| | vivaspb.com | finntalk.com

Поучения Рыбинского протоиерея Родиона Путятина (1806-1869)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ
ПОУЧЕНИЯ НА СВЯТУЮ ЧЕТЫРЕДЕСЯТИЦУ

 

ПОУЧЕНИЕ 96
В неделю мытаря и фарисея

Всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется (Лк.18,14).

К некоторым людям, которые уверены были что они праведны, а других унижали, Иисус Христос сказал следующую притчу: «два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, встав, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие человеки, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже очей возвести на небо; но, ударяя. себя в грудь, говорил: Боже, милостив буди мне грешному! Я сказываю вам, прибавляет Иисус Христос, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всяк возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится».
Итак, вот что значит хвалиться собою, а про других худое говорить, других унижать! Посмотрите на этого фарисея, молящегося в храме Божием. Он ни у кого ничего не отнимал, никого ничем не обижал, вел жизнь целомудренную, два раза в неделю постился, десятую часть из имения отдавал в церковь и на бедных. Кто не скажет, что фарисей этот — человек праведный? Однакоже не он пошел оправдан в дом свой, а мытарь. Да, этот фарисей добродетельный потерял всуе свои добродетели тем, что собою похвалился, а про мытаря сказал, что он худой человек.
Но посмотрите на этого мытаря, молящегося в храме Божием. Посмотрите, как он поодаль от всех стоит, как он бьет себя в грудь, как он потупил долу свои взоры; по всему видно, что он великий грешник. Однако же этот великий грешник пошел оправдан в дом свой, Да, этот великий грешник оправдан, потому что осудил себя, сознал себя грешником, каким он был и на самом деле.
Не будем же, слушатели, и мы про других худое говорить, а собою хвалиться. Хвалиться собою, значит унижать себя. И Бог и люди перестанут любить того, кто вздумает собою хвалиться. Добрые дела наши перестают быть добрыми, когда мы похвалимся ими. Мы теряем должную награду за свои труды, когда с самодовольством расскажем о них всем. Равно и унижать других — значит унижать себя. Мы сами делаемся низкими пред Богом и людьми, когда низко отзываемся о ближнем; мы себя бесчестим, когда черним честь других. Да и как мы можем говорить худое о других? Разве долго худому человеку сделаться лучше нас? Разве долго ему исправиться и получить оправдание от Бога? Разве долго ему с мытарем сказать: Боже, милостив буди мне грешному? Мы видим и слышим, что этот человек обижает, грабит, живет распутно; но видим ли, но слышим ли, как он бьет себя в грешную свою грудь, как он плачет о своих грехах пред Богом? Мы знаем, как он каждый день грешит, каждый час делает неправду; но знаем ли, что в то самое время, как мы его осуждаем, он, может быть, на коленях весь в слезах, стоит пред милосердым Богом и молится из глубины души: Боже, милостив, буди мне грешному? Может быть, в ту самую минуту. когда мы говорим; этот человек сделал то, другое, третье,- в ту самую минуту Бог говорит ему: прощаю тебе и то, и другое, и третье, и все прощаю. Так-то, слушатели, мы, может быть, осуждаем нашего ближнего в то самое время, когда Бог оправдывает его на праведном суде Своем. Будем помнить, что и самые низкие грешники не далеки от глубокого смирения; и всяк смиряяй себе вознесется, возносяйся же смирится.

ПОУЧЕНИЕ 97
В неделю мытаря и фарисея

Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче.

С нынешней недели, недели мытаря и фарисея, Святая Церковь начинает петь: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!»
Это значит, что скоро наступит Великий Пост и, следовательно, скоро нам надобно будет исповедоваться во грехах. Обратим внимание на эти слова грехи.
Покаяния отверзи ми двери. Разве двери эти туги и разве самим нам не отворить их себе? Действительно, туги они иногда для нас бывают, и самим нам, без помощи Божией, никак не отворить их. Что это значит? - То есть, нам иногда очень трудно бывает покаяться во грехах; самим не вспомнить о грехах, как должно, самим не заплакать слезами грехоомывательными; нам думается, будто и не грешники мы, будто и не оскорбили мы Бога нашими грехами; нам иногда очень тяжело бывает сходить на исповедь к духовнику, нужным идти не считаем, без этой исповеди бываем покойны, как больные в беспамятстве. Отчего же это? Отчего трудно каяться? Отчего тяжело ходить на исповедь? Отчего туги двери покаяния! — Оттого же, между прочим, отчего всякие двери могут делаться туги; долго не отворяй дверей каких-нибудь, долго не ходи в них,- они и окрепнут, туги сделаются, и не скоро после отворишь их. Так бывает и с дверьми покаяния: долго не кайся во грехах, долго не ходи на исповедь,- и тяжело будет идти, и трудно будет покаяться. Да, если в тот час или день, как согрешишь ты, о грехе своем не подумаешь, не поскорбишь, не поплачешь; если неделю, месяц, два, три месяца не вспомнишь о нем,- то ты уже не можешь после так скорбеть о нем, как бы раньше поскорбел; тебе уже трудно будет тогда так заплакать, как плачут кающиеся грешники. Если нынешний пост не пойдешь на исповедь, год, два, три не пойдешь,- то тебе после не легко будет собраться идти; а как лет пять или больше не побываешь, то тебе уже очень тяжело будет идти; ты без страха вспомнить не можешь о том, что тебе надобно идти: дверь покаяния будет тебе казаться неприступною.
Все хорошо делать в свое время; иначе и легкое сделается трудным, и возможное — невозможным. И болезнь, если она застареет, мудрено вылечить; и пятно на платье, если в скорости его не смоешь, не легко после его отмоешь; и поле, если всякий год не станешь его полоть, не скоро очистишь от трав негодных.
Итак, помните, слушатели, что двери покаяния очень туги для нас сделаются, то есть, нам очень трудно будет покаяться во грехах и очень тяжело будет идти на исповедь, если мы долго не будем каятся, если долго не станем ходить на исповедь. И потому каждый день раскаивайтесь во грехах своих; тотчас, как только согрешите, плачьте пред Богом о грехах своих и давайте обещание исповедаться в них в свое время пред духовником; чаще ходите на исповедь, по крайней мере, непременно хотя однажды в год. Не давайте застареваться в себе душевным болезням, поскорее омывайте свои греховные скверны, долго не медлите очищать свою душу от порочных терний. А мы все откладываем покаяние наше, все говорим: после покаемся. Все после, да после; да когда же после? Ах, не пришлось бы раскаиваться после смерти!… Иначе, когда же? Пред смертию? — Нет, бойтесь этого успокоения: слишком ненадежно и большею частию бесполезно бывает покаяние пред смертию. Умирающий от голода до того, наконец, ослабевает в силах, что уже не может принять пищи, которая в свое время могла бы спасти его от смерти. Так и умирающий во грехах перед смертию до того ослабевает в духе, что не может, не посмеет воспользоваться покаянием, этим спасительным от грехов лекарством.
Нет, поскорее, как можно поскорее, покаяния отверзи нам двери, Жизнодавче! Поскорее, тотчас же как согрешим, помоги нам каятся, плакать, скорбеть и сокрушаться о грехах; поскорее в наступающий же пост, помоги нам исповедаться перед духовником, получить от Тебя через него прощение и разрешение от грехов наших. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 98
В неделю мытаря и фарисея

В одно время Иисус Христос сказал следующую притчу: два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился в себе так: Господи! благодарю, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. — Мытарь же, вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешному.- Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой больше, нежели тот; ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя — возвысится.
Мытарь пошел оправданным в дом свой более, нежели фарисей, то есть мытарь, правее пред Богом и своею совестию, стал и покойнее в душе, чем фарисей.
Мытарь в церкви, сборщик податей в церкви; видите, человек, занятый делами, нашел время быть в церкви. Что его заставило оставить, может быть, нужные дела по должности и идти в церковь? — Сознание себя грешником, желание оправдаться перед Богом и своею совестию и, таким образом, успокоиться. Нынешние служащие должностные люди не ходят или очень редко ходят в церковь. Почему? Вовсе не потому, что у них времени мало; достает же у них времени бывать в собраниях светских, и собраниях пустых, или заниматься делами, и делами пустейшими: нет, не оттого, что времени мало, а оттого, что не сознают они себя грешниками, не беспокоятся о грехах своих, не считают нужным успокаиваться, оправдываться пред Богом и своею совестию. Впрочем, и фарисеи ходят в церковь молиться.
Как это в церкви пришло фарисею на мысль, во время молитвы к Богу, оправдывать и успокаивать себя тем, что он человек строгой, хорошей, воздержной жизни, и что он не таков, как прочие человеки? — Он принадлежал к секте тех Иудеев, которые веровали, что вся святость состоит в соблюдении одних внешних обрядов и правил благочестия, и которые потому, ведя жизнь наружно строгую, воздержную, величались собою, считая всех других нечистыми, порочными. Значит, этот фарисей, бывший в церкви, оправдывал и успокаивал себя тем, чему он веровал с малолетства, чему научили его отцы и деды. Веровал он так, научен так; однакоже, не мог оправдаться перед Богом и своею совестию и, таким образом, не мог успокоиться. Почему? - Неправым верованием душа наша не может никогда успокоиться; и отцами, и дедами в деле веры нельзя никак оправдаться. Да, фарисеи всуе, как они себя ни оправдывают, как ни успокаивают, очень и очень неправы, непокойны в душе бывают пред Богом и своею совестию: оттого-то они всегда и так злы, строги к другим и так гнушаются, презирают всех.
Знаете, слушатели, кто из нынешних христиан несколько походит на древних фарисеев? — Наши раскольники. Да, некоторые из наших раскольников тоже веруют, что вся святость состоит в соблюдении внешних обрядов веры и правил благочестия, и тоже ведут, по крайней мере, многие из них ведут, жизнь наружно строгую, воздержную и точно также много о себе думают и других презирают: считают всех, кроме себя, нечистыми. Правы ли наши раскольники пред Богом и покойны ли и в своей душе? - Нет; если бы были пред Богом правы и в душе покойны, то не были бы так злы и не злились бы так на нас. Ведь и раскольникам чем успокоиться в душе, чем оправдываться пред Богом и своею совестью? — Они тоже, как и фарисеи, только тем и хотят себя оправдать и успокоить, что наружно ведут жизнь строгую, и тем особенно, что от отцов и дедов научились так жить и веровать. А, ведь, неправое верование, еще скажу, кто бы ему ни научил, всегда для души плохое успокоение, и отцы, и деды в деле веры никак не оправдание,
Впрочем, некоторые из наших раскольников хуже и ниже фарисеев; такую они, по своему верованию, ведут гнусную жизнь, что срамно и говорить здесь. Соблюдением кое-каких внешних благовидных обрядов благочестия они только хотят прикрывать срамной образ своей жизни. Они и Церкви нашей потому большее чуждаются, бегают, чтобы вдали от нее, от ее света, могли продолжать вести свою темную, срамную, гнусную жизнь. Какое, слушатели, назидание нам из нынешней притчи? — не будем себя оправдывать и успокаивать ничем своим, никакими своими делами, особенно сравнением себя с другими: я не таков, как прочие; самоуспокоение — плохое успокоение, и сравнение себя с другими никак нам не оправдание.
Старайтесь лучше себя осуждать, унижать, и никак не оправдывать чем-нибудь, особенно сравнением себя с другими, а других, напротив, старайтесь оправдывать, извинять, не осуждать, не унижать; тогда скорее и вернее оправдаетесь, успокоитесь. Всякий, сам себя возвышающий, т.е. оправдывающий себя, будет унижен, будет низок в душе пред Богом и совестью, а себя унижающий, т.е. осуждающий себя, возвысится, прав будет в душе пред Богом и совестью. Да, слушатели, одними делами своими, самыми святыми и правыми, мы никогда не оправдаемся и не успокоимся: все оправдание наше — беспредельная к нам милость Божия, и все успокоение наше — молитва наша к Богу: Боже, милостив буди мне грешному. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 99
В неделю мытаря и фарисея

Почему, слушатели, молитва фарисея была не угодна Богу, несмотря на то, что он был человек, кажется, праведный? И отчего, напротив, Богу угодна была молитва мытаря, хотя он был всем известный грешник? Бог грешников не слушает. Он слушает только праведных; отчего же фарисей, добрый своею молитвою, заслужил осуждение, а мытарь грешный получил оправдание? Фарисей оттого заслужил осуждение своею молитвою, что он, молясь, сознавал себя праведным; а мытарь получил оправдание своею молитвою за то, что сознавал себя грешником.
Как бы вы ни были чисты и правы — не сознавайте себя такими пред Богом, а сознавайте себя грешниками. Да Бог не услышит нашей молитвы, когда мы, молясь Ему, бываем уверены, что мы правы.
Но вы скажете: как можно довести себя до сознания, что я грешник, когда я не грешу, по крайней мере, гораздо меньше других грешу: когда я исполняю и заповеди Божии, делаю и добрые дела? Можно, слушатели, и легко можно сознать себя грешником, когда мы будем должным образом рассуждать. В самом деле, будем рассуждать хорошенько: ты не сознаешь себя грешником; вот и знак, что ты не праведник, а грешник; ибо праведники никогда не считают себя правыми пред Богом; ты к тому же сознаешь себя лучше других; а это знак еще вернее, что ты действительно грешник; ибо праведники всегда почитают себя хуже других.
Будем рассуждать далее: на мне нет теперь грехов; нет никаких важных грехов, какие есть за другими: как же мне сознаться, что я грешник и грешнее других? Очень легко. Пусть так, что на тебе грехов теперь нет, но за то были прежде. Положим, что тебе прежние грехи прощены; положим, что ты загладил их добрыми делами, омыл слезами; но все же ты был грешником; стало быть, грешил; ты чист от грехов по милости Божией, а сам по себе ты грешник. Ты даже большой грешник: ты имел силы воздерживаться от грехов, ибо теперь воздерживаешься; другие грешат по слабости, а ты имел силы не грешить и грешил. Будем и еще рассуждать: я и прежде не грешил, грешил гораздо меньше, нежели другие. Положим, что и это правда. Но как ты мог воздерживаться от грехов? Сам собою или при помощи благодати Божией? Если ты сам по себе воздерживался от грехов, то ты вовсе не праведник, ибо твоя природа такова, что ты не грешить не мог. Если ты боролся со грехом, вооружился против страстей, то тебе помогла благодать Божия воздержаться. Без благодати Божией ты никогда не мог бы воздержаться. Что же думаешь о себе что ты праведник, когда ты по благости Божией праведник?
Да если бы этому человеку, которого ты почитаешь хуже себя, так помогла благодать Божия, как тебе, то и он не согрешил бы.
Да, слушатели, грехи, которые мы имеем или имели наша собственность; а добрые дела, которые мы делаем, не наши; это — дело благодати и милости Божией.
Итак, если ты не грешишь теперь, а грешил прежде, то явно, что ты грешник и хуже других: ибо мог воздерживаться и не воздерживался; другие грешат потому только, что воздержаться не могут. Если ты и прежде не грешил и теперь не грешишь, то все же ты грешник, ибо не сознаешь себя грешником. Да, не сознавать себя грешником есть грех и грех великий.
Будем же, слушатели, так рассуждать, и мы сознаемся, наконец, что мы — великие грешники. Да, и сознавая себя грешниками, не будем почитать себя праведниками, ибо и это будет грех; да, и это грешно, если я буду успокаиваться тем, что сознаю себя грешником. Нет, в конец надобно истреблять в себе грех; никогда не надобно уверять себя, что праведник; ничем не надобно успокаивать себя, что не грешник; надобно, чтобы после всех пощений и молений, после всех суждений о себе, выходило одно заключение: я, Господи, великий грешник; я недостоин милостей Твоих, я недостоин и просить помилования у Тебя, Господи. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 100
О покаянии

Оттоле начат Иисус проповедати и глаголати: покайтеся, приближися бо Царство Небесное (Мф.4,17).

Как мы должны вести себя, чтобы нам наследовать Царствие Небесное? В покаянии мы должны вести себя. Да, в покаянии, в повседневном покаянии, в ежеминутном покаянии. Мы — грешники, и грешим всякий день, всякий час, можно сказать, всякую минуту. А потому и должны каяться во грехах своих; всякий день, всякий час, всякую минуту должны каяться.
Почему мы так часто, непрестанно просим, чтобы Господь сподобил нас прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати! Потому что в этом все наше спасение, и это великая нам от Бога милость, если мы всю жизнь нашу будем проводить в покаянии.
Чему, главным образом, учил Иисус Христос? Многому Он учил, всему, что нужно для наследования Царства Небесного; но главным образом Он учил покаянию: покайтесь; Царствие Небесное близко к вам, только, покайтесь…
Итак, и Иисус Христос главным образом учил покаянию, и Св[ятая] Церковь учит нас просить у Бога помощи, чтобы нам проводить время в покаянии. Видно, нужно нам покаяние, и видно, спасительно оно для нас и богоугодно.
Что же это значит — проводить все время в покаянии, всякий день каяться, всякий час, всякую минуту каяться? Непрестанно хранить себя надобно от греха, непрестанно бегать греха, непрестанно гнушаться грехом; а если не можешь или если падешь в какой грех, — тотчас надобно сознаваться в этом, и в ту же минуту просить у Бога прощения, и решаться жить вперед по воле Божией. Да, во всем сознавайся; чего не можешь сделать или не хочешь: и Бог тебе поможет или помилует.
Ужели все так надобно вести себя всю жизнь? Да, непременно всю жизнь, все дни жизни, все часы и минуты жизни так надобно вести себя, так надобно поступать: все каяться, все раскаиваться.
Ужели одним этим наследую я Царствие Небесное? — ты спросишь. Да, если до конца жизни будешь так себя вести, — в мире и в покаянии, ибо в этом одном — все, и Иисус Христос всю Свою проповедь о спасении нашем выразил в этих кратких словах: «Оттоле начат Иисус проповедати и глаголати: покайтеся, приближеся бо Царство Небесное». Вы наследуете его, только покайтесь. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 101
В неделю мясопустную

Болен, и посетисте Мене (Мф.25,26).

На страшном суде Господь наш Иисус Христос стоящим по правую руку Его скажет: «Приидите, благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царство от сложения мира».
Кто эти счастливцы, которых с такою любовию Иисус Христос будет приглашать в Царство Небесное? Много будет их, и между ними будут и те, которые больных посещают. Да, слушатели, за то, что мы больных посещаем, Иисус Христос примет нас в Царство Небесное. Кого же именно Иисус Христос за посещение больных примет в Царство Небесное?
Например, духовников и врачей, когда они, по своей обязанности, посещают больных; когда врачи посещают больных с тем, чтоб подать им пособие к излечению от болезней телесных, а духовники — с тем, чтобы исповедать их и причастить Св[ятых] Таин, и, посредством врачевания болезней душевных, уврачевать болезнь телесную или преподать им напутствие благодатное в жизнь вечную.
Вы и не духовники, и не врачи; но и вас, за посещение больных, тоже Господь примет в Царство Небесное.
За какое же посещение? И всегда бывают случаи делать такие посещения, но и в настоящее время у нас в городе, можно сказать, тысячи их, этих случаев; потому что не только в каждом доме, но на каждом шагу больные лежат.
Итак, ты больного видишь такого, за которым некому присмотреть, некому подать пособия, некому за лекарем сходить или за лекарством, некому духовнику сказать; возьмись же ты сам за это дело: походи за этим больным, помоги в чем нужно, сам сходи за лекарем, извести духовника, вообще сделай для больного все, что сделал бы ты для ближайшего своего родственника, и ты сделаешь то посещение больному, за которое примет тебя Иисус Христос в Царство Небесное, за которое услышишь ты от Него на страшном суде радостное для тебя приветствие: прииди, наследуй Небесное Царство.
Но ты сам не можешь, не умеешь, неспособен помощь оказывать больным. Проси других, убеди словами, мольбою, наградою, всем, чем только можешь, упроси походить за больным — и ты получишь награду за твое усердие вместе с теми, которые больных посещают. Больной этот, за которого ты просил других, сам за тебя Бога попросит, или тоже других попросит, чтобы те исходатайствовали тебе милость у Иисуса Христа. Впрочем, тебе и не нужно будет ходатаев других: Иисус Христос, Судия твой, Сам будет за тебя ходатайствовать пред Отцем Небесным, потому что ты сам Его — больного, в лице ближнего, не оставил, посетил.
Если же ты, по своему состоянию, или по своим летам, или по своим силам, не можешь ничего сделать больным, то и для тебя есть средство заслужить на страшном суде милостивое приветствие Иисуса Христа. Какое же это средство? Молитва за больных. Да, если ничего сделать не можешь, молись за больных, за страждущих; если не можешь ходить, посещай мысленно больницы и дома больных — воссылай мысленно к Богу усердное моление, чтобы Он помог им выздороветь: и ты за это молитвенное посещение больных услышишь милостивое приветствие от Иисуса Христа: Я был болен, и ты молился обо Мне.
Но, слушатели, если кто из нас может посещать больных, имеет силы помогать им, имеет средства помогать им, но не хочет помогать, то да убоится тот, чтобы ему не услышать от Иисуса Христа на страшном суде слова: поди от Меня, проклятый, в огонь вечный за то, что ты ради Меня больному не помог, о излечении его не позаботился, лекаря для него не пригласил, духовнику не сказал и никакого участия не принял.
Господь Иисус Христос, Своею благодатию, да вразумит вас, да поможет вам оказывать помощь всяким больным, и да сохранит вас самих от болезни Своею милостию. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 102
В неделю мясопустную

Тогда речет и сущим ошуюю Его: идите от Мене, проклятии, в огнь вечный (Мф.25,41).

Вот что Иисус Христос на страшном суде Своем скажет людям, стоящим по левую руку: «подите от Меня, проклятые, в огнь вечный. Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня». Тогда они скажут ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, — и не послужили Тебе»? Тогда скажет Он им в ответ: «истинно говорю вам, поелику не сделали вы сего одному из сих меньших, то не сделали Мне». — Скажет Иисус Христос, и они пойдут в муку вечную.
Слушатели-христиане! Ужели в муку вечную пойдут люди только вот за эти грехи, что алчущего не напитают, жаждущего не напоят, странника в дом не примут, нагого не оденут, больного не посетят и в темнице? Есть много других грехов, и грехов тяжких, великих; по чему же Иисус Христос не вспомнит грешникам об этих грехах! Об тяжких и великих грехах не нужно напоминать и говорить: они и без произнесения приговора Судии осуждают грешников на вечные мучения; великие и тяжкие грешники на страшном суде будут стоять безответны, сами, не говоря ни слова, пойдут в огнь вечный; им нечего будет и сказать в свое извинение; им нечем будет оправдываться. И потому приговор Иисуса Христа, который Он произнесет на страшном суде, имеет такой смысл: вы, грешники, не хотели исполнить Моих заповедей; вы по своей воле поступали, а Меня не слушались; вы для себя только жили, а для Меня ничего не делали; вы даже и вот какого легкого дела не хотели сделать для Меня; вы для Меня и алчущего не накормили, жаждущего не напоили, странника в дом не приняли, нагого не одели, больного и в темнице не посетили, самого легкого дела вы не хотели сделать; значит, в вас нет вовсе милости к людям, за то и вам нет от Меня милости: ступайте от Меня, проклятые, в огнь вечный. Я милостив, но только к тем, которые сами к другим милостивы.
Итак, слушатели-христиане, что же нам грешникам теперь делать, как нам спастись, при наших грехах, от вечных мучений, которые ожидают грешников по смерти?
Примемся поскорее за дела человеколюбия, будем побольше делать милостей ближним нашим; и Бог явит нам Свою милость, т.е. даст время нам раскаяться в грехах наших, даст средства загладить преступления наши и, таким образом, простит все грехи и преступления, и уже не вспомнит их на Своем страшном суде.
Но не забудьте слушатели, что Бог грехи прощает и разрешает здесь, на земле, и потому будем делать милостыни не для того, чтобы Бог простил нам грехи наши на страшном суде, но чтобы здесь простил и разрешил. На страшном суде Он не вспомнит наших грехов если в них мы здесь раскаемся, если здесь получим прощение и разрешение; тогда Он вспомнит одни только милостыни наши, которые мы сделаем; тогда Он скажет нам: вы были милостивы, вот за это и Я явлю вам милость — приидите и наследуйте уготованное вам Царствие Небесное.
Но если мы, здесь не захотим раскаяться во грехах, если не получим прощения и разрешения в них и, таким образом, на страшный суд явимся с грехами, то нам уже не будет никакой милости, нам уже воздаст Господь по грехам нашим; Он не вспомнит уже и того, если мы алчущего напитаем, жаждущего напоим, нагого оденем или другие дела милостыни сделаем. Еще повторяю: Господь на страшном суде вспоминает милостыню и за нее милость являет тем только грешникам, которые здесь раскаялись и получили прощение во грехах своих. Итак, старайтесь, слушатели, чтобы Господь вспомнил наши милостыни на страшном суде; но страшитесь, бойтесь, чтобы Он не вспомнил тогда грехов ваших, а Он непременно вспомнит все, если мы в них забудем раскаяться. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 103
В неделю сыропустную

В нынешний день мы, христиане, имеем обыкновение прощаться друг с другом, потому и самый день сей у нас называется днем прощальным.
Обыкновение это, слушатели, самое христианское; ибо чем же приличнее начать наступающий пост, как не взаимным друг другу прощением? В пост святой четыредесятницы мы преимущественно испрашиваем себе у Бога прощение во всех грехах, каше сделали в продолжение года. Но простит ли Бог нам грехи наши, когда мы не простим грехов нашим ближним? Господь нам только тогда прощает, когда мы сами все прощаем другим; аще отпущаете человеком согрешения их отпустит и вам Отец ваш небесный. Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Мф.6,14—15). Кто не прощает грехов ближнему, тот не истинно раскаивается в своих грехах. Истинно раскаивающийся грешник не может помнить оскорбления, какие он терпел или терпит от других; у него одно на уме — грехи, которыми он Бога оскорблял; печаль по Бозе заглушает в нем все другие попечения.
Правда, не легко прощать обиды и забывать оскорбления; ах, есть такие оскорбления, которых, кажется, вечно забыть нельзя! Но чтож делать! Трудно прощать; зато как легко, как покойно бывает после! Точно камень спадет с души, когда превозможешь себя, бросишь обиду, забудешь оскорбление; именно божественный мир водворяется в душе, когда помиришься с кем; Богу подобными мы делаемся, когда друг с другом простимся; Христос посреди нас бывает, когда друг друга лобзаем.
Впрочем, слушатели, не думайте, что довольно в душе помириться и проститься, как некоторые говорят; нет, непременно пойди к тому, с тем тебе надобно проститься; пойди, поклонись и скажи: прости меня. Ибо отчего тебе не хочется пойти поклониться и попросить прощения? Отчего ты даже не хочешь сказать: прости меня? — От гордости, гордость запрещает; а это и надобно сокрушать, истреблять, ибо от нее-то и происходят все ссоры, она-то и причиною всякому злу. Только вот когда довольно в душе помириться с ближним: когда этот ближний далеко от тебя живет или ни за что не хочет с тобою мириться; в последнем случае лишь ты не злись на него, да молись Богу, чтобы Господь вразумил его оставить злобу на тебя, Невозможного Бог от нас не требует.
Говорят некоторые в оправдание гордого и непреклонного своего сердца: что мне мириться и просить прощения? Через день, или даже скорее, опять, пожалуй, поссоримся и часто будем ссориться. - Миритесь, слушатели, всегда миритесь, а о том не думайте, надолго ли будет мир между вами; миритесь, хотя бы через день или через минуту вы могли бы опять поссориться. И солнце да не зайдет во гневе вашем; и спать не ложитесь, доколе не успокоите себя и других миром и прощением.
Итак, старайтесь всегда иметь мир, по возможности со всеми; позаботьтесь особенно в нынешний день, проститься друг с другом, проститься по христиански, от души; в противном случае и пост ваш будет не в пост, и молитва ваша не в молитву. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 104
В неделю сыропустную

Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный. Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Мф.6,14-15).

Когда ты становишься на молитву, когда хочешь просить у Бога прощения себе во грехах, то наперед вспомни, прощаешь ли ты сам ближним твоим их грехи против тебя; забываешь ли их обиды, оскорбления, несправедливости, притеснения, которые терпишь от них. Если ты им не прощаешь, то нечего и просить себе прощения: Господь не простит. Он прощает нам, когда мы прощаем другим. Он оставляет нам долги наши, когда мы оставляем должникам нашим.
После сего, слушатели, не грешат ли перед Богом те из нас, которые ходят к мировому судье жаловаться на других за их обиды, оскорбления, несправедливости, притеснения? — Даже иногда очень грешат, что ходят. Когда же именно? - Когда ты жалуешься для того, чтобы судья наказал твоего обидчика, оскорбителя, притеснителя,- ведь это значит, ты гневаешься, мстишь, следовательно, грешишь, поступаешь не по христиански. Да, если только за этим ходишь к мировому судье, чтобы тот отмстил, наказал за тебя, то грех большой делаешь, такой грех, при котором тебе Господь ни одного греха не простит. Вот только в каком случае не грешно сходить и к мировому судье. Тебя кто-нибудь обидел, оскорбил, притеснил: ты простил ему, стерпел; он опять тебя обидел, оскорбил, притеснил: ты и опять простил ему, стерпел; но он опять все обижает, оскорбляет, притесняет; у тебя нет более терпения сносить,- ну, тогда, пожалуй, сходи к судье, объяви ему, но только все-таки не с тем объяви, чтобы судья наказал твоего обидчика, оскорбителя, притеснителя, а с тем, чтобы судья, как знает, сделал, чтобы обижающий тебя перестал тебя обижать, оскорблять, притеснять. Да, ищи, желай одного, чтобы тебя обижающий перестал обижать, если у тебя нет больше терпения сносить… Можем ли, слушатели, мы Богу молиться так: — Господи! накажи такого-то человека: он меня обижает? Нет, так грешно молится, так может молится только разве язычник, а не христианин. Христианин благословляет гонителей своих, молится за них: Господи, прости им; Господи, вразуми их, чтобы они одумались, чтобы перестали грешить, чтобы не обижали, не притесняли, Точно также и судью мы не о том должны просить, не того от него желать, чтобы он наказал, а чтобы, как знает, заставил обидчика и притеснителя одуматься, перестать грешить, нас обижать, притеснять.
Для чего же, скажете, и суды существуют, для чего же и наказания положены? - Для того же, для чего и есть Судия живых и мертвых — Бог, для чего и все наказания посылаются от Бога. Осуждение и наказание — дело Божие и судей, от Него поставленных; наше же дело одно — чтобы нам всегда между собою жить мирно; и когда поссоримся, чтобы скорее мириться, друг другу прощать прегрешения, чтобы таким образом и нам прощал Отец наш небесный. Дело не незаконное, конечно, объявлять иногда обиды судье, а стерпеть, не ходить к нему — всегда дело святое.
Ах, слушатели, в жизни настоящей, в этой юдоли плача и скорбей, если есть что хорошего и прекрасного, то это — чтобы нам всем жить вкупе, мирно.
О, дай, Господи, чтобы мы всегда так жили, друг друга во всем извиняя, друг другу все прощая. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 105
В понедельник первой недели Великого Поста

Вот и Святой Пост наступил.
Невесело, скучно, тяжело ныне, слушатели. Так и надобно. Да, непременно, надобно, чтобы в пост было и тяжело, и скучно, и невесело. Какой же у нас будет пост, если нам будет легко, весело, приятно, как в праздник? В дни поста и от самых маловажных удовольствий надобно воздерживаться, ничего приятного не есть, ничего приятного не пить, ни о чем приятном не разговаривать и, вообще, во всем надобно так себя вести, чтоб именно было тяжело, скучно, невесело. Ведь мы грешники, и какие грешники! В продолжение прошедшего года сколько мы грешили, сколько раз Бога оскорбляли, сколько раз ближних обижали; как же можно, чтобы, при воспоминании наших тяжких несчетных грехов, было нам легко, весело, приятно!
Нет, по делам нам грешникам испытывать скуку, чувствовать тягость во дни поста — в сии дни очищения души от грехов. Святая Церковь и духовно не велит ныне веселиться, и духовные радости ограничивает она ныне, и торжественные песнопения оставляет, и в светлые одежды не облачается, и Божественной трапезы не предлагает, или предлагает только изредка в дарах преждеосвященных.
Таким образом, чем скучнее и тяжелее для нас пост, тем он приличнее нам грешникам и тем он сообразнее с намерением Св[ятой] Церкви. Пусть наше пощение будет неприятно для нашей плоти, за то оно приятно будет Богу.
Итак, слушатель благочестивый, если тебя в сии дни поста, дома или в церкви, будет томить скука или изнеможение от говения и коленопреклонения, то ты говори самому себе: по делам мне грешнику скучать и изнемогать; мне еще мало этой скуки и тягости по моим тяжким грехам.
Ты же, Владыко, приими коленное преклонение и пост рабов Твоих, подая им и нам всем благословение духовное о Христе Иисусе, Господе нашем, с Ним же благословен еси, и с Пресвятым и благим и животворящим Духом во веки веков. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 106
В понедельник первой недели Великого Поста

Вот и Св[ятой] Пост наступил. Благодарение Господу Богу, что Он дает нам время раскаяться во грехах!
Не бесполезным считаю сказать теперь вам, слушатели благочестивые, несколько слов о том, чем преимущественно мы должны заниматься в дни Св[ятого] Поста.
Чем заниматься ныне? Ныне, обыкновенно, по уставу Церкви, воздерживаются от пищи и пития.
Да, это необходимо, и необходимо не только воздерживаться, т.е. меньше есть и пить, но необходимо есть и пить только то, чего Св[ятая] Церковь не запрещает. Впрочем, не в этом сила поста. В чем же? Ныне больше, нежели в другое время, молятся Богу, слушают слово Божие. Да, это необходимо, необходимее самого воздержания. Как можно чаще надобно молиться и слушать слово Божие. Среди этих занятий надо ныне засыпать, с этими занятиями пробуждаться от сна. Впрочем, и не в этом сила поста. А вот в чем, слушатели благочестивые: надобно в нынешние дни обращать все свое внимание на грехи, — грехи припоминать и сознавать, о грехах сокрушаться и плакать. Для этого-то собственно и установлен пост; для этого мы должны воздерживаться и от пищи и пития; для этого мы должны и молиться Богу и слушать слово Божие. Ибо от этих занятий, от поста и молитвы и от слушания слова Божия, всего легче приходят нам на память наши грехи, всего скорее рождается в нас сокрушение об них. А так как всего труднее нам грешникам сознать себя грешниками, а еще того труднее сокрушаться о грехах, то надобно, припоминая свои грехи, просить Бога, чтобы Он пробудил в нас скорбь и сокрушение о грехах. Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения, — надо непрестанно взывать к Богу и в церкви, и дома. Да, мы так слабы, окаянны, что и грешниками не можем себя сознавать, если Бог не пробудит в нас этого сознания.
Итак, слушатели, преимущественно в дни поста будем припоминать и сознавать все содеянные нами грехи; будем сокрушаться и плакать пред Богом, что мы окаянные грешники, чтобы таким образом очистить душу от скверн греховных покаянием и освятиться Св[ятых] Таин приобщением. В этом вся сила поста, этим преимущественно мы должны заниматься ныне. Да, Св[ятой] Пост тогда только будет у нас свят, когда мы сознаем себя грешниками; бесполезно будет наше пощение, бесполезно будет и наше моление, если мы не будем сознавать себя грешниками.
Господи! Услыши моление недостойного раба Твоего и всех сих рабов Твоих; даждь рабам Твоим сердечное сокрушение и болезнь о грехах, ими же Тебе Творца своего прогневаша; даждь им благодать Твою, да тою возбуждаемы и подкрепляемы, в память злая своя дела приведут, и сия вся во страхе Твоем духовному своему отцу исповедят. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 107
Во вторник первой недели Великого Поста

Так мы слабы, слушатели, один день постились, и уже ослабели. Вот что значит наша непривычка поститься; вот что значит привычка наша к неумеренному употреблению пищи и пития. Еслиб в продолжение года мы пили и ели поумереннее, то нам легко было бы теперь постится, и мы так не ослабели бы, как теперь ослабели. Впрочем, не смущайтесь от вашего теперешнего ослабления; это ничего, что вы ослабели немного: это ослабление телесное, но не нравственное. В этом ослаблении есть сила, и сила для нас спасительная. Вы этим ослаблением доказываете повиновение Св[ятой] Церкви. Да, Св[ятая] Церковь с любовью смотрит на постящихся, ибо она в этом видит повиновение себе. Если почитающим отца и матерь Бог обещает долголетнюю и счастливую жизнь, то повинующимся матери — Св[ятой] Церкви Он даст жизнь вечную, блаженную жизнь.
Говорят некоторые: что же пользы от великого пощения, когда это пощение до того ослабляет человека, что он не может со вниманием даже молиться, особенно стоять в церкви и слушать чтение и пение? Не слушайтесь, христиане, людей, которые так говорят. Если их слушать, — то надобно бы оставить все посты — и великие, и малые. Пост ослабляет тело человека; но это-то ослабление и спасительно для человека; ибо при этом ослаблении слабеют в нас страсти — главные враги нашего спасения; при этом ослаблении вселяется в нас сила Божия, которою одною мы спасаемся.
Да, сила Божия в немощи совершается. Тогда в нас совершается дело спасения, когда мы начинаем сознавать, что мы ничего не можем сделать для нашего спасения.
Пост ослабляет силы человека: но чего бояться постящемуся? Демоны не смеют приступить к постящемуся, Ангелы хранители нашей жизни неотступно бывают при тех, кои постом изнуряют свое тело.
Итак, не смущайтесь, когда пощение вас несколько ослабляет и доводит до изнеможения; если вы будете поститься из повиновения Св[ятой] Церкви, для благоугождения Богу и спасения своей души,- то как бы вы ни ослабели от поста, ваше пощение непременно будет приятно Богу и спасительно для вас; и Ангелы, которые при всякой церкви записывают постящихся, внесут и вас в свой список.
Что смущаться вам, постящимся? С вами Бог, при вас Ангелы-хранители, за вас молитвы Св[ятой] Церкви. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 108
В среду первой недели Великого Поста

Некоторые из постящихся христиан, особенно готовящиеся к исповеди и Св[ятому] Причастию, изъявляют иногда желание знать, как именно им надобно вести себя в дни приготовления к исповеди и Св[ятому] Причастию. Это можно знать из устава Св[ятой] Церкви, в котором все сказано.
Но если вы, по уставу Св[ятой] Церкви, не в силах в некоторые дни пробыть вовсе без пищи и пития, то употребляйте как можно меньше той пищи и пития, какие позволены в пост Св[ятой] Церковью. Ты привык употреблять известного пития по три чаши в день, а теперь употребляй полчаши, или, по крайней мере, одну; ты привык есть три кушанья, теперь ешь одно и при том не досыта. И пей не досыта, и ешь не досыта, и при том только то, что позволено, что не запрещено Церковью. Самая настоящая пища Св[ятого] Поста — есть хлеб с солью, самое настоящее питие постное ест вода или квас. Некоторые говорят: пост состоит не в роде пищи и пития, а в умеренном употреблении. Нет, неправда; против Св[ятой] Церкви они говорят: Церковь назначает, что именно есть и пить в Св[ятой] Пост. Ты согрешишь против Св[ятого] Поста, если будешь пить и есть Церковью позволенное, но будешь напиваться и наедаться досыта; согрешишь и тогда, когда будешь есть и пить не досыта, но такую пищу и питие, которые Церковью запрещены строго. Если хочешь быть послушным сыном Св[ятой] Церкви, то ешь и пей в пост и незапрещенное ею, и ешь и пей как можно меньше.
Воздерживаясь от пищи и пития, воздерживайся и от всего худого греховного порочного. И говори в пост как можно меньше, даже о нужном много не распространяйся, потому что от нужного тотчас можешь дойти до бездельного. Особенно ничего не говори о других, потому что мы не умеем говорить о ближнем без того, чтобы его не осудить, а себя самого не восхвалить. Итак, всего лучше, всего безопаснее — молчать.
Впрочем, и молчать надобно с осторожностью. Иной молчит, и в то же время грешит. Молчи, но не сердись, не злись: иначе ты своим постом привлечешь к себе не Ангела мира, а духа злобы. Ни в ком так не увеличивается злость как в том, кто злится молча. Кто молчит и злится, тот держит в себе немого духа злобы. Молчи, не говори о веселом, о приятном; но и не услаждайся мыслями о чувственном. Есть греховные мысли, которые грешны не менее самого греха. Скупой грешит и тогда, когда с наслаждением говорит о своих деньгах; грешит, когда молча обдумывает, как бы ему накопить больше денег. Любящий наряды грешит и тогда, когда разговаривает только о нарядах, грешит и тогда, когда думает только про наряды. Плотоугодник плоти угождает, когда говорит о плотском; плоти угождает, когда и думает о плотском.
Что же делать, чем же заниматься в пост? Ходите в церковь на всякую службу, а после церкви занимайтесь делами вашего звания; впрочем, готовящимся к исповеди и Св[ятому] Причастию, хотя на неделю, надобно воздержаться и от самых дел звания, особенно, когда занятия этими делами может быть соединено со грехом. Да, оставь хотя на одну неделю то занятие твое, которым ты не можешь так заняться, чтобы в чем либо не согрешить.
Ты хочешь покаянием очистить себя от грехов, в которые ты впадал в продолжении всего года, и которые могут твою душу на веки низвергнуть в ад; смотри же за ними во все глаза, осмотри их со всех сторон, чтобы и тени их не оставалось в душе твоей после исповеди. Смотри за грехами своими, как за злейшими своими врагами; смотри, чтобы они не оставались в душе твоей. Да, грех, остающийся в душе, все живет, увеличивается, возрастает; а грех, исповеданный, высказанный на исповеди, тотчас умирает, исчезает, погибает.
Правда, иные грехи и после ИСПОВЕДИ появляются в душе возрастают снова, особенно те, которые мы не со всем корнем вырвали; впрочем, если мы чаще будем открывать, чаще будем вырывать их отростки,- то они скоро погибнут, подсохнуть. Главное, не надобно давать воли расти в душе грехам, а для этого надобно чаще исповедоваться.
Итак, готовящиеся к исповеди, есть чем тебе заняться в эту неделю; занимайся рассмотрением и припоминанием твоих грехов; ведь душа твоя в год, вероятно, довольно заросла грехами; есть за чем посмотреть. И потому, оставь, по возможности, заботу и о делах твоего звания. Ведь ты хочешь причаститься Тела и Крови Христовой, вероятно, первый раз в нынешний год. Итак, в год одной недели всей ты не можешь посвятить на приготовление себя к Св[ятому] Причастию, к принятию Тела и Крови Христовой? Дела звания твоего преимущественно нужны для настоящей, временной жизни, а причастие Тела и Крови Христовой тебе необходимо для жизни будущей, вечной. Если ты на неделю и вовсе оставишь дела звания твоего, то все останешься жив, и у тебя будет, чем жить; а если оставишь Св[ятое] Причастие или причастишься без приготовления, недостойно, то ты не будешь иметь в себе живота вечного, тебе нечем будет жить в будущей, вечной жизни, или же за недостойное причащение подчинишь себя осуждению вечному — примешь на свою душу грех вечный.
Итак, готовящийся к Св[ятому] Причастию, есть к чему тебе приготовиться в эту неделю; есть, о чем подумать в эти дни, кроме дела твоего звания.
Так поститесь, так воздерживайтесь от пищи от пития, от разговора, от мыслей греховных, от всего худого, греховного, порочного,- и Господь поможет вам приготовиться к исповеди и ко Св[ятому] Причастию Тела и Крови Христовой. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 109
В среду первой недели Великого Поста

Ныне силы небесные с нами невидимо служат; се бо входит Царь славы.

Какие это силы небесные невидимо служат с нами, слушатели? - Архангелы и Ангелы, херувимы и серафимы; и прочие бесплотные силы, которых главное жилище — небо, и потому они и называются небесные.
Итак, вот какие силы небесные с нами служат. Кроме того, у всякого из нас есть, как известно, свой Ангел-хранитель; эти Ангелы-хранители наши тоже принадлежат к силам небесным; вот и они тоже невидимо с нами служат. Ныне служат с нами. Когда это ныне? - За литургиею преждеосвященных Даров. Впрочем, и за всякою литургиею небесные силы невидимо с нами служат, и не только за литургиею, но и за всякою службою церковною они с нами служат. Только за литургиею преимущественно служат с нами невидимо силы небесные. Почему? Потому что преимущественно за литургиею бывает с нами Царь славы, Господь сил, Иисус Христос.
Слушатели-христиане! Когда мы собираемся в церковь, когда мы здесь служим, поем, читаем, священнодействуем так, — тогда с нами невидимо служат наши хранители Ангелы и прочие св[ятые] силы небесные, херувимы, серафимы, Архангелы, Ангелы. Оттого-то в церкви легко приходят нам мысли и желания святыя, небесные, если только мы сами не прогоним их от себя своею здесь рассеянностью, невниманием, небрежностью.
А какие силы бывают с вами в ваших собраниях светских, мирских, где тоже поете, читаете, действуете? Бывают ли там с вами силы небесные? Едва ли, потому что в мирских, светских собраниях, едва ли бывает Иисус Христос; там имя Его едва ли хоть раз когда бывает слышно. А где не бывает Иисуса Христа, там нет с нами и небесных сил, потому что силы небесные бывают с нами только ради Иисуса Христа, по Нем и с Ним. Какие же силы невидимо служат в светских, мирских собраниях, когда там не бывает Иисуса Христа? — Какие-нибудь служат, только не небесные, не святыя силы. Там даже Ангела хранителя нашего с нами не бывает, по крайней мере, это очень может быть, что мы там без него бываем. Как пчелы улетают из тех мест, где идет, распространяется дым, так и святые Ангелы не могут быть в тех собраниях, где дымится, ходит, клубится смрад мирской. Оттого-то людям, бывающим в собраниях светских, легко приходят и надолго остаются мысли и желания нечистые, греховные, приходят и надолго остаются, так что очень трудно с ними после бывает расставаться им и дома.
Итак, слушатели, ходите в церковь Божию: тут с нами невидимо служат силы небесные; тут с нами Господь сил, Царь славы, Иисус Христос; тут легко придет на мысль небесное, святое, чистое. В собраниях мирских, светских, невидимо служат силы не небесные, силы не святыя,- там невольно придет на ум нечистое, греховное. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 110
В пяток первой недели Великого Поста

Некоторые из христиан, как известно, и в Великий Пост не причащаются Святых Тайн Тела и Крови Христовой. Ужели, слушатели, и между вами, стоящими теперь в сем храме, есть такие, которые в настоящий пост не будут причащаться? Если и один есть между вами такой, я обращу беседу мою к нему. Послушай, что я скажу тебе: Сам Бог послал ныне тебя в церковь, чтобы ты услышал, как пагубно для души удаляться Святого Причастия.
Скажи, почему ты не думаешь причащаться Тела и Крови Христовой? Или ты сам не знаешь почему? Так, без всякой причины не думаешь причащаться, или, может быть, даже не думаешь об этом, что не станешь причащаться? Для тебя все равно, — причащаться или не причащаться? — О, если ты таков: то опомнись, подумай о себе. Ты нисходишь во глубину греховную, оттого и нерадишь о себе; ты забыл о спасении своей души, оттого и не помнишь, что тебе надобно причаститься; ты болен душою и не чувствуешь своей болезни, оттого и не понимаешь, что тебе необходимо причаститься во исцеление души; ты не заботишься о жизни будущей и вовсе не думаешь, есть ли она, оттого не думаешь и о причащении в жизнь вечную, оттого и все равно для тебя, причащаться ли, не причащаться ли. Опомнись, подумай о себе: ты спишь, умираешь, погибаешь.
Но, может быть, ты имеешь какие-нибудь причины на то, почему не думаешь в нынешний пост причащаться? Некоторые из христиан не причащаются, как они говорят, потому, что считают себя недостойными Святого Причастия. И ты не из числа ли таких христиан? Не потому ли и ты не думаешь причащаться, что считаешь себя недостойным Святого Причастия? - Как, по-видимому, ни благовидна сия причина, но она не спасет тебя от погибели. Ты считаешь себя недостойным Святого Причастия; ужели же когда-нибудь придет для тебя это время, что ты будешь считать себя достойным? Ужели когда-нибудь ты будешь в состоянии сказать или подумать о себе: теперь я достоин Святого Причастия, и потому причащусь? Да сохранит тебя Господь от такого достоинства. Только фарисей мог подобным образом судить и говорить о себе, тот фарисей, который осужден Богом. Истинно смиренные, истинно достойные Святого Причастия не так о себе судят и говорят. Они вот как о себе судят и говорят: «вем, Господи, яко недостойне причащаюсь пречистаго Твоего Тела и честныя Твоея Крови, и повинен есмь, и суд себе ям и пию»… Так молился святой Василий Великий. «Господи Боже мой, вем, яко несмь достоин, ниже доволен, да под кров внидеши храма души моея; зане весь пуст и пался есть»… Так молился святой Иоанн Златоуст. Как же ты можешь, и когда можешь сказать или подумать о себе: я достоин Святого Причастия? Не только здесь на земле мы, грешные, никогда не можем считать себя достойными, но и на небе не посмеем о себе думать, что мы достойны того, чтобы в дом души нашей вошел Иисус Христос, на Которого Ангелы взирать не смеют, ибо считают себя недостойными.
Что же мне делать? — скажешь ты. Я не смею, я боюсь причащаться, боюсь, чтобы мне не причаститься в осуждение. — Что тебе делать? Спроси своего духовного отца, что тебе делать; исповедуйся пред ним во всех твоих грехах, расскажи ему все, что знаешь за собою худого,- тогда он скажет, что тебе делать; и что он скажет, то и делай. Если он разрешит тебе причаститься, то причастись: ты имеешь полное право тогда приступить ко Святому Причастию. Духовнику от Бога дана эта власть — прощать кающихся и удостаивать их Святого Причастия. Впрочем, и после того, как духовный отец признает тебя достойным, не забывай своего недостоинства, и когда пойдешь причащаться, помни, что ты недостоин Святого Причастия; и когда пойдешь от Святого Причастия, не забывай, что недостойно причастился. «Господи! я недостоин причаститься Святых Тайн, соделай меня достойным»,- так молись пред святым причастием. «Благодарю Тебя, Господи, что Ты меня, недостойного сподобил причаститься»,- так взывай к Богу после Святого Причастия.
Если же духовник твой не разрешит тебе причащаться, то и не причащайся; ибо если он не удостаивает тебя, то это значит, что ты, действительно, недостоин, и причастие послужило бы тебе только в грех, в осуждение. Да, бывают случаи, когда человеку, точно, грешно причащаться; бывают грешники, которых именно не следует допускать ко Святому Причастию, хотя бы они желали причаститься. Может быт, и ты такой же грешник, может быть, и твои грехи таковы, что и тебе грех причаститься; но пусть это решит и скажет тебе духовный твой отец. Его Бог поставил над тобою духовным судьею, — пусть он и судит тебя, пусть он и решает. Решение духовника есть исполнение воли Божией, а собственное твое решение есть самоволие.
Итак, сознавай себя недостойным Святых Тайн, но сам не отлучай себя от Святого Причастия, а предоставь это духовному твоему отцу; пусть он отлучит тебя, если это нужно. Сознавать свое недостоинства — твоя обязанность, а удостаивать или не удостаивать тебя Святого Причастия — это обязанность духовного отца. Открыть душевную болезнь духовному врачу ты должен, это твое дело; а нужно ли и можно ли тебе принимать лекарство, или нет,- это знает духовный врач, это его дело.
Что ты еще скажешь, ты, который все еще не думаешь причащаться? Скажи, почему ты в прошедший пост не причащался? Некоторые из христиан не причащались, как они говорят, за недосугами, за хлопотами, за делами; им некогда было, у них времени не было. И ты не по тем ли же причинам, не причащался? И тебе некогда было, времени не было, недосужно было причаститься?
Господи, Господи! Вот мы до чего можем доходить! Нам недосужно принять Тебя, сладчайшего Иисуса, в дом души нашей? У нас нет времени приготовиться, чтобы причаститься в оставление грехов и в жизнь вечную? У нас есть дела, которых мы не можем оставить для пречистого Тела Твоего и животворящей Крови Твоей! Господи, Господи! Вот до чего мы можем доходить! Но, нет, мой слушатель, нет, ты еще не дошел до этого, ты этого не говоришь, ты не по этим причинам в прошедший пост не причастился; ты не причащался так, по слабости, по неведению, а не по презрению, не по небрежению к Святому Причастию; ты скорбел и скорбишь, что не причастился; нет, нет, ты еще не дошел до такого ожесточения, чтобы так думать и говорить, нет, ты еще не совсем погибший человек, ибо ты молишься Богу, ибо ты пришел в церковь Божию. Не губи же души своей на веки, причастись Тела и Крови Христовой; по крайней мере, приготовься к Святому Причастию: избери какую-нибудь неделю в посте, походи в церковь Божию, помолись, попостись, исповедуйся в своих грехах пред духовником; духовник кажет, можно ли тебе причастится, или нет; если он разрешит причастится, — причастись без сомнения, а если не разрешит, — прими с покорностью запрещение до времени, и оно послужит тебе во спасение.
О, видно, глубоко и далеко отпали мы от Тебя, Господи! Вместо того, чтобы нам спешить к Тебе, Источнику нашей жизни и нашего блаженства, нас надобно еще усовещивать, убеждать, чтобы мы шли к Тебе, чтобы мы причащались Тела и Крови Твоей.
Нет, грешник не хранить себя от греха, а сугубо грешит, когда самовольно удаляется Святого Причастия. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 111
Об исповеди

Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое.

Какое дивное у нас, слушатель, таинство — исповедь! Откроешь пред духовником, в чем ты грешен; духовник скажет, обращаясь к тебе: «Прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Св[ятого] Духа»,- и в это время, тотчас грехи тебе простятся, и ты новым, бодрым и покойным делаешься, как будто ты никогда ни в чем не грешил, будто бы был всегда чист и прав пред Богом.
Когда бумагу раздерешь, уничтожится все, что было написано на ней; и когда духовник скажет: «Прощаю и разрешаю»,- прощаются все грехи, какие были на нас, раздирается рукописание грехов. Как водою омывается от нечистот наше тело, и, омываясь, чрез то оживляется и укрепляется в силах,- так покаянием омывается от грехов наша душа, и чрез это омовение делается тверже, крепче против греховных искушений, сильнее, готовее на дела добрые. Какую силу при крещении имеет погружение крещаемаго в воду, с произношением слов: «Крещается во имя Отца и Сына и Св[ятого] Духа»,- ибо с этим вместе очищаются все грехи крещаемаго; точно ту же силу имеет разрешение духовника, с произношением слов: «Прощаю и разрешаю»,- ибо вместе с этим прощаются все грехи кающемуся. И потому-то покаяние называется вторым крещением и банею обновления души.
Как духовник имеет такую власть, когда прощать так грехи может только один всеведущий, всемогущий Бог? Власть эта Божеская духовнику дается от Самого Бога, Господа Иисуса Христа: Господь Иисус Христос вначале дал ученикам и Апостолам Своим Свою Божескую эту власть, и от них она преемственно переходит ко всем пастырям Церкви Христовой, ко всем духовникам.
Да, духовник прощает грехи кающемуся не по своей власти, но властию Иисуса Христа, Иисусом же Христом ему данною; и потому, когда он прощает, это все равно, что сам Иисус Христос прощает. Духовник на исповеди представляет, изображает Иисуса Христа, прощающего грехи грешнику кающемуся.
Как же, за что же Иисус Христос прощает нам на исповеди наши грехи?
Чем мы заслуживаем это прощение? - спросите вы. А чем мы заслужили то, что Иисус Христос для нашего спасения с неба сошел, и за наши грехи пострадал, умер? Конечно, ничем, Иисус Христос все сделал для нас по одному Своему человеколюбию, по тому одному сделал, что Он человеколюбивый Бог, что Он людей любит и желает им спасения.
Вот поэтому же Иисус Христос и на исповеди прощает нам наши грехи, т.е. прощает по одному Своему человеколюбию, прощает за то нам, что мы человеки, Его создания.
Бывай же, слушатель христианин, на исповеди с полною уверенностью, что грехи твои там простятся тебе, потому что на исповеди чрез духовника прощает Иисус Христос, пострадавший и умерший за твои грехи. Бывай чаще на исповеди. Чаще исповедоваться будешь — скорее спасешься, исправишься; и исповедующийся, как водою грехоомывательною омывающийся, способнее бывает хранить себя от грехов. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 112
Перед исповедью

В нынешний день христиане обыкновенно исповедуются. Когда вы, слушатели, пойдете на исповедь к вашему духовнику, то имейте твердое решительное намерение рассказать ему все, что знаете за собою худого, и рассказать чистосердечно, без всякого извинения и оправдания. Вы хотите, чтобы духовник от лица Божия простил вам грехи; но как же он вам простит грехи, когда вы не вполне их ему откроете? Вы хотите излечиться от греховной болезни; но как же духовный врач излечит вас, когда вы не скажете ему ясно и прямо, чем вы больны? Стыдно как-то бывает открывать все духовнику? - Стыдись грешить, а сознаваться во грехе уж нечего стыдиться. Тяжело это для тебя? — Чтож делать! Грех тогда только и прощается, когда грешник восчувствует и, так сказать, изведает всю его тяжесть. Чем тебе тягостнее и стыднее на исповеди, темь легче будет после исповеди. Лучше какой-нибудь час помучиться, чем мучиться всю жизнь, а, может быть, и всю вечность. Грех, как змея, не перестанет шипеть и язвить тебя, доколе не выбросишь его вон из души, доколе, т.е., не исповедуешься в нем. «Когда молчал я,- поет св. Давид,- измождались кости мои от вседневного стона моего. Открыл я грех мой Тебе, и вины моей не утаил; я сказал: исповедаюсь пред Господом в преступлениях моих и Ты снял с меня вину греха моего»(Пс.31,3,5).
Ты боишься, чтобы духовник не переменил о тебе хорошего мнения, чтобы не стал о тебе думать худо, когда ты признаешься ему во всех своих слабостях и пороках?
Не бойся, этого никогда не будет; духовник сам человек, и, может быть, грешен не менее тебя; он и по себе знает, к чему способны люди. Чем более ты откроешь ему грехов, тем усерднее он будет о тебе молиться Богу; чем откровеннее ты ему признаешься в слабостях, тем лучшее он будет о тебе мнение за твое сознание и откровенность.
Но положим, от духовника ты скроешь грех, а ведь от Бога не скроешь. Бог давно все твои грехи знает: знает самые потаеннейшия твои греховные намерения; что же? Пред духовником ты покажешься чист, прав, — но пред Богом будешь мерзок, осужден, сугубо осужден; ты будешь осужден и отвержен Богом и сонмом Ангелов за то, что постыдился одного человека, своего духовника. Да, тяжело грешит тот, кто на исповеди утаивает грехи. Он обманывает духовника; и пред обыкновенным человеком лгать грешно, но он обманывает Бога, а пред Богом лгать вовсе безумно: он прикрывает свои грехи новым грехом: ибо почему ты не все сказываешь духовнику? — По гордости; не иное что, как гордость запрещает тебе признаться, что ты обременен тяжкими, гнусными, низкими пороками. Тебе не хочется, стыдно кажется во всем отрыться, сознаться пред духовником; а что, как грехи твои будут открыты, объявлены на страшном суде пред миллионами людей и Ангелов?… Вот тогда уж подлинно стыдно будет, так стыдно, что станешь просить горы и холмы, чтобы они скрыли тебя от стыда за неисповеданные грехи.
Итак, слушатели, исповедуйтесь со всею откровенностью; открывайте все, что знаете за собою худого; показывайте себя такими, каковы вы на самом деле; ничем себя сами не извиняйте и никак ни оправдывайте. На исповеди, чем сознательнее и откровеннее, тем лучше. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 113
В Великий Пост

Отчего это, слушатели, происходит, что мы сколько ни каемся во грехах, а грешить не перестаем; сколько ни даем обещаний воздерживаться от грехов, а не воздерживаемся? — Это происходит, конечно, оттого, что мы имеем слабую волю. Люди с твердою волею в обещаниях тверды; их желание — свято, их слово — закон. Как же бы нам помочь: своей слабости? Вот как можно несколько помочь: надобно после покаяния приносить приличные плоды, а это значит, за каждый грех нести какое-нибудь наказание, за каждое худое дело делать какое-нибудь добро. Итак, если ты имеешь привычку осуждать, обижать, гневаться, — то раскайся, дай обещание не делать сего, и вперед положи за каждый гнев, за каждую обиду, за каждый пересуд класть хотя по нескольку земных поклонов. Если ты имеешь привычку льстить или обманывать,- то раскайся, дай обещание не делать сего и вперед положи за каждую лесть или обман потерпеть что-нибудь вдвое. Если ты имеешь привычку лишнее или непозволенное есть и пить,- то раскайся, дай обещание не делать сего, и вперед положи за каждый таковой случай поститься день или два. Вообще, какой бы порок тобою ни обладал, противополагай ему какое-нибудь доброе дело. Если в тебе мало отвращения ко греху, — то тебя заставит удержаться от греха наказание, уже тебе известное. А чтобы твое обещайте было для тебя тверже, то проси духовного твоего отца, чтобы он наложил на тебя это наказание, чтобы он дал тебе епитимию. Важно и свое наказание, но еще важнее то, которое на нас налагает духовный отец наш.
Говорят некоторые: много раз я брал епитимию, но все нет пользы, а потому не хочу и брать; знаю, что не выдержу. - А почему же ты знаешь? Ты прошлый год не воздерживался от порока; так в настоящий год, может быть, воздержишься. Возьми наказание какое потяжелее, дай обещание позначительнее; сражайся с самим собою, сражайся сколько сил в тебе есть,- без труда ни от чего не отстанешь; Царствие Божие усилием приобретается, и только усиленные искатели входят в него (Мф.11,12). Если же при всех усилиях и при всех наказаниях, какие будешь налагать на себя, ты не отстанешь от худой привычки, — то и это одно уже хорошо, что ты усиливался отстать от нее — и не переставай бороться с нею; если не ныне, то завтра, рано или поздно, Господь поможет тебе победить ее; только молись Ему усердно, и не ослабевай в подвиге. А потому, как худо делают те христиане, которые не ходят на исповедь потому будто, что они после исповеди не могут воздержаться от пороков! Что нам говорят они, повторять духовнику одни и т же пороки? Жаль они не знают, что грех совершенно овладел ими, ибо и малейшего усилия к освобождению от него не хотят сделать; не знают, что готовят себя прямо в ад, ибо всегда отлагающие покаяние, без сомнения, и умрут без покаяния. Нет, христиане, не слушайтесь таких внушений: что мне повторять одни и те же грехи пред духовником? Это внушает дьявол: он радуется, когда люди под каким-либо предлогом оставляют покаяние. Итак, будем каяться в грехах пред духовником и всегда приносить плоды, достойные покаяния.
Христе Иисусе! тьмами обещах Тебе, о, Иисусе мой, покаяние, но солгах окаянный; тем же, Иисусе мой, вопию Ти: нечувственное пребывающую мою душу просвети, Христе, светом Твоим! Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 114
Перед исповедью

К вам ныне слово, желающие исповедоваться,
Многие не знают или забывают, кому они на исповеди исповедываются и для чего исповедываются.
Кому ты исповедуешься, кому на исповеди открываешь грехи свои?
Ведь не духовнику, который стоит при тебе там, но Иисусу Христу, Который невидимо тут же стоит пред тобою.
Что тебе говорит духовник, когда приходишь к нему на исповедь? Се, чадо, Христос невидимо стоит приемляй исповедание твое: аз же точию свидетель есмь. И потому, стой на исповеди со страхом, с благоговением: Иисус Христос пред тобою, Иисусу Христу ты исповедуешься, Он тебя слушает.
Но, стоя со страхом, с благоговением на исповеди, не бойся, не стыдись духовника; ничего не скрывай при нем, говори все, что сделал худого; так исповедуйся, как будто духовника вовсе и нет на исповеди, как, будто ты один пред Иисусом Христом.
Духовник на исповеди как бы видимая тень, отражение Иисуса Христа, невидимо там стоящего. Бойся, стыдись Иисуса Христа: Ты пред Ним виноват, ты к Нему и пришел. Но Иисуса Христа бойся и стыдись только, а не скрывай ничего от Него, говори все пред Ним; все говори на исповеди так, как ты все говоришь на молитве. Что тебе стыдиться все сказывать Иисусу Христу? Он грехи твои знает и хочет от тебя только твоего сознания в них, как отец чадолюбивый у провинившегося сына. На исповеди-ли стыдиться сознаваться во грехах? Тут все прощается, следовательно, стыдиться нечего. Да, для чего ты исповедуешься? Что тебе говорит духовник твой, когда ты приходишь? Не устрамися, ниже убойся, да не скрыеше что от мене, но необинуяся рцы вся, елика соделал еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Итак, вот для чего исповедуешься—чтобы принять от Иисуса Христа прощение и оставление грехов.
Наедине, когда молишься о грехах, ты молишься для того, чтобы Господь простил тебя, и не стыдишься тогда сознаваться в своих грехах, воспоминать, перечислять их; так и при духовнике, когда исповедуешься во грехах, исповедуешься для того же, чтобы Иисус Христос простил тебе твои грехи. Что же тебе и тут стыдиться воспоминать, перечислять их, сознаваться в них?
Иисус Христос тебе все простит, если исповедуешься; так простит, что ни в сей, ни в будущей жизни не вспомнит твоих грехов, не накажет за них, как будто ты никогда ни в чем и не грешил.
Итак, идя на исповедь к духовнику, помни, что ты идешь к Иисусу Христу принять полное во грехах своих прощение, услышать от Него чрез духовника — прощаю и разрешаю тя от всех грехов. Если будешь это помнить, то со страхом Божьим будешь стоять на исповеди и не будешь от страха пред духовником утаивать грехов. Иду к духовному моему отцу принять на исповеди чрез него прощение во грехах моих от Иисуса Христа, Господа и Бога моего. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 115
Перед причастием

Прежде, нежели приступите, слушатели, к Святому Причастию, побеседуем о том, какую мы получаем пользу, когда причастимся Тела и Крови Христовой, и с какими чувствами должны мы приступать к сему страшному таинству.
Итак, какую пользу мы получаем, когда причащаемся Тела и Крови Христовой? - Мы теснейшим образом соединяемся с Иисусом Христом, так что Иисус Христос начинает тогда пребывать в нас, а мы в Нем: «Ядый Мою Плоть пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем» (Иоанн.6,56),- говорит Иисус Христос. Что же именно такое происходит в нас тогда? Этого объяснит и сознать нельзя, невозможно; можно только несколько чувствовать, и то не всегда. Что бывает с вами, когда вы, томимые голодом и жаждою, принимаете обыкновенную пищу и пьете обыкновенное вино? Вы тогда как будто начинаете жить новою жизнью, вы становитесь веселее, здоровее и к трудам готовее. Этим подобием можно себе сколько объяснить, что бывает и с душою того человека, который причащается Тела и Крови Христовой; душа его тогда начинает жить новою, Божественною жизнью; какую-то неземную радость она чувствует, каким-то небесным светом озаряется и какою-то необыкновенною готовностью к добру оживляется.
Соединяясь с Иисусом Христом, причащаются делается, таким образом, причастником жизни вечной, так что душа его прямо воспарила бы к Иисусу Христу в рай, если бы ему в то время пришлось умереть: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имам живот вечный» (Иоанн.6,54),- говорит Господь. Оттого-то, слушатели, так покойно, так весело умирают те люди, которые пред смертью успеют причаститься Тела и Крови Христовой. Чего им бояться, когда они теснейшим образом соединяются с Иисусом Христом, источником жизни вечной? Итак, причащаясь Тела и Крови Христовой, мы теснейшим образом соединяемся с Иисусом Христом и делаемся причастниками жизни вечной.
Впрочем, Тело и Кровь Христовы производят благодатные действия и только в душе достойно причащающегося, а ядый и пияй недостойне (1Кор.11,27), не получает отпущения прежних грехов своих; напротив же того, делается еще хуже, еще грешнее, еще дальше от Иисуса Христа, яст и пиет себе осуждение. Так, самая полезная в себе пища и самое полезное в себе питие часто бывают гибельны для больных. Итак, слушатели, достойны ли вы причаститься Тела и Крови Христовой? Шесть дней вы постились, шесть дней ходили в церковь Божию, шесть дней сокрушались о грехах своих, были на исповеди у духовника; но и после всего этого так ли чисты души ваши, чтобы в них мог войти и пребывать Иисус Христос, святейший из святых? Ах, нет, нам и вечности, кажется, мало, чтобы достойно приготовить себя к святому причащению; многих из нас и теперь, в сии священные минуты, не оставляют порочные мысли и желания. Что же нам грешным после сего делать? Как же приступить к Святому Причастию? - С сознанием, с сердечным сознанием своего недостоинства. Чем кто больше сознает себя недостойным Святого Причастия, тем больше его достоин.
Да, слушатели, не подражайте тем ложным христианам, которые, будто бы сознавая себя недостойными Святого Причастия и будто не желая приступать с одними и теми же грехами, никогда не приступают, не причащаются. Поверье, что они так только говорят, что недостойны, а в самом деле так не чувствуют; и говорят потому только, что им не хочется подготовиться к Св[ятому] Причастию им не хочется и шести дней поговеть; не хочется и на шесть дней расстаться со своими порочными привычками; таким образом они говорят для прикрытия своей лености, беспечности. Больной, который сильно чувствует боль, усомнится ли принять лекарство потому только, что оно, может быть, не надолго подаст ему облегчение? Конечно, нет: лучше хоть одну минуту чувствовать облегчение, чем страдать непрестанно. Так и христианин, который сознает себя грешником, недостойным Святого Причастия, который действительно боится, чтобы после причастия не впасть в прежде грехи, никогда не будет оставлять причастия; для него и день дорог, дорога и минута, в которую он пробудет без грехов со Христом.
Итак, слушатели, приступите к Святому Причастию; только приступите со страхом и верою. Да не смущают вас никакие сомнения; со Иисусом Христом побыть и один день дорого; иметь в душе Спасителя и одну минуту важно. О, когда бы Он пребывал с нами и во все дни жизни нашей и во веков! Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 116
Перед причастием

Св. пророк Моисей однажды на горе увидел купину, которая горела и не сгорала; он хотел подойти к ней поближе, чтобы рассмотреть столь чудное явление, но вдруг услышал голос, из купины к нему говоривший: «Моисее, Моисее! не приближайся семо, иззуй прежде сапози от ног твоих» (Исх.3,5).
Слушатели благочестивые! Купина, виденная Моисеем, подлинно было явление чудное и страшное, ибо горела и не сгорала, ибо из купины говорил Сам Бог. Не столь же ли чудна и страшна святая чаша, которой вы предстоите и к которой приступаете? Здесь, в этой святой чаше, под видом хлеба, преподается вам истинное Тело Господа нашего Иисуса Христа, а под видом вина истинная Кровь Его. Здесь в этой святой чаше, огнь божественный, чудный, страшный огнь, достойных очищающий, а недостойных попаляющий и сжигающий. И потому, от лица Бога, некогда говорившего из купины и теперь таинственно здесь присутствующего, говорю всякому приближающемуся к святой чаше: не приближайся семо; иззуй прежде сапоги от ног твоих, развяжи прежде всего греховные узы, связующие твою душу. Время еще не ушло. Благоразумный разбойник, и на кресте вися, успел приготовить себя в рай. Не удерживай в душе твоей болезненных вздохов: этими вздохами душа освобождается от грехов. Не стыдись твоих сердечных слез: это бальзам на раны греховные. Забудь все земное, тебя окружающее: на тебя теперь смотрит Иисус Христос, на тебя теперь смотрит твой Ангел-хранитель, на тебя теперь смотрит все воинство небесное. Ты теперь как бы на страшном суде; теперь решается твоя участь на целую вечность; ты причастишься или в жизнь вечную, или в осуждение вечное. Итак, скажи в душе своей: я грешник, первый в мире грешник, но я вперед уже не хочу быть таковым; я хочу исправиться, хочу бросить худые дела, оставить порочные намерения; только сподоби меня, Господи, теперь достойно причаститься пречистых Твоих Таин.Верую Господи, — только помози моему неверию,- верую, яко Ти воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти; еще верую,- и еще молю Тебя, помози моему неверию,- еще верую, яко сие есть самое пречистое тело Твое, и сия есть самая честная Кровь Твоя. Не даю Тебе лобзания Иудина, нет, я уже не променяю Тебя ни на какие удовольствия, не продам Тебя ни за какую цену; только помилуй меня и сподоби неосужденно причаститься пречистых Твоих Таин.
С такою верою и таким намерением приступающий к сей святой чаше разрешается от греховных уз, связующих его душу и потому причастится пречистых Таин не в суд или осуждение, но в отпущение грехов и жизнь вечную. Дай, Господи, так причаститься вем нам. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 117
В неделю Православия

Возблагодарим же Бога, что мы хотя и ослушники, но по Его благости еще не такие, каких Церковь ныне поражает анафемою. Усугубим же наше послушание к нашей Церкви? Не будем соблазняться различными против неё наговорами, о которых так часто нам приходится слышать! Это не новость: подобные наговоры и прежде были и всегда будут, и нашей Церкви ничего не сделали и не сделают. Чистоты ее учения никакая тьма не омрачит, твердости ее заповедей и силы ада не поколеблют. Она краеугольным своим камнем имеет Иисуса Христа — Божию силу и Божию премудрость; она основана Богодухновенными Апостолами, утверждена вселенскими соборами, доказана св[ятыми] отцами, испытана тысячелетиями. Но тем не менее различные наговоры против неё опасны для нас, все они большею частию приятны нашим страстям, лестны для нашего самолюбия; а в таком случае как легко ими соблазниться! В первый раз мы послушаем их с холодностью, может быть, даже с отвращением; во второй раз — с равнодушием, в третий — они нам покажутся не противными, в четвертый — мы станем защищать их. И потому, всего безопаснее удаляться от подобных разговоров, не читать подобных книг, не смотреть на подобных людей, или смотреть на них, как на чуждых, как на язычников и мытарей, исключенных от наследия Царствия Божия.
Остерегаясь других, будем и сами осторожнее; ибо и мы можем быть соблазном для других. Сказать что-нибудь противное учению Церкви или неприличное ее заповедям мы часто не считаем для себя грехом; а как это гибельно для других! О, вы, старшие по летам и высокие по сану, вы, может быть, не воображаете, что и низшие и младшие не считают за грех делать то, о чем не считаете вы за грех говорить. Но еще гибельнее для других, когда мы неосторожно себя ведем. Нельзя прожить без того, чтобы не нарушить каких-либо заповедей, — то почему бы, нарушая, не делать так, чтобы этого другие не видали и не слыхали? Таить свои пороки никогда, слушатели, не грешно,- грешно только на исповеди перед духовником; а грешить явно или говорить открыто о своих грехах,- это верх нечестия; это значит — к своим грехам прибавлять новые, может быть, бесчисленные грехи. Лицемер, под личиною добродетели скрывающий свои пороки для того, чтобы его другие считали добродетельным, достоин презрения; но явный нарушитель заповедей, или без стыда рассказывающий о своих пороках, достоин проклятия. Не менее того мы грешим, когда рассказываем о грехах ближнего. Открывать грехи ближнего почти то же, что и самому делать их. В нем ближний наш согрешил, то было как бы началом греха; мы своим языком доканчиваем его. Мало того, если мы не делаем тех грехов, какие делают другие,- и говорить не надобно о том, что другие делают.
Что происходит тогда, когда мы явно грешим или открыто говорим о своих грехах или о чужих? Мы не себя только губим, но и других,- тех, которые на нас смотрят, которые нас слушают и которые некогда будут слушать.
Вспомним, каковы мы были в детстве, даже в юности, и посмотрим на себя, каковы мы теперь! Как мало мы тогда знали те грехи, в которые мы теперь так часто впадаем; с каким ужасом представляли тогда те пороки, которым теперь так часто предаемся; а мы и вообразить тогда не могли, что можно нарушать заповеди, которые теперь с таким хладнокровием нарушаем. Но отчего такое изменение? Оттого, что прежде мы еще не видали и не слыхали каш живут другие, а после всему от других научились, всего от других насмотрелись, всего от других наслушались и — увы, теперь и сами других учим тому же.
Да, слушатели, может быть, тысячи не согрешили бы еслиб мы не грешили явно, если бы скрывали свои грех, Если бы мы молчали о грехах нашего ближнего. Открыто грешить и открывать грехи то же, что распространять заразительную болезнь между людьми.
Итак, будем осторожны в словах и поступках при других; будем и сами остерегаться других; а всего более будем послушны матери нашей Церкви, будем особенно послушны в настоящие дни. Ныне воссия нам постная весна,- воспевает Церковь. Земля, не засеянная весною, на весь год остается бесплодною: и от нас во весь год едвали можно надеяться добрых дел, если в настоящие дни, при молитве, пост и слезах, мы не посеем в себе семян добра. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 118
Неделя Православия

Пречистому Твоему образу покланяемся, Благий…

У нас христиан православных, издревле за непременное принято, чтобы мужчины снимали с головы покрывало при входе в дом, в комнаты, и чтобы и там оставались так. Почему это, для чего? Из уважения или из почтения к хозяину дома и живущим в доме? Конечно, и поэтому. Но больше еще потому, что у нас в домах, в комнатах иконы святыя всегда стоят. А пред иконами быть с покрытою головою мужчине нехорошо, непочтительно, бесчестно, грешно.
Женщина, молящаяся или стоящая пред св[ятыми] иконами с непокрытою головою, бесчестит себя; а мужчина себя бесчестит, унижает, когда с покрытою головою молится или стоит пред св[ятыми] иконами (1Кор.11,4—5),
Так, из уважения, из почтения, из благоговения к св[ятым] иконам, входя в дом, в комнаты, мы обнажаем голову; и есть ли на виду икона, нет ли, всегда делаем так.
И не только обнажаем голову, но и поклоняемся, и молимся тогда пред св[ятыми] иконами.
Нехорошо, непочтительно, если, войдя в дом, не обратить внимания на хозяина или на живущих в доме, если не поклонишься им или ни слова не скажешь с ними. Как же на икону святую в доме не обратить внимания, как ей поклонения не воздать? И не только внимание обращать надобно, но и помолиться тогда хорошо, полезно, нужно: да и помолиться, попросить Бога, чтобы Он благословил твой вход и выход из дома, чтобы сохранил тебя от греха в то время, пока будешь в доме, чтобы благопоспешил тебе в том, за чем ты приходишь в дом; и о многом другом мы можем и должны молиться, приходя в дом. Мало ли чего может быть с нами в ином доме?
Простой народ наш строго держится этого благочестивого правила, обычая. Но некоторые из наших христиан… ах, некоторые — войдут, а на икону святую и не взглянут, и не перекрестятся, даже иногда и покрывала с головы своей не снимут. У кого научились они так делать, поступать? У иноверных?
Если иноверные так делают, то ужели мы им подражать должны и в этом деле?
У иноверных у иных и икон святых вовсе нет, не бывает в домах. У них нет и обыкновения когда-нибудь молиться или креститься пред иконами. Следовательно, им не так еще грешно бывать без почтения и благоговения пред иконами святыми,- не так грешно, как нам, хотя впрочем и эти иноверные не хорошо, — если и по одному разуму человеческому судить,- не хорошо, не разумно делают, что без всякого уважения, а некоторые даже с небрежением, смотрят на св[ятую] икону Иисуса Христа, нашего и их Спасителя. Святыня и чужая должна быть уважаема, по крайней мере, из уважения к чувствованиям тех, которые чтут ее.
Слушатели-христиане! Мы вступаемся за честь царя нашего так, что никому не дозволим бесчестить священного для нас портрета его. Как же не вступиться за честь Царя нашего Небесного, Иисуса Христа, когда некоторые из иноверных и даже из правоверных не оказывают при нас уважения пречистому Его образу?…
Как же нам вступаться? - скажете. А так: не надобно нам при иноверных и при наших, им подражающих, не надобно не только стыдиться благоговейно чтить святыя иконы (а это иногда бывает у нас), но надобно стараться еще больше благоговеть пред ними, ниже кланяться, усерднее молиться и креститься,- чтобы этих иноверных и наших, им подобных, вразумить, заставить чтить свято наши св[ятые] иконы.
Да, благоговея пред св[ятыми] иконами при тех, которые не воздают им почему-нибудь должного почтения, мы вступаемся за честь наших св[ятых] икон, за честь Бога нашего явившегося во плоти и дивного во святых Своих.
Итак, поклоняйся, христианин православный, пречистому образу Иисуса Христа, Господа нашего, везде: и в церквах, и в домах, при входах и выходах; везде, где только есть он, или где видишь его,- обнажай главу, крестись и молись пред ним, всячески благоговей, хотя бы для того, чтобы других вразумить и заставить благоговейно чтить Его, Спасителя нашего, пред пречистым Его образом.
Нет, это не лицемерие, когда мы будем исполнять внешние дела благочестия с большим, с особенным благоговением при других, с тою даже мыслию, чтобы их вразумить, заставить благоговейно чтить нашу святыню, наши св[ятые] иконы, уважать наши христианские обычаи, правила, уставы.
Нет, это не лицемерие, а своего рода исповедание и ревность к вере и благочестию. Это значит — мы не стыдимся своего благочестия, вступаемся за честь нашей святыни, за славу нашего Бога и святых Его.
Да, за это, — за то, что ты не стыдишься исповедовать, показывать своего христианского благочестия, не стыдишься благоговейно чтить св[ятые] иконы при всех, всегда, везде, — за это и Иисус Христос, Сын Божий, не постыдится тебя, признает, исповедует, объявит тебя своим пред Отцем Своим Небесным.
Пречистому Твоему образу поклоняемся, Благий, от чистого сердца, с радостию и любовию нелицемерною к Тебе поклоняемся, да видит это и вся вселенная, да видит и уверует, что достойно и праведно поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 119
В праздник во время Великого Поста

У нас теперь Великий Пост, время плача и сетования о грехах, — а мы нынешний день празднуем, радуемся о Господе; почему? Потому что у нас в Церкви ныне праздник. Почему же в праздник мы радуемся? Потому, что праздники в нашей Церкви такие дни, в которые Господь Бог наш особенно благ и милостив бывает к нам грешным. Да, в праздники Господь Бог преимущественно пред другими днями являет нам Свою благодать и милость. Что в видимой природе хороший день для всего видимого, существующего, то в Церкви Божией праздник для всех верующих христиан. В хорошую погоду и больным легче бывает; в праздники и нам грешным больше от Бога благодати подается. Цари земные во дни царские особенно милости свои являют; Царь небесный в праздники особенно бывает милостив.
Вчера вы были за малою вечернею? Мы воспоминали праздник, служили молебен празднуемому святому, читали, пели разные стихи в честь угодника Божия, просили его, чтобы он помолился о нас Богу. Вот и начало явления благодати и милости нам от Бога в праздничный день. Да, ради чести праздника, ради молитв святого, Господь в эти дни бывает благ и милостив к нам.
Итак, и малой вечерни пред праздниками не надобно опускать, потому что у нас в Церкви праздник, как и всякий церковный день начинается с вечера, с вечера, следовательно, начинает Господь являть нам и благодать Свою.
Вы были за всенощным бдением? Видели, как мы благословляли хлеб, пшеницу, вино и елей? Это еще явление нам милости от Бога ради праздника, ради празднуемого святого. В первые времена христианства, христиане пред большими праздниками, когда молились всю ночь, с вечера до утра, благословенными хлебом, вином и елеем подкрепляли себя на всенощное бдение. Ныне христиане вкушают этих хлебов и вина, помазуются этим елеем в освящение себя и в ознаменование явления милости Божией к себе ради праздника или празднуемого святого.
Пред литургиею ныне воду мы освящали. Это опять древний обычай—освящать воду в праздники; и это тоже еще знамение благодати нам от Господа ради праздника. Чрез окропление святою водою подается верующим благодать Божия, всякому по своей потребе. Освящаемая во имя Св[ятой] Троицы, она тройческую имеет силу: ею мы приготовляемся к благодати, ею подается нам благодать, ею и сохраняется в нас благодать, смотря по тому, что когда кому нужно.
Впрочем, так как и малая вечерня и всенощное ныне суть только приготовительные службы к Божественной литургии,- то и благодать, получаемая нами за теми службами, есть только благодатное приготовление к получению обильнейшей благодати от Господа за Божественною литургиею. Божественная литургия преисполнена всякой благодати, и от исполнения ее все приемлют благодать; нет в мире человека, которому бы она не подавала помощи.
Откуда же в ней такое обилие Божией благодати? От бескровной жертвы Тела и Крови Христовой. Сия жертва бескровная так божественна, свята, чиста и животворяща, что не только причащающиеся ее и присутствующие ей, но и те, чье имя поминается при ее принесении, освящаются, очищаются, оживотворяются и всякой потребной благодати исполняются. Но и здесь при совершении литургии во дни праздничные, праздник все чувствуется, и празднуемый святой преимущественно поминается, и ради молитв празднуемого святого подается всем и благодать, подаваемая за Божественною литургиею.
Итак, помните праздники, в праздники ходите в церковь; в эти дни подается особенная благодать и милость от Господа, — ради чести праздника и ради молитв празднуемого святого. Праздники у нас по преимуществу дни благодатные, благословенные; от их благословения и прочие дни благословляются. Кто, например, в воскресение побывает в церкви за Божественною службою, с тем всю неделю пребудет Господне благословение.
Христе Иисусе, упование наше, ниспосли всем нам Твою благодать и милость, всем и не бывшим в церкви, ради молитв Пречистыя Твоея Матери, присно ублажаемой нами и святого Божия угодника, ныне нами прославляемого, и всех святых, всегда нами почитаемых. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 120
Во вторую неделю Великого Поста

И глаголаше им слово (Мк.2,1).

В одно время пришел Иисус Христос в Капернаум. Когда в городе слышно стало, что Он в доме, тотчас собрались многие, так что и за дверьми места не было. И Он говорил им слово. И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо. И не могли дойти до Него за множеством народа, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, проломав, спустили одр, на котором лежал расслабленный. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо, прощаются тебе грехи твои. Тут некоторые из книжников сидели и помышляли в сердцах Своих: что Он так богохульствует? — Кто может прощать грехи, кроме одного Бога? — Иисус, тотчас уразумев духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего вы так помышляете в сердцах ваших? Что легче? Сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи, или сказать: встань, возьми одр твой и ходи? — И чтобы вы знали, что Сын человеческий имеет власть прощать грехи на земле (говорит расслабленному), тебе говорю: встань, возьми одр твой и поди в дом твой. Он тотчас встал, взял одр и вышел при всех, так что изумились все и славили Бога, говоря: никогда не видали мы подобного.
Слушатели христиане! В последние три года Своей жизни на земле чем всего больше занимался Иисус Христос? Чудеса творил? - Нет, учил. Он и чудеса творил больше для того, чтобы при этом чему-нибудь научить, что-нибудь доказать, объяснить. Да, куда ни приходил, где ни появлялся Иисус Христос,- прежде всего Он учил, говорил слово, поучение. Учить других было первым и главным Его делом. Он так о Себе и говорил: Я для того и сошел на землю, чтобы учить (Ин.18,27). Отец Мой послал Меня с тем, чтобы Я учил (Лк.4,43). И народ как больше называл Иисуса Христа? — Всего чаще Учителем. И ученикам Своим, Своим Апостолам, что главное заповедовал? — Ступайте, учите всех, учите. И устрояя Церковь Свою, что главное в ней сделал? — Учителей поставил, пастырей определил.
Почему же Иисус Христос первым и главным делом считал учение? - Потому что для всех прежде всего нужно учение. Человеку нужен хлеб, но еще нужнее учение. Учение нам и свет, и жизнь; а неучение тьма, тьма смертная. Да, жить без учения все равно, что душою умирать, погибать, истлевать. Отчего у нас и пороки разные? Больше от неучения, от необразования. Скажете: и ученые грешат не меньше, живут не лучше! — Но то какие ученые? Те, которые учились и учатся не тому, чему учил Иисус Христос. Отчего и расколы у нас всякие? Все от неучения, от необразования. Скажете: раскольники тоже учатся и много учатся, много читают, судят, рассуждают. Но у кого они учатся? Раскольники самоучки. Нет, учиться надобно у одного Учителя — Иисуса Христа! А как учиться у Иисуса Христа? В Церкви, в Церкви, где все его учение сохраняется, и где учат Им Самим поставленные учители. Да, раскольники у себя самих учатся, у отцов и дедов, а не у Иисуса Христа, — оттого и остаются во тьме раскола, оттого их учение им не светит во спасение. Один только свет Христов всех просвещает, спасает. Так, слушатели, первое и главное дело для всех нас есть учение, христианское учение; учение всему начало, всему основание. Необходимо молится Богу, — без учения, без разума что и молитва? Нужны добрые дела, — без учения, без разума и добрые дела не имеют доброты настоящей. Хорошо поститься,- без учения, без разума и пост не будет приятным и угодным Богу. Хорошо милостыню раздавать,- и милостыня без разума, без учения малоценна.
Итак, учитесь, рассуждайте, понимайте, всю жизнь, весь век учитесь. Грех не учиться, потому что неучение ведет людей к большим грехам. Иисус Христос приходил на землю прежде всего для того, чтобы мы учились, рассуждали, понимали. Иисус Христос есть свет, свет для всего мира и для всех, жаждущих Его Божественного учения. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 122
В неделю крестопоклонную

Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим.

В одно время Иисус Христос, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, возьми крест свой и последуй Мне. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот и потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот спасет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою потеряет? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо, если кто постыдится Меня и Моих словес в роде сем прелюбодейном и грешном, то и Сын человеческий постыдится его, когда придет во славе Отца Своего с Ангелами святыми. И сказал им: истинно говорю вам, некоторые из стоящих здесь не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мф.16,24—28).
В день преподобного Алексея человека Божия беседуя, мы говорили, что в Иисусе Христе мы найдем покой душам нашим, и что учение Его для нас самое радостное, успокоительное. Ныне же мы слышим от Иисуса Христа, что мы должны отвергнуться самих себя, взять крест свой, т.е., переносить страдания в жизни, даже должны быть готовы потерять душу свою, т.е., умереть ради Иисуса Христа и Евангелия, и никогда ни при ком не стыдиться Иисуса Христа и Его слов, т.е., не стыдиться, что мы веруем в Него, живем, поступаем и действуем по Его учению. Как же, так уча, Иисус Христос может дать покой душам нашим? Какой же это покой душ будет, когда мы должны отрекаться, отказываться и от того, что нам по душе, что нравится, и должны делать то, что нам неприятно, ради Иисуса Христа, ради Его учения? Однако так: тогда-то мы и будем истинно покойны, когда будем так жить и действовать; и не только по смерти, в будущей жизни, но и здесь истинным покоем будем наслаждаться.
Почему Иисус Христос учит, чтобы мы отвергнулись самих себя, чтоб не слушались себя, не исполняли своих пожеланий? Потому что мы большею частию сами желаем только греховного. А греховное всегда оставляет в душе нашей беспокойство, мучительное раскаяние. При грехах покоя в душе быть не может. Грехи губят его, заставляют страдать, бедствовать. Да, все беды, все несчастия, всякие болезни и воздыхания от нас самих, от наших грехов, от исполнения наших пожеланий. И что было бы на земле, еслиб мы ни в чем себе не отказывали? Что была бы эта жизнь, еслиб всякий человек ни в чем себе не отказывал; как хотел, как вздумается,- так бы действовал, говорил, распоряжался? Тогда люди жить бы не могли, все жили бы, как в аду, весь мир погиб бы от себя, от грехов своих.
Вот потому-то Иисус Христос и учит, что мы должны отвергнуться себя, не слушаться, не исполнять своих пожеланий, как бы ни были приятны эти пожелания, как бы ни было прискорбно себе отказывать в чем, как бы ни было мучительно. В этом только и покой, и спасение нашей души, чтобы мы отказали себе во всем греховном.
Как же это сделать, чтобы легко было отречься себя, легко было не слушать, не исполнять своих желаний? Не надобно забывать, что мы отказываем себе во всем ради Иисуса Христа. Ради Иисуса Христа… как это? То есть, отказывай себе во всем с мыслию о Иисусе Христе. Делай что-нибудь святое, доброе, отказывайся от чего-нибудь худого, греховного, а в мыслях имей Иисуса Христа. Христа ради милостыню подаем, т.е. подаем с мыслию о Иисусе Христе, подаем нищему, а думаем о Иисусе Христе, в мыслях имеем, что Иисусу Христу подаем. Так и всякое дело будем делать ради Иисуса Христа, т.е., с мыслию о Иисусе Христе, — и тогда легко нам будет все делать, и все нас будет успокаивать. Какая особенно должна быть у нас мысль о Иисусе Христе, когда мы должны будем отвергнуться себя и взять крест свой? Иисус Христос умер на кресте за грехи наши. Да, на кресте распят Иисус Христос. А за что? Для чего Он распят? За мои грехи и грехи всего мира; для того, чтобы Господь простил меня. Да, я надеюсь на милость ко мне Божию, на помилование, потому что Иисус Христос Своею кровию, Своими страданиями вымолил мне прощение у Отца Небесного. Еслиб Иисус Христос не умер, не пролил Своей крови,- грехи твои оставались бы на тебе во веки веков, ты не мог бы просить прощения.
Так вот какое зло грехи. Иисусу Христу, Сыну Божию, надобно было для спасения от грехов сойти с неба, пострадать, умереть. Имей же это в мыслях своих, когда ты должен отречься от себя, отказать себе в греховном, как бы ни было для тебя мучительно. Такие ли мучения Иисус Христос претерпел за грехи твои?
Но, вспоминая страдания Господа нашего Иисуса Христа, не будем, слушатели, забывать и Его воскресения. Иисус Христос, претерпевший мучения, страдания, воскрес во славе. Если и мы, отказываясь от греховного, помучимся, пострадаем, то ведь и воскреснем, оживем духом.
Так, Господи, и кресту Твоему мы покланяемся, и воскресение Твое мы славим. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 122
В неделю крестопоклонную

Начиная мое слово к вам, я сделал на себе крестное знамение. Так и вы, слушатели христиане, при различных случаях делаете. Мы так привыкли с детства к этому обычаю, что редко когда обращаем на него должное внимание. И потому рассмотрим теперь, что это значит, что мы делаем на себе крестное знамение, и для чего мы его делаем?
Крест, с того времени, когда Иисус Христос был распят за нас на кресте, сделался неотъемлемою принадлежностью Иисуса Христа. Посему, когда мы делаем на себе знамение крестное, то этим показываем и как бы говорим о себе: я христианин, я Христов, я во Христа верую, я на Христа надеюсь и уповаю, я Христу служу, последую, я Христом себя украшаю, я во Христа облекаюсь.
Таким образом, по знамению крестному, которое мы на себе делаем, всякий может узнать, что мы христиане. Знамение крестное есть внешний отличительный знак христианина.
Для чего мы делаем на себе крестное знамение. Мы делаем знамение крестное на себе, или крестимся, во первых, для того, чтобы знамение это на нас видел Бог. Да, слушатели, Бог видит, когда мы крестимся, когда делаем на себе знамение крестное. А из вас некоторые крестятся кое-как, поспешно, небрежно, без всякого внимания? Грешно так креститься; надобно креститься со вниманием, с мыслию, с благоговением; клади крест, как святыню, как Христа Самого. Скажешь: сила не в кресте? Нет, в кресте сила, и сила большая, когда ты крестишься надлежащим образом, с верою, с мыслию, с благоговением. Крестное знамение есть тот знак, по которому Бог обращает Свое милостивое внимание к нам, за который Он изливает спасительную благодать Свою на нас. Крестное знамение есть та печать, с которою Бог принимает прошения от нас. По крестному знамению Бог узнает, чью молитву слушать и исполнить. Молиться с крестным знамением, значит молиться, просить от имени, от лица Иисуса Христа. Я не сам пришел, меня Иисус Христос послал к Тебе, Господи; и что действительно так, вот на мне печать Его — крестное знамение.
Если же, по твоему понятию, сила не в кресте,- то для чего же ты крестишься, если сила не в нем? Или уж вовсе ты не делай на себе крестного знамения,- и тогда все будут знать, что ты не христианин; или делай, как должно, без поспешности, с благоговением, с вниманием, с мыслию.
Итак, мы крестное знамение делаем для того, чтобы привлечь к себе внимание Божие, благодать Божию. Мы делаем крестное знамение еще и для того, чтобы видел это лукавый, враг наш диавол. Да, слушатели, и лукавый пусть видит, когда мы делаем на себе крестное знамение, потому что он не любит этого знамения. Как боится лукавый Иисуса Христа, так он боится и знамения Христова — креста. Крест — самое верное орудие против врага, самая крепкая защита от него, самый острый меч для него. Оградить себя крестным знамением значит охранить себя силою Христовою от всех нападений лукавого. И не лукавый только бегает от крестного знамени; крестное знамение от всего нам враждебного, неприязненного охраняет, защищает нас. Где знамение крестное полагается, там Ангел Христов защитником остается, хранителем. Бес бежит от крестного знамения, а Ангел притекает на крестное знамение. Да, знамение крестное есть знак, по которому Ангелы видят, кого им защищать, охранять; злые духи видят, от кого им надобно бежать, отступать. И потому твори крестное знамение с мыслию, со вниманием, как щит какой, охраняющий тебя, как меч какой, поражающий врага твоего.
Наконец, мы делаем на себе знамение крестное и для того, чтобы перед другими исповедовать Иисуса Христа, распятого на кресте. Да, пусть и люди видят, кого мы исповедуем, в кого мы веруем, на кого мы надеемся, кого любим, кого почитаем. А ты иногда стыдишься сделать крестное знамение! Знаешь ли, какой ты чрез это грех делаешь? Стыдясь креститься, ты стыдишься, что ты христианин; стыдишься, что ты Христу принадлежишь, во Христа веруешь, на Христа надеешься, Христа почитаешь, любишь! Нет, бойся стыдиться при людях делать крестное знамение; не стыдись признаваться, что ты Христов, иначе Иисус Христос постыдится признать тебя Своим на страшном суде и откажется принять в Царство Небесное.
Итак, вот для чего мы крестимся: чтобы показать, что мы христиане и чтобы его видел Бог, видел бы Ангел хранитель, видел бы и лукавый, и чтобы люди видели, что мы христиане.
Заключу слово мое о кресте словами св. Кирилла Иерусалимского: «Да не стыдимся исповедовать Распятого, с дерзновением да изображаем рукою знамение креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чаше, из которой пием; да изображаем его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаем, когда находимся в пути и отдыхаем. Он — великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия: знамение для верных и страх для злых духов». Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 123
В неделю четвертую Великого Поста

Верую,Господи, помози моему неверию (Мк.9,24).

Один отец привел к Иисусу Христу больного сына своего, одержимого духом немым. Долгие и тяжкие страдания бесноватого, и особенно то обстоятельство, что и ученики Христовы, которых он просил о нем, не могли изгнать из него беса, смутили и встревожили бедного отца, а потому он с робостью и с каким-то сомнением стал просить о нем и Иисуса Христа, как бы боясь, что и Тот не поможет: если что можешь сделать, говорил он Иисусу Христу, сжалься над нами, помоги нам. Когда же Иисус Христос сказал ему на это: если можешь сколько-нибудь веровать,- все возможно верующему,- то он со слезами возопил: «Верую, Господи, помози моему неверию». Это было достаточно, и Господь помог больному тут же.
Слова эти, или, лучше сказать, эту молитву: «Верую, Господи, помози моему неверию»,- очень нужно и часто бывает нужно повторять нынешним верующим, нам всем, слушатели! — Ослабевает у нас нередко вера наша, часто и во многом мы сомневаемся. В самом деле, чему мы веруем твердо? В каких истинах веры всегда бываем уверены? — Веруем; что Бог есть; веруем, что Иисус Христос есть Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти; веруем, что есть будущая жизнь. Но даже и в этих истинах мы иногда как будто сомневаемся, готовы бываем усомниться. Особенно, как послушаешь иногда, что иные говорят и пишут о вере; или как посмотришь, как некоторые из верующих живут и поступают, невольно задумаешься и с недоумением скажешь: да как же это так?… Ведь есть Бог, Который все видит и всякому воздаст по делам его? Есть Иисус Христос, Сын Божий, Который приходил на землю для нашего спасения. Есть другая жизнь, где мы по смерти будем жить и жить вечно… Что же это так живут и поступают, так говорят и пишут?… Ах, да! Так иногда иные говорят и пишут, живут и поступают, что как будто нет ничего вечного и святого, как будто и Бога нет, и Иисус Христос на землю не приходил, и будущей жизни не будет, как будто и ничего нет, и ничего не было, и ничего не будет!… При таком смущении и недоумении о самых важнейших истинах веры, как же не воззовешь к Богу: «Верую, Господи, помози моему неверию!» — Невольно воззовешь, со слезами иногда воззовешь: да, я верую, Господи, что бы ни говорил и ни писал кто против веры, как бы ни жили и ни поступали иные из верующих,- верую, Господи, помози моему неверию.
И без искушений и соблазнов со стороны, как часто сами собою находим мы разные сомнения, когда думаем о вере! Особенно, если мы редко молимся Богу и молимся без внимания, если мало читаем или долго ничего не читаем Божественного, если проводим жизнь в рассеянности, в суете; не вникая в себя и в свои обязанности, слушаясь только страстей своих и пристрастий, — то при размышлении о предметах веры, при мысли о Боге и будущей жизни, столько иногда представляется уму нашему вопросов неудоборешимых и мыслей, с верованием нашим несогласных, что нам ничего не остается более делать, как взывать к Богу: «Верую, Господи, помози моему неверию». Без молитвенных обращений к Богу, или весь измучишься думами и сомненьями, или дойдешь до того, что ни во что не станешь веровать, и ничего не будешь делать для спасения своей души. Да, и в вере моей в Тебя, Господи, необходима мне Твоя помощь, всеблагий Боже мой!
Так, слушатель благочестивый, не унывай, если найдут на тебя когда минуты или часы неверия, недоумения, сомнения об истинах веры. Это может быть, и действительно бывает со всяким верующим. Подобные минуты ослабления в вере бывали и у Апостолов Христовых, когда еще Дух Святый не сходил на них. Может ли же в нас не ослабевать наша вера; можем ли мы быть всегда тверды в нашем веровании?… Не унывай, а обращайся в таком случае скорее к Богу и взывай к Нему: «Верую, Господи.помози моему неверию». Верую, что ни внушал бы мне мой собственный ум против веры; Тебе, Господи, я верю, а не уму моему, когда он умствует против Тебя или не по Твоему. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 124
В неделю четвертую Великого Поста

Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом (Мф.17,21).

Ныне чтенное Евангелие повествует о том как Иисус Христос исцелил одного беснующегося, которого не могли исцелить ученики.
Когда Иисус Христос со Своими учениками сошел с горы, после Своего Преображения на ней, и пришел к народу, тогда подошел к Нему человек и, став пред Ним на колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новомесячье беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается то в огонь, то в воду. Я приводил его к ученикам Твоим; но они не могли исцелить его.
Иисус Христос велел привести к себе беснующегося, и, когда привели, Иисус Христос воспретил, ему, и бес вышел, и отрок стал здоров — исцелился в тот же час.
Ученики, после, наедине, спросили Иисуса Христа: почему мы не могли выгнать беса? Иисус Христос отвечал им: «Сей же род не исходите токмо молитвою и постом».
Есть болезни телесные, от которых без поста и молитвы ничем не избавишься, потому что они соединены бывают с болезнями души.
Тело страдает у таковых больных оттого, что душа страдает; немощствует у них тело оттого, что душа немощствует. И при каких болезнях телесных душа не страдает? И какие из них не от нее зависят много?
И потому, в телесных болезнях пост и молитва хороши, полезны, нужны, а в некоторых необходимы. Облегчая душу, пост и молитва подают облегчение и телу. Сердцу веселящуся, лице цветет.
Если же в телесных болезнях пост и молитвы хороши, полезны, нужны, иногда необходимы, то еще полезнее, нужнее, необходимее они в немощах и болезнях души. Без поста и молитвы ни от одной душевной, сердечной болезни не избавишься. Пост и молитва — единственное и самое верное лекарство от всяких таких болезней.
Пост здесь разумеется не какой-нибудь чрезвычайный, а обыкновенный, простой: умеренное употребление пищи и воздержание от наслаждений чувственных, от развлечений мирских, от разговоров пустых; словом, такой поет, который бы помогал нам молиться. Да, пост молитве помогает; при посте легче, удобнее возноситься душою к Богу, беседовать с Богом.
Пост молитве помогает, а молитва помогает вере; легко веруешь в Бога и веришь всему Божественному, когда молишься Богу, когда душою возносишься к Нему и умом беседуешь с Ним; когда колена преклоняешь пред Ним и руки простираешь к Нему. При сердечной молитве к Богу невозможно не веровать всем сердцем в Него. А для верующего все возможно. Какая же болезнь не пройдет, не утихнет, когда, молясь Богу, прибегнем к Нему с верою?
Если бы боль сердечная или болезнь телесная, как гора, давили душу и тело твое,- то и те пройдут, при сердечной и пламенной твоей молитве к Богу.
Итак, пользуйся этими лекарствами от своих болезней: на душе ли когда у тебя тяжело, тело ли твое чем неможет, страдает,- наложи на себя пост и примись за молитву.
Став пред Спасителем, говори Ему: Господи! душа у меня болит, скорблю я, мучусь, страдаю часто от грехов моих; болит у меня и тело, часто ослабеваю я, изнемогаю,страдаю; старался я избавиться от моих недугов, многим пользовался, и ничто не помогло; к Тебе я прибегаю: Ты мне помоги! — Так молись о себе. Так же молись и о других, кто бы они ни были: сын или дочь, брат или сестра,или другие какие — свои или чужие, за которых ты страдаешь духом, — молись когда они больны душою, когда они худо, греховно ведут себя, когда в неверии, в разврате, в рассеянии и беспечности живут, или когда страдают от каких болезней и недугов телесных. Молись.
Нет боли, нет и болезни в нас и в других, в которых бы пост и молитва не помогли нам и тем, за кого мы молимся и постимся. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 125
В Великий Понедельник

Глагола Иисус смоковнице: да николиже от тебе плода будет во веки (Мф.12,19).

Некогда, в нынешний день поутру, Иисус Христос со Своими учениками возвращался из Вифании в Иерусалим. Продолжая Свой путь, Он взалкал, и потому, увидев смоковницу, стоящую не далеко от дороги, подошел к ней и, не нашедши на ней ничего, кроме листьев, сказал: чтоб никогда на тебе не было плодов! Смоковница та тотчас засохла.
Слушатели-христиане! И мы, как смоковница, должны приносить плоды добрых дел. Господь и всегда ждет от нас этих плодов, но особенно Он ждет их от нас в нынешние дни.
И когда же особенно нам приносить плоды добрых дел, как не в нынешние дни? - Се, ныне время благоприятно; се, ныне дни спасения! Ужели мы, грешники, будем веселиться и тогда, когда плакал о наших грехах Господь Иисус Христос? Ужели мы не будем молиться и бодрствовать и тогда, когда Господь бдел и молился о нас? Ужели мы не будем проливать слез сокрушения и тогда, когда Господь проливал кровь Свою за нас? Ужели будем щадить наше здоровье и тогда, когда Господь не щадил жизни для нас? Ужели будем пить и есть вкусно в те дни, когда Господь за нас был напояем оцтом, с желчью смешанным?
Ах, слушатели! Если уже в нынешние дни мы не принесем плодов покаяния, то каких плодов ожидать от нас в другое время года? Если мы не станем молиться, поститься и каяться в нынешние дни, когда солнце затмевалось, земля трепетала, камни распадались при виде страдавшего за наши грехи Господа,- то какой молитвы, какого поста, какого раскаяния во грехах ожидать от нас в другие дни, когда и солнце светит, и земля цветет, и все радуется?
Так, слушатели, кто в нынешние дни не приносит плодов покаяния,- от того и во весь год едвали можно ожидать их. Чего ожидать от дерева, которое и весною не зеленеет? Нечего доброго ожидать и от того христианина, который и в неделю страстей Господних не молится, не постится, не кается, не хочет вспоминать о грехах, когда все ему напоминает об них. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 126
В Великий Понедельник

Иисус Христос, куда ни приходил, везде доброе и святое делал, доброму и святому учил. Оттого-то народ Иудейский везде встречал, провожал Его, и многие веровали в Него. Отчего же, слушатели, этот самый народ после возненавидел Иисуса Христа, возненавидел, требовал смерти Ему, кричал: распни, распни Его?
Народ — везде народ, люди темные. Народу наговорят, наклевещут на кого-нибудь какие-нибудь лжеучители, он и отказывается от веры в доброе и святое, и попирает священное и спасительное. Да, Иудейские начальники, книжники и фарисеи, ненавидя Иисуса Христа, завидуя Его славе, негодуя на Него за Его обличения их пороков, не хотели, чтобы кто-нибудь веровал в Него и следовал Его учению, и потому возбуждали в народе ненависть к Нему. И как они это делали? Старались всячески найти в Иисусе Христе что-нибудь такое, что народу могло бы показаться отступлением от закона Божия, чтобы таким образом в народе возбудить к Нему и к Его учению недоверие, ненависть. Смотрите, говорили они об Иисусе Христе, смотрите, какой это учитель пути Божию, когда Он и субботы не хранит, в субботы, в праздники не служит Богу, а делом занимается, больных исцеляет; хотя, в душе своей, книжники и фарисеи чувствовали, что Иисус Христос делает дело самое богоугодное, самое доброе и святое. Подобным образом и в других случаях действовали книжники и фарисеи на народ, возбуждая в нем к Иисусу Христу ненависть.
Вот, слушатели, что значит ненависть, какое она зло! Ненавистники, не имея в себе ничего доброго и святого, ненавидят и тех, кто доброе и святое делает, кто доброму и святому других учит.
Как теперь опять не сказать о некоторых раскольниках и о всех подобных им? Говорят обо мне, зачем я упоминаю в поучениях о раскольниках? Да ведь раскольники эти нам свои, родные, они и по вере всех ближе к нам (были), ближе чем католики и лютеране. Так как же не больно, что они отделились, от родной своей матери, Церкви православной? И как же не скажешь, что они грешат, что нас ненавидят? Да, я говорил, говорю и буду говорить, что ненависть раскольников и им подобных к нашей Церкви очевидна; они и не скрывают своей ненависти к Церкви, особенно пастырей и учителей ее они явно ненавидят. Есть, бывают между раскольниками и им подобными, добрые и незлые люди; но расколоучители и подобные им лжеучители и в добрых и незлых людях всячески стараются возбудить злость и ненависть к пастырям и учителям Церкви Христовой; Для чего? чтобы таким образом отвлечь их от истинной веры в Иисуса Христа и в учение Его святой Церкви. Смотрите, говорят, смотрите, что делают пастыри и учители Церкви! Какие же они пастыри и учители?
Слушатели христиане! В нас, т.е., в пастырях и учителях Церкви Христовой, не то, что в Иисусе Христе, в нас всегда можете, если посмотрите на нашу жизнь и поведение, всегда можете найти отступление от закона Божия, кажущиеся отступления и действительные. Но то — мы, то — учение Св[ятой] Церкви; мы можем согрешать и согрешаем; но Церковь Св[ятая] непогрешима и никогда погрешать не может: она всегда право учит и учит одному доброму и святому. Если бы Иисус Христос явился видимо на земле, то Он всем сказал бы: вы на жизнь священников не смотрите, если они в чем и согрешают, а слушайте то, чему они учат, ибо их учение — Мое: Я их поставил вам в учители, и во имя Мое они вас учат.
Да, много зла народу делает ненависть расколоучителей и всех лжеучителей, ненависть к пастырям и учителям Св[ятой] Церкви. И какая у них нечеловеческая к нам ненависть! С католиком, с лютеранином, с евреем, с магометанином они обходятся как следует, руку дают и берут, разговаривают; а у нас, православных священников, не только руки не возьмут и нам не дают, но и не глядят на нас, отворачиваются от нас, а если когда взглянут, то так взглянут, как будто мы им злодеи какие… О, Господи, прости им и им подобным, прости им ненависть к нам, потому что они не знают, что это великий грех, и что эта-то ненависть к нам и отводит их и всех от веры в Тебя, Бога истинного.
Слушатели христиане! Не внимайте клевещущим на пастырей и учителей Церкви; ради Бога, ради спасения своей души, не внимайте, не слушайте, что говорят об них худого ненавидящие их.
Они с тем клевещут, с тем говорят об них худое, чтоб в вас возбудить к ним ненависть; а когда ненависть эту в вас возбудят, — вы отделитесь от Св[ятой] Церкви, от истинно верующих в Господа нашего Иисуса Христа и в Его святое учение. Неверие в Иисуса Христа, истинного Бога и ненависть к Его Св[ятой] Церкви всегда начинаются с ненависти к пастырям и учителям Христовым: их сначала люди возненавидят, потом возненавидят и Церковь.
Вот вы что делаете.
Учитесь, просвещайтесь учением, науками, чтобы вы могли научиться здраво судить, рассуждать — тогда вы еще больше, еще яснее увидите, поймете, что наша Св[ятая] Церковь устами своих пастырей и учителей, учит одному доброму и святому; тогда и клеветники наши никого из вас не отведут, не отвлекут от Церкви, от веры в Бога истинного. Наши клеветники особенно опасны, гибельны только для людей темных, а не для просвещенных; просвещенные сейчас рассудят, и нас извинят, не осудят.
О, Господи! Света нашему народу, и всем нам света побольше пошли; побольше просвещения, образования, образования истинного, христианского. От неведения, от неведения вся всех ненависть к нам, пастырям и учителям Твоей Церкви. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 127
В Великий Вторник

Весте, яко по двою дню пасхи будет, и Сын человеческий предан будет на пропятие (Мф.26,2).

Чем ближе подходили дни страдания Господа нашего Иисуса Христа, тем яснее говорил Он ученикам, что Ему надобно пострадать,- дабы таким образом постепенно приготовить их к Своим страданиям. Весте, яко по двою дню пасха будет, и Сын человеческий предан будет на пропятие. Приготовим, слушатели, и мы себя к страданиям Господа нашего Иисуса Христа размышлением о них.
При размышлении о страданиях Господа нашего Иисуса Христа часто приходит такая мысль: почему бы Господу не отказаться от страданий? Он волен был идти и не идти на страдания; за Него готовы были вступиться целые легионы Ангелов Божиих. Так, все это правда, слушатели; но что было бы с нами, если бы Иисус Христос не пошел на страдания? Если бы Он не пострадал, то мы вечно должны были бы страдать. Как бы мы ни жили на земле, нам не миновать бы ада, если бы Иисус Христос не сходил в ад. А теперь, когда Иисус Христос пострадал, мы свободны от вечных страданий; теперь совершенно от нашей воли зависит идти по смерти в ад или в рай. Временные страдания Иисуса Христа заменили наши вечные страдания; что мы должны бы вечно терпеть в аде за свои грехи, то все Он вытерпел за нас на земле. Представим, что какой-нибудь преступник за свои преступления должен бы идти в ссылку, на вечную работу; определение уже подписано; казни, которая могла бы заменить эту ссылку, преступник вынести не в силах; и потому он непременно должен идти; и вот он уже идет. Но вдруг является ходатай, который берется вытерпеть казнь, определенную преступнику, с тем, чтобы преступник был освобожден за то от вечной ссылки; и вот ходатай терпит, и преступнику возвращается свобода. Так или почти так поступил и Иисус Христос. Все люди, как преступники закона Божия, должны бы терпеть вечные мучения, но Иисус Христос пострадал за них, и они теперь стали свободны от этих мучений.
Представьте же, слушатели, каковы были страдания Господа нашего Иисуса Христа! Соберите грехи всех людей — тех, которые жили, и тех, которые живут, и тех, которые некогда будут жить; возложите, вину и тяжесть всех этих грехов на Иисуса Христа, и судите, каковы должны быть Его страдания! Каково было Ему мучиться за грехи всех людей, и мучится так, что это мучение равнялось вечному мучению? Каково было вытерпеть Иисусу Христу в несколько дней то, что род человеческий должен был терпеть целую вечность!
Но вы спросите: ужели нельзя было без этого обойтись? Ужели Бог не мог сделать так, чтобы и нам не страдать, и Иисусу Христу не страдать? — Что нам об этом, слушатели, рассуждать? Бог так сделал, видно, иначе невозможно было сделать. Лучше рассудим о том, как Бог милостив к нам грешникам и как строг к нашим грехам, Бог восхотел, чтобы возлюбленный Сын Его пострадал; можем ли же мы не страдать? Правосудие Божие потребовало, чтобы пострадал Святейший из святых; какой же милости могут ожидать грешники? За чужие грехи Иисус Христос столько пострадал, чего же мы должны ожидать, мы сами, которые грешим, Бог в Сыне Своем единородном не мог пощадить грехов, которые Он принял на Себя; может ли Он пощадить нас за наши собственные грехи?
Итак, вот к чему должны вести нас размышления о страданиях Господа нашего Иисуса Христа! Вот какими мыслями мы должны заниматься особенно в нынешние дни! Христос пострадал за чужие грехи; можем ли мы избегнуть страданий, когда не очистим своих грехов покаянием, и не загладим их верою в Иисуса Христа, пострадавшего за нас. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 128
В Великий Вторник

Мы, слушатели христиане, вчера слышали чтение Евангелия на литургии? Помните, как там, между прочим, Иисус Христос ученикам Своим говорил: «Тогда предадят вы в скорби, и убиют вы: и будете ненавидимы всеми языки имени Моего ради. И тогда соблазнятся мнози, и друг друга предадят и возненавидят друг друга» (Мф.24,9—10).
Когда это тогда? — Пред разрушении Иерусалима и храма, а потом и пред кончиною мира и преставлением света. Кто будут ненавидимы всеми народами? Апостолы Христовы, их преемники, пастыри и учители Церкви, и вообще православные христиане. За чье это имя будут ненавидимы? За имя Его, Господа нашего Иисуса Христа. А кто эти, которые будут друг друга предавать друг друга ненавидеть? — Те самые люди, которые возненавидят Апостолов и их преемников; прежде их; а потом, после друг друга,
Так действительно и было пред разрушением Иерусалима и храма. Апостолов и их преемников все ненавидели, гнали, преследовали, убивали; а потом, после сами гонители возненавидели друг друга. Так было пред разрушением Иерусалима и храма; так без сомнения, будет пред кончиною мира и преставлением света. Так, слушатели, и всегда бывает пред большими общественными бедствиями, пред падением царств и народов. Сначала люди возненавидят духовных служителей Божиих, пастырей Церкви; потом, когда от ненависти к духовным распространится в людях безверие, разврат,- люди эти возненавидят друг друга, друг друга будут предавать, друг на друга восставать; и вслед за тем наступают общественные бедствия, и общество людей развратных, безбожных падает, царство их разрушается. Почитайте историю этих бедствий и падений, и вы увидите, что безверие и разврат, эти предвестники общественных бедствий и падения царств, с того именно всегда начинались, то есть, с ненависти к духовным, и потому-то враги обществ всегда сначала стараются возбуждать в людях ненависть к пастырям Церкви, служителям Божиим. Без света Божия во тьме неверия и разврата, люди скорее друг друга возненавидят, друг на друга нападут, и затем, само собою, все тотчас расстроится, разрушится, падет… не падет, устоит, разве только ради каких избранных, святых или святыни какой.
Итак, слушатели, бойтесь ненавидеть духовных. От ненависти к духовным безверие и разврат в обществе, от неверия и разврата — бедствия общественные. И частные дома падают, беднеют от того же. Растет, цветет дом, богатеет, изобилует всем, но вот члены его начинают хладеть к Церкви; вот они тайно и явно начинают ненавидеть пастырей ее, делом и словом оскорбляют, притесняют их, и вот потом они начинают хладеть и к своим занятиям и друг к другу; и тогда дому беда неминуемая; и если он не падет тотчас, то не падет тоже разве только ради какой святыни в доме, ради какого-нибудь благочестивого члена дома, ради одного избранного в доме остановится на время падение его неминуемое. И всякого царства и всякого дома стояние зависит от святого в них семени. Семя свято стояние мира. Небо и земля прейдут, но слова эти не прейдут, ибо это слова Самого Бога. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 129
В Великий Четверток

Аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и учитель, и вы должны есте друг другу умывати нозе (Ин.13,14).

Не только Бог, но и мы любим смиренных людей; таково свойство смирения, — оно невольно располагает к себе всякого. Смиренных людей любим, слушатели благочестивые, а сами смиряться пред другими не любим; мы думаем, боимся, чтобы смирением не унизить себя; боимся, чтоб не почли нас людьми слабыми, малодушными, когда будем смиряться пред другими.
Так большею частию думаем о смирении мы, так, видно, сначала думали о смирении и Апостолы, ибо как же иначе объяснить спор их о первенстве? Иисус Христос знал мысли Своих учеников о смирении; часто и словом, и делом поучал их смирению; наконец, Он благоволил торжественно показать им высоту смирения. Это было на той вечери, на которой установлено таинство святой евхаристии. Иисус Христос с Своими учениками возлежал; вечеря только что началась; ноги у учеников еще не были умыты, как этого требовало обыкновение. И вот, Иисус Христос встает с своего места, снимает с Себя верхнюю одежду, берет полотенце и препоясывается им; потом вливает воду в умывальницу и таким образом всем по порядку умывает ноги, отирая полотенцем. Когда же умыл им ноги и надел на Себя одежду Свою, то возлег опять и сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом; и правильно говорите, ибо Я точно Господь и Учитель. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Вот видите: для Меня не унизительно, что Я смирил Себя пред вами; и вы не унизите себя, когда будете смиряться друг пред другом.
И никого смирение не унизит, слушатели благочестивые; оно, напротив, возвышает всякого человека.
Да смирение только представляется нам унижением и слабостью, а в самом деле оно есть обнаружение силы духа и высоты чувствований. Как высокая степень знания есть сознание своего незнания, так и высокая степень нравственного совершенства есть сознание своего несовершенства. Тот много, очень много знал, кто умел сказать: я ничего не знаю. Тот много, очень много имеет совершенств, кто говорит о себе; я ничего не имею. И посмотрим на этих смиренных людей, которые пред всеми себя унижали, посмотрим, кто они были на самом деле. Смирен был патриарх Авраам, он говорил о себе: я земля и пепел. Но кто этот Авраам? Это — отец верующих, которому между патриархами не было равного. Смирен был царь Давид, он говорил о себе: я червь, а не человек. Но кто этот Давид? Это — Порфироносный пророк, которому между царями не было равного. Смирен был Апостол Павел, он писал о себе: я наименьший из Апостолов, я недостоин и называться Апостолом. Но кто этот Павел? Это — один из первоверховных Апостолов, который более всех трудился в деле проповедания. Смиренна была Дева Мария. Она, выслушав от Ангела благовестие о зачатии Сына Божия, говорила: «величит душа моя Господа и возрадовася дух мой о Бозе, Спасе моем, яко призре на смирение рабы Своея». Но кто эта смиренная Два Мария? Это — Пресвятая Дева, Матерь Божия, высшая херувимов и славнейшая серафимов. Впрочем, на что нам приводить слишком много примеров? Перечислять смиренных — значит перечислять мужей, высоких по духу и святых по жизни. Кончим все одним. Кто этот Христос Иисус, Который во всю жизнь до самой смерти непрестанно смирял и уничижал Себя, Который, не восхотел трости сокрушенной переломить и льна дымящегося угасить; Кто этот кроткий и смиренный сердцем, умывший ноги Своим ученикам? Высочайшая премудрость, совершеннейшая святость, сияние славы Отчей и образ ипостаси Его, словом — Бог во плоти.
После сего, что же мы должны сказать о тех людях, которые не хотят смириться пред другими, которые, любят гордиться собою? Что сказать о них? Это — низкие и ничтожные люди; в них нет истинных достоинств; в них нет ни величия, ни святости. Да, слушатели благочестивые, гордятся только низкие и ничтожные люди. Все тяжелое естественно падает вниз; лежит на земле, а легкое поднимается вверх, летает по воздуху; так люди великие и святые всегда смиряются пред другими, а низкие и ничтожные ставят себя выше всех. И в самом деле, почему некоторые люди ведут себя гордо? Не имея ничего, они хотят гордостью восполнить недостаток совершенств, надменностью думают заменить слабость своих сил. Почему иной человек, заняв важное место в обществе, делается вдруг непреступным? Он боится, чтобы вблизи не рассмотрели его, кто он таков; он неприступностью хочет скрыть свои недостатки, спесью думает восполнить скудость своих заслуг. Так-то гордость ослепляет человека; гордые и не видят, как они себя унижают; тем именно унижают, чем думают возвысить; когда показывают себя другим,- то показывают, как они ничтожны; когда скрывают себя от других,— то дают знать, что они слабы. Итак, слушатели благочестивые, если вы увидите человека гордого и неприступного, то не старайтесь много разгадывать, кто он таков; это просто человек без истинных достоинств, в нем нет ни хорошего ума, ни доброго сердца. Правда, и люди с великими достоинствами иногда предаются гордости. Но за то на долго ли они остаются великими при своей гордости. Начать гордиться значит начинать падать; мечтание о себе — приготовление к унижению. Рассказывал авва Антоний о себе: «я видел некогда все сети врага, распростертые по земле, и сказал с глубоким вздохом: увы, кто избежит их? Но услышал голос, ко мне пришедший: "смирение!”» Да. смиренные легко избегают и вражьих сетей, тогда как гордые спутывают себя, своими собственными сетями; Бог оставляет гордых самим себе, а смиренных поддерживает Своею благодатию. И потому-то, слушатели благочестивые, когда вы возмечтаете о себе, то бойтесь, чтобы вам в скором времени не посрамиться. Только при смирении высок и силен человек, а без смирения он слаб и низок. Правда, низкие и слабые люди тоже иногда смиряются; но как они смиряются? Их смирение не лучше гордости. Пред кем смиряются низкие люди? Только пред высшими. Для чего смиряются? Чтобы удобнее возвыситься. В каких слабостях признаются слабые люди? В самых ничтожных, маловажных. Для чего признаются? Чтобы дать знать другим, как маловажны слабости, которым они подвержены. Таким образом у низких и смирение всегда низко — истинное смирение для них слишком высоко; оно не по их духу. Истинно смиренный потому и смиряется, что он смирен душою; потому и не возносятся его очи, что не надмевается его сердце; у него сердце как невинное, покорное, простосердечное дитя. Оттого-то истинно смиренными всегда бывают только люди с совершенствами, люди великие и святые; только у таких людей достанет духу говорить о себе: я земля и пепел; я червь, а не человек.
Итак, слушатели благочестивые, смирение вовсе не есть признак слабого и малодушного человека; вот гордые люди всегда слабы и малодушны, а смиренные всегда велики и святы; смиренная выя есть признак величия духа, а гордое чело отпечаток малой души. И потому, не будем смущаться, хотя бы нам довелось отправлять самую низкую должность раба: низкая служба никогда не унизит высокого человека. Впрочем, смиряя себя пред другими, не будем раболепствовать им, как это делают люди низкие и слабые пред высшими: истинное смирение и в унижении не унижается, и во мраке сияет святостию.
Господи Боже наше показавый меру смирения в Твоем крайнем снисхождении, облагодати нас в услужении друг другу и вознеси Божественным смирением. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 130
В Великий Четверток

Ныне душа моя возмутися, и что реку? Отче спаси Мя от часа сего… (Ин.12,27).

Бывали-ли вы, слушатели, при умирающих? Видали-ли, как они тогда мучатся, тоскуют? Слышали-ли их стоны в это время, всю душу потрясающие стоны?… Ах, приучайтесь призывать Бога на помощь! О, как отрадно бывает слышать, если умирающий, среди своей тоски смертельной, едва переводя дыхание, из глубины души воззовет к Богу: Боже, милостив буди мне грешному; пошли мне Господи, терпение! Как утешительно бывает видеть, когда борющийся со смертью страдалец, собрав последние свои силы, возводя взоры на небо к Распятому, знаменует себя крестом Его животворящим! Оживаешь тогда с ним душою, ободряешься, отдыхаешь, успокаиваешься и радуешься за него… Ах, приучайтесь призывать Бога на помощь. Никогда не бывает так нужна и никогда не бывает так благовременна помощь Божия, как пред смертью; но в это-то именно время, когда она всего нужнее нам, люди всего меньше прибегают к ней. Помощь нужна и больше неоткуда ждать ее, кроме как от Бога; но о Боге-то больные и забывают; занятые болезнью, измученные страданиями, они не в силах бывают вспомнить о Нем, имени Его произнести не могут, даже перекреститься, как должно, не могут, не в силах, забывают. Ах, потому-то и надобно заранее приучаться нам призывать Бога на помощь, потому-то, пока еще не пришел час смерти нашей, мы должны чаще произносить имя Божие, истовее знаменовать себя крестом Господним: тогда Господь Сам придет нам на память, уста наши сами отверзутся для призывания Его, рука сама подымется для крестного знамени. О, да, если призывание имени Божия может облегчить наши страдания пред смертью (ведь невообразимо мучительны эти страдания!), то и для этого одного, чтобы Господь Бог помог нам тогда, стоит всю жизнь приучаться призывать Его. А он непременно тогда поможет. Тот, Кто Сам пред смертью так скорбел, что должен был воззвать к Отцу Своему: «Ныне душа Моя возмутися, и что реку! Отче, спаси Мя от часа сего…» - может ли отказать нам в помощи, когда мы призовем Его? — Ах, он знает по Себе, как тяжело умирать человеку, оставленному Богом! Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 131
В Великий Пяток

Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему…

Последнее-ли ныне целование Господу нашему Иисусу Христу? Для Него, без сомнения, не последнее, потому что всегда, до скончания века, пока будёт существовать Церковь Его на земле, христиане будут воздавать Ему сие целование; а для нас с тобою, слушатель, может быть и последнее, потому что в настоящем году мы можем умереть и, следовательно, можем не дожить до будущего великого пятка.
Слушатель-христианин! При сем, может быть, последнем для нас с тобою целовании нашем Спасителю, подумаем о себе, о своем спасении… Иисус Христос вот все сделал для нашего спасения, все; даже и то сделал из любви к нам, больше чего и сделать в жизни нельзя, ничего, — умер ради спасения нашего. Что же мы, с своей стороны, делали для своего спасения? Воспользовались ли тем, что Иисус Христос для нас сделал? Все, сделанное Им для нашего спасения, Он передал святой Церкви, в которой Сам, как Глава ее, всегда невидимо пребывает и действует. Слушались-ли мы этой Церкви? Исполняли-ли то, что она признает для спасения нашего необходимым, и чего от всякого, желающего спастись требует непременно?… Или ты думаешь спастись так, как-нибудь? Даже не считаешь нужным много думать о спасении своем? Думаешь, что для спасения не нужно ничего особенного; не нужно сделать никаких пожертвований и уступок другим, никаких ограничений и стеснений себе; не нужно ни пощений, ни молений, ни поклонений, ни очищений, ни освящений, словом не нужно следовать учению, правилам, уставу Церкви Христовой, а довольно — жить и действовать по своему разумению и по своему хотению; жить так, как нравится, или как придется; делать то, что сам находишь хорошим, нужным, спасительным для себя? Но подумай. Если бы мы могли спастись так, сами собою, живя и действуя, как кому вздумается, или как кому захочется, ничего особенного для своего спасения не делая и ничем особенным не пользуясь,- то почему же Бог так много всего сделал единственно для того, чтобы мы не погибли? Для чего так многократно и так многообразно Он древле чрез пророков говорил людям, наставляя их на путь спасения? Почему, наконец, послал Сына Своего единородного в мир, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную? И почему Сын Божий так много должен был сделать для нашего спасения? С небес сошел, воплотился, три года проповедовал Сам всюду, учеников избирал особенных и посылал их на проповедь, потом страдания разные претерпел, умер на кресте, погребен был, воскрес из гроба, вознесся на небо, послал Духа Святаго от Отца на учеников Своих, создал особенную Церковь, установил особенные таинства, учредил особенных пастырей Церкви,- и все это единственно ради нашего спасения. Для чего же бы было Богу нашему все это делать для нас, если бы мы могли спастись так, как ты думаешь и как ты живешь, то есть, не думая много о своем спасении, ничего особенного для того не делая и ничем особенным не пользуясь?… Обрати внимание на эту плащаницу, где Иисус Христос изображен лежащим, вскоре после того, как Его умершего сняли со креста, посмотри: из ребра у Него кровь, из ног и рук — кровь, голова — в крови. Очевидно, умер Он смертию мученическою, мучительною, хотя и волею пострадал за нас. Для чего же бы Ему, Иисусу Христу, Сыну Божию, ради нашего спасения умирать такою смертию, если нам можно спастись самим, без всяких посторонних пособий и без особенных наших усилий?… Ах, подумай!… Дело идет не о том только, что есть и было, но и о том, что будет с тобою!… Или ты, чтобы избавить себя от страха за будущую свою участь, готов во всем сомневаться, готов ничему не верить — ни тому, что было, ни тому, что будет? - Но подумай! В чем ты сомневаешься, чему ты не веришь? Тому ведь, от чего зависит участь твоя вечная. Мы умрем… а ведь этого уже отвергать нельзя, хотя и в этом мы иногда готовы, рады бы усомниться. Чего так не хочется, тому неохотно верится. Мы умрем… И что, если по смерти будем жалеть и скорбеть о том, что здесь ничему не верили и потому ничего не сделали для своего спасения и ничем не воспользовались из того, что сделал для нас Спаситель?… Здесь иногда день, час тяжело бывает жалеть, скорбеть, когда не сделаешь чего-нибудь должного, нужного, или сделаешь что-нибудь худое, нехорошее, или даже скажешь что-нибудь обидное кому-нибудь, особенно лицу важному, нужному; но что, если по смерти будем жалеть и скорбеть всю вечность о том, что не подумали, не позаботились о своем спасении, ничего не сделали, ничем не воспользовались для своего спасения!…
Подумай об этом и о том, что сделал для нашего спасения Иисус Христос; подумай, порассуди, попомни, чтобы тебе не согрешить во веки, чтобы не раскаиваться вечно. А теперь приложимся нашими грешными устами к пречистым Его язвам. Язвами Его грешники исцеляются. Авось и мы с тобою исцелимся… Да, мы с тобою больны, больны неверием, сомнением и другими недугами душевными, больны от рождения и испорчены — худым воспитанием, примерами худых людей, чтением худых книг и главное — злыми своими страстями испорчены.
О, не дай, Господи, чтобы нынешнее наше целование Тебе было последним для нас в этой жизни. А если последнее… тогда поспеши на помощь к нам Своею благодатию и милостию. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 132
В Великий Пяток

Распятаго же за ны. (Символ Веры).

Святая Церковь ныне торжественно воспоминает о страданиях Господа нашего Иисуса Христа; и так живо воспоминает, что как будто бы Иисус Христос ныне при нас и пред нами страдает; мы будто видим, как бьют Его; слышим, как ругают Его, как поносят, как распинают; будто теперь вот Он на кресте, вот умирает, вот в гроб его полагают.
Для чего все это, слушатель благочестивый? Для того, чтоб ты видел, знал, как любит тебя Бог.
Видишь этот крест? На нем страдал, и умер из любви к Тебе Сын Божий. Да, видишь, как Он любит тебя? Видишь, какие мучения Он за тебя терпит? Видишь, среди каких страданий ради тебя умирает?
Да, Иисус Христос тебя любит, беспредельно любит, никто больше Его не любит тебя. А знаешь-ли, для чего тебе нужно знать, что Господь Бог тебя любит?
Вот для чего: для того, чтобы ты не боялся просить у Него прощения себе во грехах своих; чтобы ты не унывал, когда согрешишь, чтобы ты не сомневался в Божией к тебе милости.
Ведь грешники — странные существа. Когда предаются грехам, — они ничего не боятся; и вспомнить о Бое не хотят или, вспоминая о Нем, успокаивают себя, что Бог милостив, что Бог простит, что нет греха, которого бы Бог не простил; а после, как согрешат и одумаются, — тотчас начинают всего бояться, — бояться и прощения просить у Бога; забывают, что Он и милостив, — не успокаивают себя и тем, что нет греха, которого бы Он не простил.
Итак, слушатель христианин, не греши, храни себя и всячески от грехов; а если же согрешишь в чем,- то не беги от Бога, как сделал Адам, не бойся просить прощения. Господь простит тебе, только проси Его; Господь спасет, Господь помилует,- только взывай к Нему, говори: спаси и помилуй меня грешного.
Видишь-ли, как Он любит тебя: и Он-ли не простит? Видишь-ли, среди каких мучений Он умер за тебя: и Он-ли не помилует? Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 133
В Великий Пяток

Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате (Символ веры).

Как это случилось, что иудеи распяли Иисуса Христа, Сына Божия? Как могли дерзнуть они на такое ужасное преступление. — Не узнали, что Он действительно Сын Божий. — Не узнали, — оттого и распяли.
Иисус Христос Сам, некоторым образом, пред Отцем Своим Небесным засвидетельствовал, что распинатели потому распяли Его, что не знали, что он Сын Божий: «Отче, отпусти им: не ведят бо что творят» (Лк.23,34). Св. Апостол Петр Иудеям то же говорит, что они Начальника жизни, Иисуса Христа, убили потому, что не узнали Его: и ныне, братие, вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши (Деян.3,17). Потом Апостол Павел к Коринфянам писал, что иудеи не распяли бы Иисуса Христа, если бы познали Его: аще бо быша разумели,не быша Господа славы распяли (1Кор.2,8).
Они не узнали Иисуса Христа: но зачем же не узнали? - Они могли легко узнать, что Он воистину Сын Божий. - Могли узнать Его по Его учению, которое Он проповедовал: «Николиже тако есть глаголал человек…» (Ин.7,45). Могли узнать Его по Его жизни, которую Он всегда вел,- Его и злейшее враги ни в чем не могли упрекнуть. По самым Его страданиям легко могли узнать Его, как узнал сотник,- ужасны были эти страдания, необыкновенно велико было Его долготерпение! Наконец, могли узнать по одному чувству человеколюбия,- могли узнать, по крайней мере, что Его не за что было так мучить, что безчеловечно было так ругаться над Ним. Какое кому зло когда Он сделал? - Ах, ведь с злодеями так поступали, как с Ним поступали иудеи, слишком жестоко! Да, легко могли узнать Иисуса Христа иудеи, но не хотели, т.е., не хотели подумать, не хотели рассудить, не хотели должного внимания на Него обратить.
Одни из них не хотели подумать, рассуждать, внимания на Иисуса Христа обращать по невежеству своему, по своей необразованности.
О зло величайшее — это невежество, не образование,
Сколько бед, зла в мире от него происходит; оно одно бывает часто причиною величайших преступлений между людьми. Неученый — во тьме ходит, ничего не разбирает, и знать и разбирать ничего не хочет,- от того самое святое иногда попирает, самым человеческим чувствованиям не следует. Не ученье — тьма в человеке. - Другие из иудеев не хотели подумать, рассудить, внимания на Иисуса Христа обратить,- кто по честолюбию своему, кто по корыстолюбию, кто по другой какой страсти. Говорят, злато ослепляет очи умных; нет, не одно злато, а и всякая страсть ослепляет человека. Преданный страсти, как необразованный, тоже во тьме ходит; и он, при всех своих познаниях, ни чего не знает, не разбирает, и знать и разбирать ничего не хочет; оттого-то часто самое святое также попирает, самым человеческим чувствованиям тоже не следует. Страсть человека настоящее безумие в нем.
Итак, иудеи распяли Иисуса Христа, Сына Божия, потому, что не узнали Его, а не узнали потому, что не хотели на Него обратить внимания, а не хотели обратить внимания потому… потому же, слушатели почему и мы на многое не обращаем внимания: или по невежеству нашему, или по страсти какой-нибудь в нас, внимания не обращаем и оттого самое святое попираем и самым человеческим чувствованиям не следуем.
О, какое зло — это невнимание, нерассудительность, от чего бы оно ни происходило — от страсти-ли какой, от невежества-ли! По невниманию своему, по своей нерассудительности, по этому невежеству, по незнанию, может человек впадать в самые большие грехи, может совершать самые ужасные преступления.
Будь же внимателен, рассудителен, слушатель христианин! Подумай хорошенько прежде, нежели решиться что сделать. - Будь рассудителен и внимателен не к себе только, но и к другим, ко всем: ведь и другие — люди же, также мыслят, желают, чувствуют.
Будь рассудителен и внимателен особенно к Иисусу Христу: Он единственный твой Спаситель. Обрати особенно все свое внимание на Него ныне, теперь: вот, Он мертвый лежит; Он умер от мучений, среди страданий, умер для того единственно, чтобы тебя грешника спасти.
Достойно тебе скорбеть, сокрушаться и плакать, что Иисус Христос в тебе яко мертв, что в тебе мало веры в Него, что мало надежды на Него, что мало любви к Нему: ведь Он твой Бог, Творец, Спаситель; твое все в Нем, все от Него, все чрез Него.
О, скорби, сокрушайся и плачь, маловерне, плачь; но не унывай: Иисус Христос невидимо, неслышно для твоей души, скажет и тебе: «Не рыдай Мене… восстану…» - и ты тогда еще больше, может быть, зарыдаешь, но уж не от скорби, а от радости,- что Он восстал, ожил, воскрес в тебе,- что ты и веруешь в Него, и надеешься на Него, и любишь Его.
О, Господи! И я верую; верую и радуюсь, что Ты Господь мой и Бог мой. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 134
В Великий Пяток, перед плащаницею

Уста мои молчат, язык не глаголет; но сердце вещает.

Молчат уста Спасителя нашего, не глаголет язык, но вещает сердце. Что же оно вещает?
Послушай, грешник! К тебе оно вещает. Послушай: вот что вещает тебе из гроба твой Спаситель.
„Видишь-ли, как Я люблю тебя? Я мёртв лежу; для тебя, для твоего спасения Я умер. Ты боишься слишком, думаешь, что тебе уж невозможно спастись, ты иногда совеем отчаиваешься в своем спасении. Я наперед знал это; знал еще, когда не родился ты; знал, что ты много будешь бояться за свое спасение, будешь иногда отчаиваться в своем спасении. Все грешники таковы. Когда грешат, ничего не боятся, ни о чем не думают, — а когда согрешат, тотчас начинают всего бояться — думают, что они уже погибли, что им нет спасения, не будет им прощения. Знал Я это наперед о тебе, грешник, а потому заранее умер, когда ты не только не согрешил, но еще не родился; умер, чтобы Своею смертию уверить, успокоить тебя, чтобы ты не боялся за свое спасение, чтобы ты не отчаивался в своем спасении. Да, за тех, которые думают, что им спастись невозможно, умер Я. Я бы не стал умирать за тебя, если бы знал, что ты не станешь отчаиваться в своем спасении. Твое отчаяние в спасении заставило Меня умереть за тебя. Видишь ли, как Я люблю тебя! Тяжело мне было идти на страдание. Ты слышал, как Я тужил, скорбел, почти до уныния доходил в саду Гефсиманском. Что же меня заставило идти?
Мысль о тебе, грешник, желание спасти тебя. Когда среди душевных моих скорбей Я вспомнил о тебе, вспомнил, что Мои страдания необходимы для вечного твоего спасения; что без Моей смерти тебе невозможно успокоиться от грехов; что если Я не пойду страдать, то ты вечно должен будешь мучиться, терпеть страдания за твои грехи — лишь только это Я вспомнил,- тотчас пошел, охотно пошел пострадать за тебя, исполнить волю Отца Моего. Видишь, как Я люблю тебя. Тяжело мне было после, когда стали судит Меня. Во всем Меня винили, хотя Я ни в чем не виноват,— за все Меня били: молчал Я, Меня били; — говорил Я,- били; и били, и плевали, и заушали, и издевались, и смеялись; наконец, с злодеями Меня наравне поставили, с разбойниками распяли. Тяжело Мне было висеть на кресте; голова Моя была в колючем терновом венце, руки и ноги прибиты гвоздями, Я страшно страдал — и ни в ком не встречал сострадания; знаемые Мои стояли издали и не смели подойти ко Мне. Мне так было тяжело тогда, что Я не мог удержаться, чтоб не вздохнуть, чтоб не воззвать громко к Отцу Моему: «Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставил?» Что же Меня заставило переносить такие страдания? Что же Меня заставило терпеть эти муки, эти оплевания, и заушения, и биения, и крест, и смерть? Все эта же мысль, это же желание,— мысль о тебе, грешник, желание спасти тебя от грехов. Пострадаю, потерплю, помучусь,- Я так думал среди страданий,- зато, грешники, люди Мои не будут страдать, терпеть, мучиться. Да желание Мое спасти тебя, грешник, так воодушевляло Меня, когда Я страдал, что Я жаждал еще больших страданий, лишь бы только избавить тебя от страданий. Видишь, как Я люблю тебя, грешник? Больше Моего никто тебя не любит, Я душу Мою положил за тебя. Я так любил тебя, так страдал за твое спасение, когда еще не родился ты, когда еще не согрешил ты, когда еще не просил о своем спасении и помиловании; ужели же Я не спасу тебя теперь, когда вижу, что ты погибаешь; ужели не спасу, когда слышу, что ты молишься о своем спасении; ужели не помилую, когда ты просишь себе помилования? Ужели не спасу, не помилую тебя, когда Я Сам, без твоего призвания, вызвался спасти и помиловать Тебя? Ради Меня, ради Моей любви к тебе, ради Моих страданий за твое спокойствие и спасение, не отчаивайся в своем спасении; не бойся просить прощения; никогда не бойся, как бы ни были велики грехи твои: Я спасу тебя и помилую".
Вот, слушатели христиане, с какою целью ныне Св[ятая] Церковь торжественно, со всеми подробностями, воспоминает страдания Господа нашего Иисуса Христа: чтобы успокоить, уверить нас, грешников, что Иисус Христос спасет и помилует нас, несмотря ни на какие наши грехи. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 135
В Великую Субботу

Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе… востану бо.

В нас, слушатели, в душе нашей, Иисус Христос иногда как будто умирает, т.е., мы иногда как будто мало веруем в Иисуса Христа, мало надеемся на Него, мало любим Его; даже иногда думается нам, что в нас как будто и вовсе нет веры в Него, мало надежды на Него, нет любви к Нему; а ведь это все равно, что Иисус Христос как будто мертв в нас. И как больно нам тогда бывает; как тяжело, мучительно!… От всей души хотелось бы веровать, надеяться, любить и — нет… Сокрушаешься, скорбишь, и все — нет.
Что делать в таком случае? То и делать, что делаем: скорбеть, сокрушаться, мысленно обращаться к Иисусу Христу. То же ведь делали и ученики Его, когда Он мертв лежал во гробе: скорбели, сокрушались, беседуя о Нем между собою и припоминая, может быть, слова Его, которые Он говорил им незадолго до Своей смерти: «Вы печальны будете, но печаль ваша в радость превратится… Паки узрю вы и возрадуется сердце ваше» (Ин.16,20—22).
То же делала тогда и Пречистая Матерь Его и, без сомнения, больше всех скорбела, сокрушалась и плакала, взывая к Нему: «Увы Мне, Чадо Мое! Увы Мне, Свете Мой…» Потому-то Господь, как воспевает Церковь, и утешал Ее, говоря: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе… востану бо…» Так, слушатель благочестивый, сокрушайся, скорби, когда чувствуешь, что у тебя мало веры в Иисуса Христа, мало надежды на Него, мало любви к Нему, когда ты как будто весь холоден к Нему.
Нельзя тебе без этого быть, пока не придешь в мужа совершенна. Только, сокрушаясь о своей холодности к Иисусу Христу, не отчаивайся, не унывай, не переставай мысленно обращаться к Нему, и Он,- рано-ли, поздно-ли, хотя не гласно, но слышно для души твоей, скажет тебе: «Не рыдай Мене… востану бо»,- и тогда ты, может быть, еще больше заплачешь, зарыдаешь, может быть, но уже не от скорби, а от радости; от радости, что Иисус Христос воистину в тебе воскрес, восстал, ожил; что ты веруешь в Него, надеешься на него, любишь Его.
Печаль наша о Господе всегда пред радостью о Нем, как печальная великая суббота всегда пред радостным днем Воскресения Христова. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 136
В Великую Субботу

Ныне приготовляются к празднику наступающему, все одним заняты — как бы получше отпраздновать светлое Христово Воскресенье.
Чтобы помочь несколько вашему приготовлению, я скажу в кратких словах главное, как надобно нам христианам праздновать светлое Христово Воскресенье.
Как же праздновать? Празднуйте, слушатели, как можно веселее; радуйтесь, слушатели, как можно больше. Это главное: как можно больше радуйтесь, как можно веселее празднуйте. Воскресение Христово принесло нам такую радость, что мы никогда не исчерпаем всей, сколько бы ни радовались; в Иисусе Христе столько для нас утешения, что мы в век не можем до сыта нарадоваться на Него. Посмотрите на матерь нашу — Св[ятую] Православную Церковь, завтра посмотрите, как Она веселится и радуется; Она, можно сказать, вся радость, вся — веселие; Она как будто вся с нами на небе а не на земле, вся торжествует, а не воинствует.
Послушайте, что сказал Иисус Христос Марии Магдалине и другой Марии, приходившим на Его гроб; сказал: радуйтесь. Конечно, Он знал, кому говорил; знал, что эти жены будут уметь, как радоваться; знал, что не забудут Его среди своей радости.
Но и я знаю, кому говорю: говорю христианам, которые знают, что грешно среди радости забывать своего Христа — Источника радости.
Итак, еще скажу вам, слушатели: будьте в светлый Христов праздник как можно веселее; радуйтесь, как можно больше, светлому Христову Воскресению.
С мрачным лицом, со злобою в сердце, с лукавством на языке неприлично, грешно праздновать Пасху нам, православным христианам; ибо Пасха наша — за нас закланный Иисус Христос — есть веселие вечное.
Господь Иисус Христос да благословит вас весело и радостно праздновать праздник, и Сам да сохранит вас среди веселия и радостей от всякого порока и лукавства. Аминь.

 

Храмы и монастыри

Небоподобный Храм: История Храма Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла от времени основания до наших дней

1000-летию Ярославля
посвящается

«Благодарю Господа, сподобившего меня
совершить литургию
в этом небоподобном храме
и помолиться вместе с вами,
дорогие мои братья и сестры во Христе…»
(о. Иоанн Кронштадтский)

Скачать в формате pdf. (860 Кб)

Святые и Святыни

Архимандрит Михаил (Беляев; 1925 - 2009)

Архимандрит Михаил (в миру – Михаил Александрович Беляев) родился 8 ноября 1925 года в деревне Семунино Буйского района Костромской области в благочестивой, искренне верующей крестьянской семье. В 1938 году окончил пять классов неполной средней школы, однако ранняя смерть матери, скончавшейся в 1939 году, не дала будущему пастырю возможности продолжить образование. С началом войны на фронт ушел его отец Александр Васильевич, а в 1943 году в армию призвали и восемнадцатилетнего Михаила. Он стал сапером, сражался под Выборгом, на финской границе, в июне 1944 года был тяжело ранен, а в декабре — контужен. В марте 1945 года рядовой Михаил Беляев вернулся в строй, но с днем Победы его военная биография еще не завершилась: стрелковый полк, в котором он служил, был переведен на Дальний Восток и принимал участие в разгроме японских войск. В январе 1946 года двадцатилетний фронтовик, награжденный медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и «За победу над Японией», вернулся в родной колхоз. Но скоро Михаилу пришлось пережить еще более тяжелые испытания.

Подробнее...

Статьи

«Семирамида» Рецензия на повесть А. А. Федотова

Перед нами очередное произведение талантливого ивановского писателя и ученого А. А. Федотова под интригующим названием «Семирамида». Современного читателя вряд ли можно удивить сюжетом рассказывающим о судьбе бомжихи с экзотическим именем Семирамида. Каждый день из средств СМИ мы узнаем о многих искалеченных пороком судьбах подобных людей, опустившихся на дно. Людей с их версией и рассказом причин своего падения. Но уверяю вас, что это лишь первое поверхностное впечатление.

Подробнее...