| | vivaspb.com | finntalk.com

Поучения Рыбинского протоиерея Родиона Путятина (1806-1869)

Автор: Прот. Дмитрий Сазонов. .

ОТДЕЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
ПОУЧЕНИЯ НА ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫЕ ДНИ

 

ПОУЧЕНИЕ 221
В день рождения Государя Императора Николая Павловича

День рождения Благочестивейшего Государя нашего Императора Николая Павловича есть один из тех торжественных праздников, когда церковь Божия собираются чиновники, военные, гражданские и другие лица, занимающие должности общественные. И потому, при настоящем собрании я намерен слово предложить о том, как, проходя должность общественную, можно угодить Богу и спасти душу.
От кого человеку дается должность общественная? От Бога. Всякая должность от Бога, и нет ни одной, которая была бы не от Бога. Для чего человеку дается должность общественная? Для блага общества, для пользы ближних. Люди, занимающие общественную должность — это суть люди, которые должны заниматься не столько своею пользою, сколько пользою всех, всего общества. Итак, человек должностной, желаешь ли ты, чтобы твоя служба была Богу угодна и для твоей души спасительна? Помни, от кого она тебе дана, и для кого она дана; помни, что Бог поручил тебе твою должность. Богу угодно, чтобы ты служил; помни, что Бог поручил тебе заботиться о благе всех; Богу угодно, чтобы ты служил для пользы ближних. Имея же всегда в виду общее всех благо, старайся всеми силами приносить пользу ближним, особенно старайся быть полезным в своей должности для тех, о чьей пользе ты по своей должности должен заботиться. Мало того, если ты так будешь проходить свою должность, то само собою, без твоего, так сказать, ведома, будет видна в твоей должности воля Бокия, само собою от твоей должности будет устрояться благо общее и наблюдаться польза ближних; нет, ты непрестанно и в мыслях имей это общее благо, ты с тем намерением всегда и принимайся за твою должность, чтобы принести пользу ближним; ты потому и занимайся делами по своей должности, что Бог поручил тебе эти дела. Душа всякого дела есть та мысль, с которою мы делаем его. Добро теряет свою цену, когда человек делает его с худым намерением. И потому, как бы ты ни старался быть исправным по своей должности, как бы ни был ревностен к своей службе,- труды твои не будут Богу угодны и для твоей души спасительны, если ты, трудясь, не будешь иметь в виду славы Божией и пользы ближних.
Впрочем, из сказанного нельзя заключить того, что люди, обязанные общественною должностью, могут и не исполнять обязанностей христианских, необходимых всем и каждому. Неисполняющие обязанностей христианина всегда бывают плохие исполнители обязанностей по общественной должности; если эти люди и бывают деятельны по службе, то только тогда, когда видят свои выгоды; если и трудолюбивы, то разве только там, где видят свою пользу; а о пользе ближних и о славе Божией эти люди и не думают; и, следовательно, их труды по службе не служат им во спасение; их деятельность по должности удаляет их только от Бога.
Вот, люди должностные! Не для того Бог дает нам общественные должности, чтобы мы среди их забывали обязанности наши к Богу, а для того, чтобы тем больше имели случаев помнить Бога; не для того Бог поручает нам заботиться о пользе ближних, чтобы мы пользовались для своих выгод, а для того, чтобы, устрояя их временное благополучие, устрояли тем свое вечное спасение. И потому, если кто должен строго исполнять обязанности христианина, то это люди должностные. Хорошо ли сделали бы они, еслиб ради своей должности стали себе отказывать в пище и питии? Этого, скажете, нельзя сделать; без пищи и пития человек жить не может. Так; но еще хуже делают те должностные люди, которые, будто бы ради своей должности, в церковь Божию не ходят, постов святых не сохраняют, исповедаются и причащаются редко, молятся Богу дома мало, книг божественных не читают, словом, забывают существенные обязанности христианские. Неисполняющий общих обязанностей христианских не может, как следует, исполнять обязанностей общественных. Эти общественные обязанности, эти труды на пользу ближних,- о, как иногда бывают трудны, тяжки, утомительны, и где же найдем мы тогда бодрость и силу, где возьмем крепость и мужество, когда не будем знать и исполнять обязанностей христианина? Да, Господи, если бы не Ты нас подкреплял, помогал в подвигах общественных, мы давно бы пали под бременем трудов. Мы тогда только бодры и сильны, когда о Тебе вспоминаем; мы тогда только крепки и мужественны, когда к Тебе обращаемся, к Тебе прибегаем. Ты наша бодрость и сила, Ты наша крепость и мужество.
Итак, люди должностные, принявшие на себя общественные должности, имейте в виду славу Божию и пользу ближних, и тогда ваша служба послужит вам во спасение души и в благоугождение Богу; но при том не забывайте должностей христианских, необходимых всем и каждому,- иначе среди ваших должностей и трудов вы забудете Бога, следовательно забудете спасение души. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 222
В день восшествия на престол Государя Императора Николая Павловича

И будет едино стадо и един Пастырь (Ин.10,16).

Когда это будет? - Это будет некогда, в будущей, вечной, блаженной жизни, куда и мы все приготовляемся и должны приготовляться. Там из всех народов земли избранные составят из себя одно царство, как бы одно стадо, и над всем царством там будет господствовать один Царь, Иисус Христос, как бы один пастырь. И будет едино стадо и един Пастырь.
Итак, вот, слушатели благочестивые, и в вечном блаженном царстве Царь будет один, Господь наш Иисус Христос; видно, и оно не могло бы существовать вечно, если бы в нем стали господствовать многие. И в вечном блаженном царстве избранные будут составлять как бы одно стадо, т.е. будут между собою мирны, кротки, незлобивы, как агнцы; значит, и оно не могло бы быть блаженным, если бы эти избранные не были между собою соединены взаимною любовью.
Возрадуемся же и возблагодарим Бога, что мы живем в царстве Русском. Наше русское царство устроено именно по образу вечного, блаженного царства, нами управляет один царь,- он пасет нас, как один самодержавный пастырь; мы все составляем из себя как бы одно стадо,- нас одушевляет один дух повиновения, мы послушны одному гласу.
И мы радуемся и благодарим Бога, благодарим теперь, благодарим всегда и никогда не перестанем благодарить Его, что Он так устроил наше Русское царство, — что Он утвердил в нем самодержавие царя и оправдал над нами царствовать благочестивейшего Государя нашего Императора Николая Павловича.
Но, слушатели благочестивые, царство временное устрояется для того, чтобы мы тем удобнее и беспрепятственнее приготовляли себя к Царству Небесному,- и потому, радуясь об устроении своего царства и о самодержавии своего царя, будем стараться сохранять взаимную друг к другу любовь — это отличительное свойство избранных Божиих,- иначе мы и в царстве, устроенном по образу царства вечного, не успеем приготовить себя к наследию блаженства вечного.
Так, это несомненная истина, что в будущей жизни мы тогда только наследуем вечное блаженство, когда здесь на земле будем жить со всеми в любви. Ибо свойства человека, которые он имеет здесь, не изменятся и в будущей жизни,- какие у кого теперь, с такими он перейдет туда; там они только возрастут, укрепятся и обнаружатся во всей своей силе. Посему, каково человек живет здесь с другими, таково ему будет там. Кто здесь живет со всеми мирно, покойно, или, по крайней мере, желает и старается так жить, тот и там будет наслаждаться миром и спокойствием. Напротив, кто здесь не живет и не старается жить со всеми мирно, кто всеми беспокоится и сам всех беспокоит, тот и в будущей жизни не может ожидать себе мира и спокойствия. В успокоение себя некоторые говорят: я живу не мирно только с низкими, порочными и злыми; только таких я презираю, только такими гнушаюсь. Но это все равно, слушатели, с кем бы мы ни жили в нелюбви. Так, злобный, на кого бы здесь ни злобствовал, все равно будет там страдать от своей злобы; гордый, пред кем бы ни гордился, все равно там будет мучиться от своей гордости; гневливый, на кого бы ни раздражался, все равно там будет терзаться своим гневом; богатеющие обманом, кого бы ни обманывали, все равно там будут бедствовать; немилостивый, кому бы ни оказал свою жестокость, все равно там осудится без милости. И тот господин не может ожидать себе там покоя, который здесь беспокоит своих рабов; и тот начальник не должен надеяться там себе мира, который не живет мирно с своими подчиненными; и тот судья не получит там оправдания, который не имеет любви к подсудимым. Да, слушатели, не от любви к ближним забывается иногда правда в судах, а разве от самолюбия судей; не от мирных и кротких правителей нарушается порядок, а от тех, которые не умеют или не хотят править мирно и кротко. Там-то и идет все законно, где закон любви исполняется; там-то все и в порядке, где все производится тихо. Итак, чем мы ближе душою друг к другу, тем ближе мы к Царству Небесному; чем мы способнее жить в любви со всеми, тем мы способнее к вечному блаженству.
И в самом деле, как может тот наслаждаться вечным блаженством, кто не любит ближних, которые назначены к тому же блаженству? Источник будущего блаженства один; древо вечной жизни одно; едино между собою должны быть и те, которые назначены к блаженству, которые приготовляются к вечной жизни. Люди неодинаковых мыслей, различных желаний, противоположных чувствований, как могут черпать блаженство из одного источника, как могут рвать плоды с одного дерева? Таким образом, удаляясь душою от своих ближних, человек удаляется от Царства Небесного; не умея и не стараясь жить здесь со всеми в любви и согласии, он не может быть и в блаженной жизни вместе с ними. И подлинно как ему жить в блаженной жизни, когда там, может быть, будут те самые люди, с которыми в настоящей жизни он не может ужиться, которых одно присутствие теперь он считает для себя наказанием? Как может богатый жить в раю, когда там живет тот самый Лазарь, на, которого в жизни он смотреть не мог или не хотел? Как может делить райские сладости вместе с другими тот, кто и от тленных благ жалеет уделять другим? Так, неимущему любви к ближним — в раю не место; его место там, где живут существа ему подобные, существа с различными мыслями, желаниями и чувствованиями; его место там, где он и подобные ему люди видящи смятутся страхом тяжки и ужаснутся о преславном спасении того, кого они здесь презирают, и рекут в себе кающеся, и в тесноте духа воздыхающе: сей бе, егоже имехом некогда в посмех и притчу поношения. Безумнии, житие его вменихом неистово, и кончину его бсзчестну. Како вменися в сынех Божиих, и во святых жребий его есть? Убо заблудихом от пути истиннаго, и правды свет не облиста нам… Что пользова нам гордыня? И богатство с величанием что воздаде нам? Преидоша вся она яко сень и яко весть притекающая (Прем.Солом.5,2—9).
Да, слушатели благочестивые, может быть, и мы, если не с тяжким ужасом, то с изумлением, с большим изумлением увидим некогда в раю между сынами Божиими многих таких людей, о которых теперь вовсе не думаем, на которых и внимания не обращаем, с которыми и поговорить стыдимся, над которыми и смеяться готовы; может быть, и этот, по нашему, грешный, и этот низкий, и этот слабоумный, и этот слуга ничтожный — и эти все, которых здесь считают за ничто, может быть, там явятся между прославленными святыми, между служебными духами, явятся там высоко и далеко от нас.
Будем же пока теперь христианскою любовию сближаться друг с другом и таким образом приучаться к взаимной, общей райской жизни; будем теперь всеми силами стараться любить друг друга, будем любить друг друга так, как всех нас любит наш Благочестивейший Государь. Кому бы, кажется, как не ему, знать Себя только одного, жить в свое только удовольствие? Слава его гремит по всей вселенной; богатство его не вмещается в России, власти его покорны миллионы. Что же он? Он покоя не знает, он день и ночь трудится для нас; и он печалится, когда мы в печали; ему и пища не вкусна, когда некоторые из нас готовы томиться голодом; ему и смерть не страшна, когда спешит избавить нас от смерти; самые удовольствия он вкушает для нашего же удовольствия; он веселится, чтобы нам было веселее. Так живет и действует истинная христианская любовь.
Господи! Яви милость Твою,- продли жизнь Благочестивейшего нашего Государя на многие-многие лета, храни Его надолго, надолго для нас и после нас. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 223
В день восшествия на престол Государя Императора Николая Павловича

Молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя, и за всех, иже во власти суть (1Тим.2,1,3).

Ныне день восшествия на престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича, и вы, слушатели, по этому случаю пришли в храм Божий помолиться за царя, за всех властей, от Него поставленных, и за всех людей, ему подчиненных.
Почему мы и ныне, и во всякое время молимся за царя и за властей, от него поставленных? Да, почему мы, христиане, ныне пришли помолиться и всегда молимся за царя своего, и за всех властей, от него поставленных, и за всех людей, ему подчиненных? Потому молимся так, что это дело приятное пред Спасителем нашим Богом. Бог, Спаситель наш, любит, когда мы молимся за царя и за властей, от него поставленных.
С этою мыслию, с этим побуждением и всякое доброе дело мы должны делать. Дела наши, слушатели, сами по себе ничего не значат пред Богом, никакой цены у Бога не имеют; все свое значение, всю свою цену они получают от той мысли, с какою делаем их, и от того побуждения, с каким принимаемся за них. Святое дело свято будет, когда делаем его потому, что оно приятно нашему Спасителю, и когда делаем его для того, чтобы угодить нашему Спасителю; напротив, и святое дело будет бесплодное дело, если мы его делаем без этих мыслей и не с этим побуждением.
И вот причина, почему мы так мало успеваем в делании добрых дел: мы делаем добрые дела не для Иисуса Христа, не спрашиваясь Его, не относясь к Нему и не вспоминая Его; мы не хотим подумать при наших делах так: сделаю я это дело, потому что оно приятно пред Спасителем моим, Спаситель мой любит это; сделаю это для того, чтобы угодить моему Спасителю, чтобы волю Его исполнить. Спаситель, виновник всех добрых дел, при наших делах постороннее для нас лицо; после этого какого же преуспеяния можно ожидать в делах наших, когда мы делаем без Спасителя, без Которого ничего доброго сделать нельзя? Спаситель нам помогает в делах потому, что мы для Него их делаем.
Вот причина, почему мы страстей своих побеждать не можем, худых привычек оставлять не в силах; мы без Спасителя хотим отстать от худых дел, не с Ним мы хотим противиться страстям. Мы подумать не хотим, мы сказать забываем: оставляю я это худое дело, потому что оно неприятно Спасителю моему, Спаситель мой не любит этого, мой Спаситель не велел этого делать. После этого как же можно нам отстать от грехов, когда мы хотим отстать от них без Иисуса Христа, Который один всех спасает от грехов?
Итак, слушатель-христианин, делай все, что должно делать христианину, ради Иисуса Христа Спасителя; думай и говори всегда так: я сделаю это дело, потому что оно приятно моему Спасителю, потому что Спаситель мой любит это. Вот, кажется, не великий труд так думать и говорит, а между тем за то у тебя будет успех в добрых делах, потому что тогда Спаситель будет Сам помогать тебе. В том Спаситель тебе непременно поможет, что ты для Него сделаешь.
Не делай ничего того, чего не должно делать христианину, ради Иисуса Христа, думай и говори так: я не буду этого делать, я отстану от этого, оставлю это, потому что это не угодно моему Спасителю, Спаситель мой этого не любит, Спаситель не велит делать этого. Если же ты будешь стыдиться так думать и говорить, то Спаситель твой постыдится тебя со всеми твоими делами на страшном суде, потому постыдится, что у тебя дела будут одни худые.
Помолимся же слушатели-христиане, о царе нашем, благочестивейшем Государе Императоре Николае Павловиче и о всех властях, от него поставленных, и о всех людях, ему подчиненных, помолимся; это — доброе дело и приятное пред Спасителем нашим Богом; Бог Спаситель наш любит, когда мы молимся за вся человеки, за царя и за всех, иже во власти, любит, потому что от этого зависит мирная и покойная наша жизнь. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 224
В день рождения Государыни Императрицы Александры Федоровны

Аще языки человеческими глаголю и ангельскими, любве же не имам, бых яко медь звенящи, или кимвал звяцаяй.
И аще имам пророчество,и вем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь.
И аще раздам вся имения моя,и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, никая польза ми есть(1 Кор.13,1—3).

В радостные дни человек особенно бывает расположен к ближним; он готов тогда изливать благодеяния на всех — на добрых и злых, на друзей и врагов. Веселящееся сердце не любит видеть около себя печали. Добрые христиане в точности следуют сему врожденному расположению сердца: дни великих праздников всегда они ознаменовывают делами любви и милосердия.
У нас ныне, слушатели, радостный день; мы ныне торжествуем день рождения благочестивейшей Государыни Императрицы Александры Федоровны, радуясь продолжению дней ее; и потому, почтим настоящий день словом о любви к ближним; а для сего послушаем, что говорит о сей любви Апостол Павел: «Аще языки человеческими глаголю и ангельскими, любве же не имам, бых яко медь звенящи или кимвал звяцаяй. И аще имам пророчество, и вем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есмь. И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, никакая польза ми есть». Итак, вот как высоко ставит Апостол любовь к ближним! Ужели же сия любовь выше всех совершенств и важнее всех обязанностей!? - Конечно нет,— не выше всех совершенств она, но все совершенства с нею тесно соединены; она, как говорит Апостол, есть союз совершенств; в ком есть любовь к ближним, тот несомненно имеет все совершенства; а в ком нет сей любви, в том верно нет и никаких совершенств.
И не важнее она всех обязанностей, но ВСЕ обязанности в ней сосредоточиваются и потому она, по словам Апостола, есть исполнение закона; кто исполняет обязанности любви к ближним, тот несомненно исполняет и прочие обязанности; а кто сею обязанностью пренебрегает, тот верно небрежет и о прочих. Таким образом, любовь к ближним есть вторая заповедь закона, но такая заповедь, без сохранения которой невозможно сохранить первой, ведущей в живот вечный.
Так, это несомненная истина, что человек, не имеющий любви к ближним, не имеет истинной любви к Богу. Кто истинно любит Бога, тот не может не любить ближних, ибо не может не любить Божия родства, к которому люди принадлежат; и не может не любить Божиих совершенств, которые в людях отражаются. «Всяк любяй рождшаго, любит и рожденнаго от него» (1Ин.5,1),- говорит возлюбленный ученик Христов.
Огню, когда он горит, не естественно не издавать пламени, так и человеку, когда душа его горит любовию к Богу, не естественно не пламенеть любовию к ближним.
Что же после сего та любовь к Богу, которою хвалится тот, кто не любит ближнего? - Эта любовь не искренняя, лицемерная, ложная. Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити? (1Ин.4,20). Такой человек любит словом, а не делом, устами, а не сердцем. А так как не любящий ближнего любит Бога любовью не истинною, то и все служение его Богу ложно: и славословие его лицемерно, и молитвы его не искренни, и жертвы его нечисты. И потому, как ни славословь Бога — славь Его хотя Ангельскими языками, твое славословие не будет Ему приятно, если в тебе нет любви к ближнему; каким крестом ни молись, каким иконам ни кланяйся, Бог твоей молитвы не услышит, поклонения твоего не примет, если в тебе нет любви к ближним. Приноси жертвы самые богатые, наблюдай посты самые строгие, не вкушай, пожалуй, во всю жизнь ничего, кроме хлеба и воды,- твой пост будет неугоден Богу, и твои жертвы Ему неприятны, если в тебе нет любви к ближним.
Что Ми множество жертв ваших? Исполнен есмь всесожжений овних, и тука агнцев, и крове юнцев и козлов не хощу (Ис.1,11). Так Бог говорил некогда Иудеям, так Он скажет всегда и всякому, так Он говорит и тебе, если в тебе нет любви к ближнему: что Мне твои богатые жертвы, если ты ближнему ничем не жертвуешь? что Мне твое великое славословие, когда ты ближнего так бесчестишь? что Мне твое поклонение Моему образу на доске, когда ты презираешь Мой образ в человек?
Что Мне, что ты ходишь в Мой храм, когда ты ближних проходишь без внимания? Так, не любящий ближнего ничем не угодит Богу, враг людей никогда не будет другом Божиим. И кто примирит его с Богом? У нас один Примиритель — Иисус Христос; но кто не человеколюбив, тот и не христолюбив, говорит св[ятой] Иоанн Златоуст. И действительно, не имеющий любви к ближнему, не имеет истинной любви и к Иисусу Христу, Иисус Христос, по Своей беспредельной любви к роду человеческому, принимает самое живейшее участие в судьбе каждого человека,- такое участие, какое ни один отец не принимает в судьбе любимого своего сына. Он участвует с людьми во всем, что они терпят,- с страждущими страдает, с бедными бедствует, с оскорбляемыми несет оскорбления. Таким образом что мы делаем ближним, то все делаем Иисусу Христу. «Аминь глаголю вам,- скажет Он на страшном суде грешникам, которые не имеют любви к ближним,- аминь глаголю вам, понеже не сотвористе единому сих меньших, ни Мне сотвористе» (Мф.25,45). Итак, когда ты отказываешь бедному, то отказываешь Иисусу Христу; когда ты презираешь низшего, то обнаруживаешь презрение к Иисусу Христу; когда ты притесняешь слабого, то делаешь притеснение Иисусу Христу; вообще, всякою своею нелюбовью к ближним ты доказываешь, что ты не истинно любишь Иисуса Христа. После сего, чтобы мы ни говорили в извинение своей нелюбви к ближним, мы этим будем только доказывать, что в нас нет истинной любви к Иисусу Христу, нет даже искренней веры в Него.
Говорят обыкновенно: я не люблю некоторых людей, потому что мне невозможно любить их, потому что чувствую невольное отвращение к ним. Положим, что есть на свете такие люди, которые возбуждают в нас невольное к себе отвращение; но если бы мы были истинные христиане, если бы любили Иисуса Христа от всей души, то ужели не стали бы всеми силами стараться преодолевать это невольное отвращение к некоторым людям? И что я говорю — преодолевать? При любви к Иисусу Христу нам нечего было бы преодолевать; любовь не чувствует холода, не смотрит на препятствия; она горяча, как огонь, сильна, как смерть. Говорят еще: ближний мой, которого я не люблю, часто меня оскорбляет, непрестанно беспокоит; я не только любить, даже видеть его не могу. Так рассуждает плоть; но не так должна рассуждать живая вера в Иисуса Христа. Да, если бы мы живо помнили, какие мучения претерпел, Иисус Христос, какие оскорбления и поругания, какой крест и смерть — и все это за нас и для нас, то ужели для нас трудно было бы ради Него потерпеть несколько от нашего ближнего? Ужели трудно было бы простить нашему брату слабость, и нам свойственную, забыть проступок, и для всех людей неизбежный, если бы мы сколько-нибудь ценили страдания Христовы? Ах, слушатели, за Христовы страдания и небесное правосудие прощает все грехи нам грешникам,- ужели мы ради этих страданий ничего не простим нашим ближним? Убоимся небесного правосудия: оно строго; каким судом судим мы, таким и оно нас будет судить; мы не будем миловать, и оно нас не помилует; мы не будем прощать другим, и оно нам не простит, и где же еще? Там, за пределами гроба, в жизни вечной, на страшном суде. О, страшно подумать: лишиться навечно милости Божией за то, что здесь не хотел немного иногда принудить себя быть милостивым, снисходительным к другим. Страшно подумать, а так непременно будет суд без милости не сотворившему милости.
Итак, бедственная участь ожидает за гробом тех людей, которые не стараются любить ближних; да и в настоящей жизни разве хорошо жить таким людям?
Несчастен тот, у кого много врагов и недоброжелателей; а тот еще несчастнее, кто сам никому не желает добра, кто в других хочет видеть врагов и недоброжелателей. Что за жизнь жить с лицами неприятными? Что за радость радоваться с теми, на которых не можешь смотреть равнодушно? Так ли живет и радуется тот, кто любит всех? У него и радостей больше, и горя меньше; нет своих радостей,- он за других радуется; горе тяготит,- он поплачет с другими, и горе пройдет. Да, хорошо, прекрасно жить со всеми в любви, сладостно, восхитительно сладостно сердцу, когда чувствуешь, что все люди тебе любезны; это чувство душ святых и духов чистых; это чувство вечно блаженного Бога.
Итак, если ты, к несчастью, не имеешь сердца способного любить всех, если другие доводят тебя до того, что ты не можешь их сердечно любить,- то старайся смягчить свое сердце и располагать себя к любви. Мы обыкновенно любим того, кому оказываем благодеяния,- любим его, хотя бы прежде не были расположены к нему: дела любви потому так часто и предписываются нам, что они невольно располагают наше сердце к любви. Итак, делай благодеяния другим, благодетельствуй лицам, тобою нелюбимым,- и в тебе постепенно возбудится любовь к ним. Если же благодетельствовать не можешь, то молись Богу. Того непременно мы будем любить, кого часто поминаем в наших молитвах. Душа, молящаяся Богу, Который есть весь любовь, не может не наполниться любовию ко всем.
Будем, слушатели, все мы всеми способами и всеми силами достигать любви к ближним; она достойна того, без нее невозможно любить Бога, Который есть источник нашего блаженства; без нее невозможно любить Иисуса Христа, Который есть путь к нашему блаженству; без нее и жизнь будущая будет бедственна, настоящая безотрадна. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 225
В день рождения Государя Наследника Великого Князя Александра Николаевича

Радуйтесь, и паки реку: радуйтесь.

Прилично, весьма прилично в нынешний день повторить сие. Не прошла еще одна радость, вожделенная для всех людей, вот наступает и другая, столь близкая сердцу всякого русского: ко дням светлого Христова Воскресения приспел светлый день рождения Благоверного Государя Наследника, Цесаревича и Великого Князя Александра Николаевича. И потому радуйтесь, и паки реку: радуйтесь.
Впрочем, почему нам, слушатели благочестивые, и во
всякое время не радоваться, почему нам и всегда не веселиться? Не нынешний день только, слушатели, но и все дни жизни нашей сотворены Богом нам на радость. Бог не любит, когда мы печалимся и унываем; Ему приятно, когда мы веселы и покойны. Он любит одну только в нас печаль — печаль о грехах.
Вы скажете: но как же можно веселиться и радоваться на земле, где все нас беспокоит и тревожит, где нельзя жить без различных горёстей, нельзя не терпеть различных нужд, нельзя не испытывать различных потерь?
Так, течения земных дел и сущности земных вещей переменить и изменить нельзя; нельзя здесь жить без различных горестей; нельзя здесь не терпеть различных нужд, нельзя здесь не испытывать различных потерь.
Но можно и в горести не горевать, можно и в нужде не чувствовать нужды, можно и при потере не знать потери,- можно: надобно только чем-нибудь все это заменить. Чем же заменить? Уж, конечно, не земными какими-либо благами. Я опять скажу, что течения земных дел и сущности земных вещей переменить и изменить нельзя. Нет, богатство уже не доставит нам покоя, удовольствия уже не прибавят нам радости, и от почестей плохое утешение. Да, кому горько на земле, того земное уже ничто не усладит: кто от потерь земных благ потерял свой покой, того земное ничто не успокоит.
В Боге, слушатели, наша радость, в Боге, Который есть настоящее, существенное и действительное наше благо: Он все для нас может Собою заменить. Вспомните те минуты в вашей жизни, когда вы сердцем устремлялись горе, когда вы душою улетали на небо; вспомните, как тогда бывает весело, как тогда вы бываете покойны; вы все забываете, вам и несчастие не тягостно, и болезни незаметны, и потери не чувствительны. Сладкие, восхитительные минуты! Зачем вы так не надолго посещаете наше бедное сердце! Зачем вы так редко радуете нас в сей юдоли плача! Отчего же происходит тогда этот чудный покой, отчего это неизреченное веселие? Оттого, что мы тогда соединяемся душою с Богом, Который есть настоящее, существенное и действительное наше благо. Отчего человек в несчастных обстоятельствах, когда у него на душе бывает слишком тяжело, иногда невольно, без сознания, восклицает: Боже мой, Боже мой! Ах, это душа по какому-то предчувствию напоминает и как бы подсказывает ему, где его покой и веселие. И счастлив ты, несчастный, если внемлешь этому напоминании души, если слушаешься её немого гласа,- ты найдешь себе покой, ты насладишься веселием. Отчего в минуты душевного веселия, когда нам в жизни все улыбается, мы иногда готовы бы оставить этот мир и рады бы улететь с этой земли? Ах, это невольное влечение нашей души, это она спешит, порывается туда — на небо, откуда блеснул ей луч веселия; это — она жаждет, просится к Богу от Которого пришло ей радование; вкусив небесного, она боится оставаться на земле, она боится тут за свое веселие, боится потерять его в суете мирской, боится, чтоб похоть плоти навсегда не прогнала эту небесную гостью.
Итак, Бог, один Бог может заменить нам все земное; при Нем ничего нам не нужно; с Ним и в горестном не горько, с Ним и в бедности мы богаты; с Ним при потерях мы всем обладаем, с Ним и в отчаянных обстоятельствах мы не придем в отчаяние. Господь пасет мя и ничтоже мя лишит. Аще и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси.
Но как мы можем приобрести себе Бога? Как мы можем обладать этим верховным благом? Верою, надеждою и любовию. Верою мы найдём Бога, надеждою поспешим к Нему, любовию обнимем Его. Не подумайте, что эти средства не для всякого доступны; нет, всем, всем они доступны. Ужели трудно согласиться, что Господь существует? А это то и есть вера. Ужели трудно увериться, что Бог непрестанно печется о нас? А в этом то и состоит надежда. Ужели трудно быть послушным и близким к Богу, к Которому мы имеем врожденное, непреоборимое стремление? Нет, лишь нужно нам увидеть Бога (а верою мы увидим Его), и мы уже не отойдем от Него; лишь нужно нам узнать, как Он благ (а надежда даст нам знать это), и мы ни за каике сокровища мира не оставим Его,- не оставим Его, хотя бы с Ним и для Него нам пришлось идти на мучения и на смерть: мы тогда будем говорить с Апостолом: «Кто ны разлучит от любве Божия! Скорбь ли или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда или меч? Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни Ангелы, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем» (Рим.8,35,38—39).
Узрим же Бога верою, приблизимся к Нему надеждою, обымем Его любовию,- и мы во все дни жизни нашей будем наслаждаться миром и радостию. Будем во всяком случае припоминать, что у нас есть Бог, непрестанно пекущийся о нашем счастии; будем при всех обстоятельствах обращаться к Нему, высочайшему нашему благу,- и нас никакое горе не возмутит, никакая нужда не обременит, никакая потеря не обеспокоит.
Да, мы не оттого в жизни бедствуем, что беды нас окружают, а оттого, что забываем Бога, забываем в Нем искать и от Него ожидать нашего утешения.
Господи, сделай, чтоб мы более не искали себе покоя и веселия в благах мира; ах, мы уже знаем, испытали, как этот покой непродолжителен, как эти веселия пусты; сделай, чтоб мы Тобою единым успокаивались и о Тебе едином веселились; ах, мы верим, чувствуем, знаем, что в Тебе только обретаемый покой постоянен, и от Тебя только исходящее веселие вечно.
Сердце мое к Тебе, Слово, да возвысится, и да ничто же усладит мя от мирских красот на сладость. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 226
По получении Высочайшего манифеста о восшествии на престол Государя Императора Александра Николаевича

Молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя, и за всех, иже во власти суть: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте (1Тим.2,1,2).

Видите, слушатели, что, по Апостолу, хорошо, что полезно, что нужно для того, чтобы нам жить счастливо и спокойно, в этой жизни,- молитвы Богу приносить надобно за всех людей, за всех, с кем мы живем и кого знаем, особенно за тех, в чьей власти находимся, от чьей помощи зависит тихое и безмолвное наше житие, наше счастье и спокойствие в жизни.
Итак, прежде всего приносите молитвы, моления, прошения, благодарения за тех, кто благодетельствует вам кто устрояет ваше счастье, кто доставляет вам спокойствие,- иначе не принесут и вам настоящей пользы их благодеяния, не послужат вам во благо их попечения. Да, только тогда, когда мы молимся за благодетельствующих нам и пекущихся о нас, благодеяния и попечения их имеют благодетельную, спасительную для нас силу. Молитвами нашими о них мы содействуем, как бы помогаем им, делать для нас добро и вместе приобретаем право пользоваться их благодеяниями.
Но молитвами нашими за других мы и препятствуем, останавливаем их делать нам зло.
И потому, приносите приличные молитвы и за тех, кто не доброжелательствует вам, кто мешает вашему счастью, нарушает ваше спокойствие, от кого боитесь себе зла, неприятностей. По обязанности любви христианской мы должны за всех молиться, за любящих и ненавидящих нас; а кроме того, если мы будем молится за злых людей, за не благожелателей наших, то, хотя они сами, может быть, и не обратятся к нам душою, зато злоба и неприятности от них обратятся нам в пользу, во благо, и препятствия со стороны их много не помешает нам жить тихо, безмятежно, в благочестии и чистоте. Бог будет посылать нам все нужное для нашего счастья и спокойствия, когда мы будем Ему молиться о тех людях, которые мешают, не дают нам жить счастливо и спокойно. Бог за нас, когда есть люди против нас; особенно же Бог бывает за нас, когда мы молимся за тех людей, которые действуют против нас или не помогают нам. — Пусть же они мне не помогают, пусть дела у меня расстраивают,- мне за то Господь поможет, Господь, сильный крепостью, дела мои устроит, потому что я Ему молюсь, всегда молюсь, молюсь и за них, недоброжелателей моих. Так, слушатель, молись за всех. Злость злых не сделает тебе тогда вреда и не обеспокоит тебя, по крайней мере, надолго не обеспокоит; доброта добрых благопоспешит тебе в твоих делах и усладит твою душу в неизбежных горестях жизни.
Молись, все молись, и молись… Да, все о молитве напоминаю вам, слушатели, всякий раз, при всяком случае напоминаю. Нужна она очень, непрестанно нужна, везде нужна, на все нужна, нужна, как хлеб насущный, как свет, как теплота, как дыхание, как жизнь. Что ныне особенно заставило вас придти в храм Божий? Радость о восшествий на всероссийский престол Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича. Вот как же и при этой радости еще не напомнить вам, чтобы вы молились? — Нам надобно молиться и благодарить Бога: после недолгого мрака печали солнце радостных дней наших взошло для нас в Благочестивейшем нашем Государе. Нам должно молиться и просить Царя Небесного, чтобы Он на многая лета продлил жизнь Императора нашего Александра е Николаевича: при его царствовании даст Господь нам пожить счастливо и спокойно, тихо и безмятежно, в благочестии и чистоте. И поживем так, если прежде всех будем о нем молиться, потому что прежде всех и более всех зависит от него, Благочестивейшего царя, наше тихое и безмолвное житие во всяком благочестии и чистоте. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 227
В день восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича

Бога бойтесь, царя чтите (1Пет.2,17).

Почему церковь называется домом Божиим? Разве Бог живет здесь? - Да, живет таинственно… Конечно, церковь потому и называется домом Божиим, что здесь Богу служат, Богу молятся; но главное потому, что Бог здесь таинственно присутствует. Мы ведь и молимся Богу преимущественно в церкви потому, что Он здесь таинственно всегда присутствует.
Таинственно присутствует… что это значит — таинственно? как это таинственно? — Бог — существо невидимое, и видеть Его нам невозможно; тот умер бы тотчас, кто Бога бы увидел! Бог невидим. Но надобно же Богу, существу невидимому, как-нибудь явить Себя нам, дать о Себе знать, что Он есть. Иначе как же бы мы узнали Его и уверовали в Него? И вот, Он, невидимый, и скрывает Себя в видимом Храме, утаивает Себя, так сказать, здесь, чтобы таким образом мы беспрепятственно могли Его видеть, чувствовать, Его познавать, в Него уверовать. Видимые здесь вещи Богу посвящены, Богом освящены и потому как бы носят печать особого присутствия Божия. И оттого-то нигде так нельзя познать Бога, как в храме Божием, и невидимое Его нигде так не видно, как в видимых здесь вещах. Невидимый Бог, можно сказать, в церкви как бы видим. Итак, таинственно Бог присутствует в церкви, то есть, Бог, Которого видеть нам невозможно, прикровенно в церкви так, что мы можем чувствовать и как бы видеть Его в видимых здесь вещах. Так, если есть Бог, то Он являет Себя где-нибудь нам. Если Бог являет Себя где, то это особенно в церкви, и нигде так, как в церкви. После сего, что надобно, слушатели, думать о тех из нас, которые в церковь вовсе не ходят по небрежении, или стоят здесь всегда небрежно? — Безбожные они люди, Бога они забыли, не помнят. Кто им напомнит о Боге, кроме Церкви? Глас природы, глас совести, глас истории? Не слушают, видно, они и этих гласов, говорящих о Боге,— если бы слушались, то ходили бы в церковь и стояли бы благоговейно. — Язычники и все неведующие истинного Бога, но заключающие из видимого о невидимом, и те имеют у себя храмы, божеству какому-нибудь посвященные, и в эти храмы ходят и молятся. Да, не ходящие в церковь по небреженью, или ведущие себя здесь небрежно, люди безбожные; они не то что не веруют в Бога,- не веровать нельзя, потому что чувство божества врожденно; — но не хотят веровать, желали бы, чтобы Бога не было, заглушают в себе чувство божества, стараются не мыслить о Боге, потому что при этой мысли нельзя им было бы жить и действовать безбожно, как они живут и действуют. - Почему они и в церковь не ходят? - Боятся, чтобы в доме Божием не пришла им на ум мысль о Боге. Или почему они ведут себя здесь небрежно? - Небрежностью своею в храме Божием они прогоняют от себя мысль о Боге, которая здесь легко приходит всякому. И заметьте, слушатели, эти люди не любят, чтобы и другие ходили в церковь или стояли здесь благоговейно, и потому словом и писанием, поступкам и обращением стараются в других возбуждать неверие, неуважение, непочтение к церкви. Почему? - Ходящие в церковь, стоящие здесь благоговейно, своим хождением напоминают им, безбожным, о Боге, чего они так не любят.
Итак, церковь потому называется домом Божиим, что мы здесь Богу молимся, а больше потому, что Бог здесь таинственно живет, присутствует. Бог нигде не может быть так видим, как в церкви. Бога нигде нельзя так познать, как в церкви. Люди, не ходящие в церковь по небрежению или ведущие себя в церкви небрежно — люди безбожные, безбожно живущие и действующие.
Не забывайте же, слушатели, церкви, бывайте здесь чаще и стойте всегда со вниманием. Бога забудете, безбожными людьми сделаетесь, если забудете церковь. Сами ходите в церковь и детей приучайте. Безбожно жить и действовать их научите, если в церковь ходить не приучите.
О Боге мы побеседовали. Теперь побеседуем о царе. Бога забывать бойтесь, царя чтить, не переставайте. Чем же почтим его мы ныне здесь в церкви?
В нынешний день восшел на всероссийский Престол Благочестивейший Государь Император Александр Николаевич: это солнце взошло, солнце радостных наших дней. И потому ныне особенно порадуемся и помолимся о нем, чтобы он светил нам многая Лета, царствуя над нами.
О, свети, наше солнце, свети светом русским, православным, озарявшим нас с Востока, свети дальше и дольше, чтобы тема неверия и разврата, проникающая к нам от Запада, нас всех не объяла, чтобы жили, как живали отцы и праотцы наши, чтобы Бога мы боялись и тебя, царя нашего, чтили. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 228
В день восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича

Отрыгну сердце мое слово благо, глаголю аз дела моя цареви (Пс.44,1).

В высокоторжественные дни царя, ныне царствующего, Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича, не задумаешься, какое слово сказать, ибо оно готово всегда, всякий день, всякий час и, можно сказать, всякую минуту, ибо оно и у меня, и у вас, слушатели, всегда в душе и на устах, и не у нас только, но в душе миллионов людей русских и не русских, и повторяется миллионами уст не на нашем только языке, но и на всех языках человеческих, повторяется ныне и до конца мира повторяться будет.
Какое же это слово?
Вечная благодарность тебе, Благочестивый Государь Император Александр Николаевич, вечная тебе благодарность за все, за то особенно, что ты рабов в России сделал, людьми свободными.
О, благовестите, благовестите день от дне уничтожение рабства. Это дело нашего царя всех его дел выше, святое, и будет святиться оно всегда, во вся веки.
Дай только, Господи,, чтобы освобождение миллионов от рабства крепостного послужило всем нам во спасение, во избавление от рабства греховного.
Не хорошо быть, у кого бы то ни было, рабом; хорошо только Божьим быть рабом и верноподданным царю. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 229
В неделю мясопустную и в день восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича

Слово мое ныне прежде всех к Благочестивейшему Государю Императору Александру Николаевичу, как и моя молитва прежде всех всегда за него, нашего царя.
Двадцать лет ныне, как он царствует, и милости от него непрерывно льются на Россию одна за другою, и милости такие, каких Россия целые века и желать себе не смела, и придумать не могла.
О, царствуй, царь благословенный от Бога и благословляемый всеми Его людьми, многая Лета царствуй!
Вслед за царем, слово мое преимущественно к тем, иже во власти суть, к тем, которые преимущественно пользуются милостями царскими.
Почему Благочестивейший Государь Император, желая и моля у Бога себе счастья видеть весь народ свой счастливым, изливает милости свои преимущественно на некоторых, именно на тех, иже во власти суть? Почему? Потому единственно, чтобы чрез них, чрез этих, иже во власти суть, милости его удобные могли изливаться на всех подданных, на весь народ, на все царство.
Почему Бог и дарами земными, например, силою, богатством наделяет преимущественно некоторых? Потому, чтобы сильные и богатые готовнее и способнее были помогать слабым и нуждающимся. Почему Бог и дары Святаго Духа преимущественно дает святителям и священникам? Потому же, чтобы через них вернее святились все освящаемые.
Да, правители, военачальники, градоначальники и все начальственные, должностные, чиновные лица — это, так сказать, вместилища милостей царских, устроенные и поставленные в разных местах империи, для того, чтобы текущие в них от царя милости — чрез них удобнее разливались повсюду, и чтобы таким образом скорее устроялось счастье всех и каждого. И потому-то, чем больше милостей от Государя Императора властям, тем больше надежд на счастье подвластным.
О, пользуйтесь вы, иже во власти, от царя милостями, пользуйтесь этими удобствами вам для вашей жизни, для вашего действования, для расположения, для управления; но пользуйтесь, но живите, но действуйте, но управляйте, но распоряжайтесь именно так, чтобы через вас были счастливее, покойнее, довольнее, чтобы вас благословляли и в селах и во городах, и в домах, и в храмах, чтобы при ваших удобствах жизни не было тесно другим жить, чтобы милости к вам царя текли не мимо народа, для счастья которого Он и изливает свои милости на вас. В противном случае… Глас народа — глас Божий, и если тебя не благословляет народ, значит, ты не благословенный и от Бога Отца; если от тебя народу нет счастья, покоя, значит, ты от Сына Божия пойдешь с проклятыми туда, где огнь неугасимый и прочие муки вечные.
О, будем, слушатели, и все мы так жить, действовать, управлять и распоряжаться благами и дарами, силами и средствами, чтобы все нас благословляли, а не проклинали, чтобы всем, и своим, и чужим, и ближним и дальним, было за что нас благословлять. Ах, и на земле, — что это за жизнь, когда нет тебе ни от кого благословения, когда не за что тебя никому благословлять! А на небе… Впрочем, на небе не будет тех, кого на земле — не благословляют: на небе будут, туда придут только благословляемые народом, благословенные от Бога, с которыми и нас, Господи, быть у Тебя сподоби. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 230
В день восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича

Нам, русским, нельзя чего-нибудь не сказать о свободе, потому что в нынешний день мы торжествуем, радуемся восшествию на престол царя освободителя, Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича.
Итак, побеседуем о том, что необходимо нужно для того, чтобы мы, русские, были все свободны; чего желает нам наш царь, и чего никто из нас не может не желать себе и другим. Что же необходимо? Для этого необходимо, чтобы мы все трудились, все имели у себя какое-нибудь занятие, все делали что-нибудь полезное, чтобы таким образом всякий из нас добывал сам себе все необходимое для жизни, чтобы ни от кого ни в чем не зависел. А то большею частью как у нас бывает? Один трудится, работает, хлопочет, а десять или даже больше ничего не делают. Эти нетрудящеися, при всей своей воле, невольные рабы трудящегося; что он для них сделает, приготовит, тем они и живы; а без него им жить нельзя, нечем; и при ослаблении его или при его невозможности трудиться, они делаются неизбежно рабами нужды и бедности. А бывает и иначе: десятки или сотни трудятся, а один ничего не делающий пользуется трудами их.
Ах, и до чего доводит иногда у нас некоторых эта нелюбовь к трудам, эта не деятельность, праздность?
Иной сам не только добыть нужного себе для жизни не может, но и добытым сам не может воспользоваться: ему все подай, все принеси, и одень его, и обуй, и напой, и накорми, без помощи другого он дня прожить не может, останется без пищи, без одежды, без покоя.
Не явные ли эти люди невольники? И таких людей очень много!
Так, чтоб быть свободным в жизни, т.е. чтобы ни от кого не зависеть, надобно самому все себе нужное добывать, самому все делать, словом, надобно самому трудиться. Трудись, делай все для себя сам, и будешь свободен, ни от кого независим, не будешь рабом другого.
Но не довольно трудиться; для свободы жизни необходимо, чтобы мы все светом учения были просвещены, чтобы не только трудились, добывали все сами, но чтобы трудились умно, разумно, чтобы разумели, как что лучше и удобнее сделать, умели, как что скорее и легче добыть. А для этого нужны науки, образование, просвещение. Без света учения, при всем нашем труде мы будем в зависимости от других, от людей ученых, от образованных и даже просто от грамотных. Человек неученый — именно темный человек, слепой, раб, невольник: куда его поведут, туда он и идет, что ему скажут, то он и делает. Да, доколе в России не распространится свет просвещения, дотоле у нас много еще будет людей несвободных, и без крепостного права, крепко зависящих во многом от других.
Но для свободы жизни мало трудиться, трудиться разумно, надобно честно трудиться; а для этого необходима вера Христова, свет Христов. Творяй грех, раб греха. А без веры во Христа можем ли мы прожить без греха, избавиться от грехов, сохранить себя от грехов? Труд, просвещение, конечно, способствуют к улучшению нравственности людей. Но что труд и просвещение могут без благодати Христовой? Только благодать Божия может нас хранить и спасать от всего бесчестного, худого, порочного, и благодать эта получается только чрез веру Христову. Много на свете людей образованных, еще больше трудящихся,- но много ли людей между ними свободных от греха? А от чего? Оттого, что они при своем просвещении света Христова не знают и в трудах своих не Духом Святым водятся.
Так, слушатель, для свободы жизни нужен труд: работай, трудись, добывай себе все сам, и будешь свободен, не будешь рабом другого, ни от кого не будешь зависим. Но трудиться надо не просто, как придется, а разумно; а для этого нужно образование, просвещение: иначе и при трудах будешь рабом; и не только надобно разумно трудиться, но честно трудиться надобно — и это главнейшее,- иначе будешь рабом греха. А настоящей чести, чистой, святой чести, учит одна вера Христова.
И как же нам всем, русским, не благодарить Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича за уничтожение у нас крепостного права?!
Теперь все мы по необходимости должны трудиться, а труд — первое условие свободы жизни; трудясь сами над всем, мы по необходимости увидим, что без света учения не выгодно трудиться, следовательно, по необходимости должны учиться. А просвещая себя учением, мы скорее увидим, как хорош свет Христов; наконец, трудясь разумно и стараясь трудиться честно, мы почувствуем, как нужна для этого нам помощь Божия — Христова. Без помощи Христовой честно жить и трудиться нельзя.
Таким образом, уничтожение крепостного права для некоторых у нас, приведет всех нас к истинной свободе жизни, и к свободе не человеческой, а Христовой, о Христе. И дай, Господи, всем нам, русским, жить, начать жить, как следует,- трудиться самим, трудиться разумно, трудиться честно, чтобы таким образом все мы были свободны, чего одного всем нам желает наш царь освободитель и в чем да поможет нам Господь Бог Своею благодатно. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 231
В день 26-го августа 1856 года

Днесь светло красуется славнейший град Москва.

Вы знаете, слушатели, что в нынешний день будет совершаться и, может быть, уже совершается торжественное венчание на царство и священное миропомазание Благочестивейшего Государя нашего Императора Александра Николаевича всея Россия.
О, как светло красуется теперь славнейший град наш Москва! Все великое и величественное, все высокое и редкое, все изящное и драгоценное, вся красная мира сего теперь там сияет, блестит, красуется около Благочестивейшего Государя нашего Императора. А сам он? О, он весь — величие, весь — слава, весь — блеск, весь — красота, весь — царь.
По приготовлению одному, о котором вы, без сомнения, знаете, читали, по одному приготовлению к этому высокоторжественному и высокосвященному дню можете судить, что там теперь.
Да, слушатели, Россия собрала у себя свои драгоценности, и, как невеста, украсилась ими для своего царя. И не одна Россия, но и иностранные державы отверзли свои сокровища и, как други жениха, во всем блеск явились к нашему царю. Таким образом, в славнейшем граде Москве, можно сказать, весь свет теперь в своем величии сияет, блестит, красуется пред Благочестивейшим Императором нашим. Что все это значит?… Что означает?…
Ах, что значит, слушатели, все это наше величие человеческое, все эти наши драгоценности земные, что пред тем величайшим неоцененным даром, который чрез священное миропомазание низойдет ныне свыше на Благочестивейшего Императора нашего? Царь царствующих и Господь господствующих приседящую престолу Своему ниспошлет ныне премудрость царю нашему к правлению и правосудию.
Да, слушатели, в знамение неоцененного небесного дара, Духа Святаго, в сретение высочайшей Божественной благодати себе свыше от Господа, наш Благочестивейший Император, в день своего священного миропомазания, является во всей славе, во всем величии, окружает себя всем блеском, всею красотою. В знамение своего счастья, в сретение дней радостных и Россия всея, в своих представителях, веселится и радуется о царе своем, при священном его миропомазании. В знамение благополучия, в сретение дней мирных и прочие державы, в своих посланных, веселятся и радуются о царе нашем при торжественном венчании его на царство. Царь премудрый и благочестивый — счастье своих подданных и благополучие прочих держав.
Слушатели христиане! А мы ныне здесь как порадуемся о Благочестивейшем нашем Императоре? Помолимся усерднее, чтоб он к правлению и правосудию принял ныне от Господа с небеси силу и премудрость, и чтоб он подольше, чтобы многие лета, благополучно и мудро царствовал над нами.
Тот истинно о царе радуется, кто усердно молится о нем. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 232
По получении известия о короновании Государя Императора Александра Николаевича

Наконец, слушатели, получили мы известие, что священнейшее коронование Благочестивейшего Государя нашего Императора Александра Николаевича совершилось в свое время.
И вот, мы уже и радуемся о сем пред Господом Богом, во святой Его церкви радуемся. Где же лучше, где же приличнее о царе радоваться, как не здесь, не в церкви Божией. Здесь радости настоящие, царственные. Как высоки они, как чисты и святы! Светлее солнца осиявают они душу, паче меда усладительны они сердцу!
Слушатели благочестивые! Торжествуя священнейшее коронование Его Величества Государя Императора, вы и по-своему будете радоваться ныне, у вас и свои приготовлены веселия для нынешнего торжества.
Что же? И по-своему веселитесь и радуйтесь. В весельях ваших и радостях всего лучше и радостнее ваша любовь к царю. Так и видится и слышится она в них,так сияет и гремит!
Да, пусть же все сияет радостью и везде гремит веселие, когда любовь к царю веселится и радуется.
Свята любовь сия, возвышенна; все освятит она собою, возвысит, прославит. Пусть же все сияет радостью и везде гремит веселие, когда любовь к царю веселится и радуется. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 233
В день коронования Государя Императора Александра Николаевича

Величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе моем, яко призре на смирение рабы Своея; се бо, отныне ублажат Мя вси роди е (Лк.1,46,47,48).

Обратим внимание на последние слова песни Пресвятой Девы Богородицы: се бо отныне ублажат Мя вси роди. Видите, что особенно занимает Ее при Ее радости, что всего больше Пресвятую Богородицу радует: отныне ублажат Мя вси роди; с этого времени будут называть Меня счастливою, блаженною все племена, все народы будут Моему счастью радоваться из рода в род, будут чрез Меня счастьем наслаждаться из века в век, даже во веки веков.
О, действительно, блаженна Ты, поверившая, ибо о Тебе, действительно, радуется всякая тварь. Тебе, действительно, непрестанно мы все взываем: радуйся! Ибо Тобою всем нам дана радость и чрез Тебя мы все исполнены радости.
Слушатель-христианин! Ты в жизни наслаждаешься счастьем. А называют ли, ублажают ли тебя другие, радуются ли тому, что ты счастлив, то есть, наслаждаются ли с тобою и чрез тебя другие, от твоего счастья есть ли, бывает ли радость прочим?
Нет? Если нет, то, значит, ты, при всем своем счастьи, счастливым никогда не бывал, при всех своих удовольствиях, радостью не наслаждался.
Нет, вот в чем состоит действительное, настоящее, истинное счастье: когда в нашем счастьи другие участвуют, когда чрез нас все счастливы бывают; вот от такого-то счастья дух весь радуется, при этой-то радости мы всею душою величаем Господа.
А то, какое это счастье, когда ты счастлив, а другим от твоего счастья обидно, досадно! Ты радуешься, а другие от твоей радости плачут, стонут, воздыхают. Нет, какая это радость, за которую я Бога благодарить не могу, не смею, не должен! Это несчастное твое счастье, когда от него нет никому радости; это пустая радость, когда чрез тебя другие не бывают счастливы. Истинно счастливому все радуются, все ублажают, счастливым называют, потому что от него всем счастье, всем радость.
Слушатель-христианин! Ныне день коронования на царство Благочестивейшего Государя Императора Александра Николаевича. Известно, что преимущественно занимает душу Государя Императора нашего, чего желает, чему со дня самого воцарения всего больше радуется его дух,— чтоб все роды при нем и чрез него были счастливы.
Вот его-то, действительно, ублажат вси роды, потому что всем он устроил счастье; вот его-то, действительно, будет за что назвать счастливым, потому что он готовит радость всем; вот на него-то будут радоваться из рода в род, из века в век, потому что с его времени, чем дольше будут люди жить, тем больше будут вкушать в жизни радостей.
И потому, ныне преимущественно помолимся, чтобы Господь Бог благоспешил Благочестивейшему Государю нашему во всем, в устроении счастья всей России, чтобы ускорил порадовать его дух той радостью, которой он всем желает и за которую истинно ублажат его вси роди. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 234
В день рождения Государыни Императрицы Марии Александровны

Слава Богу!
Ныне Россия торжествует день рождения Благочестивейший Государыни Императрицы Марии Александровны.
Что же делает русская Церковь православная при такой радости России? Бога славит, Богу молится, Бога благодарит. И всегда в подобных случаях так делает Церковь наша. А ты, слушатель-христианин, при своих радостях, какие у тебя бывают, молишься ли Богу, славишь ли, благодаришь ли Его?… Нет? Так, значит, ты вовсе не знаешь, не вкушал никогда радостей истинных. Пустые ничтожные, значит, у тебя бывали радости, или, может быть, бывали одни радости греховные, так что при них ты Богу молиться не мог, Бога за них благодарить не смел. Да, пусты, ничтожны, греховны те радости, при которых мы Богу молиться не можем, не смеем. Истинная радость всегда молитвой Богу выражается, благодарением к Нему сопровождается. Кто радуется истинно, тот непременно молится. Благодарною мыслью нашею о Боге радость наша живится, светлеет, возвышается, настоящею делается радостью, Божественною.
Так, слава Богу, слава Богу! здравствует наш Благочестивейший Государь Император Александр Николаевич, здравствует и супруга Его, Благочестивейшая Государыня Императрица Мария Александровна, здравствует весь царствующий дом.
Слава тебе Богу, благодетелю нашему, во веки веков. Аминь.

ПОУЧЕНИЕ 235
На торжество крещения Великой Княжны Александры Александровны

И узриши сыны сынов твоих: мир на Израиля (Пс.127,6).

И еще благодатная ветвь у благосеннолиственного нашего царского дерева! И еще благоверная внука у Благочестивейшего нашего Государя! Итак, обетование Божие, данное некогда людям благочестивым, ныне вполне сбывается над благочестивейшим нашим Государем. Венценосная супруга его, яко лоза плодовита в странах его державы; царственные сынове его, яко новосаждения масличныя окрест престола его; и се зрит он сыны сынов своих. Се тако благословится царь, бояйся Господа.
Благоденствующая, православная Россия! Твой царь и самодержец, видя окрест престола своего яко стеблие чада своя, радуется и веселится. Приведя сия Христови, веселись, радуйся и ты! Божие благословение над твоим царем — тебе благословение. Цветут и укрепляются благодатные его дети,- это цветет и укрепляется твое благоденствие; растет и умножается православное его племя, — это растет и умножается цвет твоего православия.
Так, слушатели благочестивые, в распространении ж продолжении нашего царского рода мы не можем не видеть особенного благодеяния Божия к нашему отечеству: сыны сынов царя русского — мир на России.
Россия благоденствует; сила её могущественна; меч её страшен; покой её безмятежен; дни её светлы; и пажити её тучнеют, и холми препоясуются радостию, и луга покрываются стадами, и поля одеваются пшеницею. Где та страна, в которой люди могли бы жить счастливее нас? Но кто виновник нашего счастья, благоденствия? — Кто этот наш пастырь, который покоит на злачных пажитях и водить нас на тихия воды! — Он, слушатели, наш русский самодержавный царь. Как самодержавный, он сам держит Россию, сам вникает во все, сам распоряжается всем сам на страже всегда, сам присутствует везде. Как русский, он и мыслит, и чувствует, и живет, и действует по нашему, родному русскому; оттого умеет, как держать Россию, умеет, как управлять русскими, умеет, как ценить русское,- оттого, что русский. - Таковы русские цари, с тех пор, как утверждено в России самодержавие; таково самодержавие царей русских с тех пор, как воцарился в России ныне царствующий дом. О, Господи, сохрани и умножи, еще и еще умножи наш царствующий дом, да не оскудевает в нем величие Петра, мудрость Екатерины, благочестие Павла, кротость Александра, да веселится более и более наш Благочестивейший Государь о сынах сынов своих, да повторяются из века в век священнейшие имена наших царей и цариц. — Истина непреложная, слушатели, что для всякого царства нужен свой царь; Россия может быть счастлива только при царе русском; благоденствие её может устрояться и поддерживаться только самодержавием русским. Так в видимой природе составляется одно стройное, неразрывное, могущественное целое, когда составные его силы стремятся к одному родному центру, когда над ним господствует и ими заведует одна родная им сила. Благословляй же, Россия, непрестанно благословляй Бога, благословляющего твой царствующий дом; ибо только с сохранением его сохранится русское, родное самодержавие, только с продолжением Его продолжатся русские и родные цари — виновники настоящего, прошедшего и будущего твоего благоденствия.
Так, счастливы мы, слушатели благочестивые, что живем в России, благоденствующей под мирною сенью русских самодержавных царей; но это наше счастье еще более увеличивается тем, что живем мы в стране озаряемой светом православной веры. Да, благоденствие общественное важно, но оно не более, как средство к достижению главной нашей цели. Общества на земле устрояются для того, чтобы мы, странники и пришельцы, тем беспрепятственнее могли устроить вечное наше спасение, и таким образом приготовлять себя в общество святых на небеси. Таким образом, благоденствие общества вполне благодетельно может быть только при свете веры, ибо только при свете веры мы можем приготовлять себя на небо. Да и что наше благоденствие на земле без света веры? Надолго ли оно нам? Что нам радостные дни, когда у нас в сердце не весело? Что нам светлые праздники, когда в душе у нас мрак уныния? Ах, от этих светлостей еще мрачнее сделается в душе; эти радости растравят лишь раны сердца! Так, благоденствие хорошо только при свете веры православной. Весело христианину православному, когда все вокруг него цветет и радуется, устремляет его душу туда, где ожидают его цветы неувядаемые и радости вечные. Не тяжело христианину православному и тогда, когда его окружают беды и горести,- это заставляет его от общего веселия убегать туда, где он не будет горевать и бедствовать. Не безотрадно нам, православные христиане, среди взаимных радостей других, расставаться с своими родными, когда мы при свете веры можем мысленно сопутствовать им туда — за пределы гроба, в эту чудную, мрачную, непостижимую для нашего разума страну. Так, счастливы мы, что живем в России, озаряемой светом веры православной. Но и здесь — на пути веры — кто руководствует нас, кто предшествует нам? - Все он же, наш Благочестивейший Государь. Престол царей русских есть престол православия, светильник его света; оттуда распространяясь, православие светит всем и на всех; русский наш царь — есть первый православный пастырь; приводя чад своих Христови, он и нас всех ведет к Нему же, Пастыреначальнику. Так, на престоле занялась первая заря нашего православия; на престоле явилось православие в полном своем свете; с престола оно сияет всюду и озаряет все концы России. Таким образом, с умножением и распространением царского рода распространяется и умножается в России свет православной веры. Правда, наша православная вера сияет своим собственным светом, она сама покоряет умы, сама влечет к себе сердца. Но для нас вера наша еще светлее потому, что сияет на царском престоле. Да, видно, наша вера православна, когда и мудрые цари наши покоряют ей свои умы и сердца. Будем же благословлять Бога, благословляющего наш царствующий род.
И мы благословляем, хвалим, поем, благодарим и молимся Тебе, Боже наш! Молитвами Богородицы и всех святых, сохрани Благочестивейшего нашего Государя Николая Павловича, сохрани виновницу настоящего торжества, России на счастье, православной вере нашей на прославление. Аминь.

 

Храмы и монастыри

Небоподобный Храм: История Храма Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла от времени основания до наших дней

1000-летию Ярославля
посвящается

«Благодарю Господа, сподобившего меня
совершить литургию
в этом небоподобном храме
и помолиться вместе с вами,
дорогие мои братья и сестры во Христе…»
(о. Иоанн Кронштадтский)

Скачать в формате pdf. (860 Кб)

Святые и Святыни

Священник Заварин Николай Константинович (1895-1937)

Родился в 1895 году в с. Вознесенское, Пречистенского р-на, Ярославской губернии (По другим сведениям в с. Возенсенье Ярославской губернии). По окончании Семинарии в 1921 году рукоположен во священника к церкви с. Вознесенское Ярославской губернии. Служил до конца 1920-х годов, потом о.Николай вместе с семьей переехал в г.Нерехту, где служил в Казанском соборе до 29 марта 1929 года. Люди потянулись к батюшке, стали активнее посещать храм. Это сразу обеспокоило местные власти.

Подробнее...

Статьи

Легитимизм – краеугольный камень монархической идеи

Наиболее древнее из дошедших до нас произведений русской письменности, лежащее в основании не только литературы России, но и отечественной традиции богословия, философии, истории и, в целом, социальных наук – «Слово о Законе и Благодати» св. Митрополита Киевского Иллариона. В этом есть нечто промыслительное. Проблема соотношения и взаимосвязи Закона и Благодати рассматривается под разными углами зрения во всем христианском мире на протяжении веков. Но именно в нашем Отечестве этот вопрос явился корневым. Из него, по сути дела, начало расти древо национальной культуры.

Подробнее...