Лаговский Иван Аркадьевич (1889 - 1941)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

01Богослов, публицист, деятель Русского студенческого христианского движения, редактор «Вестника РСХД» (1930—1936). Иван Лаговский родился в 1889 году в Костроме в семье священника. В 1896—1897 году его отец был переведён на служение в Кинешму, где прошли детские годы Ивана. В 1902 году отец умер. Окончив духовное училище Кинешмы, в 1903 году Лаговский поступил в Костромскую духовную семинарию. В 1908 году уехал в Киев, учился в Киевской духовной академии. Окончил академию в 1913 году со званием кандидата богословия. Переехал в Екатеринослав, совмещал преподавание в гимназии и духовном училище с учёбой на филологическом факультете университета, куда поступил в 1917 году.

Летом 1919 года с потоком беженцев от Гражданской войны уехал в Симферополь, оттуда перебрался в Севастополь. В начале 1920 года нанялся матросом на транспортное судно «Рион», эвакуировавшее войска врангелевской армии. В марте оказался в Константинополе, откуда зафрахтованный французской компанией корабль направился в Бразилию, но добрался только до Корсики. Лаговский был интернирован французскими властями. Получив вид на жительство во Франции, работал на Корсике чернорабочим, помощником каменщика.

В 1923 году, подав прошение, был принят в Русский педагогический институт в Праге. В институте познакомился с В. В. Зеньковским, узнал от него об РСХД и вскоре стал членом Движения. Окончив институт в 1926 году, был приглашён ассистентом на кафедру психологии и педагогики парижского Свято-Сергиевского православного богословского института. Жил в Париже и пригородах (Ванв и Исси-ле-Мулино).

Участвуя во втором Прибалтийском съезде в Печорах в августе 1929 г., Иван Аркадьевич руководит семинаром «Вопросы религиозной педагогики». В его выступлении были, в частности, и такие слова: «Наша молодежь, как евангельский расслабленный, ищет Христа и тянется за Ним. Надо нам всеми средствами помочь ей прийти к Нему». «К пятому дню съезда уже собралось 300 человек, – вспоминает Б. В. Плюханов. – На доклад И. А. Лаговского о борьбе в СССР с религией собралось столько народа, что многие должны были стоять. Доклад вызвал повышенный интерес, чувствовалось сильное возбуждение, волнение аудитории. Сказанному в докладе И. А. Лаговский подвел итог словами митрополита Литовского Елевферия (Богоявленского): «Силы безбожия никогда не одолеют России и православной церкви. Сердцевина уже нашла себя и поможет церкви вынести гнет...»

0203На заключительном собрании участники поделились своими впечатлениями о съезде. «Когда у праведной Иулиании Лазаревской не хватало хлеба, чтобы кормить голодный люд, – сказал Иван Аркадьевич, – она стала печь его из лебеды. Но в ее руках он был лучше пшеничного, ибо в сердце ее была любовь. Будем же и мы раздавать наши плохие, негодные хлебцы, будем стараться зажигать души других тем огнем, которым горим сами».

Зимой следующего года И. А. Лаговский в Латвии. И вновь кровоточащая рана – «Борьба веры и неверия в советской России» – основная мысль его выступления. Доклад претворился в молитву о России присутствующих на докладе. Зал Народного дома в Пыталове (Яунлатгале), рассчитанный на 400 человек, был заполнен до крайности, заполнены были даже все проходы. Шелест рук, творящих крестное знамение, глубокие вздохи слушателей сопровождали доклад И. А. Лаговского, вспоминают очевидцы.

Основательное образование, любовь к Церкви, педагогический профессионализм и вера в духовное возрождение России сделали его незаменимым членом Движения. В воспоминаниях о нем мы нигде не видим в его настроениях ностальгических нот, не видим попыток лакировки российской истории, он прямо говорит, что русская революция – результат разложившегося религиозного сознания русского человека, а советский атеизм – логическое следствие бездуховной культуры. И все источники прямо утверждают, что его вера в Бога носила не умозрительный, но деятельный характер. В нем сочеталось, казалось бы, несочетаемое: критический взгляд на советскую действительность, критический взгляд на русскую эмиграцию с верой в новое будущее России и ее молодых граждан. В его лице слились и патриот, и гражданин, и деятельный член Церкви, и интеллигент, и педагог.

В 1931 году уволен из института (причиной послужил церковный раскол 1931 года — выбором Лаговского была Московская патриархия). Участвовал в Русском студенческом христианском движении, был членом центрального секретариата РСХД.

Показательно в этом смысле и отношение Ивана Аркадьевича к церковному расколу 1931 г. Для многих русских эмигрантов проблема взаимоотношений церкви и безбожной власти была важнейшей темой их духовной жизни. Иван Аркадьевич как безусловный знаток этой проблемы скорее всего сочувствовал или, по крайней мере, понимал тех, кто был категорически против каких-либо компромиссов с воинствующим атеизмом. Но именно потому, что он был знаток этой проблемы и был человеком, глубоко любившим Церковь и Россию с ее странными историческими противоречиями, Иван Аркадьевич остался верен Московской Патриархии, за что был уволен из Богословского института. Не вдаваясь особенно глубоко в анализ этого факта его биографии, заметим, что остаться без постоянного дохода в те годы в безработном Париже русскому эмигранту без знания языка только из-за своей любви и веры в Россию, обрекая семью на нищету, мягко сказать, было весьма и весьма неприятно. «Это тяжелое положение вскоре благополучно разрешилось, – вспоминает супруга Лаговского Тамара Павловна. – Движение было широких взглядов и хранило независимость: Ивану Аркадьевичу было поручено платное редактирование журнала Движения, и, таким образом, наша покачнувшаяся жизнь снова встала на свое место. Но воспоминание об этом чувстве беспомощности, выброшенности в пустоту, о чужбине, где никому нет до тебя дела, осталось в моей памяти навсегда».

В 1925—1936 годах — редактор журнала «Вестник РСХД» (до 1930 — совместно с Н. М. Зёрновым, затем Г. П. Федотовым; в 1930—1936 — единственный редактор). Выступал с докладами на конференциях и съездах РСХД, в Религиозно-философской академии, Русском педагогическом обществе и др., принимал участие в деятельности Религиозно-педагогического кабинета, издании «Бюллетеня религиозно-педагогической работы». Издал брошюру «Коллективизация и религия» (Париж, 1932). Регулярно выступал со статьями в «Вестнике РСХД» (около 50 его статей, посвящённых России, опубликованы в рубрике «Там, где с Богом борются») и в религиозно-философском журнале «Путь».

Foto2По воспоминаниям Н. М. Зёрнова, Лаговский, третий секретарь Движения, всецело принадлежал России. Иван Аркадьевич, несмотря на годы изгнания, не осилил ни одного из иностранных языков. Он не был шовинистом, сочувствовал экуменической работе, но сам жил только Родиной и болел ею. Он внимательно следил за всем, что случалось на антирелигиозном фронте, и был лучшим экспертом в эмиграции по этому вопросу. Его статьи давали исчерпывающую информацию на эту тему. Он был увлекательный оратор, его доклады о России были всегда полны точных фактов и продуманных заключений. Говорил он с неподражаемыми жестами, выделывая руками сложнейшие выкрутасы и придавая лицу самые неожиданные выражения.

В 1933 году уехал с семьёй в Эстонию, жил в Тарту. Преподавал в Тартуском yниверситете, участвовал в Русском студенческом христианском движении в Прибалтике, продолжал работу в «Вестнике РСХД», публиковал статьи. Состоял в Русском благотворительном обществе в Тарту, Обществе помощи бедным и беженцам, был членом Исидоровского братства при церкви в Тарту, приходского совета прихода Эстонской Автономной Церкви (Константинопольского патриархата) в Тарту.

5 августа 1940 года, вскоре после вступления Cоветской армии в Прибалтику, был арестован НКВД и этапирован в Ленинград. Проходил по «Делу деятелей РСХД в Эстонии». 25 апреля 1941 года приговорён к смертной казни военным трибуналoм Ленинградского военного округа (по статьям 58-4 и 58-11 ч. 2 УК РСФСР — за «контрреволюционную деятельность» и «участие в антисоветской организации»). Расстрелян 3 июля 1941 года.

Предположительное место захоронения — Левашовское кладбище под Ленинградом, где захоронены расстрелянные в Ленинградском управлении НКВД.

6 августа 1990 года реабилитирован cудебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 11 мая 2012 года причислен к лику святых православной церкви Священным Синодом Константинопольского патриархата. День церковного поминовения установлен 14 июня, в день памяти жертв сталинских репрессий в Эстонии.

Труды:

Коллективизация и религия: Христианство перед современной социальной действительностью (Приложение к журналу «Путь»). — Париж: YMCA-Press, 1932 ; Die Russische Orthodoxe Kirche. — Riga, 1938. Лит.: Малютина Т. И. А. Лаговский // Вестник РХД, 1990, № 159; Плюханов Б. В. РСХД в Латвии и Эстонии (Материалы к истории Русского студенческого христианского движения). — Париж: YMCA-Press, 1993 ; Исаков С.Г. Русские в Эстонии 1918-1940. — Таллин, 1996 ; Милютина T.П. «Люди моей жизни» (воспоминания супруги И.А. Лаговского c предисл. С. Г. Исакова). — Тарту: Крипта, 1997 ; Иванен A. РСХД в Эстонии Наши мученики: Иван Аркадьевич Лаговский // Мир Православия. — Таллин, 2002, № 7, 8, 9, 10, 12 ; Oispuu Leo (ред.), Political Arrests in Estonia (1940-1988). — Таллин, 2005, т. 5. Духовная жизнь, культура и быт в Советской России: Информационный бюллетень. - Париж. 1930 (один из составителей).

Составлено по источникам: 

  • Русские писатели эмиграции: Биографические сведения и библиография их книг по богословию, религиозной философии, церковной истории и православной культуре: 1921-1972 / Составитель Н. М. Зернов.- Boston: G. K. Hall & Co., 1973.
  • Иванен А. РСХД в Эстонии.
  • Исаков С. Г. Русские в Эстонии: 1918-1940. - Тарту, 1996. С. 323-326.
  • Пражский архив.
  • Двадцатипятилетний юбилей Православного Богословского института в Париже: 1925-1950. - Париж, 1950. С. 24.
  • Братство Святой Софии: Материалы и документы. 1923-1939 / Сост. Н.А. Струве. -М.; Париж: Русский путь; YMCA-Press, 2000. С. 282.

Храмы и монастыри

Монастыри Костромского края

 В разное время в современных границах Костромской области существовало, по крайней мере, около 60 монастырей (помещаемый ниже их порайонный спи­сок, конечно, не полон). Древнейшими среди них являлись Спасо-Запрудненский и Ипатьевский, основанные в окрестностях Костромы в ХШ в. Во второй половине XIV в. учениками при. Сергия Радонежского на костром­ской земле был создан целый ряд обителей. Один прп. Авраамий Галичский и Чухломской основал в галичско-чухломских пределах четыре монастыря. В XVI-XVII вв. в нашем крае возникло немало новых монастырей, в их числе: Спасо-Геннадиев, основанный прп. Корнилием Комелъским, Благовещенский Ферапонтов, основанный прп. Адрианом Монзенским, Богородицко-Игрицкий под Костромой и др.

Подробнее...

Святые и Святыни

Протоиерей Старк Борис Георгиевич (1909 -1996)

Борис Георгиевич Старк родился 15 июля 1909 года в Кронштадте. Его отцом был адмирал Георгий Карлович Старк, командир Сибирского флота, эмигрировавший во Францию в 1922 году. Борис присоединился к отцу в Париже в 1925 году, когда ему было шестнадцать лет. Закончил технический институт в Париже и работал инженером-электриком.

Подробнее...

Статьи

Рукописи Е.В. Честнякова – источник духовной и народной мудрости.

Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник обладает уникальным фондом рукописных произведений Е.В. Честнякова. Всю жизнь наряду с рисованием и писанием картин он "сочинял словесности". Его рукописное наследие является подлинной сокровищницей духовной и народной мудрости. Это - сказки, стихи, романы в прозе и стихах, драматические сценки для детского театра, размышления о вере, жизни, искусстве. В своих художественных и литературных произведениях он поднимает общечеловеческие духовно-нравственные проблемы, через прекрасную мечту показывает пути совершенствования человека, построения всеобщего благоденствия. И делает это с такой неповторимой национальной самобытностью, что позволяет нам рассматривать его творчество не только как российское, но как общемировое явление художественной культуры.

Подробнее...