принял закрытое постановление «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах», запрещавшее социальную и общественную деятельность Церкви и разрешавшее закрывать молитвенные здания по решениям областных (ранее только решением Совета Министров союзных республик) при условиях согласования с советом по делам РПЦ и религиозных культов10.

31 марта 1961 года В. Куроедов заявил руководству Патриархата о необходимости проведения «церковной реформы», целью которой было отстранение священнослужителей от руководства приходами. Суть реформы заключалась в следующем - возглавлять общину доложен приходской совет - исполнительный орган, которому передавалась вся финансовая и хозяйственная деятельность11, на него же возлагалась ответственность перед гражданской властью за сохранность здания и имущества храма. Священнослужители становились нанимаемыми общиной по трудовому договору людьми, которые в связи со своим статусом, не допускались на выборное собрание церковного совета, которое контролировалось властями. Руководство приходской общины передавалась старостам, назначавшихся райисполкомами из числа людей, посредством которых можно было бы впоследствии полностью контролировать всю деятельность прихода. Без согласия церковного совета священник не имел права делать какие-либо распоряжения административного, хозяйственного, финансового характера. Патриарх и епископ не имели законной формы влияния на приходскую жизнь и на назначения духовенства на приход12.

С церковной стороны, подготовкой к Собору в свете государственного постановления 16 марта «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах», 18 апреля последовало заседание Священного Синода, в неполном составе, которое приняло постановление «О мерах по улучшению существующего строя приходской жизни». В нём дублировались государственного постановления от 16 марта - разграничивались обязанности клира и настоятеля прихода, с одной стороны, и исполнительных органов - с другой. Настоятелю и клиру вменялось в обязанность сосредоточить свое внимание на духовном руководстве и на богослужении, клирики освобождались от участия в хозяйственно-финансовой деятельности. Постановление стало незамедлительно проводиться в жизнь под жестким контролем уполномоченных Совета по делам РПЦ, что вызвало тревогу епископов. Свое несогласие с этой реформой высказали архиепископы Ташкентский исповедник Ермоген (Голубев), Симферопольский святитель Лука (Войно-Ясенецкий), Винницкий Симон (Ивановский), а также епископы Новосибирский Донат (Щёголев) и Черниговский Андрей (Сухенко). Для многих участников Собора само его открытие явилось неожиданностью, т. к. архиереи были приглашены в Троице-Сергиеву Лавру на празднование памяти преподобного Сергия Радонежского13. Тех епископов, от кого можно было ожидать возражений, на Собор не пригласили, а исповедник Ермоген (Голубев), явившийся без приглашения, не был допущен на заседание как не управляющий кафедрой14.

Одновременно с реформой приходского управления, на повестке дня Собора стоял вопрос о тех переменах в церковной жизни, в которых государственные органы не решались проводить политику стагнации Церкви. В них Церковь увидела возможность сопротивления властям, а именно, контактам с международными христианскими организациями. Вступление во Всемирный совет церквей и начало экуменического диалога, которое было принято на Соборе, было вынужденной мерой, одним из аргументов в пользу этого решения была надежда приобрести поддержку и защиту для гонимой Русской Церкви со стороны влиятельных церковных сил Запада и всего зарубежного мира15.

Последствия приходской реформы не замедлили сказаться на всем строе церковной жизни. Сначала в центральных городах — Москве и Ленинграде, а затем и на местах, стали проводить чистки противников реформы среди епископата и духовенства, ликвидация монастырей16. Установлен запрет на совершение треб на дому, дано разрешение посещать лишь в случае крайней нужды тяжело больных.

После принятия на Соборе приходской реформы, в октябре 1961 года состоялся XXII съезд партии, который принятием новой программы КПСС провозгласил построение коммунизма в ближайшие 20 лет, поднял антирелигиозную компанию на новый уровень17. В декабре 1961 г. на Всесоюзном совещании по идеологическим вопросам секретарь ЦК Л. Ф. Ильичев18 утверждал, что формирование научного мировоззрения и коммунистической морали невозможно без борьбы с религиозной идеологией, чем провозгласил нетерпимость по отношению к верующим. Следствием чего в конце года по всей стране прошла единовременная акция по учету религиозных объединений, молитвенных зданий и находящегося в пользовании религиозных организаций имущества19.

Но, несмотря на беспрецедентное давление государственного аппарата, Церковь выстояла. Выстояла, подтверждая слова своего основателя о том, что «врата ада не одолеют ее» (МФ. 16:18). Выстояла еще и потому, что в желании уничтожить Церковь советское руководство не было единодушным - желая уничтожить Церковь, в основу всей антицерковной политики партийным руководством была заложены двусмысленность, противоречия и чисто меркантильные интересы: внутри страны, власть делал все возможное, чтобы уничтожить Церковь, но с другой, с внешней стороны, власть не могла не учитывать мнение «мирового сообщества», чутко реагировавшего на свободу совести в стране развитого социализма, на международной арене власть вынуждена была использовать авторитет Церкви для создания благоприятного имиджа советского государства, и в первую очередь, на встречах борцов «за мир во всем мире», в диалоге «за разоружение и разрядку напряженности», поддержке борцов с «расизмом и неоколониализмом», в сохранении мира от ядерной угрозы (вступление РПЦ в ВСЦ, ХМК). Церковная власть эти противоречия и двусмысленность учла, развивая международные контакты и выстраивая ситуацию так, что советские органы не могли обходиться без поддержки Церкви на международной арене.

Не могла партийная верхушка не учитывать и настроения людей, вставших на защиту своих святынь, а также фактора растущей религиозности населения, который показал провал политики жесткого администрирования в отношении Церкви. Возникло протестное движение, причем, не только среди духовенства, но и мирян, многие из которых были репрессированы20. Участились случаи, когда общины присоединялись к ИПЦ и Катакомбной Церкви.

«Распространенная в Русской Церкви фраза: «Надо молчать, не то снимут с регистрации»» - написанная о. Глебом Якуниным в открытом письме, направленном в адрес Святейшего Патриарха Алексия I, была не применима ко всем священникам РПЦ21. Оправившись от первого шока, духовенство на местах, услышав слова Патриарха «об умном настоятеле»22, применилось к новым условиям, и в отдельных местах не сдало позиций, несмотря на конфликты, которые стали повсеместным явлением в общинах.

В ситуации государственной «антирелигиозной борьбы с пережитками прошлого» нельзя было не учитывать и то обстоятельство, что среди партийной верхушки были не только коммунистические романтики, но и прагматики, разработавшие систему использующую финансовые возможности Церкви: пополнение бюджета за счет грабительского налогообложения23, принуждение церковников делать отчисления в советский Фонд мира24, средства которого, как мы теперь знаем, в том числе, шли на поддержку национально-освободительных движений, а так же… на финансирование атеистической, антицерковной пропаганды.

Торжеством Церкви, ее победой над гонителями, стал Поместный собор 1988 года, главным деянием которого стал Устав Русской Православной Церкви, вернувший настоятеля к управлению приходом, вернувший свободу Церкви, подготовивший законодательную базу 90-х и 2000-х годов в отношение церковно-государственных отношений.

Протоиерей Дмитрий Иванович Сазонов, кандидат богословия, докторант Общецерковной аспирантуры святых Кирилла и Мефодия.

1 Васильева О. Ю. «Чувствую себя нервным от общего лада церковных дел..»// Альфа и Омега. М, 2003. №2(36). С. 145.

2 ГАРФ. Ф. р-6991Ю ОП.2,д.309. л.16-17.

4 Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995. С. 293; Киреев А., протод. Епархии и архиереи Русской Православной Церкви в 1943-2002 гг. М.: Республика. 2002. С.128-129, 299-300. 359-360, 402-403,См.: Василий(Кривошеин), архиеп. Две встречи. СПб., 2003. С.71-72.

5 Письма и диалоги времен ”хрущевской оттепели” (десять лет из жизни Патриарха Алексия. 1955-1964 гг.) / Публ. М.И.Одинцова.// Отечественные архивы, 1994, № 5. с. 58-61.

6 Цит по: Григорий (Граббе), епископ. Русская церковь перед лицом господствующего зла. Джорданвилль. 1991. С.99.

7 31 мая 1960 г. был перемещен на Оренбургскую кафедру архиепископ Львовский Палладий, 15 сентября от обязанностей архиепископ Ташкентский и Средне-Азиатский Ермоген. В 1960 г. был арестован и осужден на три года архиепископ Казанский Иов (Кресович),, в 1961 г. арестован архиепископ Иркутский Вениамин (Новицкий), скончавшийся в заключении через два года, был осужден архиепископ Черниговский Андрей (Сухенко) ит. д. – прим. автора.

8 Согласно пункту «б» постановления Архиерейского собора приходская община «имеет самостоятельный характер в управлении хозяйством и финансами». Иными словами, приход находитс явнее контроля епископа. Григорий (Граббе), епископ. Указ соч. С.104.

9 Используя все те же испытанные методы негласного диктата, чиновники Совета всячески препятствуют рукоположению тех лиц, в которых Совет видит потенциальную силу, способную в дальнейшем противостоять беззаконным действиям безбожников, направленным на разрушение Святой Церкви. Цит по: Штриккер Г. . Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью. М.: Пропилеи, 1995. С.58.

10 Показательно в этой связи, что постановления совета Министров СССР от 16 фнваря 1961 года об изменениях контроля за деятельностью церкви» в той части, где говорилось о необходимости коренной перестройки церковного управления, отстранение духовенства от административных, финансово-хозяйственных дел в религиозных объединениях было фактически продублировано 18 апреля 1961 года Священным Синодом, а 18 июля 1961 года Архиерейским соборм Русской Православной Церкви. А.А. Федотов Русская Православная Церковь в 1943-2000 гг.: Внутрицерковная жизнь, взаимоотношения с государством и обществом (по материалам Центральной России. Иваново, 2009. С. 122

11 Шкаровский М. В. Русская православная Церковь в ХХ веке. Москва, 2010. С. 369.

12 «Церковные дела мучительны. Наш уполномоченный злой враг Церкви Христовой, все больше и больше присваивает себе мои архиерейские права и вмешивается во внутрицерковные дела». Цит по: Полянский М. Жизнь и житие Войно-Ясенецкого архиепископ а и хирурга. Hermitage Publishers, 1999. С. 478.

13 Григорий (Граббе), еп. Русская Церковь перед лицом господствующего зла. Джорданвилль. 1991. С.111.

14 Потапов В., прот. Памяти архиепископа Ермогена// Новое Русское Слово. 1978. 2 августа.

15 Вступительное слово Святейшего Патриарха Алексия на архиерейском соборе 18 июля 1961 года.//Журнал Московской Патриархии. № 8 С. 5-8.

16 Сокращалось количество духовенства. В Костромской епархии на 01.01.1961 г. было 77 священников и 3 диакона, а на 01.01.1962 г. стало 70 священников и 5 диаконов ГАКО (Государственный архив Костромской области). ф.р-2102, оп. 5, д.44, л.14. За 8 месяцев с начала 1961 года в Ивановской епархии было закрыто 5 приходов. ГАИО (Государственный архив Ивановской области).р-2953,оп.4, д.4, л.31-22. Закрытие в 1961 г. Киево-Печерской Лавры и Глинской пустыни. РГАНИ. ф.5, оп.33, д.190, л. 138.

17 М. В. Шкаровский Антицерковные гонения в Ленинградской епархии: 1959-1964. // Невский архив. СПб., 1995. Вып. 2.. С.135.

18 Особенное рвение в борьбе с религией проявлял секретарь ЦК Л. Ф. Ильичев. Н. с. Хрущев отмечал, что тому нужен был пропуск в Политбюро, поэтому он старался проявить себя. Хрущев Н. С. Материалы к биографии. М, 1989. С. 349.

19 Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. С. 294.

20 В 1961-1964 гг. было осуждено по религиозным мотивам 1234 человека. Многих отправили в лагеря, ссылки, на поселения. РГАНИ (Российский государственный архив новейшей истории), ф.5, оп.55, д.72, л.141-149.

21 Цит.по: Штриккер Г. Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью. М.: Пропилеи, 1995. С.62.

22 «Умный настоятель, благоговейный совершитель богослужений и, что весьма важно, человек безукоризненной жизни всегда сумеет сохранить свой авторитет в приходе. И будут прислушиваться к его мнению, а он будет спокоен, что заботы хозяйственные уже не лежат на нем и что он может всецело отдаться духовному руководству своих пасомых…» //ЖМП. № 8. С.7.

23 Эдельштейн Г., прот. Записки сельского священника. М.:РГГУ, 2005. С.54

24 Эдельштейн Г., Указ соч.. С.51.

 

Храмы и монастыри

Церковь во имя святителя Николая в с. Саметь, Костромского р-на

Саметь — одно из древнейших сёл Костромского уезда. Впервые погост упоминается в 1581 г., когда Царь Иван Грозный пожаловал его Московскому Чудову монастырю, в чьём владении Саметь оставалась до 1764 года. После секуляризации монастырских земель в 1764 г. село стало государственным.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священномученик Федор (Поздеевский), архиепископ Волокламский (1876-1937)

Память 10/23 октября

Архиепи́скоп Фео́дор (в миру Александр Васильевич Поздеевский); родился 21 марта 1876 года в селе Макарьевское, Ветлужского уезда, Костромской губернии, в многодетно йсемье священника (всего в семье было 9 детей). Окончил Макарьевское духовное училище, Костромскую духовную семинарию (1896), Казанскую духовную академию (1900) со степенью кандидата богословия. В 1900—1901 гг.— профессорский стипендиат по кафедре патрологии. В 1903 году получил учёную степень магистра богословия за сочинение: «Аскетические воззрения преподобного Иоанна Кассиана Римлянина» (удостоена Макарьевской премии). В 1900 году пострижен в монашество, возведён в сан иеродиакона, с 24 июля 1900 — иеромонах. С 17 октября 1901 года — преподаватель Калужской духовной семинарии. С 3 июля 1902 году — инспектор Казанской духовной семинарии.

Подробнее...

Статьи

Вопросы биографии личности

Современная историческая биография характеризуется большим разнообразием подходов и методов исследования. Проникновение методов исторической антропологии позволило, во-первых, ставить новые задачи, расширить проблематику, во-вторых, более глубоко по- стигнуть внутренний мир человека прошлого.

Подробнее...