СВЯЩЕНСТВО КАК КУЛЬТУРНЫЙ КОД РОССИИ. К ВОПРОСУ ФЕНОМЕНА ВОЗВРАЩЕНИЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В ЦЕРКОВЬ В КОН. 1950-1970 ГГ.

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

Аннотация В статье рассматривается феномен возвращения во время хрущевской оттепели, в кон. 1950- нач. 1960-х годов русской интеллигенции в Церковь. На основе метода историзма и архивных документов показывается, что через священство в России сохраняется культурный код Древней Руси. Именно сохраненному в священнической среде коду наши современники обязаны столь стремительному тридцатилетнему возрождению Русской Церкви, которая сохраняет нашу русскую самоидентичность и нравственные начала.

Ключевые слова: священник, интеллигент, Церковь, верующий, оттепель, культура.

В конце 1950-х годов, в пору т.н. «хрущевской оттепели» наметился феномен возвращения интеллигенции к своим исконным корням, к своему индификационному коду. Такое возвращение имело свои причины. Они связаны с обращением госполитики в годы войны к патриотическим чувствам людей. Обращение, которое в первую очередь базировалась на «русской героической тематике» - ратным подвигам благоверного князя Александра Невского, Дмитрия Донского, преподобного Сергия Радонежского и других. В послевоенное время пропагандистская машина использовала достижения русского искусства (опера, балет, кино) для пропаганды социалистического строя за рубежом. Поиск человеком лучшего мира и светлого будущего, заставлял многих отойти от пропагандируемой официальной идеологией научной фантастики в глубь духовных поисков. Творчество молодых писателей и художников в литературе и поэзии, научные поиски времен «хрущевской оттепели» заставляли молодых интеллектуалов отойти от удушливых идеологических рамок и, переоценив «темное прошлое» своей страны, искать духовное содержание в казалось, забытых ценностях «старого мира». Писатели деревенщики открыли для современников мир крестьянского быта неразрывно связанного с религией – В. Солоухин, В. Распутин.

Религиозный подъем конца 1960-х - начала 1970-х гг. стал совершенно неожиданным для советских руководителей и общественных деятелей.  В связи с невозможностью идти в светлое будущее с религиозно настроенными гражданами, да еще имеющими высшее образование, в 1960-1970-е годы под особый контроль государственных органов был взят процесс поступления в духовные учебные заведения. О количестве интеллигенции пришедшей в Церковь могут косвенно свидетельствовать факты крещения детей. Из 100% крещеных и официально зарегистрированных в 1975 году в Костромской области детей 20% приходилось на долю тех, родители которых были служащими и представителями интеллигенции[1].

  Наряду со строгим контролем по отношению к поступлению в духовные заведения, трудностями в получении рукоположения в священники для людей с высшим образованием, либо для людей занимавших административные посты, в 1970-е годы возникло явление, когда желающие стать священниками из-за невозможности поступить в Семинарию рукополагались у провинциальных архиереев. Имели место тайные рукоположения и монашеские постриги. Например, профессор Г. Каледа был тайно рукоположен в священнический сан в 1972 г. в Ярославле митрополитом Иоанном (Вендландом). Тайные постриги монахинь и монахов проводились повсеместно. Протоиерей В. Лавринов пишет в своей книге «Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы» о большом количестве тайных монахинь в Свердловской и Пермской епархиях. Он также сообщает, что проводили тайные постриги монашествующих иеромонах Арсений (Мельников) и иеромонах Игнатий (Кевролетин), причем первый из них был тайно рукоположен во епископы[2].

В 1960-е годы несмотря на желание пропаганды представить священнослужителя пьяницей, и алчным мироедом, через киноискусство режиссеры попытались показать облик глубоко образованного, разносторонне и интеллектуально развитого, культурного священнослужителя. «Все остается людям» (1963), «Андрей Рублев» (1966), «Семнадцать мгновений весны» (1973), «Ищу мою судьбу» (1974) – в названных фильмах священнослужитель предстает как образец высшей духовной культуры.

Такой образ пастыря был создан не на пустом месте. Священноначалие Церкви начиная в послевоенного времени неустанно призывало священнослужителей повышать проповедническую и богослужебную деятельность, быть примером прихожанам в пастырской и семейной жизни. Особенно проникновенно и назидательно звучали слова Святейшего Патриарха Алексия I при вручении архипастырского жезла новопоставленным архиереям - управляющим епархиями Русской Православной Церкви. В них он наставлял  епископов на воспитание в себе и пастве духовных критериев: бодрствования, дисциплины, возгревания благодати, подбодрял их в бесстрашном несении церковного послушания[3].

Выглядит любопытным факт того, что в 1960-е годы, когда епископы и священники находились под пристальным вниманием как соответствующих органов, так и общественности, когда многим агентам КГБ в священнической среде (ренегатам) была дана отмашка порочить Церковь показав ее несостоятельность и лживость самой веры своим публичным отречением, организм Церкви становился как никогда крепким. Она очищалась от людей, пришедших в нее ради корыстных целей. От двурушников, предателей, лицемеров и лжецов. Удивительно, но при дискриминационных мерах со стороны государственных органов власти, облуполномоченных по делам религий, направленных на сокращение численности священников за их нарушения законодательства о культах и неприглядных явлений священнического служения, Церковь во многом избавлялась от многих людей ее порочащих. В связи с обстановкой тех лет, в нее стали по большей части приходить люди стойких убеждений и жизненных идеалов. И в рамках повышения дисциплины среди священнического сословия задачи священноначалия и светских властей совпадали. Можно сказать, что сама того не желая, власть укрепляла священнические кадры. «Одной из моих первых задач было внедрение надлежащей дисциплины среди приходского духовенства и наблюдение за постановкой церковного дела на местах» - писал митрополит Антоний (Кротевич) оценивая свою деятельность в Ивановской епархии[4]. Он принимал порой жесткие меры по искоренению таких «традиционных пороков» духовенства как пьянство, нигилизм, скандализм, кляузничество.

Конечно такой вывод будет верен лишь отчасти, т.к. в задачу власти укрепление священнической дисциплины не входило. Многие достойные священники пострадали от власти как раз из-за своей активной деятельности направленной на оживление религиозной жизни.

О заслугах Русской Церкви перед Отечеством, о ее роли в воспитании и образовании народа, раскрытию его самосознания, рассказал Патриарх Алексий (Симанский) в публичном докладе на конференции советской общественности за разоружение 16 февраля 1960 года. Его слова о Церкви как родоначальницы русской культурной цивилизации вызвали изумление и негодование некоторых советских ученых. Однако, многие из них, услышали в словах Патриарха ту истину, которую невозможно было скрыть никакими усилиями антирелигиозной пропаганды.

Несмотря на цензуру Совета по делам религий, призывы Патриарха к пастырям о соответствии своему служению были опубликованы на страницах единственного и официального печатного органа Церкви – Журнала Московской Патриархии. В журнале были также напечатаны призывы авторитетных и эрудированных пастырей-проповедников к священнослужителям и мирянам о возвращении к духовной стороне жизни и уверения в том, что невозможно человеческими усилиями разрушить Церковь.

Отметим, что в 1950-1960 –е годы в епархиях Русской Церкви была большая востребованность в образованных и культурных пастырях, жертвенно понимающих свое служение. Архиереи предоставляли окончившим Академию и Семинарии священникам лучшие городские приходы. Авторитет академика был высоким. Заочный сектор Московской духовной академии был переполнен. Многие священнослужители искренне желали повысить свой образовательный уровень.

К облику такого пастыря – всесторонне образованного, знающего историю и культурные особенности не только своей страны, но и мира, обязывала жизнь. Образованность населения росла, люди искали ответы на вопросы бытия, на которые не могла ответить партийная номенклатура и идеология, тщетно записывающая в свой актив количество антирелигиозных лекций и выпущенной литературы. Известными пастырями-наставниками в те годы становятся протоиереи Всеволод Шпиллер, Александр Мень, Борис Старк, Дмитрий Дудко. По нелегальным каналам в СССР проникают книги прот. А. Меня «Сын человеческий», «Истоки религии». Представители столичной интеллигенции достают произведения о. Павла Флоренского, С. Франка, священника С. Желудкова, статьи изданные в самиздате.

Но не только интеллект пастыря притягивал к себе людей. В малодоступные сельские приходы, туда, где служили лица монашеского звания, приезжала столичная интеллигенция, чтобы услышать неформальное слово о Боге и быть понятыми в своих духовных исканиях. Протоиерей Николай Важов вспоминал о своем духовнике - игумене Никоне (Степанове). Еще младенцем мама носила на руках к нему маленького Николая. Чтобы добраться из глухой деревни в Тверской области до о. Никона, сначала они ехали 30 км на электричке, а затем 12 км шли пешком зимой, ночью, могли и заплутать. Но доходили[5].

К архимандритам Борису (Холчеву), Павлу (Груздеву), Тавриону (Ботозскому), Поликарпу (Будаква), приезжали тысячи людей. Среди них были академики Л. А. Арцимович, Б. В. Раушенбах, философ В. Аксючиц и другие. Протоиерей Аркадий (Шатов) вспоминал о служении архим. Павла (Груздева): «Его богослужение было живым и огненным. Глядя на него можно было видеть, как он беседует с Христом»[6].

При наличии в то время ограниченного количества монастырей, не могущих вместить всех желающих, при храмах, где настоятельствовалибывшие насельники монастырей,  создавались общины из приезжих интеллигентов. Погружаясь в культуру богослужебной молитвы, изучая тексты на церковно-славянском языке, каноны иконописания, толкование содержания Библии (затрагивая историю древнего мира и археологию), жития святых, погружаясь в канву вековой дохристианской и христианской культуры, слушая искусных проповедников и богословов, они погружались в атмосферу церковной жизни, они становились образованными церковными культурными людьми. Так передавался духовный код древней Святой Руси.

Архиепископ Киприан (Зернов) в 1960-1970-е годы вел ежегодный проповеднический цикл. В проповедях он объяснял как историческую канву, так и смысл праздников, песнопений, жития святых. По свидетельству очевидцев, человек, слушавший проповеди в Скорбященском храме в течение года мог сдать экзамен в Духовную семинарию. Он же ввел и лично проводил в храме катехизические беседы перед крещением[7]. О великом даре слова митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) сказано много. Например, Иерусалимский Патриарх Тимофей, сравнивший митр. Николая со святителем Димитрием Ростовским и неоднократно заявлял, что слова, речи послания митрополита  «не исчезнут, а будут жить и читаться вечно»[8]. Так происходила передача генетического кода Святой Руси новым поколениям.

Многие из пришедших к вере интеллигентов, вдохновленные священническим служением своих наставников впоследствии приняли священнический сан. Назовем имена протоиерея Владимира Воробьева, архиепископа Аркадия (Шатова), протоиерея Александра Салтыкова и Димитрия Смирнова. Они не только прикоснулись к великой церковной культуре, но и стали активными ее проповедниками. В 1990-х годах возникли Общедоступный православный университет, Православный Свято-Тихоновский богословский институт, Свято-Филаретовский православно-христианский институт, возглавляемые священниками – миссионерами, пришедшими в Церковь на волне возвращения интеллигенции к своим корням.

Таким образом, следует вывод о культурном коде Святой Руси, который, несмотря ни на какие запреты и смены политических институций передается через священство новым поколениям россиян.

Список использованных источников

  1. Архимандрит Павел (Груздев). М.: Изд-во «Отчий дом», 2006. С.184.
  2. Важнов Н., прот. Усердный к молитве священник никогда не будет оставлен. //Журнал Московской Патриархии. 2018. №5. С.38.
  3. Лавринов В., прот. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2001. С.93.
  4. Речь Патриарха Московского и всея Руси Алексия, при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Костромскому Иоанну. «Слова, Речи, Послания, Обращения, Статьи» (1948-1954). Т.II. М.: Московская Патриархия. С.60.
  5. Сазонов Д. И. Сопротивление духовенства реформе приходского управления 1961 года (по материалам Ярославской и Костромской областей).// Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. Научно-методический журнал. 2015. №4 Июль-Август. С.35.
  6. Свенцицкий А. Б. Указ. соч. С. 154-155.
  7. Сурков С. А. Митрополит Николай (Ярушевич). С. 517.

Dmitry Ivanovich Sazonov, Archpriest

(Kostroma, Russia)

THE PRIESTHOOD AS THE CULTURAL CODE OF RUSSIA. ON THE PHENOMENON OF THE RETURN OF THE INTELLIGENTSIA TO THE CHURCH IN THE LATE 1950-1970.

Abstract the article deals with the phenomenon of the return of the Russian intelligentsia to the Church during the Khrushchev thaw, in the late 1950s and early 1960s. Based on the method of historicism and archival documents, it is shown that the cultural code of Ancient Russia is preserved through the priesthood in Russia. It is saved in the priestly code the environment of our contemporaries owe this rapid thirty years the revival of the Russian Church, which keeps our Russian self-identity and moral.

Key words: the priest, the intellectual, the Church, the believer, the thaw, the culture.

 

[1]Сазонов Д. И. Сопротивление духовенства реформе приходского управления 1961 года (по материалам Ярославской и Костромской областей).// Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. Научно-методический журнал. 2015. №4 Июль-Август.  С.35

[2] Лавринов В., прот. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2001. С.93.

[3] Речь Патриарха Московского и всея Руси Алексия, при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Новороссийскому Сергию //ЖМП. 1955. №10 – С. 17; Алексий, Патриарх Московский и всея Руси. Речь Патриарха Московского и всея Руси Алексия, при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Костромскому Иоанну. «Слова, Речи, Послания, Обращения, Статьи» (1948-1954). Т.II. М.: Московская Патриархия.  1954. С.60.

[4] Государственный архив Ивановской области (ГАИО). Ф. р-2953. Оп.4. Д.12. - Л.54.

[5] Важнов Н., прот. Усердный к молитве священник никогда не будет оставлен. //ЖМП. 2018. №5. С.38.

[6] Архимандрит Павел (Груздев). М.: Изд-во «Отчий дом», 2006. С.184.

[7] Свенцицкий А. Б. Указ. соч. С. 154-155.

[8] Сурков С. А. Митрополит Николай (Ярушевич). С. 517.

Храмы и монастыри

История одной церкви. Костромской Иоанно-Богословский храм в Ипатьевской слободе

Аннотация. На исторической судьбе одного из костромских храмов показана историческая канва всей России, идущей, или отступающей от Бога и Его святых заповедей. История этого храма типична для тысяч других и его восстановление служит примером для восстановления духовного мира русского человека, от состояния душевных сил которого зависит судьба храма и России.

Ключевые слова: Богословский храм, история, слобода, Александровское братство.

Подробнее...

Святые и Святыни

Иеромонах Ефимий (Пикалев, 1897 – 1937)

Иеромонах Ефимий (в миру Павел Александрович Пикалев) родился 21 ноября 1897 года в с. Александровка, Белоостровского уезда С.Петербургской губернии в крестьянской семье. Образование – 4 года сельской школы. Работал рабочим на заводе. В гражданскую войну воевал в рядах Красной армии ( в деле есть запись следователя, что Пикалев П. А. в Гражданскую войну был коммунистом и коммисаром, при этом носил нательный крест.).

Подробнее...

Статьи

Россия перед геополитическими вызовами начала третьего тысячелетия: взгляд на Восток

В глобальном мире начала третьего тысячелетия политика -  процесс более сложный и запутанный, чем когда-либо в мировой истории. «Суверенные государства» в этом мире - понятие во многом относительное. Данный термин принимает разное звучание и наполняется разным смыслом, когда его произносят политики разных взглядов. Глобализация отчасти обусловлена предыдущей историей, но во многом она уже не определяется далеким прошлым, хотя история 20 века и находит свое отражение в том, что происходит сегодня.

Подробнее...