| | vivaspb.com | finntalk.com

Образы Троицы в Ипатьевском монастыре (К вопросу о Годуновских вкладах)

Автор: Виноградова С.Г. Главный хранитель ЦИАМ КЕ РПЦ. .

Древности Ипатьевского монастыря, занимающие видное место в ряду русских древностей, как писали в начале XXвека братья Г. и В. Лукомские, «особенно возвышают художественно-археологическое значение Костромы» (1).

Храмы Ипатьевской обители и её ризница сохраняют до сих пор, хотя и не в полном виде, щедрые вклады представителей древнего рода Годуновых – древние иконы в драгоценных окладах, подвесные пелены, золотую и серебряную церковную утварь, рукописные книги.

Важное место среди вкладов Годуновых занимали образы Пресвятой Троицы, как главной храмовой святыни Ипатьевской обители.

Сколько же икон, посвященных Троице, было в храмах и приделах Ипатия? Какие из них были вложены Годуновыми?

Поиски ответов на эти вопросы в трудах краеведов XIXв. – Подлипского, Диева, Островского, в статьях современных исследователей, не всегда могут дать положительные результаты и приводят к выводу о запутанности в количестве икон и датировке их вкладов.

Например, автор «Историко-статистического описания Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря» протоиерей Павел Островский считал, что Дмитрий Иванович Годунов приложил в родовую обитель четыре иконы Святой Троицы – «две в 1586, а другие две в 1593 годах» (2).

Подлипский в «Описании Костромского Ипатьевского монастыря» называет три вкладные годуновские храмовые образа Троицы – на «кипарисной цке» две и на «кедрове цке» одна, точно указав их местоположение в соборе на 1832 год и процитировав вкладные гравированные надписи на серебряных пластинах окладов. Особенно ценно, что автор дает годы вкладов не только в пересчете на современное летоисчисление, но и буквенное обозначение этих лет (3).

С.С. Каткова в своих статьях, посвященных истории храмовых и придельных иконостасов Ипатия, рассматривает вопросы датировки и местоположения образов Троицы, но не всех, а только храмовых (4).

В книге «Костромская икона» по троицким иконам встречаются неточности в датах и ошибки в предположениях (5).

Ответы на поставленные вопросы дают монастырские документы, большая часть которых хранится сейчас в Церковном историко-археологическом музее Костромской епархии РПЦ (далее – ЦИАМ): Вкладная книга Ипатьевского монастыря 1728 г., составленная иеродиаконом Антонием Москвитиным на основе книг XVI-XVII в.в.; Книги описные Троицкому Ипатскому обретающемуся при Костроме монастыре 1736 г. и Опись имущества Ипатьевского монастыря первой половины XIXв. Необходимо назвать ещё один важный документ, опубликованный М.И. Соколовым в 1890 г. – Переписные книги Костромского Ипатьевского монастыря 1595 г.

Изучение, анализ этих документов позволяют выявить основную часть годуновских вкладных образов Пресвятой Троицы, определить местоположение храмовых икон Троицы на протяжении трех столетий, уточнить датировки их вкладов.

К сожалению, Описи 1736 г. и первой половины XIXв. не называют имен вкладчиков икон, поэтому движение и расположение образов Троиц малых размеров – пядниц – на XVIIIи XIX века проследить трудно. Кроме того, в Описи XIX в. утрачены первые 6 листов, где описаны иконы местного ряда справа от Царских врат.

Первым вкладным образом Живоначальной Троицы Д.И. Годунова в Ипатьевский монастырь был образ на кедровой доске, «обложен серебром и златом и украшен камением и жемчугом», как указано на серебряной пластинке к иконе (6); икона имеет 3 венца и 3 цаты – в них, согласно Переписным книгам 1595 года, «26 каменьев розных, а на венцах 3 откосины серебряны золочены чеканные, а на них вверху 28 жемчугов да 27 каменьев. Около образа и венцов и цат обложено жемчугом в одну нить. У цат приложено 17 золотых». Икона была помещена в киот из золоченой меди (7).

Храмовая икона была вложена «во фторое лето государства» царя Федора Иоанновича (8), в 7094 году, что в пересчете на современное летоисчисление означает 1586 год.

По Переписным книгам 1595 года икона стояла второй справа от Царских врат в местном ряду (9).

Из Описной книги 1736 года следует, что образ был перемещен в местном ряду Троицкого иконостаса на третье место (10).

В начале XIXвека, согласно «Описи имущества Ипатьевского монастыря», икона уже находится в теплой церкви Рождества Богородицы в большом киоте «за правым клиросом» (11).

Подлипский и Диев в своих трудах подтверждают это местоположение образа(12).

В 70-е годы указанного столетия, Павел Островский видит её уже в ризнице Ипатьевского монастыря (13).

В настоящее время образ хранится в Третьяковской галерее (далее – ГТГ) (14).

В 1592 году Дмитрий Иванович Годунов привез в Ипатий новый образ Живоначальной Троицы на кипарисовой доске, тоже с дорогими украшениями: «обложен серебром чеканом, венцы и цаты и откосины серебряны чеканные позолочены, [...] 74 камени розных, да 79 жемчюгов […] У образа […]20 золотых» (15). Эта икона имеет важные отличия, по которым узнаваема в других монастырских документах: «А по полям на углах 4 евангилисты, а на исподнем поле Дмитрий Селунский да мученица Агрепена, да преподобная Матрона, на серебряных цках». Кроме того, именно у этого образа на серебряном пруте была подвешена «пелена прикладная» «по камке по червьчатой, а на ней вышито: образ Живоначальные Троицы, золотом и серебром и жемчюгом сажен, а около образа вышита бытья во штинатцати местех по таусинной камке» (16).

Почти во всех изданиях вклад этой иконы датируется неправильно 1593 годом. Ответ по дате дают Переписные книги 1595 года: «государев боярин Дмитрей Иванович Годунов в Ипатцком монастыре […] был в лете 7101 году декабря в 7 день и золотые прикладывал и приказал строитезю старцу Гурью золотые собрати от менших пядниц, которые он прикладывал, да велел те золотые на медные нити взнизати и прикласти к местным образом. […] И тех золотых приложили к местным образом: к Живоначалной Тройце к новои, что Дмитрей Иванович привез, приложили 20 золотых; да подле ту к другому образу Живоначальные Тройцы приложили 17 золотых» (17).

Как известно, пересчет лет от сотворения мира на Рождество Христово составляет 5508 лет, когда же события приходятся на конец года – ноябрь, декабрь – разница – в 5509 лет. Поэтому декабрь 7101 года есть декабрь не 1593 года, а 1592. Эта дата согласуется и со временем вклада иконы, указанным на серебряной пластине: «восмое лето государства» царя Федора Иоанновича, севшего на русский престол летом 1584 года.

Образ Троицы на кипарисовой доске с 20-тью золотыми назван в документе новым, вновь привезенным, по сравнению с Троицей на кедровой доске с 17-тью золотыми. Поставлена была новая икона в иконостасе Троицкого собора на первое место в местном ряду справа от Царских врат, оттеснив на второе место Троицу на кедровой доске (18). Размеры иконы не указаны, но, судя по тому, что она стоит рядом с двумя 9-ти пядничными образами – Троицей 1586 г. и житийным образом великомученика Дмитрия Солунского, новая Троица не ниже их и составляет в высоту 150-160 см.

В 1736 году икона уже стоит в местном ряду на левой стороне второй от Царских врат. Описная книга подробно рассказывает о серебряном чеканном золоченом убранстве образа, «яхонтах лазоревых», «бирюсах», «баусах вишнев», хрусталях, лалах, жемчугах. Хотя уже на полях иконы наблюдается «осыпи жемчугу с одной стороны на шесть вершков, по левую сторону на восемь вершков», да «пятого числа ныне по свидетельству одно зерно за ветхостью отпало и хранится в ризнице» (19).

Время перестановки иконы определить трудно, но, если она была перенесена на левую сторону иконостаса ещё в конце XVIв., причина этого довольно ясна – икона освободила место для более свежего вклада образа Пресвятой Троицы 1596 года.

Монастырская опись первой половины XIXв. определяет местоположение Троицы 1592 г на кипарисовой доске – «по другую сторону правого столпа» (20). Уточнение стороны столба мы находим у Подлипского и Островского – «посреди Троицкого собора с западной стороны правого столба» (21). По обе стороны от иконы створы с изображением «Бытия, или хождения Троицы», речь о которых пойдет ниже.

Современное местонахождение иконы неизвестно. С.С. Каткова не исключает возможности соотнесения Троицы 1592 г. с иконой Пресвятая Троица, хранящейся в настоящее время в церкви Воскресения Христова на Дебре (22).

Следующим по тексту Переписных книг 1595 г., в местном ряду иконостаса Троицкого собора первым слева от Царских врат назван образ Живоначальной Троицы, размером 10-ти пядей, «обложен серебром, золочен, венцы басмяны начеканное дело», у образа 7 цат, тоже серебряных, золоченых, 7 гривен, 7 золотых. Стоял он в одном киоте с 9-ти пядничной иконой «Что тя наречем» в силах». В 1595 году, в одном контексте с перечисленными вкладными иконами Годуновых, этот образ Троицы назван «монастырским» (23). Можно согласиться с предположением С.С. Катковой, что икона написана была к завершению строительства каменного годуновского Троицкого собора (24).

С.С. Каткова считает, что икона Троицы, хранящаяся ныне в ЦИАМ (ЦИАМ БВП 83; КМЗ КОК 16920) и есть этот 10-ти пядничный образ Троицы. Она пишет: «Икона была храмовым образом Троицкого собора, построенного в 1560 г. После того, как в 1586 г. Д.И.Годуновым в монастырь был вложен другой большой образ Троицы Ветхозаветной, икону переставили с правой на левую сторону от Царских врат» (25). С этим трудно согласиться, т.к. сохранившаяся икона имеет украшения из 3-х венцов и 3-х цат, по Переписным же книгам 1595 г., икона, стоявшая слева от Царских врат, украшена 7 цатами, значит соответственно и 7 венцами.

С сохранившейся в церковном музее иконой более сопоставим другой образ Троицы 9-ти пядей, стоявший, согласно тексту Переписных книг 1595 г, «у правого столпа». Писан он «на золоте», «у него 3 цаты серебряны золочены». Образ назван «местной», т.е. когда-то он стоял в местном ряду иконостаса Троицкого собора и был перемещен на новое место по причине заполнения местного ряда вкладными годуновскими иконами (26). Можно сделать такое предположение: 9-ти пядничная Троица первоначально стояла слева от Царских врат в одном киоте с более подходящей ей по размерам иконой «Что тя наречем», а 10-ти пядничная Троица – справа от Царских врат в одном ряду с 10-ти пядничным образом Пречистые Богородицы Воплощение с предстоящими апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием. В 1586 году, когда Дмитрий Иванович вложил первую Троицу на кедровой доске, монастырские Троицы получили новые места: 10-ти пядничную Троицу переставили «против левого крылоса», а 9-ти пядничная Троица встала «у правого столпа».

Ещё один монастырский, не годуновский, образ Живоначальной Троицы, согласно Переписным книгам 1595 г., «пядница, обложен серебром», находился «у левого столпа над крылосом» (27).

Третьим храмовым образом Троицы, данным Д.И. Годуновым в Ипатьевский монастырь, была икона на кипарисовой доске, украшенная, согласно Переписным книгам 1595 г, золоченым серебром, «венцы и откосины и цаты и дробницы чеканные золотые», всё украшено камнями драгоценными и жемчугом. «У образа Живоначальные Троицы 30 золотых» (28).

23 февраля 1600 г., как свидетельствовала надпись на золотой пластине на окладе иконы (29), образ был покрыт новым золотым чеканным окладом с жемчугом, все же прочие украшения – золотые венцы, короны (откосины), цаты, дробницы – были положены, видимо, со старого убранства иконы, поскольку описания их в документах XVIи XVIII веков совпадают.

Подробное, на 3-х страницах, описание золотого оклада находим в Описных книгах 1736 г.: «Обложен весь золотом в чекан, на нем три венца с коронами золотые же чеканные [..]. У тех же венцов три цаты золотые чеканные. У цат по три дробницы золотых [..]. По углам четыре евангелиста. Между теми евангелистами шесть мест в киотех на золотых дшицах лица разных святых» (30).

Золотой оклад иконы высоко оценивается специалистами: «По красоте, изяществу и высокому художественному уровню может быть отнесен к числу выдающихся памятников конца XVI века – периода блестящего расцвета деятельности мастеров ювелирного искусства Москвы» (31).

Надпись на вкладной пластинке называет год создания иконы – 7101 – «восмое лето государства» царя Федора Иоанновича, т.е. опять 1592 год. Переписные книги Костромского Ипатьевского монастыря, составленные, как указано в заглавии, 11 апреля 1595 г., датируют данный вклад 1596 годом. Последние записи, в том числе и эта, в 16 и 17 тетрадях, пришитых к рукописи и написанных «позже» «одною рукою и в один прием», сделаны после 26 декабря 1597 г., когда хоронили в Ипатьевском монастыре боярина Григория Васильевича Годунова (32). Видимо, по каким-то причинам, вклад в Ипатьевскую обитель иконы Пресвятой Троицы, созданной в 1592 г. и привезенный в 1596 г., задержался на 4 года.

Необходимо отметить одну неточность, допущенную в статье «Русские золотые изделия XIV-XVII веков» Е.В. Шакуровой, касающаяся шитой пелены, упоминаемой во вкладной надписи на пластине. Автор неверно соотносит её с хранящейся ныне в собрании Оружейной палаты пеленой «Пресвятая Троица с бытием» (33). Эта подвесная пелена была выполнена тоже по заказу Д.И. Годунова в Ипатьевский монастырь, только для первого образа Троицы на кипарисовой доске вклада 1592 г., о чем свидетельствует вкладная надпись на окладе этой иконы: «И пелена к Троице шита золотом с деянием и жемчюгом сажена» (34). У Троицы же вклада 1596 г. надпись гласит: «И пелена к Троице шита золотом и жемчюгом низана» (35), т.е. эта пелена была без «деяния».

Местоположение нового образа Троицы документ конца XVI в. не называет, т.к. место это ещё для иконы не определено.

В 1736 г. Троица на кипарисовой доске, подклеенная уже липовой доскою, в золотом окладе – первая по правую сторону от Царских врат в местном ряду. «У этого образа в привесе у цат три золотые большие» - золотые медали с изображением шведского короля Карла IX, приложенные 14 февраля 1616 г. царем Михаилом Федоровичем (36).

В 1832 икона стоит на втором месте справа от Царских врат (37), за образом Спасителя, как уточняет Островский в 70-е годы XIXв. (38).

Костромские историки XIX в., без ссылок на источники, пишут о том, что икона эта «по причине ветхости доски и красок» при епископе Дамаскине Аскаронском написана снова уже на липовой доске, «украшения же также вычеканенная надпись о времени приклада Годуновым, с прежнего образа были положены на этот новый, в том числе и три золотые медали» (39).

С.С. Каткова считает, что храмовую икону Троицы под золотой оклад написали одновременно с остальными иконами местного ряда, т.е. в 1757г.: «Стилистически эта Троица тоже принадлежит руке В.Н. Вощина» (40).

В настоящее время эта икона стоит в местном ряду иконостаса Троицкого собора второй справа от Царских врат, золотой же оклад хранится в Оружейной палате.

Следующие три вкладные годуновские образы Троицы имеют в документе конца XVIв. довольно скромные описания:

В Троицком соборе, «от сторонних дверей на стене против крылоса и правого столпа» - «образ Троицы пядница обложен серебром, три венца скань с финифтом»; вклад Дмитрия Ивановича «прибылной» (41).

Образ Живоначальной Троицы «пядница, обложен серебром» - «над празники на тябле», т.е. над праздничным рядом, стоит первой «против левого крылоса», в числе 17 образов «Дмитрея Ивановича да Бориса Федоровича», вклад Бориса Федоровича Годунова (42).

Образ Пресвятой Троицы вклада Дмитрия Ивановича Годунова находится в трапезной палате теплой церкви Рождества Пресвятой Богородицы Ипатьевского монастыря - «у гостиного стола». Это большая пядница, обложена серебром, с 3-мя венцами серебряными сканными (43).

Последним из вкладных троицких образов, отраженным в Переписных книгах 1595 г., является икона Пресвятой Троицы с изображенными на полях благоверными князем Всеволодом и княгиней Ольгой, представленная в настоящее время в экспозиции «Вклады боярского и царского рода Годуновых» в ЦИАМ (ЦИАМ БВП 154; КМЗ КОК 7575). Это вклад 1597 г. Стефана Васильевича Годунова по душе его брата государева боярина и дворецкого Григория Васильевича Годунова. Этот дар подтверждается записью во Вкладной книге Ипатьевского монастыря: «Лета 7106 декабря в 23 день приезжал государев болярин Стефан Васильевич Годунов хоронить брата своего Григория Васильевича во иноцех Христофора. Дал на кормы: 50 рублев [..] да дватцать образов окладных» (44). Пятнадцатым в этом списке числится вышеназванный образ Троицы, «пядница, обложен серебром, 4 венцы серебряны резь золочены, оболочен тафтою зеленою» (45).

Год вклада этой иконы в некоторых статьях высчитывают ошибочно, датируя его 1598 г. (46).

В 1736 г. данная Троица, названная по размеру «штилистовой», стоит первой «против правого крылоса на налое»: «венцы по окладу чеканные золото в венцах 4 лалика, 7 бирюзов [..] обнизано жемчугом гурмышским в одну нить». У образа – пелена «шита волоченным золотом и серебром. А на ней вышит образ Святой Троицы. По сторонам святой князь Всеволод и благоверная княгиня Ольга, около всех лиц и риз и древес обнизано жемчугом и поля верхние и исподние низаны жемчугом между низанья 16 дробниц серебряных гладких золоченых подложена дорогами лазоревыми» (47).

В первой половине XIXв. ипатьевские документы называют этот образ первым в списке икон, полагающихся «на налой в праздничные и высокоторжественные дни» (48).

В заключение хочется остановиться ещё на 2-х иконах, посвященных Троице, – образе, который сохраняется в Ипатьевском монастыре и экспонируется в ЦИАМ (ЦИАМ БВП 80; КМЗ КОК 16867), и – 4-х створах, на которых изображено «Бытие, или хождение Троицы», хранимых сейчас в ГТГ.

К сожалению, ранние монастырские документы не содержат данных по времени вкладов их в Ипатьевскую обитель.

Первый образ – Пресвятая Троица с деяниями. В книге «Костромская икона» сделано предположение, что «именно эта икона была последним вкладом Д.И.Годунова в Ипатьевский монастырь, зафиксированным Переписными книгами в 1596 г.» (49). Это предположение неверное, доказательством могут служить данные Описной книги 1736 г. В ней обе иконы названы отдельно – годуновская Троица, вклада 1596 г., и данный образ Троицы с деяниями с 21 венцом, находившийся в приделе преподобного Михаила Малеина по правую сторону Царских дверей – «обложен серебром в басму…золочен, на оном образе 21 венец серебряные резные золочены» (50). Опись первой половины XIXв. указывает в приделе святого Иоанна Златоуста церкви Рождества Богородицы икону Святой Троицы, стоявшую по правую сторону Царских врат. По описанию и количеству венцов узнается именно эта икона: «6 венцов побольше и 14 малых, резные, чеканные, серебряные, золоченые, вокруг полей и около древа оклад серебряной басебной золочен вверху дщица серебряная золоченая с надписью Святая Троица» (51). Несмотря на отсутствие записей о вкладе иконы в Ипатьевский монастырь, стилистически она близка указанным вкладным Троицам Годуновых. Возможно, это – один из последних их даров родовой обители.

Что касается 4-х створ «Бытие, или хождение Троицы», датировка их была сделана специалистами по аналогичным створам киота 1600 г., вклада Бориса Федоровича Годунова в Троице-Сергиев монастырь к образу Пресвятой Троицы Андрея Рублева.

Поскольку в настоящее время створы хранятся в ГТГ, вместе с образом Пресвятой Троицы 1586 г. на кедровой доске вклада Д.И. Годунова в Ипатьевский монастырь, они считаются единым комплексом. Но в «Каталоге древнерусской живописи..» подчеркивается, что «стиль створок резко отличается от живописи средника» (52), а в книге «Костромская икона» ещё раз отмечается близость живописи створ по стилю и иконографии росписям 1602 г. в церкви Троицы в Вязёмах (53). Имеются различия в размерах по высоте иконы и створ почти в 10 см.

Это позволяет высказать предположение, что икона Пресвятой Троицы 1586 г. на кедровой доске не являлась средником для створ. Они, вероятно, были самостоятельным вкладом в Ипатьевский монастырь кого-то из Годуновых, возможно, царя Бориса Федоровича. В.И. Антонова отмечает, что «в 1600 году вкладов было особенно много в связи со страшным голодом в Московской Руси» (54).

Самостоятельность этих 2-х памятников подтверждают и монастырские документы XVIII-XIXвв. Свидетельством является их разное, не зависимое друг от друга, местоположение в Троицком соборе.

В 1736 г. «образ четыре доски длинные, на них в дватцати местах писано бытие и деяние Святой Троицы при Аврааме и Лоте обложен серебром в басму венцы сканые» находился в иконостасе Троицкого собора «над северными дверми» вместе с образами Спаса Нерукотворного и великомученика Никиты (55). Икона Троицы 1586 г., как отмечалось выше, занимала 3-е место справа от Царских врат.

В Описи первой половины XIXв. створы разделены и стоят попарно у 2-х разных икон:

на западной стороне правого столпа рядом с образом Троицы на кипарисовой доске вклада 1592 г., и на западной стороне левого столпа – у образа «святого апостола Филиппа и священномученика Ипатия Чудотворца в чудесах перед ними в молении образ Пресвятыя Богородицы с предвечным Младенцем в силах».

Описание 2-х пар створ одинаково: «С двух сторон […] две доски длинные, на них в десяти местах писано бытие и деяние Святыя Троицы при Аврааме и Лоте, на сих изображениях 39 венцов серебряных сканых позолоченных, около оных оклад медной чеканной посеребренной, а прежде бывый серебряный басебный употреблен в венцы на местные иконы в том же соборе, сделанные по докладу Его Преосвященству епископу Самуилу 1824 года майя 6 дня». Разница в описании состояла только в количестве венцов – у второй пары их было 37 (56).

Таким образом, монастырские документы конца XVIв. содержат данные по 10-ти образам Живоначальной Троицы в Ипатьевской обители. Из них семь образов являются вкладными годуновскими, три – монастырскими. В составе годуновских - три храмовых образа Пресвятой Троицы, стоявших на протяжении нескольких веков в местном ряду иконостаса.

 

Примечания

1.Лукомские В.К. и Г.К. Кострома: Исторический очерк и описание памятников художественной старины. СПб., 1913. С. VII.

2.Историко-статистическое описание Костромского первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря. Сост. Протоиереем П. Островским. Кострома: Типография Андроникова. 1870. С. 89. (Далее – Островский).

3.Описание Костромского Ипатьевского монастыря, в коем юный Михаил Феодорович Романов умолен знаменитым посольством Московским на царство Русское. Соч. епископа П. Подлипского. М.: Синодальная типография. 1832. С. 7-10,16. (Далее - Подлипский).

4.Каткова С.С. Века и судьбы: Сб. статей. Кострома, 2001. С. 68-135.

5.Костромская икона XIII-XIX веков: Свод русской иконописи/ Авт.-сост. Н.И. Комашко и С.С. Каткова. М.: Гранд-Холдинг, 2004. С. 467-468,482,486.

6.Подлипский. С. 16.

7.Переписные книги Костромского Ипатьевского монастыря 1595 года. Сообщил М.И. Соколов. М.: Университетская типография. 1890. С. 2.

8.Подлипский. С. 16.

9.Переписные книги 1595 года. С. 2.

10.Книги описные Троицкому Ипатскому, обретающемуся при Костроме, монастырю. 1736 год. ЦИАМ НВ-ВХ 92, КМЗ ВХ 119. С. 5-5 об.

11.Опись имущества Ипатьевского монастыря. Первая половина XIX века. ЦИАМ БВП 256, КМЗ КОК 24766. С. 22 об.

12.Подлипский. С. 16.

Историческое описание Костромского Ипатского монастыря. Соч. протоиерея Михаила Диева. М.: Типография Александра Семена. 1858. С. 16. (Далее – Диев).

13.Островский. С.89.

14.Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи: Опыт историко-художественной классификации. Т. II. М., 1963. С. 152-155.

15.Переписные книги 1595 года. С. 1-2.

16.Там же. С. 1-2.

17.Там же. С. 55.

18.Там же. С. 1.

19.Книги описные 1736 год. С. 7-7 об.

20.Опись имущества.. С. 11-11 об.

21.Подлипский. С. 10. Островский. С.91-92.

22.Костромская икона.. С. 475.

23.Переписные книги 1595 года. С. 3, 49.

24.Каткова С.С. С. 70.

25.Костромская икона.. С. 467.

26.Переписные книги 1595 года. С. 6.

27.Там же. С. 13.

28.Там же. С. 56.

29.Подлипский. С. 8.

30.Книги описные 1736 год. С. 3-3 об.-4.

31.Русское золото XIV-нач XXвв. из фондов Государственных музеев Московского Кремля. М.: Советская Россия. 1987. С. 21.

32.Переписные книги 1595 года. С. X-XI, 56.

33.Русское золото.. С. 21.

34.Подлипский. С. 10.

35.Подлипский. С. 8.

36.Книги описные 1736 год. С. 2 об.-4.

37.Подлипский. С. 7.

38.Островский. С.90-91.

39.Диев. С. 13.

40.Каткова С.С. С. 116-117.

41.Переписные книги 1595 года. С. 9.

42.Там же. С. 13-14.

43.Там же. С. 40.

44.Книга вкладная Ипатьевского монастыря. XVIIIвек. ЦИАМ БВП 250, КМЗ КОК 24010. С. 19.

45.Переписные книги 1595 года. С. 59.

46.Костромская икона.. С. 482.

47.Книги описные 1736 год. С. 10 об.-11.

48.Опись имущества.. С. 27-27 об.

49.Костромская икона.. С. 486.

50.Книги описные 1736 год. С. 29.

51.Опись имущества.. С. 25.

52.Антонова В.И. С. 152-155.

53.Костромская икона.. С. 474.

54.Антонова В.И. С. 152-155.

55.Книги описные 1736 год. С. 8.

56.Опись имущества.. С. 11 об.-12, 14.

С.Г. Виноградова
главный хранитель ЦИАМ

 

Храмы и монастыри

Костромской Богоявленско-Анастасьин монастырь

Под сенью веков…

(Очерк об истории и современном состоянии Костромского Богоявленско-Анастасьина женского монастыря)

2006г. Богоявленско-Анастасьин женский монастырь отметил 580-летитний юбилей своего основания. Одна из самых знаменитых и древних отечественных обителей, основанная в XVв. преподобным Никитой, учеником и сродником преподобного Сергия, игумена Радонежского, в наши дни переживает период своего славного возрождения и является одним из главных архитектурных и духовных украшений Костромы, одной из жемчужин ее прошлого и настоящего. Не будет преувеличением сказать – и будущего. Именно в нем, являющемся одновременно и кафедральным собором Костромы, находится одна из величайших святынь России – Федоровская икона Божьей Матери, явленная костромскому князю Василию Ярославичу в XIII в.

Подробнее...

Святые и Святыни

Архиепископ Тамбовский и Козловский Зиновий (Дроздов, 1875 – 1942)

Архиепископ Зиновий (в миру Дроздов Николай Петрович) родился 14.07.1875 г. в с. Холм Галичского у. Костромской губ. Из семьи священника. По окончании Костромской ДС (1897) рукоположен во диакона, затем - во иерея. Вскоре овдовел.

Подробнее...

Статьи

Из духовной поэзии свящ. Валерия Бурдина

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию духовную поэзию иерея Валерия Бурдина.
Священника, служившего в Иоанно-Богословском храме фактически со дня его передачи.
Его тело нашло упокоение возле алтарной апсиды Богословской церкви Г, Костромы.. Мир души пастыря, прекрасно раскрыт в его стихах. Будем помнить его и мы, молящиеся в храме, поминаяв своих молитвах иерея Божия.

«Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр.013,7).

Подробнее...