| | vivaspb.com | finntalk.com

Иван Сусанин: Святой мученик или легенда?

Автор: Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия, докторант Общецерковной аспирантуры святых Кирилла и Мефодия.. .

susanin-2014К 400-летию Дома Романовых и подвига Ивана Сусанина

           Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

                                                                                                                       ( Ин.15:13)  

 

Аннотация. Раскрывая различные гипотезы и оценки подвига Ивана Сусанина автор приходит к выводу о христианских мотивах подлинного подвига народного героя, мотивом действий которого была евангельская любовь, о которой говорил Спаситель.

Ключевые слова: Сусанин, миф, патриотизм, святость, Смута, любовь, святой.

В юбилейный год 400-летия Дома Романовых, когда, благодаря влиянию Церкви, призвавшей к празднованию памятной для России даты на самом высоком уровне мы вспоминаем историю становления российской государственности, перечисляя имена героев времени российской Смуты нач. XVII, уместно вспомнить среди имен царей и военноначальников, князей, предводителей, героев ополчения, горожан землепашцев, не пощадивших жизни своей для спасения Отечества, подвиг И. О. Сусанина, который своим поступком кардинально повлиял на историю российской государственности. Он достоин нашей памяти как человек спасший своего господина и будущего царя Михаила Феодоровича Романова, способствовавший восшествию романовской династии на престол и прекращению Смуты в Российском государстве.

До сих пор нет единого мнения не только о мотивах его подвига, но, нет единого мнения и о реальности существования самого героя. Бытует мнение, что вообще никого не надо было спасать, ибо Романовых не было в имении, да и в Костроме, поэтому история с покушением на юного боярина и подвигом Ивана Сусанина миф, легенда, идеологическое клише правящей династии, посредством хорошо поставленной избирательной компании занявшей царский престол.

Попробуем разобраться насколько мифологичен наш герой. Насколько его подвиг реален и соответствует критериям «спасителя царя и Отечества».

Во-первых, то, что жизни претендента на царский престол угрожала опасность нет сомнений. Наша Отечественная история, не говоря о мировой, насыщена фактами покушения не только на первых лиц государства с целью их устранения, но и на претендентов, желающих занять ту, или иную должность. В российской истории (и в советский период), в качестве лидеров, если можно так назвать, в российской истории в этом отношении фигурируют император Александр II (6 покушений) и В. И. Ленин (10 покушений)[1].

Во- вторых, что касается мифа о «божественном предназначении и чудесном спасении претендента на престол», который на протяжении мировой истории используется в избирательных компаниях, так сказать, в качестве пиар акции, одного из аргументов в избирательной компании, скажем, что человечество почти с самого своего зарождения всегда жило повторением и подражанием тех или иных подвигов своих предков или современников. Мы знаем, что «дух героев» всегда воодушевлял мир. Подвиг их мужества и самоотверженности, хранившийся в памяти народной поднимал и воодушевлял людей на борьбу с врагом, с захватчиками родной земли, пробуждал силы в строительстве мирной жизни, воодушевлял в преодолении, казалось бы, непреодолимых препятствий, подвигал на решение великих задач. В народных сказаниях, героические личности наделялись чертами (сверхлюдей), насколько их подвиг интерпретировало само народное сознание, то, что в реальной жизни не могло быть, но что хотел видеть в их героическом подвиге народ (или сказитель), или данная идеологическая система. В ряд таких сказаний мы можем поставить народные эпосы о преподобном Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче, а также, многочисленный ряд легенд, прототипами которых были вполне реальные люди. В связи с приведеннымы аргументами в пользу реальности прототипа мифа, мы должны сказать и о том, что воспринимаем спокойно и вполне реалистично мифы созданные на ниве того или иного мировоззрения или идеологии. Из мифов соткана вся наша жизнь. Многие необыкновенные случаи, взятые из житий святых, нам кажутся сказочными, выдуманными, неправдоподобными[2]. И все же…Человечество не может жить без мифов, без героев, без идеала, сознавая, что прототип мифа историчен, что правда где-то посередине… Без мифа невозможно построить ни одну идеологию. «Все происходящее в мифическом времени, - читаем мы в Философском энциклопедическом словаре - приобретает значение парадигмы и прецендента т. е. образца для воспроизведения. Моделирование оказывается специфической функцией мифа… Миф …совмещает в себе два аспекта: диахронический (рассказ о прошлом) и синхронический (объяснение настоящего или будущего). Содержание мифа представлялось реальным и даже в высшей степени реальным, т. к. воплощало коллективный… опыт осмысления действительности множеством поколений, который служил вопросом веры, а не критики. Мифы утверждали принятую в данном обществе систему ценностей, поддерживали и санкционировали определенные нормы поведения»[3].

В связи с вышесказанным, зададим вопрос: захотим ли мы разрушить светлый образ героя, отрицая все то, что не поддается нашей логике, нашему мировоззрению, нашему разумению, науке, которая сама блуждает в своих определениях истинного? Разрушая старый миф, струю идеологему, уже не пригодную нам, мы на освободившееся место обязательно создадим новый миф, как нам кажется, более понятный нам, а значит, на наш взгляд, он будет более реалистичным и правдоподобным, но затем придут другие поколения..которым уже наш миф покажется сказкой.

Так вот, не почему мы считаем за истину утверждение некоторых исследователей о неправдоподобности сусанинского подвига?

«Трагедия возникает тогда, - писал выдающийся русский философ А. Ф. Лосев в своем исследовании античной мифологии «Очерки античного символизма и мифологии», - когда начинает подвергаться разрушению и раздроблению самый факт, носивший до сих пор всю полноту смысла на себе и целостно выражавший и воплощавший вечную чтойность и энергийно-умную самодавлеемость смысла в себе»[4] .

Вышеприведенные размышления необходимы для того, чтобы понять, что утверждения тех, кто в мифе видит лишь сказку - необоснованны.

Обратимся к подвигу Ивана Осиповича Сусанина, подвигу, который своей жертвенностью и сакральностью озарил восшествие на царство новой династии. Можно ли отнести его подвиг к мифу? Вот как он описан в брошюре, изданной к 300-летию царствования Дома Романовых в костромской типографии М. Ф. Риттер : «Проведавши, что Михаил избирается царем Московским, поляки страшно озлобились, и решили во что бы то ни стало погубить Михаила. Шайки поляков рассеялись по России, и одна из них зашла в сельцо Деревнище, в 3-х верстах от Домнина, где тогда находился Михаил. Случайно злодеи попали в дом крестьянина Ивана Осиповича Сусанина и требовали, чтобы он проводил их в Домнино. Сусанин понял, какая опасность грозит Михаилу, и тот-час же послал в Домнино верного человека, чтобы Михаил немедленно уезжал в Кострому, в Ипатьевский монастырь. А сам, медленно собравшись, пошел с поляками и завел и в болото с лесом без дорожек и тропинок, откуда выбраться не было возможности. Злодеи поняли, что старик обманул их, и пулями и саблями изранили и умертвили его; но здесь же погибли и сами от холода и голода. Михаил был спасен. Так умирают истинно русские люди за святую веру, Царя и отечество» [5].

Реалистичен ли подвиг, существуют ли письменные доказательства его? На это вопрос мы должны ответить утвердительно. Основными письменными источниками подлинности подвига Ивана Сусанина являются:

  1. 1.Жалованная грамота царя Михаила Федоровича 1619 г. данная им зятю Сусанина Богдану Собинину [6];
  2. 2.Утвержденная грамота об избрании на царство Михаила Федоровича датированная маем 1613г.[7] ;
  3. 3.Жалованная грамота Михаила Федоровича от 8 февраля 7122 (1614) года настоятелю Железно-Боровского монастыря ( в данное время утрачена)[8].

На основании перечисленных источников, а так же свидетельства очевидцев, труды и мнения наших выдающихся исследователей, историков, общественных деятелей, как местного, так и общероссийского масштаба, позволяют считать, что:

  1. 1.Сусанин был реально существующей исторической личностью, эпическая интерпретация его подвига носила печать поздних наслоений[9];
  2. 2.угроза уничтожения кандидатов на царский престол реально существовала и угроза устранения Михаила Романова - несомненно была[10];
  3. 3.юный боярин Михаил Федорович Романов действительно находился во время описываемых событий в своей вотчине – Домнино, предупрежденный своим зятем Богданом Собининым, он действительно нашел спасение в стенах Ипатьевского монастыря[11];
  4. 4.староста романовского имения спасал своего ближнего, господина, государя, и свое Отечество[12];
  5. 5.исходя из сложившихся в ту эпоху жизни Сусанина религиозных и родо-семейных отношений, мы можем сделать вывод, что он, староста имения Романовых, был искренне предан и близок своему господину, а учитывая то обстоятельство, что спасение ближнего было заповедью Евангелия, учитывая, что царь считался Помазанником Божиим, то, его действия можно квалифицировать как действия религиозно-родового характера (спасал своего ближнего и своего господина), так и действия религиозно-племенного и государственного характера (спасая будущего царя, спасал Отечество от опасности);
  6. 6.великое религиозное и патриотическое значение подвига Сусанина вполне оправдано, полезно, назидательно и поучительно, тем более, что подвиг его лишь минимально (в деталях) эпически дополнен, но имеет под собой реальный исторический факт, его подвиг на протяжении почти четыреста лет востребован, он вдохновляет людей на жертвенное служение своему Отечеству [13];
  7. 7.попытки некоторых историков поставить под сомнение факт подлинности подвига, «желание сокрушить идеологические штампы», во все времена встречали спокойную отповедь позитивно настроенных и опирающихся на подлинные факты историков[14] ;

Рассмотрев вышеприведенные доводы, в связи с исследуемой нами темой скажем, что подвиг Ивана Сусанина можно смотреть с позиций:

1. верующего в Бога человека, для которого история и его земного Отечества – история святых,

2. с точки зрения историка, перебирающего десятки документов и версий (по одной из них Иван Сусанин вообще татарин)[15];

3. позиций идеолога, который зависит от конъюктуры времени и обстоятельств;

4. с точки зрения антрополога и ученого , для которого для подтверждения теории важна соответствие теории открытым артефактам;

5. фольклориста – развлекателя, журналиста, для которого все, что не укладывается в рамки его понимания - сказка.

По отношению каждого взгляда подвиг Сусанина и выглядит как: 1) подвиг мученика-страстотерпца (1п.), 2) легенда, доказанная, или не совсем доказанная версия (2,3 пп.), 3) народный миф, идеологический штамп (3 п.), 4) интересное чтиво – яркое и впечатлительное (5п.).

В связи с обширностью исследовательских направлений укажем лишь то, что интересует верующего человека, понимающего историю как спасительное промышление Бога о человеке, т.е., направление под №1, которое говорит о подвиге Сусанина как о подвиге мученика-страстотерпца. Для осознания такого подвига для верующего человека безразличны материализированные и вещественные доказательства – героический образ Ивана Сусанина живет на протяжении четырех столетий.

Епископ Василий (Родзянко), на наш взгляд, сказал слова, наиболее ярко и подлинно определяющие и характеризующие жертвенный подвиг Ивана Сусанина: «Это подвиг истинно христианский, подвиг христианского мученичества, подвиг, совершенный во имя евангельской любви, Православного Отечества и Православной веры нашей. Потому-то народ наш и сохраняет в памяти своей, уже почти четыре столетия, это святое им, давно ставшее для каждого русского человека именем-символом»[16].

Заметим, что вышеприведенные слова наиболее ярко подчеркивают истинный, подлинный смысл подвига истинного христианина, в других интерпретациях - «народного героя» и «спасителя царя и Отечества». Христианина, который жизнь свою отдавал в первую очередь за «ближнего своего» (Ин.15,13), затем своего господина, царя, Отечество. Такому подвигу хочется подражать! Его подвиг был, в первую очередь, подвигом религиозным, подвигом веры. Ответим себе на вопрос: кем были в глазах христианина-крестьянина, верного слуги своего господина и царя, а значит и царства-Отечества, польско-литовские люди, грабящие и разоряющие храмы и монастыри, захватчики и губители? Врагами, покушающимися на Церковь, устои царства, Помазанника Божия, Богом данного Отечества. Отечества, Богом данного избраннику и Помазаннику Своему. «Мною цари царствуют и повелители узаканивают правду», - говорится в заповедях, данных Богом царю Соломону (Притч. 8,15). «Бога бойтесь, царя чтите», - читаем мы в послании апостола Петра (1Петр.2,17). В 10-ом кондаке Акафиста посвященного иконе Божией Матери «Феодоровской», покровительнице Дома Романовых говорятся слова подчеркивающие мировоззренческую позицию христианина: «…да вси видящии видят, яко Вышний владеет царством и ему же хощет дает е»[17].

Поэтому, точка зрения, которая сводит подвиг Сусанина к идеологеме «подвига спасения царя и Отечества», к подвигу против интервентов, на мой взгляд несколько узка, она не позволяет видеть главное – жизнь, отданная за Помазанника и Отечество была подвигом исполнения заповедей Божиих, а затем, подвигом за царя (что лишь дополняет подвиг веры), и за свое Православное Отечество. Когда ставят веру в конце триады вместо начала «Православие, самодержавие, народность», то этим заслоняют подвиг веры, существенно принижают его, скрывают главную его подоплеку – евангельскую заповедь данную «новому человеку во Христе» - христианину. Существенно ограничивают жертвенное служение его.

Интерпретация сусанинской идеи в историческом преломлении очень хорошо, на мой взгляд, показана в памятниках. В скульптурной композиции памятника Демут-Малиновского (1851г.) установленного на главной площади Костромы Сусанин коленопреклоненно молится Богу о спасении царя и России, тем самым скульптором была выражена идея государственного служения Богу и Отечеству вместе с идеей спасения царя как символа России. Народ в лице Сусанина выступает как молитвенник за династию. Его духовное молитвенное состояние – основа благополучия династии и страны. В даном случае мы видим подлинную канву подвига веры, показывающий истинный смысл жертвенности Сусанина.

Но, время шло… Надвигались грозные события, о наступлении которых вряд ли кто догадывался. Уже совсем другая смысловая интерпретация подвига Сусанина выражена в памятнике 300-летия Романовской династии, который должен был установлен в ознаменовании юбилея Дома Романовых в Костроме. В нем, ярко показано, что в 300-летний юбилей династии наступают тревожные признаки новой Смуты, в которой патриоты видят грозные предзнаменования для династии. В «Описании» памятника скульптора А. И. Адамсона, основание которого было заложено 20 мая 1913 г. святым императором-страстотерпцем Николаем II, скульптурная композиция посвященная царю Михаилу Федоровичу и крестьянину Ивану Сусанину заложена как центральная композиция монумента, но Сусанин представлен уже не молящимся, а... умирающим у ног женщины изображенной в древнерусском одеянии XVII века – аллегории России. В описании памятника говорится: «…она полным грусти, но спокойным, гордым взглядом взирает на умирающего у ее ног русского крестьянина; на лице ее отражается сознание величия, которое покоится на готовности верноподданных пожертвовать жизнью для спасения своего царя; щит в ее руке с изображением российского герба осеняет лучшего из них – Сусанина. Фигура…Сусанина изображает его в последние минуты жизни:…левая его рука прикрывает рану, а правая – с перстами, сложенными для крестного знамения, бессильно отклонилась в сторону…» Отметим очень яркую и пронзительную особенность - в «Описании» сказано: «Одеяние на аллегорической фигуре исполнено…в некоторых частях по фотографиям, изображающим Ее Императорское Величество Государыню Императрицу Александру Федоровну» [18].

С позиций верующего человека представляется, что в «Описании» юбилейного монумента замечательно отмечены (с позиций нашего времени и свершившихся в ХХ веке событий) пророческие провиденциальные моменты, слепок с будущих событий, отражение духовно-нравственного состояния народа: самодержавие и Россия заслоняет собой Промыслителя всех – Бога, и крестное знамение, ограждающее от зла, как бы бессильно отклонено в сторону.

Это очень показательный момент. Мистический момент. Вспомним, что верующий во Христа народ является Телом Церкви, а царь - иконой народа. И когда народ и возглавляющий его царь вместе совершают свое служение — им не страшны враги. В данном случае мы видим, что народ и царь силами зла оторваны друг от друга, они разъединены. Народ понимает, что грядет катастрофа, и у государя нет Сусаниных – дух народный поврежден, ранен «пропагандой социальных идей». Адамсон пронзительно уловил суть надвигающихся событий. Отметим, что монумент так и не был собран. Фигуры так и простояли на площадке до 1918 года, затем пошли на переплавку, а на пьедестал монумента 300-летия династии поставили... «вождя мирового пролетариата» В. И. Ленина.

Возвращаясь к событиям той эпохи, вспомним и отметим немаловажный факт, на мой взгляд отраженный Адамсоном, как премьер министр России П. А. Столыпин в 1911г. во время постановки оперы М. Глинки «Жизнь за царя», за два года до закладки памятника в Костроме, во втором акте, уже пораженный пулей злодея, находит в себе силы осенить своего императора крестным знаменем…Просит Бога защитить государя... Но, в 1917г. уже никто уже не спасает - ни царя, ни государыню, олицетворяющую Россию, ни государство[19]. Ответ верующего человека – забыли Бога и Его святые заповеди.

Вполне допускаю, что многие не согласятся с подобной «вольной» трактовкой событий. Но, позиция их будет верна только в том случае, когда верно утверждение, что история – это цепь случайных событий и фактов, череда комедий и трагедий, часто повторяющихся в виде фарса.

Каково значение подвига Сусанина и сама его личность для воспитания будущих поколений России? Не уходя от главной тематики нашего исследования, спросим себя: что значило для русского крестьянина, воспитанного на евангельских чтениях в Церкви, на церковных заповедях, на светлом образе святых (для которых вера, верность, жертвенность были не пустым звуком, не средством наживы) такие слова как господин, царь, Отечество имели сакральное значение? «Они служили с религиозным сознанием того, что их служба государству есть служение Богу – пишет историк Е. Е. Алферьев – ибо сама государственная власть считала единственной целью своего существования служение Богу, Божией Правде и Божией Церкви… Духовная жизнь и стремление к подражанию своим общепризнанным духовным вождям стояли на первом плане, а этими вождями были святые, и среди них почитались преподобные Сергий Радонежский и Кирилл Белозерский и митрополиты всея Руси святителя Петр и Алексий…это ключ к пониманию формулы Святая Русь…святость была единственным идеалом для всех, и других идеалов русский народ того времени не знал. Все прочие добродетели – просвещение, героизм, культурность… имели ценность лишь при условии, что они освящались святостью. Сознавая свою греховность, русские люди…каялись в своих грехах, исповедуя свое единство со святыми…»[20] Недаром, национальным девизом русских было: За «Веру, Царя и Отечество». Девизом, который выражал идеалы народа, воодушевлял его на борьбу с врагом. В этой триединой соборности – «Православие, Самодержавие, Народность» - суть России как государства призванного Богом к своей миссии – воплощение идеалов Царства Божия на Земле. «Русское государство – писал свидетель саровских торжеств прославления во святых преподобного Серафима протоиерей Василий Бощановский – по плоти и крови своей от мира сего, но по духу не от мира сего, ибо его основное задание… воплощение…в жизни народа Царства Божия; Царства Христовой истины…Вот почему Русское Царство по глубокому пониманию русских праведников не просто царство земное, а Русь Святая – Православная, Дом Пресвятой Богородицы…»[21]

Вот потому-то жертвенное служение Ивана Сусанина является в своем высшем смысле служением Правде, Истине, Любви - служением Богу. Это подвиг благоверных князем Александра Невского и Дмитрия Донского, подвиг святого государя-страстотерпца Николая II, отдавшего жизнь за Отчизну. Вот на этом подвиге воспитывают поколения, иначе, они воспитываются на подвигах тех, кого великий русский писатель назвал бесами.

В своем приветственном слове, обращенном к Государю-страстотерпцу Николаю II, архиепископ Волынский(впоследствии митрополит РПЦЗ) Антоний(Храповицкий) сказал: «В сердце народном у Тебя, Государь, нет на земле соперников, а есть они только на небе. Православный народ Твой никого так на земле не любит, как своего Царя. Но он любит на небе святых Божиих угодников, тех, которые, будучи в теле, жили на земле жизнью блаженных Ангелов»[22].

Подтверждая мысль о том, что «жизнь за царя» была в первую очередь подвигом веры, приведем замечательные слова, сказанные некогда отцом Павлом Флоренским. Он писал: « В сознании русского народа Самодержавие не есть юридическое право, а есть явленный самим Богом факт, - милость Божия, а не человеческая условность, так что Самодержавие Царя относится к числу понятий не правовых, а вероучительных, входит в область веры; а не выводится из внерелигиозных предпосылок, имеющих в виду общественную и государственную пользу»[23].

То что «жизнь отданная за други своя», за царя, есть подвиг во имя Родины ярко свидетельствуют слова оптинского старца Анатолия (Потапова): «Судьба Царя - судьба России»[24].

В том, что долг народа служить государю, и служение это – служение религиозное, подтверждает мысль высказанная В.В. Розановым: «Царская власть есть чудо. В Царской власти и через ее таинственный институт побеждено чуть ли не главное зло мира, которое никто не умел победить и никто его не умел избежать: злая воля, злое желание, злобная страсть. Злоумыслить что-нибудь на Царя и отказать ему в повиновении – ужасная вещь в отношении всей истории, всего будущего, тысячи лет вперед. Вот отчего истребление всяких врагов Государя и всякой вражды к Государю есть то же, что осушение болот, что лучшее обрабатывание земли…что дождь для хлеба. Никакого черного дня Государю, все дни его должны быть белы, - это коренная забота народа»[25].

Вот потому-то подвиг веры во имя заповедей Божиих живет и будет жить в веках, и никому его не удастся умалить или бросить на него тень сомнения или положить на него печать забвения, потому что он имел великую цель, потому что дела Божии, не дела человеческие. Хочется верить, если мы дойдем до осознания святости такого подвига, то обретя еще одного небесного заступника - Сусанина, мы лишь подтвердим путь святости еще одного страстотерпца. От святости его, мы станем только еще богаче. Необходимо это для будущего нашего народа и Родины. В связи с мыслью о восстановлении связующих и соединяющих облик святой Руси идей во единое целое, хочется привести слова русского писателя, затем принявшего монашеский постриг, архимандрита Константина (Зайцева) , его мысли о будущем России: «Россия не просто «монархия», которую можно восстановить выдвижением «легитимного» претендента на вакантный русский Престол… Самого Царя – кто создал? Церковь его создала! В этом содержание всей Русской истории. И склонилась перед Царем Церковь как перед своим не только покровителем, но и служителем. Ею помазываемым на Царство и перед Нею свою «программу», неотменную и неизменную, возглашающим - Символ Веры. И перед каким Царем склонялась Церковь? Перед Тем, кто преемственно несет державное послушание Кесарево как Царь, возглавляющий Третий Рим!... вот что должно восстановиться! Россия покаянно возвратиться должна в Церковь!» [26]

В этом ее будущее!

Советская власть разрушая «кумиров старого мира» лишь в Великую Отечественную войну вспомнила героя из народа, и как обычно, сделал свой идеологический штамп. Но только героя очень подкорректировали, убрав сакральную составляющую его подвига[27].

А сакральность нужна герою, для которых он являет пример. Кто же пойдет на смерть, если смерть не будет овеяна духом любви? Но какой любви? – Евангельской! Разве нет в подвиге Сусанина критериев святости? Критериями, которыми руководствуется Русская Церковь при канонизации святого, являются: безупречное исповедание православной веры, подвижническое житие, народное почитание, прижизненные и (или) посмертные чудеса и, в некоторых случаях, полное или частичное нетление мощей. Если речь идет о мученике, то к этому добавляется факт пролития крови за Христа. Канонизация святого – это не только свидетельство о спасении человека, но в большей степени свидетельство о тех нормах и идеалах, которыми живет Церковь и которые человек сумел в той или иной степени осуществить на своем жизненном пути. Актом признания святости человека Церковь не просто заявляет о еще одном предстателе за нас перед Богом, но и призывает нас следовать тем жизненным идеалам и принципам, которыми жил новоявленный святой.

"К вопросу о канонизации Ивана Сусанина нужно относиться осторожно, поскольку надо подробно изучить его жизнь и найти критерии, которые позволяют прославить того или иного подвижника в лике святых" - сказал Святейший Патриарх Алексия II, дав надежду, что к этому вопросу По мнению Святейшего Патриарха, такими критериями могут быть народная любовь и праведная христианская жизнь[28].

17 августа 2007г. в селе Исупово Сусанинского района был установлен поклонный крест на месте родового погоста семьи Сусаниных. Крест, который 11 августа был освящен на площади Народного единства в Нижнем Новгороде и был доставлен на Костромскую землю участниками Открытого историко-патриотического веломарафона «Дорога Свободы – 2007», посвященного 395-летию подвига народного ополчения во главе с Мининым и Пожарским, который прошел по его пути из Нижнего Новгорода через Кострому и Ярославль в Москву. В акции принимали участие 500человек из 35 регионов России.

После установки креста на месте некрополя д. Исупово состоялась панихида, служение которой по благословению архиепископа Костромского и Галичского Александра (ныне митрополит Астанайский и Казахстанский) возглавил ректор Костромской духовной семинарии, заместитель председателя Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви, ректор Костромской духовной семинарии архимандрит Геннадий (Гоголев)[29].

История продолжается. Народное сознание не забывает своих героев. Память об И. Сусанине занимает в истории Российского государства свое место, немного ему уделено в год 400-летия Династии Романовых. Время от времени его вспоминают и в Костроме. В связи с юбилейным годом в том числе и подвига Сусанина Кострому посетила Великая княгиня Мария Владимировна, один день своего пребывания посвятив посещению монастыря царственных страстотерпцев в Домнино, отдав долг памяти и народному герою, а, ранее, 22 февраля, в канун празднования юбилея провозглашения на Земском соборе «царем и государем всея Руси» юного боярина Михаила Феодоровича Романова в Костроме был открыт памятник родоначальнику Дома Романовых Михаилу Феодоровичу и «спасителю Отечества и царя» И. Сусанину. Памятник был установлен не на прежнем историческом его месте, а на улице Горной. Он установлен во дворе дома, где живет бывший глава самоуправления Костромы Борис Коробов, руководивший городом в 1989-2003 годах. Монумент представляет собой колонну с бюстом юного царя Михаила Романова. Ниже находится барельеф с изображением народного героя Ивана Сусанина. Композиция лишь отдаленно напоминает памятник "царю Михаилу Федоровичу и крестьянину Ивану Сусанину" работы скульптора Демут-Малиновског[30]. На новом памятнике изображение народного героя производит неприятное впечатление. Стремясь по возможности изобразить героя реалистичным, авторы монумента исказили все представление о герое-христианине. В течение многих лет Коробов добивался восстановления памятника Михаилу Романову в Костроме, однако разрешения на установку его на прежнем месте, равно как и достаточных средств, получить не удалось, поэтому памятник Борис Константинович поставил во дворе своего дома. Вот, что он сказал по поводу установки памятника. "Несколько лет назад мы начали восстанавливать памятник на Сусанинской площади: вбили 25 свай диаметром 0,5 метра и глубиной 7 метров, закачали 100 кубометров бетона, в натуральную величину восстановили бюст Михаила Романова. Но потом не было принято ни одного решения на федеральном уровне, а местное руководство не стало на себя ответственность брать", - сообщил Борис Николаевич[31]. Высота памятника - почти 4 метра, он изготовлен силами местных художников и мастеров на Костромском литейном заводе на средства спонсоров. Рядом с памятником расположена шестиметровая гранитная колонна весом 25 тонн, которая сохранилась после демонтажа прежнего монумента работы скульптора Демут-Малиновского. А еще…рядом установили бюст «вождя мирового пролетариата»                              В. И.Ленина.

Вот так в наше время люди распорядились отдать память народному герою. Неуютно жить в те времена, когда история показывается нам в виде фарса.

Конечно, для верующих образ Сусанина всегда будет служить примером беззаветной евангельской любви, о которой говорил Господь, но вот наши потомки, будут ли они с благодарностью помнить о нас, так лихо распоряжающихся народной памятью?

Протоиерей Дмитрий Сазонов, кандидат богословия, докторант кафедры истории Общероссийской аспирантуры святых Кирилла и Мефодия 



[1]Стреляли в первого Президента СССР М. С. Горбачева. 7 ноября 1990г. во время торжественной демонстрации на Красной площади его пытался убить ленинградский слесарь Александр Шмонов. Злоумышленнику не дали произвести прицельный выстрел, о чем он до сих пор жалеет. // Аргументы и факты. №4. 2009. С.18.

[2]Преподобный Савва Вышерский привел однажды на вече дикого медведя, жалуясь, что он растерзал двух рабочий коней монастырских. По суду посадников медведь был осужден работать вместо лошади и нес это наказание несколько лет. Толстой М. В. История Русской Церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991. С.288.

«Защищая обитель от врагов (Троице-Сергиеву лавру), великий чудотворец(преподобный Сергий) явился в чине Взбранного Воеводы… Он охранял и ободрял подвизающихся за веру и отечество, устрашал врагов и умножал свои чудеса, дабы, при умножении опасностей, не изнемогла надежда спасения». Там же. С.488.

[3]Философский энциклопедический словарь. М. «Советская энциклопедия». 1983. С. 377.

[4]Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М. 1993. С. 733.

[5]Великий Всероссийский праздник 300-летия Царствования Дома Романовых. Кострома. Из-во Риттер. 1913. С.21.

[6]Cобрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. /далее СГГД/. Часть III. М. 1822. №50. С. 214-215.

[7]СГГД. ЧАСТЬ 1. М. 1813.№203.

[8]Самарянов В. А. Памяти Ивана Сусанина за царя, спасителя веры и царства, живот свой положившего в 7121 /1613/ году. Рязань. 1884. Приложение № 1. С. 71-74.

[9]Жалованные грамоты коробовским белопашцам. 1633 и 1644гг. СГГД. Ч.III. С.333- 335. Воротной К. Память.//Молодой ленинец.22.12.1978.

[10]Нападение польско-литовского отряда на Иаково-Железноборовский монастырь. «Жалованная грамота Михаила Федоровича настоятелю Железно-Боровского монастыря», выданная 8февраля 1614г. Самарянов В. А. Там же С.71.

[11]Новый летописец. Полное собрание русских летописей /далее ПСРЛ/. Т.XVI. СПб. 1910. С. 129;

Дворцовые разряды… Т.1 СПб. 1850. Стб. 17;Разрядные книги 598-1638 М. !(74. С.186-187.

[12]. СГГД, Часть1..С.611, 615. Новый Летописец. ПСРЛ Т. XVI. СПб. 1910. С129.

Домнинский А. Правда о Сусанине (свод местных преданий)//Русский Архив. 1871. №2. С.4,8,14;

Г. П. Федотов писал: «Само по себе возвращение национального чувства в России, так долго его лишенной, так долго обреченной жить отбросами международной цивилизации, могло бы быть положительным явлением. Но пошлость, безбожие и бездушие монополистов государтственной культуры отравил национальное чувство». Федотов Г. П. Полное собрание статей в 6 томах. Т. IV. PARIS. 1988. C.301.

[13]Сусанинская история» оказалась включенной в контекст идеологии екатерининского царствования. Привилегии Сабининых были подтверждены в конце 1767 года - важнейшего для первой половины царствования Екатерины II. В том же году был издан «Наказ Комиссии о сочинении проекта нового «Уложения», а в конце 1766 г. - «Обряд выбора» в Уложенную комиссию. Началу заседаний Комиссии предшествовало знаменитое путешествие Екатерины по Волге, которое началось 2 мая 1767 г. в Твери и завершилось 5 июня в Симбирске.

[14]Специалисты Российского центра судебно-медицинской экспертизы под руководством доктора медицинских наук Виктора Звягина провели идентификацию человеческих останков, найденных костромскими археологами среди захоронений на Исуповском могильнике. Профессор Звягин убежден: найденные останки принадлежат именно Ивану Сусанину. По словам главного археолога комитета по охране и использованию историко-культурного наследия администрации Костромской области Сергея Алексеева (под его руководством и был обнаружен так называемый реликварий с останками Ивана Сусанина), работа проведена очень объемная и тщательная. «Словарь» Щекатова как источник литературного сюжета, на наш взгляд, во многом сконструирован историографией вопроса. Об этом свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении указания С.Н. Глинки и очевидное сюжетное сходство «сусанинских» текстов именно с публикацией Хвостова по мотивам рассказа Хераскова. «Словарь», безусловно, содержал в себе информацию, на базе которой мог быть возведен сюжет, однако генетически схемы Глинки, Шаховского и более поздние варианты явно восходят к обнаруженному нами источнику.

[15]Костомаров Н. И.Иван Сусанин// Исторические монографии и исследования. Кн.1. Т.1. СПб. 1903; Соловьев С. М. История и современность//Наше время.12.04.1862; Островский П. Ф. Исторические записки о Костроме и ее святыне. Кострома. 1864. С.58.

[16]О канонизации Ивана Сусанина// Благовест. 1991. №2(12). С.7.

[17]Федоровская икона Божией Матери. Акафист. Сказание. Учебный комитет Русской Православной Церкви. 2003. С. 45.

[18]Виноградов Н. Празднование трехсотлетия царствования Дома Романовых в Костромкой губернии 19-20мая 1913 года. Кострома. 1914. С.147-169.

[19]Алферьев Е. Е. Император Николай II как человек сильной воли. Джорданвилль. Нью-Йьрк. 1983. С.134-135.

[20]Там же. С.66-67.

[21]Бощановский В., протоиерей. Саровские торжества. Прославление мощей преподобного Серафима Саровского 19июля (1августа) 1903. Джорданвилль. Нью-Йорк. 1950. С15.

[22]Тальберг Н. К. К роковой дате. Церковная деятельность Царя-Мученика// Православная жизнь. 1952. №3.

[23]Флоренский П. А. Около Хомякова (критические заметки). Сергиев Посад. 1926. С.26.

[24]Жевахов Н. Д.. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода. Мюнхен. Т.1 С. 333.

[25]Розанов В. В. О подразумеваемом смысле нашей монархии. СПб. 1912. С.86.

[26]Константин(Зайцев), архимандрит. Чудо русской истории. Джорданвилль. 1970. С. 268.

[27] Современный памятник – советских времен, он был поставлен в 1967 году по проекту московского скульптора Н.А.Лавинского и архитекторов Марковского и Бубнова. Памятник высотой 12 метров представляет собой классическую для советской скульптуры монументальную фигуру − сельский староста Иван Осипович Сусанин в крестьянской рубахе, лаптях и распахнутом зимнем тулупе, гордо смотрящий вдаль. На массивном постаменте выбиты слова: «Ивану Сусанину – патриоту земли Русской».– прим. автора. http://news.ru.msn.com/society/памятник-михаилу-романову-открыт-в-костроме-в-канун-400-летия-династии.

[29]В настоящее время епископ Каскеленский Геннадий - викарий Астанайской епархии, управляющий делами Митрополичьего округа Русской Православной Церкви в Республике Казахстан, ректор Алма-Атинской духовной семинарии.

[30]После Октябрьской революции вышел декрет Совнаркома "О памятниках республики", который предусматривал снятие памятников, "воздвигнутых в честь царей и их слуг". В 1918 году монумент был разрушен, а через 49 лет в нескольких метрах от этого места был установлен новый памятник Ивану Сусанину работы скульптора Лавинского, на котором изображение спасенного крестьянином царя отсутствовало.

[31]http://news.ru.msn.com/society/памятник-михаилу-романову-открыт-в-костроме-в-канун-400-летия-династии


 

Храмы и монастыри

История и историософия Костромского Ипатьевского мужского монастыря

В книге рассматриваются богословско-философское и историко-философское осмысления вызовов, с которыми приходилось сталкиваться Российскому государству на протяжении своей истории. Автор предлагает на примере прошлого и настоящего Костромского Ипатьевского мужского монастыря принять модель разрешения исторических вызовов посредством поиска путей возвращения человека к Богу, Который вместе с человеком является Творцом истории.

Представлен анализ историографии проблемы и источниковой базы исследования, которую составили материалы ГАРФ, ЦГАДА, ГАКО, ГАНИКО, ЦИАМ.

Книга адресована научным работникам, преподавателям высшей школы, докторантам, аспирантам, студентам и всем, кто интересуется философским осмыслением проблем истории и историософии.

Скачать книгу ИСТОРИЯ И ИСТОРИОСОФИЯ КОСТРОМСКОГО ИПАТЬЕВСКОГО МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ

Святые и Святыни

Образы Троицы в Ипатьевском монастыре (К вопросу о Годуновских вкладах)

Древности Ипатьевского монастыря, занимающие видное место в ряду русских древностей, как писали в начале XXвека братья Г. и В. Лукомские, «особенно возвышают художественно-археологическое значение Костромы» (1).

Подробнее...

Статьи

Биограф святителя

Алексей Андреевич Воскресенский (1856-23.02.1921) был сыном дьякона Троицкой церкви в Костроме (12.02.1855-25.11.1862)[1], рукоположенного затем в священника Софийской церкви села Бушнево Чухломского уезда, и оттого, наверное, местом его рождения в «Православной энциклопедии» называется некая «Бушня»[2], а в «Биобиблиографическом словаре отечественных тюркологов» - и вовсе «Буткево»[3].

Подробнее...