| | vivaspb.com | finntalk.com

«Костромские монахи-книжники XIV-XX вв.»: «Books in print»

Автор: Горохова О.В.. . Опубликовано в Статьи

«В лето 6865 месяца февраля 22 на память своего отца Афанасия написано святое евангелие в граде Галиче при княжении великого князя Ивана Ивановича рукою грешного Фофана», – было начертано на обороте последнего листа так называемого Галичского евангелия стилом монаха, надо полагать, старейшего из галичских монастырей – Спасо-Преображенского.

Как писец богослужебных книг известен галичский уроженец и основатель Соборобогородицкого монастыря на реке Пельшме Вологодского уезда (1426) преподобный Григорий Пельшемский (†1442). Писцом Евангелия был уроженец села Одноушева Галичского уезда, первый русский митрополит Московский и всея Руси святитель Иона (Одноушев) (†1461), Евангелия и Апостола – основатель Николаевского монастыря на реке Лухе Юрьевецкого уезда (1498) преподобный Тихон Луховский (†1503), Измарагда (1508-1509) – игумен Богородичного на реке Соти Костромского уезда (?-1489), Унорожского Благовещенского Галичского уезда (1489-1508) и галичского Флоролавровского (1509) монастырей Вассиан (Хамтал), Паренесиса Ефрема Сирина (1569) – иеродиакон Спасо-Преображенского Геннадиева монастыря на Сурском озере Любимского уезда Афанасий, Октоиха (1577) – игумен Александровского Спасо-Преображенского монастыря на реке Воче Солигаличского уезда Иоасаф… «В лето 7049 месяца июня в 11 день написана бысть сия Минея рукою многогрешнаго дьяка Софрония на Железном Борку ж у Рождества Иоанна Предтечи» – гласила другая надпись.

Книга считалась не только лучшим подарком, но и вкладом, который вносил вступавший в монастырскую общину. Таким, как рукописные Евангелие в костромской Богоявленский монастырь от его игумена (1571-1580) Сильвестра, старца (1641) Закхеи (Лукошкова) и архимандрита (1681-1687) Павла и Пролог и Псалтирь от иеросхимонаха Иосифа (Артемьева) (†1704), Евангелие в Иоанно-Предтеченский Железноборовский монастырь от игумена Тихона (1570), Октоих в Александровский Спасо-Преображенский монастырь Солигаличского уезда (1577) от игумена Иоасафа, Паремийник в Николаевский Бабаевский монастырь Костромского уезда от старца Феодосия (Плещеева) (1618), Сборник разных статей (1717) в макарьевский Макариев Унженский Троицкий монастырь от игумена (1714-1728, 1735-1742) Леонтия (Павлова) (ок. 1663-1747) и печатные Жезл правления (М., 1666) в тот же монастырь (1700) от игумена (1700-1714) Леонида (Плотникова), Книга деяний и посланий св. Апостолов (М., 1697) в Авраамиеву Великую Ризположенскую пустыню Галичского уезда (1699) от иеромонаха Матфея (Соболева), Минея (М., 1689) и Евангелие (М., 1717) в Успенский Белбажский мужской монастырь Ветлужского уезда от его строителя (1709) и архимандрита (1718), а впоследствии епископа (1719) и архиепископа (1724) Нижегородского и Алатырского Питирима (Петра) (1665-1738) и печатная Минея (Киев, 1705) в Троицкий Белбажский женский монастырь того же Ветлужского уезда от митрополита Ростовского и Ярославского (1702-1709) святителя Димитрия Ростовского (Туптало) (1651-1709).

Вкладные книги при этом обычно украшались, как, например, оформленные заставками, заголовками и инициалами вязью Слова аввы Дорофея и собеседования папы Римского Григория от иеромонаха Феофила Киевлянина (1628) костромскому Ипатьевскому Троицкому монастырю и «Евангелие, у коего доска сребропозлащенная, украшенная камнями» от вышеназванного старца Закхеи (Лукошкова) костромскому Богоявленскому монастырю.

Жития преподобных Сергия Нуромского (†1412), Павла Обнорского (†1429), Авраамия Галичского и Чухломского (†1375) и Макария Унженского и Желтоводского (†1444) написаны игуменом Павлова Обнорского (1538-1546), Авраамиева Заозерского Успенского (1547-1550), Авраамиева Городецкого Покровского (1551-1564) и макарьевского Макариева Унженского Троицкого (1571) монастырей Протасием, преподобных Адриана Пошехонского (†1550) и Геннадия Костромского и Любимоградского (†1565) – игуменом Спасского Геннадиева (1565-1568, 1584-1586) и Успенского Адрианова (1570-1573) монастырей Алексеем, преподобного Иакова Железноборовского (†1442) – игуменом Иоанно-Предтеченского Железноборовского монастыря Иоасафом (1598-1599), преподобных Адриана Монзенского (†1616) – монахом Благовещенского Монзенского монастыря Антонием (1620-е), Ферапонта Монзенского (†1586) – игуменами того же монастыря Антонием I (ок. 1615) и Антонием II (1640-1660), преподобного Варнавы Ветлужского (†1492) – иеромонахом (1639), затем игуменом (1652-1662) Варнавинского Троицкого монастыря Иосифом (Дяткиным), блаженного Симона Юрьевецкого (†1593) – игуменами юрьевецкого Богоявленского монастыря Дионисием (1639) и Стефаном (1696), преподобного Тихона Луховского (†1503) – игуменом Тихонова Николаевского Луховского монастыря Ионой (1649), преподобного Александра Вочского (XIV) – игуменом Александровского Спасского на Воче монастыря (1649-1652) Антонием, преподобного Паисия Галичского (†1460) – архимандритом Паисиева Успенского монастыря Сильвестром (1677-1689) и т.д.

Рукописная книга в монастырях сосуществовала с печатной, поскольку обходилась дешевле, причем писцом и печатником нередко выступал один и тот же человек, как, скажем, архимандрит Ипатьевского монастыря (1647-1648) Сергий (Шелонин) (ок. 1600-1664), подготовивший в монастыре к печати Лествицу Иоанна Синайского (М., 1647), а первым «печатного книжного дела мастером» из уроженцев костромского края был плесянин Иосиф (Кириллов), справщик московской и киевской типографий и переводчик и редактор изданных им Минеи общей (М., 1618), Псалтири (Киев, 1624), Бесед Иоанна Златоуста на Деяния святых апостолов (Киев, 1624), Преподобнаго отца нашего Дорофеа поучения душеполезна различна (Киев, 1628) и др.

Век Просвещения в Костроме олицетворяли епископы Костромские и Галичские Симон (Тодорский) (1700-1754), основатель архиерейского дома и его библиотеки в Ипатьевском Троицком монастыре (1745), участник подготовки к изданию т.н. Елизаветинской Библии (1751) и владелец обширной келейной библиотеки из редких немецких, еврейских, халдейских, сирийских и арабских книг с дарственными надписями своих галльских и иенских наставников, Сильвестр (Кулябка) (1701-1761), основатель Костромской духовной семинарии (1747), Геннадий (Андреевский) (ок. 1700-1758), учредивший в ней библиотеку (1753) иклассы риторики, поэзии и грамматики (1754), Дамаскин (Аскаронский) (ок. 1708-1769), учредитель Костромского, Любимского, Плесского, Судиславского и Солигаличского духовных правлений (1759), малых начальных училищ при них (1760), должностей протоиереев в соборах, десятоначальников, благочинных надзирателей, префекта (1761) и классов философии (1765) и богословия (1767) в Костромской духовной семинарии, построивший для нее помещения в Спасо-Запрудненском монастыре (1760) и завещавший ей 92 книги на греческом, еврейском и латинском языках, Симон (Лагов) (ок. 1730-1804), основатель библиотеки костромского Успенского кафедрального собора и составитель правил библиотеки Костромской духовной семинарии (1774), пожертвовавший ей часть своей келейной библиотеки из 1293 старопечатных и 30 рукописных книг на русском и 600 книг на греческом, латинском и немецком языках (1778), Павел (Зернов) (1742-1815), открывший Луховское и Макарьевское духовные училища и библиотеку костромского Успенского кафедрального собора (1791), Евгений (Романов) (ок. 1740-1811), основатель школы для причетников при костромском Успенском кафедральном соборе и Галичского духовного училища (1803), жертвовавший и завещавший Костромской духовной семинарии книги из своей келейной библиотеки с владельческими надписями и личным экслибрисом, и Сергий (Крылов-Платонов) (1768-1824), основатель Костромского (1814) и Солигаличского (1815) духовных училищ и Костромского отделения Библейского общества (14.03.1817).

Уроженцем Галича считается митрополит Московский и всея Руси (1566-1569) Филипп II (Колычев) (1507-1569), и костромской край является родиной не только Григория (Отрепьева) (1581-1606) и таких известных расколоучителей, как костромской протопоп Даниил (ок. 1620-1653), основатель «капитоновщины» любимский чернец Капитон (ок. 1600 – ок. 1667) и основатель «дьяконовщины» нерехтский дьякон Александр (1676-1720), но и таких видных иерархов православной церкви и богословов, как митрополит Киевский и Галицкий (1860-1876) Арсений (Москвин) (1795-1876), экзарх Грузии, архиепископ Карталинский и Кахетинский (1906-1908) Никон (Софийский) (1861-1908), архиепископы Рязанский и Муромский (1733-1755) Алексий (Титов) (1672-1755), Екатеринославский, Херсонский и Таврический Гавриил (Розанов) (1781-1858), Казанский и Симбирский (1856-1866) Афанасий (Соколов) (1801-1868),Владимирский и Суздальский (1892-1904) Сергий (Спасский) (1830-1904), епископы Сибирский и Тобольский (1624-1635) Макарий (Кучин) (ок. 1575-1635), Пензенский и Саранский (1868-1881) Григорий (Медиоланский) (1822-1881), Симбирский и Сызранский (1858-1874) Евгений (Сахаров-Платонов) (1812-1888), Астраханский и Енотаевский (1896-1902) Сергий (Серафимов) (1836-1902), епископ Чигиринский, викарий Киевский Порфирий (Успенский) (1804-1885) и др.

Авторами замечательных краеведческих книг зарекомендовали себя епископы Павел (Подлипский) и Сергий (Спасский), ректоры Афанасий (Дроздов) и Иосиф (Баженов), архимандрит Николаевского Бабаевского монастыря Костромского уезда (1866-1890) Иустин (Татаринов) (1827-1890), настоятель придворной Иоанно-Предтеченской церкви села Коробова Костромского уезда (1855-1872) Нафанаил (Леандров),архимандрит костромского Ипатьевского Троицкого (1848) и макарьевского Макариева Унженского Троицкого (1849) и строитель Авраамиева Городецкого Покровского Чухломского уезда (1845-1850) монастырей Платон (Марковский) (ок. 1815-1878), иеродиакон (1856) и письмоводитель (1857) Николаевского Бабаевского Костромского уезда и Троицкого Кривоезерского Юрьевецкого уезда (1858) монастырей Филумен (Благовещенский)(1818 – не позднее 1880), игумен Авраамиева Городецкого Покровского монастыря Чухломского уезда (1873-1880) Макарий (Беневоленский), игумен (1902-1908) Николаевской Надеевской пустыни Макарьевского уезда Тихон (Сергеев) (1853 – не ранее 1909) и др., а ныне являются епископ Костромской и Галичский (2013) Ферапонт (Кашин) и недавние архимандрит Свято-Покровского Авраамиево-Городецкого монастыря Чухломского района Костромской области (1994-2010) Никандр (Анпилогов) и наместник костромского Ипатьевского Троицкого монастыря и первый директор Церковного историко-археологического музея (2004-2011) Иоанн (Павлихин).  

Исследование, соответственно, заключалось в персонализации Северной Фиваиды посредством идентификации наибольшего количества авторов, составителей, переписчиков, переводчиков, редакторов, заказчиков, издателей, библиотекарей, библиографов, каталогизаторов, исследователей, хранителей и владельцев и атрибуции им наибольшего количества опубликованных и неопубликованных произведений, их списков, редакций и переводов, инскриптов, вкладных и владельческих надписей, скреп, маргиналий, духовных завещаний, псевдонимов, экслибрисов и пр. на основании выявленных, верифицированных и атрибутированных опубликованных и неопубликованных источников информации о библиотеках, скрипториях, книжно-литературной, библиотечно-библиографической и культурно-просветительской деятельности костромских монастырейXIV-XX столетий и книжных вкладах, приобретениях и пожертвованиях, келейных книжных собраниях и художественных коллекциях, раритетах, автографах, архивах, списках трудов, опубликованных и неопубликованных произведениях и отзывах о них, псевдонимах, эпитафиях, жизни и творчестве, служебной, ученой, педагогической, общественной, благотворительной и пр. деятельности их насельников.

В результате обнаружилось в общей сложности немногим более трех сотен имен и полутысячи псевдонимов костромских книжников иноческого звания XIV-XX столетий и полутора тысяч неопубликованных или малоизвестных источников биобиблиографических сведений о них и столько же названий их произведений, не выявленных или не атрибутированных им ранее, что и составляет содержание выходящего в Петербурге биобиблиографического словаря под названием «Костромские монахи-книжники XIV-XX вв.»

Храмы и монастыри

История одной церкви. Костромской Иоанно-Богословский храм в Ипатьевской слободе

Аннотация. На исторической судьбе одного из костромских храмов показана историческая канва всей России, идущей, или отступающей от Бога и Его святых заповедей. История этого храма типична для тысяч других и его восстановление служит примером для восстановления духовного мира русского человека, от состояния душевных сил которого зависит судьба храма и России.

Ключевые слова: Богословский храм, история, слобода, Александровское братство.

Подробнее...

Святые и Святыни

Священномученик священник Алексий Великосельский (1865 - 1918).

Память 17/30 августа

Родился в 1865 году в семье священнослужителя. В 1888 году окончил Ярославскую духовную семинарию.

Подробнее...

Статьи

В свете христианских ценностей… К оценке личность А. Д. Самарина

К 150-летию А. Д. Самарина

Аннотация. В статье дается оценка личности А. Д. Самарина, на протяжении своей жизни занимавшего значимые государственные и общественные посты, человека, благодаря инициативам которого на Поместном Собре Русской Православной Церкви удалось расширить смысл и дополнить содержание определения прихода и приходской жизни, благодаря верности которого ценностям христианства, удалось сползание Русской Церкви в обновленчество, посредством деятельности которого во главе союза объединенных приходов удалось в 1918 году защитить церковные святыни и имуществ. В статье делается вывод о том, что жизненные примеры (подвиг веры) и ценности таких людей должна церковная общественность противопоставлять ценностям мира, выбравшего поклонение язычеству.

Ключевые слова: Церковь, ценности, вера, идолопоклонство, память, вечная жизнь, идеал, путь.

7 февраля Русская Православная Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Русской Церкви (традиционно с 2000 года этот праздник отмечается в первое воскресенье после 7 февраля). На сегодняшний день в составе Собора — более 1700 имен[1]. Мы склоняем головы перед их подвигом, перед тем ценностным выбором, верность которому большинство из новомучеников и исповедников доказали своей смертью. Но вряд ли даже те, кто сейчас почитает их память, и говорит о величии их подвига, до конца осознают, насколько евангельским был их выбор. А что выбор был, можно не сомневаться. Ведь цена выбора – вечная жизнь. Вечная жизнь с Богом через тюрьмы, лагеря, расстрелы, через «возьми крест и следуй за Мной», либо спасение временной жизни любыми путями и способами, неверие в Божие мздовоздояние в вечной жизни, а может даже извечное самооправдание: «ну, Бог простит». Выбор, который лежит через принятие либо духовно-нравственных ценностей, либо материальных. Одни ведут к Богу и, следовательно, Его ценностям и пребыванию с Ним, другие в погибель.

Святейший Патриарх Кирилл 10 февраля 2013 года в слове, сказанном им в Успенском сборе Московского кремля в день Собора новомучеников и исповедников Российских определил выбор ценностей, который приходилось делать даже священникам-узникам и узникам-мирянам как выбор между ценностями христианства и язычества (идолопоклонства): «их также заставляли поклониться идолам — идолам политическим и идеологическим. Им так же предлагали, в лучшем случае, совместить храм Божий с идолами, а в худшем — разрушить всякие Божии храмы ради поклонения идолам. Но они не пошли по этому пути» [2]. Далее, Святейший Патриарх говорит о людях того времени, которые готовы были религиозно служить идолам, получая взамен призрачное счастье временной жизни. Поколение, заставшее время Советского Союза очень хорошо помнит имена идолов: К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина, И. Сталина, запечатленных на плакатах, вылитых в бронзе, запечатленных в названиях городов и улиц этих городов. О них слагали легенды, к их бюстам и памятникам возлагали цветы, им клялись в верности. Многие выбирают ценности пусть временного, но благополучия, наживы любой ценой, удачной карьеры.

Отметим, что революция 1917 года, каким бы оценкам и мнениям ее пользы и вреда она не подвергалась, создала для людей ситуацию выбора и предоставила человеку право воспользоваться своей свободой. Каждый сделал свой ценностный выбор. И для многих, выбор не оставил надежду одновременно служить Богу и маммоне, спасти временную жизнь или потерять ее: одним бросились разбирать помещичью землю, громить буржуев и занимать места в новой бюрократии. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, анализируя ситуацию того времени, говорит о допущенных человеком, коренных духовно-нравственных ошибках «В то время люди мечтали о мире без эксплуатации, без бедности, без войн. О мире, где наука решит все проблемы и исцелит все болезни. Но мечта для многих обернулась кошмаром. В чем была ошибка? Не в том ли, что люди стремились построить гуманное и справедливое общество, отвергнув духовные основы человеческой жизни и поставив нравственность в положение, подчиненное идеологии, что привело к оправданию несправедливости и к жестокости на пути построения «светлого будущего»?»[3] Другие объединились вокруг Церкви, и свой выбор сделали в пользу защиты своих идеалов.

Среди тех, кто остался верен Богу «даже до смерти» был Александр Дмитриевич Самарин. Мы вряд ли найдем как в прошлом, так и в настоящем, много восторженных откликов на его дореволюционную деятельность, в частности, в бытность его на посту обер-прокурора, где он своей деятельностью не оставил сколько-нибудь заметный след. Политизированность того времени, борьба придворных группировок, не располагала к раскрытию тех качеств его личности, которые проявились впоследствии: верность Богу и выбранным идеалам, любовь к Отечеству, желание служить благу своего народа не жалея сил, да и самой жизни не жалеть. Еще в 1905 году в «Обращении к московских дворян к императору Николаю II» он вместе с другими представителями дворянства настаивал на проведении нужных и необходимых по его мнению реформ, способствующих постепенному освобождению народа от излишних «стеснений в духовной и экономической жизни», в отличие от предлагаемых оппозиционными партиями учреждения «народных представительств», видя в них политизированную деструктивную силу, способную разрушить диалог власти и народа. Не в даровании Конституции преданные престолу и Росси люди видели выход из сложившейся трагической ситуации общественного раскола, не в даровании прав и представительств, а в воспитании «подлинной христианской свободы», верности традициям и исконным ценностям. которые преодолеет общественный разлад. В Обращении они описывают картину нестроений: «Значительная часть (общества) постепенно утрачивает предания, которыми все общество жило до сих пор, и отрекается от унаследованных исстари верований и идеалов. Над всем веками сложившимся политическим строем над верованиями и идеалами народа , над всем его бытом произносится строгий приговор, и все это беспощадно осуждается как окончательно отжившее»[4]. В частности, в Обращении, любящие Отчизну представители дворянства буквально взывали к государю о раскрепощении Российской Церкви, в которой видели институт могущий воспитать общество: «Так, бесспорно, давно пора освободить Церковь от государственной опеки, возвратить ей «свободу жизни, свободу внутреннего строения» которые будто бы для пользы Церкви наложены на верующую совесть; надо же, наконец, когда-нибудь понять, что от нынешнего порядка страдает сама Церковь, чем люди, от нее уклоняющиеся, и что он является более сильною опорою неверия и индифферентизма, чем самая убедительная проповедь какого-либо модного учения»[5]. К великому сожалению, их голос, голос искренних в своем стремлении блага для Родины людей не был услышан, приходится только гадать, как повернулись бы события, если необходимые реформы были бы проведены.

Личность Самарина объединяла вокруг него представителей различных кругов общества: дворян, священнослужителей и простых людей. Его интеллектуальные и душевные качества, бескомпромиссность и порядочность подтверждается всей его жизнью. О его высоком авторитете среди различных представителей общества говорит тот факт, что кандидатура Самарина была выдвинута в качестве кандидата на московскую митрополичью кафедру. Он во многом способствовал тому определению прихода и приходской жизни, наделению его правами, которое затем вошло в определение деяний Поместного Собора 1917-1918 гг.[6] Александр Дмитриевич обладал всеми качествами лидера за которым следовали люди и который мог довести выстраданную им мысль до конца, и силою следования высшей Правде склонить людей к согласию с выбранной им позицией. В качестве подтверждения вышеприведенной характеристики зачитаем выдержку из обвинительного приговора разоблаченной ОГПУ в 1925 году «сергиево-самаринской группировке», в частности, обвинений предъявленных лично А. Д. Самарину, как одному из руководителей консервативного крыла «тихоновцев», сорвавших планы ОГПУ по «примирению тихоновцев и обновленцев» и созданию подконтрольной большевикам религиозной организации: «а) Поставив целью сохранение церкви в качестве активной к[онтр]революционной организации, он с 1917 года все время старался держать церковь под властью и влиянием лиц, принадлежавших к черносотенной группировке, в которой САМАРИН играл руководящую роль. б) Руководил антисоветской работой патриарха Тихона до раскаяния последнего перед Соввластью […]. в) Руководил деятельностью им возглавляемой черносотенной группировки в гор. Сергиев-Посаде […]. г) Подчинив себе гр. ПОЛЯНСКОГО Петра Феодоровича (митрополита Петра) […], руководил работой последнего, корректируя и утверждая даже письменные распоряжения Петра, сносясь с ним через посредствующих лиц и отдав его под контроль черносотенного даниловского синода»[7]. За все вышеперечисленные обвинения А. Д. Самарин (в 1920-м получивший смертный приговор - С. Д.) получил, ввиду преклонного возраста, сравнительно малый срок – три года ссылки в Сибирь. О том, какое значение для Церкви в выборе правильного курса в тяжелейшие времена поставленной большевиками задачи уничтожения оппозиционной Церкви имела деятельность «сергиево-самаринской группировки» ярко характеризует историк священник А. Мазырин: «значение сделанного с ее помощью священномучеником Петром выбора (антиобновленческого – Д. С.) огромно. Русская Церковь проявила силу духовного сопротивления безбожной власти, выбрав в его лице не соглашательский, а исповеднический путь. В конечном итоге богоборческий режим пал, а Церковь выстояла»[8]. Перед нами характеристика одного из тех людей, благодаря исповедническому подвигу которых мы можем говорить «мы – Церковь верных». Они сделали свой выбор. Они выбрали голгофские ценности Христа, веруя в Его и свое воскресение, и этот выбор церковных людей был правильным, ибо был выстраданным выбором Бога и его ценностей.

Еще более оценим мы масштаб личности А. Д. Самарина[9], когда вспомним его деятельность на посту председателя союза объединенных московских приходов. По свидетельству современников, союз приходов был реальной невооруженной силой гражданского общества, противостоящей большевикам. Именно ненасильственные действия верующих смогли остановить действия большевиков по уничтожению Церкви, смогли остановить компанию по «изъятию церковных ценностей» начатую не в начале 20-х годов, о чем чаще всего вспоминают, а в 1918 году, тогда когда она задумывалась и началась Именно провозглашенные союзом приходов ненасильственные действия показали силу веры и не дали большевикам воспользоваться временем «бури и натиска» для разгрома церковных организаций. Достаточно вспомнить оборону Александро-Невской Лавры, подвиг солигаличских мучеников, отдавших жизнь за сохранение народных святынь. В ответ на красный террор в феврале 1918 года было сделано беспрецедентное в истории Русской Православной Церкви дело - при помощи братств и союзов объединенных приходов были собраны силы, народ отозвался на призыв Патриарха Тихона и встал на защиту православных святынь и веры. В силу вступившего в 1918 году религиозного законодательства (Декрет об отделении Церкви от государства – С. Д.), а также, лишения духовенства гражданских прав, огромная тяжесть ответственности за сохранение Церкви легла на мирян: «При всех приходских и бесприходных церквах надлежит организовывать из прихожан союзы (коллективы), которые и должны защищать сввятыни и церковное достояние от посягательства»[10]. В приходской общине святитель Святейший Патриарх Тихон и Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. увидели реальную силу, могущую противостоять большевистскому натиску[11]. Инициативу Святейшего Патриарха подхватил товарищ председателя и член Собора А. Д. Самарин, Н. Д. Кузнецов и другие видные миряне и священнослужители Православной Российской Церкви. Самарин был избран председателем союза объединенных приходов г. Москвы. Именно с деятельностью Собора по обновлению приходской жизни, объединяющей клир и мирян на правах общины, и началось так долго ожидаемое подлинное обновление Церкви[12], строящееся на основах свободы, любви и ответственности. Объединенный в своем представлении ценностей православный народ представлял собой великую силу. Достаточно сказать, что в ответ на требования большевистского Декрета отделать школу от Церкви, 25 февраля 1918 года, на собрании представителей московских приходов было решено требовать сохранения преподавания Закона Божия в школах, а законоучителям преподавать до тех пор, пока не выгонят оттуда штыками, затем продолжать обучение по рамам и домам[13]. Церковно-благотворительное братство при Покровском монастыре г. Углича, возмущенное грубым насилием над свободой совести, обращалось к Патриарху и «смиреннейше испрашивало святых молитв и благословвения стоять до смерти за веру Христову и церковное достояние»[14]. Считали Декрет неприемлемым и готовы были «пострадать за веру православную» прихожане Нерехтского уезда Костромской губернии[15]. В Петрограде члены братства защиты Александро-Невской Лавры перед ракой с мощами благоверного князя Александра дали обет защищать обитель до последнего вздоха. До 57 000 питерских прихожан вступили в союзы защиты православных храмов. И это при том, что только за восемь месяцев, с июня 1918-го по января 1919-го года в стране было убито митрополитов -1, архиереев – 18, священников 102, дьяконов – 154, монахов и монахинь – 94. Тюремному заключению по обвинениям в контрреволюционности подвергнуты 4 епископа, 198 священников, 8 архимандритов и 5 игуменов. Запрещено 18 крестных ходов, 41 церковная процессия разогнана, нарушены непристойностями богослужения в 22 городах и селах[16]. Но православных верующих людей не удалось запугать ни «красным террором», ни ужасающими условиями жизни, отягощенными гражданской войной и разрухой, голодом и болезнями. Народ встал на защиту веры, не только мужчины, но и женщины. 11 июня 1918 года было ознаменовано открытием союза православных женщин как отдела союза объединенных приходов. Союз православных женщин открыл огромный потенциал служения женщины в Церкви. Председателем союза была избрана сестра Александра Дмитриевича Софья Дмитриевна Самарина. Именно «белые платочки», вплоть до 90—х гг. ХХ века будут спасать церковную жизнь во все время пребывания у власти коммунистической партии.

Власть дрогнула, она отложила свои планы уничтожения противника, каким виделась Церковь, до «лучших времен». До времен, когда «данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий … теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления»[17]. Большевики не намерены были терпеть какую-либо оппозицию, особенно церковную, которая представляла собой силу народного протеста. Силу, которая объединялась для защиты своих прав и идеалов, своих святынь. Летом А. Д. Самарина обвинили в «разработке плана организации православного духовенства в целях борьбы с советской властью на религиозной платформе». Он был арестован и в январе 1920 года московским губернским ревтрибуналом (дело Самарина - Кузнецова) к стандартному обвинению в контрреволюции добавлено: «в проведении политики Собора и Патриарха, направленной на создание по всей стране «советов объединенных приходов, которые организовали крестные ходы, звонили в набат, собирали народ для противодействия советской власти". А. Д. Самарин и Н. Д. Кузнецов были признаны «главными вдохновителями всех контрреволюционных организаций … как «оказавшие активное сопротивление Советской власти» были приговорены к расстрелу, впоследствии отмененному. Пройдя ссылку в Якутии, тюрьмы: Бутырскую, Таганскую, Лубянку, А. Д. Самарин в начале 30-х годов оказался в Костроме, в должности псаломщика Всехсвятской церкви, затем, в Борисоглебской церкви[18]. Он верил Богу и Богу черпал силы и вдохновение в Нем. Он оставался верным Богу и избранным ценностям всегда, во все время своей жизни: и на посту обер-прокурора, и будучи главой союза объединенных приходов, в таганской тюрьме, в якутской ссылке, и … церковным псаломщиком. Александр Дмитриевич вряд ли будет причислен к лику святых, хотя пример его жизни для многих является «правилом веры и образом кротости», но его подвиг веры мы должны помнить. Он будет служить поддержкой христианам, а также, будет назидателен для тех, кто избрал ценности мира сего.

Шли годы. Менялось время, которое представляло новую идеологическую парадигму. Уничтожались одни идолы, на их место заступали другие. Сразу после закрытия XXII съезда в стране началось массовое переименование всего, что носило имя Сталина – городов, улиц и площадей, предприятий и учреждений. Тогда же, поздней осенью 1961 года, начался и повсеместный снос памятников Сталину: их отправляли на переплавку, разбивали на части, закапывали в землю, топили в воде. Улицу, которая носила имя Сталина, и в конце которой находилось Александро-Невское кладбище, на котором был погребен А. Д, Самарин в 1961 году переименовали в проспект Мира[19]. 12 ноября 1961 года «Северная правда» в крошечной заметке сообщала: «Исполком Костромского городского Совета, идя навстречу пожеланиям граждан города, решил переименовать проспект имени Сталина в проспект Мира»[20]. Всё последующее после 1956-го и 1961 гг. время всячески старались отделить «хорошего» Ленина от «плохого» Сталина. Из фильмов про Ленина вырезали куски со Сталиным, из пьес, где Ленин и Сталин ходили парой, вырезали Сталина, а его слова отдавали Ленину. На живописных полотнах, где на фоне выступающего Ленина был виден Сталин, вместо него вписывали какого-нибудь солдата или рабочего. В тех случаях, когда отделить учителя от верного ученика не удавалось, приходилось жертвовать обоими. В частности, это касалось многочисленных парных скульптур Ленина и Сталина. В одну из ночей ноября 1961 года в Костроме в сквере на Советской площади исчезла скульптура «Ленин и Сталин». Старожилы вспоминают, что ещё вечером вожди стояли на месте, а утром от них не осталось и следа. Вероятно, скульптуры – скорее всего, в разбитом виде – увезли на тогдашнюю городскую свалку в Посадском лесу. Ставший свидетелем сноса статуи Сталина у железнодорожного вокзала г. Костромы «сталинский сиделец» А. А. Григоров[21], только в 1956 году вернувшийся из тюрем, ссылок и лагерей, глядя на зрелище как низвергают идола «отца народов» подумал: «Как Перуна» [22]. Интересно мнение историков о судьбах кумиров и о скоротечности времени «народной любви» к ним. «Почему в подавляющем большинстве случаев фигуры бывшего вождя убирали по ночам, понятно: власти вполне обоснованно опасались, что какая-то часть граждан встанет на защиту сталинских изваяний и могут произойти нежелательные эксцессы. А так людей ставили перед свершившимся фактом – вечером памятник стоял, а утром его уже нет» - делает вывод костромской историк Н. А. Зонтиков[23].

12 февраля 2018 года исполнилось 150 лет со дня его рождения Александра Дмитриевича Самарина. На кладбище, где он был похоронен, и которое в начале 80-х годав ХХ века было снесено, восстановлен крест на его могиле. В 1989 году Самарин был реабилитирован следственным отделом КГБ СССР, а 1995 годы, в дни празднования Победы над фашистской Германией, на территории кладбища и Мемориала была возведена часовня во имя святого воина, великомученика, покровителя Костромы Феодора Стратилата. На месте снесенных могил появилась возможность совершать молитву по усопшим. С восстановлением надгробного креста Александру Дмитриевичу Самарину многие родственники людей, чьи надгробия были снесены возлагают надежду и на возможность восстановить могилы своих предков. Постепенно, шаг за шагом, люди пытаются выйти на дорогу веры, на которой к ним возвращается историческая память. В юбилейные годы, когда мы должны вспомнить не только имена великих святых: святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России, свщмч. Владимира, митрополита Киевского и др., а в противовес им - злодеев и палачей: Н. Ежова, Л. Троцкого, М. Тухачевского, мы должны вспомнить имена и почтить память тех, кто не канонизирован, но защищал храмы и святыни, кто «даже до смерти» отстаивал идеалы и ценности, не укладывающиеся в рамки навязанных и общепринятых ценностей. И надо понимать, что среди тех, кого необходимо вспомнить, были не только государственные деятели, представители высших сословий и заметные фигуры, но много простых верующих людей, чья вера и верность остановила и разрушила глиняных колосс коммунистического язычества.

«Не стоит село без праведника, а город без святого» , - говорили на Руси. Не устоит селения без праведника(Быт.18: 17-33).

Святитель Святейший Патриарх Тихон писал о людях подобных А. Д, Самарину - выбравших ценности Христа и путь следования Ему: «О, тогда воистину подвиг твой за Христа в нынешние лукавые дни перейдет в наследие и научение будущим поколениям, как лучший завет и благословение, что только на камени сем – врачевания зла добром созиждется великая слава и величие нашей Святой Православной Церкви в Русской земле, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя Ее и чистота Ее чад и служителей. Тем, кто поступают по сему правилу, мир им и милость. «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духов вашим, братие. Аминь»[24].

 

 


[1] Новомученики и исповедники. Лица и судьбы. [Электронный ресурс.] http://pstgu.ru/scientific/newest/smi_muchen/2016/02/15/63560/. Дата обращения 01.02.2018 г.

[2] Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в Успенском соборе Кремля в день Собора новомучеников и исповедников Российских.[Электронный ресурс.]. http://www.patriarchia.ru/db/text/2786981.html. Дата обращения 11.01.2018 г.

[3] Слово Святейшего Патриарха Кирилла на церемонии открытия мемориала памяти жертв политических репрессий «Стена скорби». [Электронный ресурс]. http://www.patriarchia.ru/db/text/5050963.html. Дата обращения 02.02.2018 г.

[4] «Подвигом добрым подвизался…». С. 212.

[5] «Подвигом добрым подвизался…». С. 215.

[6] Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. М., Изд-во6 Новоспасский монастырь, 2012. Т.5. С.883-884.

[7] «Подвигом добрым подвизался…» Материалы к жизнеописанию Александра Дмитриевича Самарина (1898-1932) / Авторы-составители С. Н. Чернышев и прот. Д, Сазонов. – Кострома: Изд-во Костромской митрополии. 2017. С.175

[8] «Подвигом добрым подвизался…». С. 176.

[9]Самарин А. Д. - предводитель Губернского   дворянства Москвы, потомок известной дворянской фамилии, состоящей в родстве с Трубецкими и Лопухиными, Пушкиными и Толстыми, славянофил, член Госсовета, Обер-прокурор Священного Синода РПЦ, Руководитель Русского Красного Креста в годы Великой войны 1914-1918гг., Кавалер многих высших орденов Российской империи и был единственным из мирян, кого выдвигали кандидатом в Патриархи на Поместном Соборе 1917-1918гг., проходящего в Соборной палате Епархиального дома, который спроектировал и воздвиг в 1902г. русский зодчий П.А.Виноградов (четвероюродный прадед). Внучатый племянник выдающегося полководца генерала А. П. Ермолова.

[10] Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода об устройстве Организации объединенных приходов. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях/ сот. М. Губонин. М., 1994. С.97.

[11] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С.97-99.

[12] «Подвигом добрым подвизался…». С. 185.

[13]

[14] Епархиальный экстренный съезд духовенства и мирян церквей. – Кострома. 1917 С.37.

[15] Епархиальный экстренный съезд духовенства и мирян церквей. – Кострома. 1917 С.82-89.

[16] Владимирские епархиальные ведомости. 1917. №36. С.37.

[17] Письмо членам Политбюро от 19 марта 1922. Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190—193.

[18] Обе церкви были снесены: Всехсвятская; Борисоглебская

[19] В исполкоме Костромского горсовета// Северная правда. 12.11.1961.

[20] Новое название улицы.// Северная правда. 10.11.1961 г.

[21] Григоров Александр Александрович – выдающийся русский историк, крупнейший специалист по истории дворянства, костромской краевед, Почетный гражданин г. Костромы.

[22] Зонтиков Н. А. И. В. Сталин – депутат Костромского городского Совета/ Кострома: Ди АР, 2014 С.111.

[23] Зонтиков Н. А. И. В. Сталин – депутат Костромского городского Совета/ Кострома: Ди АР, 2014 С.111.

[24]Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С.161-162.