| | vivaspb.com | finntalk.com

Борьба научного и религиозного мировоззрений в контексте идеологии партийной диктатуры (На примере «хрущевской оттепели»).

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. . Опубликовано в Статьи

03С 23 января 2015 г. в Православном Свято-Тихоновском гумантарном университете в рамках ХХV-ой богословской конференции в актовом зале университета под руководством доктора физико-математических наук проф. Ю. Т. Лисицы состоялось заседание секции Религиоведение. На секции выступили ученые и исследователи, преподаватели из НИУ ВШЭ, ПСТГУ, РУДН, РГГУ. Протоиерей Дмитрий Сазонов выступил с докладом «Борьба научного и религиозного мировоззрений в контексте идеологии партийной диктатуры (На примере «хрущевской оттепели»), который был высоко оценен присутствующими.

Предлагаем посетителям нашего сайта авторский вариант доклада.

02Протоиерей Димитрий Сазонов,
кандидат богословия,
докторант Общецерковной аспирантуры им. Кирилла и Мефодия,
Секретарь Епархиального Совета Кинешемской епархии.

"Они не приняли любви истины для своего спасения.
И за сие пошлет им Бог действие
заблуждения, так что они будут верить лжи,
да будут осуждены все неверующие
истине, но возлюбившие неправду"

(2 Фес. 2: 10-12)

Борьба научного и религиозного мировоззрений в контексте идеологии партийной диктатуры (На примере «хрущевской оттепели»).

В названии темы моего выступления заявлено, что между двумя мировоззрениями - религиозным и материалистическим, происходит борьба. Так ли это? Если мы говорим о личности, без привязки к внешней ситуации, то это утверждение несколько условно, и скорее ситуативное. Вместе с тем, выбор личности между моделями мировоззрения в идеологическом контексте истории, обязательно означает борьбу. Борьба, в первую очередь происходит в плоскости государственной идеологии на уровне борьбы с инакомыслием[1]. В этом контексте утверждение Дмитрия Карамазова в романе Достоевского о том, что в сердце человека происходит борьба Бога с дьяволом, не выдерживает критики. Свободный человек сам отдает свое сердце Богу, или отворачивается от Него. Сам заявляет ему протест, сам бунтует против него. Он транслирует свое мировоззрение другим, навязывая его, если ему позволяет возможность. Причем в своем навязывании мировоззрения он руководствуется чаще всего сугубо субъектвными, подчас корыстными, целями. Происходит не борьба добра и зла, происходит борьба бытия (жизни) с небытием (смертью). Зло никто не создавал. Оно возникло из-за злоупотребления свободой, дарованной Богом ангелам и людям. Зло – извращенное действие воли тварных существ, нарушающее Божественную волю и ведущее к отпадению от Бога. «Видимый мир от царей до нищих, весь в смятении, в нестроении, в борьбе,– писал св. прп. Макарий Великий о происхождении зла в мире, - и никто из них не знает тому причины, то есть… зла, произошедшего вследствие Адамова преступления, - этого жала смерти; потому что пришедший грех, как разумная некая сила и сущность сатаны, посеял всякое зло; он тайно действует на внутреннего человека, и на ум, и борется со всеми помыслами; люди же не знают, что делают сие побуждаемые чуждою некоею силою; напротив того, думают, что делают сие по собственному своему рассуждению»[2]. Ему вторит прп. Максим Исповедник: «Что же тогда зло? Ясно, что оно есть страсть естественного мышления,, которое не может существовать при [ правильном] пользовании умозрением, когда ум бодрствует»[3].

01Примером отрицания Бога и бунте против Него в историческом контексте являются бунты, смуты и революции, желающие изменить мировоззрение человека, например - Великая Французская революция, Октябрьский переворот, который потянул за собой не только идею социального равенства, но и борьбу с инакомыслием. Модель нетерпения в отношении мировоззренческого инакомыслия и борьба с ним ярко представлена в «безбожной пятилетке 1932-37гг.», и в «хрущевской оттепели», где наряду с политическим инакомыслием преследовалось религиозное мировоззрение.

Борцы с инакомыслием, отвергли религиозную веру человека в Бога. Они создали свою религию человекобожия со всеми атрибутами религиозной веры потому, что были не уверены в своей правоте. Именно об этой подмене и служению «твари вместо Творца» говорил в своем послании к Римляном ап. Павел (Рим. 1:25). (Они создали эрзацрелигию с культом святых вождей, храмами в виде мавзолеев, пантеоном вождей и героев (захоронения у кремлевской стены, статуи вождей), соборами (съездами), атрибутикой (серпом и молотом, звездой), парадами (крестными ходами), заповедями, выраженными в кодексе строителя коммунизма, иконами (портретами вождей) и молитвами перед ними. Они поддерживали веру в вечную жизнь своих человекобогов, при этом отрицая бессмертие души(«Ленин жил, жив, будет жить»).

Она предложила поход в «землю обетованную» (рай на земле), к светлому будущему, указав, что лишь научно-технический прогресс и партийно-идеологический эрзац религии обеспечат духовные потребности человека. О созданной религии атеизма хорошо написал в своей статье В. Аксючиц «Атеистическая идеология. Государство. Церковь»: «В чем основной смысл идеологической доктрины? Атеистический коммунизм призывает к строительству «светлого будущего человечества» на Земле…Но, чтобы сконцентрировать все силы человечества и направлять их по исторической и космической горизонтали, требуется – разрушить духовную вертикаль, соединяющую каждого человека и все человечество с небом и вечностью и сбить усилия духовного подъема человечества, ему и служит – атеизм; - компенсирвоать потерю высших духовных ценностей – идеалами сугубо земными, утилитарными и прагматическими, чему служит – материализм»[4]. Аксючиц приходит к выводу о противоречивости и бессмысленности атеистическо-материалистической идеологии отрицающей, с одной стороны, бытие Бога, с другой – возвещающей в своей программе религиозные принципы[5].

Рассмотрим время «хрущевской оттепели» как срез истории, показываюий попытку коммунистов вернуться к «чистоте идеологии», к «ленинским принципам». И здесь мы сразу увидим, что общее разочарование в «прошлых опытах» построения рая, и выборе «нового пути» на старых рельсах приобретает идеологическую парадигму «научного мировоззрения».

Кого обвиняют в ошибках? Врагов, не верящих в светлые идеалы.

В постановлении ЦК КПСС от 10 ноября 1954 г. «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» говорится: «…борьба против религиозных предрассудков в настоящее время должна рассматриваться как идеологическая борьба научного, материалистического мировоззрения против антинаучного, религиозного мировоззрения». Далее, в постановлении дается обоснование борьбы: «Исправление ошибок, допущенных в антирелигиозной пропаганде, не должно привести к ослаблению научно-атеистической пропаганды, являющейся составной частью коммунистического воспитания трудящихся и имеющей своей целью распространение научных, материалистических знаний в массах и освобождение верующих людей из-под влияния религиозных предрассудков […] Коммунистическая партия, опирающаяся на единственно верное научное мировоззрение – марксизм-ленинизм и его теоритическую основу – диалектический материализм, - не может безучастно, нейтрально относиться к религии как к идеологии, ничего общего не имеющей с наукой»[6].

ХХ съезд партии, разоблачивший «культ личности», ничего не изменил в партийной идеологии. На нем лишь сбросили одного кумира, слишком себя запятнавшего кровью. На него списали все ошибки и просчеты. Но сбросив кумира, с именем которого боролись за «светлое будущее», порушили и веру в непогрешимость пути и тех, кто ведет по нему – партии.

На ХХII съезде партии было провозглашено построение коммунизма через 20 лет. Чтобы вдохнуть веру в новый эксперимент, в новый поход, понадобилась борьба с неправомыслящими, активизировалась борьба с инакомыслием. Те, кто провозглашал новый поход в «землю обетованную», прекрасно понимали - туда надо идти с чистой верой в химеру «коммунизма» и «ленинизма» («ленинское учение правильно, потому что оно верно»), истинность которых возможно обосновать только на вере. Но «чистую» веру надо было подкрепить опираясь на более твердый и реальный фундамент. Что можно было назвать в те годы твердым фундаментом? В 60-е человечество восхищалось достижениями науки – освоением космоса, открытием новых возможностей науки. Казалось, что осуществление всех возможностей открываемых для человека наукой даст желаемые результаты в построении передового общества, общества нового типа, очищенного от ошибок старого. Характерно, что в это время особенно получила распространение такая область литературного жанра как фантастика – зачитывались произведениями С. Лема, А. Беляева, А. и Б. Стругацких.

Наивно было бы утверждать, что борьба на мировоззренческом уровне понадобилась партийной номенклатуре потому, что боялись очередного провала эксперимента. Она была необходима потому, что уже изначально не верили в его осуществление своих «научных» планов. Потому что «наука» нужна была для идеологии, для веры в новый уже теперь безгрешный эксперимент. Они почему-то решили, что наука в своей основе предполагает материализм, и что все ученые материалисты. Они целые области науки объявили лженаукой (кибернетика) и «буржуазной наукой». Они науку рассматривали сквозь призму классовой пригодности и борьбы. Сама наука для них явилась лишь идеологической ширмой. Они лишь эквилибрировали научностью применяя ее по мере надобности, полагая, что само слово «наука» придает их деятельности авторитет. Критически оценивая прошедшие эксперименты можно было с уверенностью сказать, что верить в «светлое будущее коммунистическо-материалистического рая» и туда безоглядно идти могут только люди, слепо доверяющие не только партийным установкам не подтвержденных практикой, построенной на марксизме-ленинизме, но люди, некритично настроенные и плохо понимающие суть науки, ее основы и ее возможности, не понимающие, что нет никакого «научного мировоззрения», подтверждающего материализм. О ложности идеологического штампа «научное мировоззрение», о разных областях познания и сути науки и религии, хорошо рассказал в своей книге «Истоки религии» прот. А. Мень[7].

Идеологи «светлого будущего» с упорством. Достойным лучшего применения внедряли свои установки в массы. Чтобы придать правдивость своим идеологической базе и придать достоверностям «науного мировоззрения», они стали вводить предмет проповеди атеизма в университеты. Были созданы институт научного атеизма в Академии общественных наук при ЦК КПСС, с 1964 г. вводится во всех высших учебных заведениях предмет «Основы научного Атеизма» соответствующие отделы в журналах, издается журнал «Наука и религия».

«Хрущевская оттепель» сыграла злую шутку с тем, кто ее затеял. Верить безоглядно материалистам могли только несвободные, некритичные люди.

Разрушив авторитет вождя, поколебав веру в его непогрешимость, сломав систему страха, подорвали и веру в материалистическое мировоззрение. Как только наступило время даже относительной свободы допускаемой «хрущевской оттепелью», люди стали понимать, что материализм не дает счастья, что счастье заключается в первую очередь даже не в моральной, а в духовно-нравственной сфере. Еще в начале ХХ века протоиерей И. Востроргов, в своей знаменитой работе «Социализм при свете Христианства» писал: «То существенное обстоятельство, что социализм ставит нравственное совершенство общества в прямую зависимость от его экономического строя и хочет достигнуть нравственного преобразования путем экономической революции, ясно показывает, что он в сущности стоит на одной и той же почве с враждебным ему мещанским царством, именно – на почве мещанского интереса»[8]. Существенным грехом социализма он называет убежденность социалистов-материалистов в том, что экономика для них является критерием нравственного начала. Опровергая теоретические измышления социалистов он пишет: «Экономические отношения, будучи сами по себе лишь фактами материального порядка… должны определяться нравственным началом и следовательно … от него зависеть»[9].

Партийные идеологи связали идею «светлого будущего» с экономическим благом и социальным равенством, привязали свою теорию с наукой, связали свою веру в передовое общество всеобщего благоденствия и веру в непререкаемый авторитет науки, потому что у партийной идеологии и у науки они видели схожие пути, а именно, путем эксперимента получить результат. Идеологические штампы советского времени это наглядно показывают: «социализм - советская власть плюс электрофикация», и т.д.

Надо сказать, что время было выбрано удачно: хрущевский период -послевоенное время, когда старое поколение, помнящее жизнь до революции было выбито войной и репрессиями, сельская молодежь устремилась в город, большими темпами развивался образовательный процесс, прошла реабилитация репрессированных в 20-30-40-е годы, был почти безусловен авторитет науки. Партийная идеология, которую они назвали научной (научный коммунизм) и связали с достижениями технической индустриальной революции, уверив себя, и через пропагандистский аппарат навязав свою верую другим, легла на более-менее «подготовленную» почву. Поэтому, доверяя достижениям научно-технического прогресса, уверили, что провозглашенные Лениным цели всеобщего благоденствия вот-вот будут достигнуты. Свою веру они связали с материальными достижениями благ и назвали ее материалистической, хотя это был просто процесс отрицания Бога. Свою конечную цель – общество всеобщего благоденствия они подкрепили свою теорию наукой для ее авторитетности. «Только на основе современной передовой науки возможно всестороннее и полное использование в интересах всего человечества богатств природы – читаем мы в постановлении ЦК КПСС от 10 ноября 1954 г.…можно добиться высокого подъема и развития промышленности и сельского хозяйства…Исходя из этого, Коммунистическая партия воспитывает советских людей в духе научного мировоззрения и ведет идейную борьбу с религиозной идеологией как с антинаучной идеологией. Коренная противоположность науки и религии очевидна. Если наука опирается на факты, на научный эксперимент…, то любая религия опирается лишь на фантастические вымыслы…»[10]. Услышав партийные призывы сопоставим их с высказываниями прот. А. Меня, звучавшими в те же годы в его проповедях и разговорах с прихожанамия. Среди которых было немало ученых: «Религия дает человеку знание о том, для чего он живет и как он должен жить. Наука не может ответить на эти вопросы – она лишь пытается узнать, как устроен материальный мир»[11].

Наука для коммунистических пропагандистов явилась лишь идеологической ширмой. Они науку рассматривали сквозь призму классовой пригодности и борьбы. Как они представляли себе коммунизм, достаточно ярко свидетельствует стенограмма заседания президиума ЦК КПСС от 14 декабря 1959 г., где Хрущев фантазирует по поводу того, что такое коммунизм, и рассуждения его оказывались на уровне желудка[12].

Программа КПСС к июню 1961 г. пестрела «фантастическими расчетами». Программа обещала 1970 году догнать и обогнать США по основным показателям (от стали и цемента до масла и яиц). В июле 1961 г. Н. Хрущев громогласно объявил: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме!». Нереальность цифр программы была очевидна любому экономисту, но никто не смел возражать, или критиковать. Цифры исходили не от экономистов и финансистов, ни благодаря выверенным и проверенным расчетам, ни благодаря опыту хозяйствования, но от лично Хрущева и его пропагандистов[13]. Конечно же, программа была единогласно одобрена, как и все, о чем они в ней фантазировали.

Как они представляли себе коммунизм построенный при помощи науки? Коммунизм, по мысли идеологов – это передовое общество. Что такое коммунизм и что надо строить - вряд ли кто из партийных идеологов ясно себе представлял и мог внятно объяснить, как мы уже видели на примере рассуждений Хрущева. Коммунизм - это общество всеобщего благоденствия? Что надо сделать, чтобы благоденствие наступило? Догнать и перегнать Америку по уровню производства? После очередного провала планов по построению передового общества они провозгласили: «От каждого по способностям – каждому по труду!» Но уже стало понятно, что коммунизм не будет построен никогда. Они все время эксперементировали. Построив очередной завод, систему каналов и водохранилищ, освоив целину. Им казалось, что идея «счастливого мира без Бога» вот-вот уже воплотилась, но на поверку оказывалось, что люди жили в нищете и голоде, им не хватало самого насущного. Официальная статистика констатировала отставание от США по производительности труда в 2-2,5 раза, не говоря уже о сельском хозяйстве предметах быта и других показателях[14]. Достижения советской науки были посредственными. В 1958-61 гг. производственный волюнтаризм Хрущева привел страну к продовольственному кризису[15]. Были повышены цены на товары первой необходимости. Кризис наступил во всех областях производственной сферы и науки. Провалом закончилась лунная программа. Милитаристкая гонка вооружений дорого обходилась бюджету. В 1961 г. СССР отставал от США в электронике и радиотехнике, в двигателях и топливе, в общей научно-технической базе и организации труда[16]. И единственное, что они могли создать, так это гетто, огороженное гетто социалистического лагеря. Но даже в этом лагере все трещало по швам, он держался лишь на штыках. События 1956 г. в Венгрии и 1968 года в Чехословакии наглядно демонстрируют нежелание народов соцлагеря идти в светлое будущее и строить коммунизм. Лагерь распался не из-за цен на нефть, не подлым вероломством шпионов и предателей. Он распался не выдержав эксперемента, построенного на ложных ценностях, ибо они строили дом на песке (Мф.7:27).

Марксизм-ленинизм, которые они провозгласили «передовым учением» и «высшим достижением человеческой мысли» - эту социалогическую теорию возведенную ими в высший абсолют, на деле оказался очередной в истории теорией отрицания Бога, очередной утопией, ничего не имеющей общего с наукой. Религия – удел отсталого общества, общества рабов, с которым, как казалось, лишь «прошлое», отжившее. Социализм следовал за крахом империализма. За провозглашенной борьбой в идеалы светлого будущего пришли бюрократия и номенклатура, которая паразитировала на вере людей в «светлое будущее», изощряясь в пропагандистских приемах оболванивания и запугивания населения, бездарно проедая и разбазаривая великое наследие, оставленное нам нашими предками и добытое трудом многих поколений. «Партия всегда права. Она исправляет все ошибки других, она наказывает и милует, - писали в своем бестселлере «Утопия у власти» М. Геллер и М. Некрич, - Партию – хранительницу Иедологии, то есть хранительницу Истины – Хрущев хотел «приблизить к практике», сделать ответственной за практическое руководство страной. Тем самым он посягнул на форму существования коммунистического госдуарства – уникального в истории человечества»[17]. Но партия не хотела брать ответственность за свои экперименты. Она не желала допускать к ним настоящих профессионалов.

Но им не удалось воспитать бездумных рабов, хотя задачей партийных идеологов было обратить в свою веру все население страны. Благодаря, в первую очередь, их «неверию» в свои цели и поставленные задачи, «научный материализм» потерпел фиаско. Часть людей, которых партийные руководители всеми способами хотели путем запугивания, репрессий (безбожная пятилетка, лагеря, администрирование), путем перевоспитания превратить в безропотных рабов, обратить в свою веру, прикрываясь при этом научностью, оставалась верной своей религиозному мировоззрению осталась верна своему религиозному мировоззрению.. При этом, часть общества была как раз не только «группой забитых и невежественных» людей прошлого, а представителями научной, передовой интеллигенции – ракетостроителей и физиков, математиков и естествоиспытателей, экономистов и философов. Это и И. В. Курчатов и Б. В. Раушенбах, С.С. Аверинцев, Д, С. Лихачев и мн. др. Кто-то из них открыто провозглашал свою веру, кто-то был «тайным» христианином, кто-то был даже тайным священником как Г. Каледа. Именно из интеллигентской среды вышло такое движение сопротивления режиму как дессиденство (почвенники).

Борьба с религией окончилась бесславно для партийных пропагандистов. По свидетельству историков, на религиозность народа хрущевские гонения повлияли незначительно, более того в начале 1960-х годов в ряде регионов РСФСР (например в Чувашии, Тамбовской, Рязанской, Кемеровской областях) намечался рост обращений верующих к священнослужителям для совершения церковных обрядов[18]. Оставшиеся в ходе антирелигиозной компании и не закрытые храмы были полны народа. Процент крещений был значителен. В Тульской области, например, в 1960 г. крестили 36, 5% детей от общего количества родившихся, в 1961 г. 40%, Костромской области в1960 г. крестили 38,1% новорожденных, в 1961 г. 43,3%[19]. В 1978 г. в Рязанской области в Спасском районе 76,2% от числа родившихся детей, в Скопинском районе было крещено 68.1%, в Рязанском 49.6%[20]. Корреспондент Ивановской областной газеты «Ленинец» Б. Лившиц писал о том, что комсомольцы обалсти совершают религиозные обряды. Он недоумевает: «Откуда бы все это? Вроде и церквей у нас немного, и народ грамотный…»[21].

Церковь, вера в Бога, своим, пусть даже минимальным присутствием в душах людей показала ложность устремлений материалистов, боровшихся с религиозной верой при помощи всей государственной машины на протяжении всех 79 лет существования советской власти, показала тщетность их усилий.

Хрущеву так и не удалось показать «последнего попа по телевизору» в 80-м году. Он умер от инфаркта миокарда в 1971 году. С его смещением с поста генсекретаря ЦК КПСС борьба научного атеизма и материализма с религией потеряла свою остроту и закончилась, в конце концов, бесславно для «научного материализма».

В начале ХХ века прот. И. Восторгов пророчески предсказал крах материалистической теории: « В конце концов, мы почувствуем, что истина лежит не в личности и не в обществе, а над ними. С величайшей ясностью мы увидим, что в них она и не может лежать, что наши хитросплетения и софизмы, оправдывающие и самопожертвование в пользу ближних и насилие над ними, есть ложь. А ложь эта происходит оттого, что мы молчаливо попускаем: человек есть все и все для человека…истину можно найти лишь в Боге, в его законах, непреложных и обязательных для всех..»[22].

 


[1] О религии и церкви. Сборник высказываний классиков марксизма-ленинизма, документов КПСС и Советского государства. М.. Политиздат 1977 – С.77.

[2] Добротолюбие. Т.1. YMKA-PRESS.Paris. 1988. C. 165.

[3] Творения преподобного Максима Исповедника. Кн.1. Из-во: «Мартис». 1993 г. С.109.

[4] Русское зарубежье в год Тысячелетия Руси /сост. М. Назаров. М.: «Столица» 1991. С.217.

[5] Там же.

[6] О религии и церкви. С. 75.

[7][7] Мень А., прот. Истоки религии. Брюссель. 1981. С. 274-275.

[8] Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов. Полное собрание сочинений в 5-ти томах. Т.5. Из-во: «Царское дело».СПб, 1998 – С.701.

[9] Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов. С.702.

[10] О религии и церкви. С. 76.

[11] Мень А., прот. Истоки религии. Брюссель. 1981. С. 274-275.

[12] Президиум ЦК КПСС 1954-1964. С. 198-199.

[13] Президиум ЦК КПСС 1954-1964 / Ред. А. А. Фурсенко - М.: РОССПЕН Т. 1. 2003. С. 401, 404.

[14] РГАНИ Ф.5. Оп.30. В.325. С. 7-16.

[15] История России ХХ век. С.379.

[16] История России ХХ век: С. 352.

[17] Геллер М.,Некрич. А. Утопия у власти. История советского союза с 1917 года до наших дней. OverseasPublicationsInterchangeLtd. London. 1989. С. 673.

[18] История России ХХ век./ под редакцией А. Б. Зубова – М.: Апрель АСТ, 2010 – С.372.

[19] Государственный архив Костромской области. Ф. р-2102. Оп. 5, д.44, л.24.

[20] Государственный архив Рязанской обалсти. Ф. р-5629. Оп. 1, д.133, л.49.

[21] Лившиц Б. О церковных обрядах и комсомольской инициативе. //Ленинец. 1964. 19 апреля.

[22] Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов. С.714

Храмы и монастыри

Костромской Свято-Троицкий Ипатьевский мужской монастырь

Есть основания полагать, что монастырь был заложен в 1330 году на средства татарского мурзы Чета, влиятельного вельможи Золотой Орды, который направлялся через эти края по пути в Москву на службу к великому князю Ивану Калите. На подходе к Костроме, в том месте, где сейчас стоит монастырь, Чет облюбовал дубовую рощу для отдыха. Во время отдыха ему было видение Божией Матери с апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием, после чего он был исцелен от какого-то недуга. В благодарность Богу усердием татарского мурзы на этом месте вскоре была основана обитель.

Подробнее...

Святые и Святыни

Протоиерей Радковский Иларий Александрович (1890-1978)

Протоиерей Иларий Радковский родился 25 июля 1890 года в с. Пищево Житомирской губернии. Окончив в 1911 году Житомирскую духовную семинарию, он несколько лет служил в одном из сел своей епархии. В начале 1915 года о. Иларий добровольно стал военным священником 463-го Краснохолмского пехотного полка, в котором прослужил до конца 1917 года. В 1917-1935 гг. о. Иларий служил в разных церквях Житомирской и Киевской областей. В 1935 году последний его храм в с. Слободка Киевской области был закрыт и он остался без работы.

Подробнее...

Статьи

Идеал монархической государственности в эпоху царствования Николая I (1825-1855)

 В стихотворении «14 декабря 1825 года» Ф. И. Тютчев назвал декабристов «жертвами мысли безрассудной» и указал на причины этого «безрассудства»:

Вас развратило Самовластье,
И меч его вас поразил... i

Подробнее...