| | vivaspb.com | finntalk.com

Протоиерей Александр Венедиктович Богословский (1885 – 1942)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

image001Богословский Александр Венедиктович родился в 1885 году в селе Ильинском на Кубани Ярославской губернии (в настоящее время Костромская область), в многодетной семье священника Венедикта Константиновича Богословского.

image002В 1908г. окончил Костромскую Духовную семинарию и вступил в брак с Беляевой Зинаидой Николаевной, происходившей из духовного сословия. После бракосочетания Александр Богословский, в том же году был рукоположен в сан священника, и первоначально служил в с.Богослов, недалеко от села Владычное.[1] В 1909 году в семье Богословских родился первенец, которого назвали именем Николай и затем, в 1917 году, дочь Елизавета. В 1918 году от скоротечной чахотки умирает супруга о. Александра Богословского Зинаида и оставляет отцу на воспитание двоих детей – годовалую дочь и девятилетнего сына.

Не успели дети пережить смерть своей матери, как в скором времени семью постигает новое горе. В 1922 году, 20 августа, о. Александра, настоятеля церкви с. Богослов, Спасской волости, Нерехтского уезда Костромской губернии арестовывают за противодействие изъятию церковных ценностей. Суд, как сказано в приговоре, "установил
виновность его доказанной в том, что в мае месяце 1922г. он открыто воспрепятствовал Комиссии по изъятию церковных ценностей, прибывшей в село Богослово для изъятия ценностей, ссылаясь, что подобное изъятие в корне противоречит апостольскому учению и воззваниям Патриарха Тихона... Принимая во внимание то, что гражданин Богословский, сознаваясь в своем преступлении, виновным себя не признает и не раскаивается, а, наоборот, считает себя вправе поучать общину верующих граждан не соприкасаться с социалистическим правительством, а равно и с Красной Армией, т.к. они противны Церкви, что посему гражданин Богословский является в данное время опасным членом общества, могущим вредно влиять, благодаря своего сильного фанатизма на общество слабое в своем культурном развитии». Статья ст.74 ч.2, 86 УК РСФСР. Приговор 5 лет лишения свободы со строгой изоляцией[2].

image003Его сына и дочь берут на воспитания родственники. Сына Николая взял на воспитание его родители - священник Венедикт и Мария Богословские, а дочь Елизавету взяла сестра покойной жены Ольга Николаевна Беляева.

После завершения срока заключения о.Александр вернулся на свое старое место служения в Воскресенскую церковь с. Любовниково. В 1927 году арестован и выслан на 3 года в Севкрай.

Впоследствии, сын Николай становится учащимся финансового училища и по окончании уезжает в город Орск, Оренбургской области, где работает бухгалтером. В возрасте 28 лет по статье 58-10 Николай подвергается аресту и вскоре его приговаривают к высшей мере наказания - расстрелу. В материалах дела навязчиво мелькает фраза: «сын попа».

image004Сам факт расстрела по неизвестным причинам тщательно скрывается от родственников. Первоначально власти говорили хлопотавшим о судьбе о. Александра родственникам, что Николай осужден на 10 лет тюрьмы без права переписки, затем, что он умер от болезни печени в 1942 году. Когда был снят гриф секретности сархивных документов, родственники узнали, что сын протоиерея Александра Богословского - Николай, 18 октября 1937 года был арестован, а спустя 5 дней (23 октября) был расстрелян. Отец ничего не знал о судьбе своего сына и всегда молился о нем, как о живом.

В 1927 году Александр Венедиктович вновь арестован и выслан на 3 года в Севкрай.

После завершения срока заключения о.Александр вернулся на свое старое место служения в Воскресенскую церковь с. Любовниково.

Отец ничего не знал о судьбе своего сына и всегда молился о нем, как о живом.

image005До 1939 года прот. Александр служил г.Фурманове (ранее станция Середа) в храме Вознесения. В 1939 году храм был закрыт, а отец Александр продолжил свое служение в селе Сидоровском Красносельского района. С самого начала служения на новом месте о.Александр подвергался постоянным притеснениям и угрозам со стороны властей, которые уже тогда желали и делали все от них зависящее к закрытию храма. Просматривая материалы дела, бросается в глаза, что в каждом документе, осуждающем священника, в числе первых значится имя начальника Красносельского РОНКВД мл. лейтенанта госбезопасности Еротова. Невольно создается впечатление, что помимо должностных обязанностей мл. лейтенант испытывал еще и личную неприязнь к о. Александру. Его имя значится во всех документах, начиная с первых обысков и заканчивая смертным приговором. В ходе следствия, планомерно и последовательно Еротов собирал материалы к вынесению смертного приговора.

Власти желали, чтобы отец Александр добровольно отдал ключи от храма, но получали от него, как и всегда, отказ. Пастырю приходилось выслушивать постоянные угрозы в свой адрес. Через уста очевидцев до нас дошла одна из таких фраз: «Тебе что дороже – церковь или жизнь? Знаешь, где твой сын? Или тоже туда захотелось?». У отца Александра была возможность выбрать жизнь, но он предпочел потерять ее, следуя словам Спасителя: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее». (Лк. 9:24).

image006Поздно вечером 25 декабря 1941г. На квартиру к Гнусиной Фелицате Александровне, у которой проживал отец Александр, явились представители местной и районной власти. Священнику был предъявлен ордер на обыск, и требование сдать ключи от храма. На что настоятель в очередной раз ответил отказом. Власти перевернули весь дом, но ключи от храма найти так и не смогли. Тогда сельский священник был арестован и после допроса закрыт до утра в холодном подвале местного клуба, где ему пришлось провести всю холодную декабрьскую ночь. Утром его отправили в с.Красное, где начались многочасовые допросы. Так, первый допрос длился с 23:40 до 14:00 следующего дня.

8 января 1942г. о. Александр был этапирован в г. Ярославль. Несмотря на то, что никаких доказательств вины найдено не было, священник Александр Венедиктович Богословский был приговорен в высшей мере наказания – расстрелу «без конфискации имущества, за неимением такового у осужденного». Приговор был приведен в исполнение 14 мая 1942г.

В настоящее время известно лишь предположительное место захоронения священника в коллективной могиле недалеко от Ярославля, у с. Селифонтово, где есть 6-ть стел, под которыми покоятся сотни пострадавших в те годы людей. На стелах высечены 186 имен расстрелянных только за 4 дня 1938 года. Имени протоиерея Александра Богословского в этих списках не имеется, но родственники полагают, что это наиболее вероятное место его захоронения.

image007

Благодаря инициативе сотрудников местного Управления КГБ удалось по архивным делам установить фамилии расстрелянных здесь, год и дату их гибели — с 3 по 6 октября 1938 года в Селифонтово были казнены 187 человек, в том числе бывший председатель Ярославских городского и областного исполкомов и бывший народный комиссар труда Украинской ССР Николай Доброхотов, митрополит Ярославский и Ростовский Павел (Борисовский), архитектор Николай Спирин, командир 52-й стрелковой дивизии Евгений Даненберг, 10 председателей райисполкомов, 22 главы предприятий и организаций, семь секретарей комитетов ВКП(б).

image008Выявленные на основе архивных данных другие места массовых захоронений на окраинах Ярославля возможно утрачены, так как оказались на территории построенного Новоярославского нефтезавода.

image009Место массовых захоронений около деревни Селифонтово признано мемориальным кладбищем. В 1994 году там установлен памятник. В годовщину расстрела на мемориальном кладбище Селифонтово совершается панихида.

 


[1] В настоящее время разрушено. Осталось только кладбище, на котором похоронена супруга прот. Ал. Богословского – Зинаида.

[2] Архив УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д.П-89305.Т.26. ЛЛ.158–159.

 

Храмы и монастыри

Презентация Никольской церкви в селе Саметь Костромского района

Подробнее...

Святые и Святыни

Священномученик священник Иван Румянцев (1889 - не ранее 1937)

Память 31 июля / 13 августа

Священномученик Иван Иванович Румянцев родился в 1889 году в селе Карчино (или Корчино) Макарьевского уезда Костромской губернии.

Подробнее...

Статьи

Брежневские гонения на Церковь. По материалам Центральной России.

Аннотация. Считается, что брежневский период «застоя», в отличие от реформ «хрущевской оттепели», является периодом стабильности и даже некоторого потепления в государственно-церковных отношениях. Но несмотря на некоторое изменение формулировок, отразившееся в законодательстве о религии и новой Конституции СССР 1977 года, суть политики государства и партийных органов оставалась прежней: выдавливание Церкви из всех сфер общественной жизни: запрет на обучение религии подростков и их присутствие на богослужениях, заперт на благотворительность, дискриминация верующих в образовательных учреждениях и на производстве, разложение исполнительных органов церкви с целью закрытия прихода, тотальный контроль за деятельностью и финансами церковной организации, регистрация священнослужителей как инструмент давления на неугодных, администрирование на местах в отношении церковных приходов. Закрепление за Советом по делам религий прав последней инстанции при закрытии приходов. Использование ренегатов и негативных явлений в церковной среде в качестве примеров для дискредитации религии. Антирелигиозная пропаганда. Все перечисленное в совокупности и явилось фактом нарушения конституционных прав и прав свободы совести. Государство провозглашая свое отделение от Церкви беззастенчиво вмешивалось в ее жизнь. История показала тщетность усилий по ликвидации Церкви. После смерти Брежнева и ухода «сталинско-хрущевской номенклатуры», наметились тенденции к возрождению церковной жизни. Празднование 1000-летия Крещения Руси дало мощный импульс к восстановлению религиозных прав и свобод.

Ключевые слова: гонения на Церковь, верующие, двадцатка, приход, регистрация, религия, уполномоченный.

Подробнее...